Фуэте на пороховой бочке Фуэте на пороховой бочке Для Анастасии Лазаревой наступили тяжелые деньки. Что волнует профессиональную балерину? Фигуру не испортить, не пропустить премьеру! Совсем недавно голубоглазая блондинка блистала на сцене, но вчерашнюю приму отправляют на \"заслуженный отдых\", и она оказывается не у дел. Ни семьи, ни работы, а ведь она еще молода, хороша собой и чертовски энергична! Эту бы энергию, да в мирных целях... Первый этап свободной жизни - поход к профессиональной свахе, второй - трудоустройство в модный ресторан с оч-чень богемной публикой. А что тут такого? Настя ведь не в эротическое шоу собирается (хотя могла бы!), а в официантки. И разве могла она предположить, что в первый же вечер встретит Мужчину своей мечты? Но человек предполагает, а фортуна тоже не дремлет. Несколько минут спустя Настя попадает в переплет, какой Бонни с Клайдом и не снился... АСТ 978-5-17-062438-6
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Фуэте на пороховой бочке

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Для Анастасии Лазаревой наступили тяжелые деньки. Что волнует профессиональную балерину? Фигуру не испортить, не пропустить премьеру! Совсем недавно голубоглазая блондинка блистала на сцене, но вчерашнюю приму отправляют на "заслуженный отдых", и она оказывается не у дел. Ни семьи, ни работы, а ведь она еще молода, хороша собой и чертовски энергична! Эту бы энергию, да в мирных целях... Первый этап свободной жизни - поход к профессиональной свахе, второй - трудоустройство в модный ресторан с оч-чень богемной публикой. А что тут такого? Настя ведь не в эротическое шоу собирается (хотя могла бы!), а в официантки. И разве могла она предположить, что в первый же вечер встретит Мужчину своей мечты? Но человек предполагает, а фортуна тоже не дремлет. Несколько минут спустя Настя попадает в переплет, какой Бонни с Клайдом и не снился...
Отрывок из книги «Фуэте на пороховой бочке»
Татьяна Луганцева Фуэте на пороховой бочке
Глава 1

– Э… батенька, как у вас все запущено! – проговорила полная женщина в белом халате, застегнутом всего на две пуговицы. Остальных не было.

У молодой женщины, сидевшей напротив нее, после таких слов защемило сердце и кровь ударила в голову, а следовательно, покраснело лицо. И ее можно было понять. Во-первых, она не была «батенькой», а во-вторых, находилась на приеме у врача и не хотела слышать о своем здоровье такие недвусмысленные заявления. Тем более, что эта грозная женщина являлась врачом-гинекологом. Следующий вопрос вверг Анастасию в шок:

– Вы живете половой жизнью?

– К-какое это имеет значение? – испугалась Настя, поняв, что из этой поликлиники она уйдет с нервным расстройством. Или сразу отправится в кабинет невропатолога, благо тот находился как раз рядом.

– Я – врач! – гаркнула гинеколог.

– А я совершеннолетняя и нахожусь не на приеме у психолога, чтобы выкладывать вам тут все о своей жизни… В том числе и половой, – поджала губы Настя, клацая замком сумочки, то открывая ее, то закрывая.

– В том-то и дело, что давно уже не девочка. Повторяю: я – врач, а врачу, как священнику, говорят все. Спрашиваю – значит, надо! Всё имеет значение! – не сдавалась полная дама.

Настя опустила глаза и нервно закинула ногу за ногу.

– Ну… фактически не живу… Довольны?

– Да мне-то что, – пожала плечами доктор.

– Зачем тогда спрашиваете?! – взвилась Настя.

– О… больной вопрос. Что значит – фактически? – прищурила глаза докторша.

– Вы издеваетесь? Говорите, что со мной! Мне было сказано пройти в смотровой кабинет, и я пришла. Но никто не предупреждал, что вы будете задавать такие личные вопросы, – отвернулась к окну Анастасия, чуть ли не плача, нервы у нее в последнее время стали совсем ни к черту.

В кабинете гинеколога было прохладно, Настя съежилась, как будто мышцы ее сжались, а по коже пробежали противные мурашки.

– Не живу я этой самой жизнью, – обреченно созналась Настя, только чтобы быстрее уйти из кабинета.

– Плохо! Очень плохо! – с шумом захлопнула какую-то папку врач. – Сколько вам лет?

«Знала бы, что тут придется выслушивать такое, ни за что бы не пришла», – подумала Анастасия.

– Тридцать пять, – произнесла она. – Кстати, в карточке есть год моего рождения. Вам обязательно надо, чтобы я озвучивала все записи?

– Очень плохо. – У противной врачихи, кажется, на все был один комментарий и диагноз.

– Что же у меня плохого? – поинтересовалась Анастасия. Мысли в голове у нее путались и разбегались, словно тараканы на кухне ночью.

– А чего хорошего? – откинулась на спинку жесткого стула докторша. – Не девушка уже, а женщина в полном соку. Но биологические часы начинают работать против вас. Это только в глянцевых журналах у женщин после сорока все хорошо – спасибо фотошопу. А вот у меня в кабинете у таких женщин, не ведущих нормальную половую жизнь, одни проблемы. И попробуйте возразить мне, у меня стаж работы почти тридцать лет!

– Да я верю… – словно уменьшилась в размере и без того очень изящная Настя.

– А верить мало, надо знать! Кисты яичников, миомы матки и воспаления, приводящие к спаечному процессу, – вот что вам грозит. Понимаете, о чем я? – поверх очков посмотрела на нее гинеколог.

Женщина она была действительно крупная и шумная. И очень яркая – волосы выкрашены в огненно-рыжий цвет, на ухмыляющихся губах алая помада.

– Понимаю, – ответила Настя, у которой от ужаса в глазах потемнело. Или от стыда?

– Женским гормонам нужен выход, необходима разрядка, оргазм… Как еще вам объяснить? А когда гормоны не находят выхода, они начинают атаковать собственные ткани. Не хотите рак груди или матки? – Гинеколог даже вперед подалась.

– Не хочу, – честно ответила Настя.

– А сойти с ума? Стать злой, агрессивной, плаксивой, завистливой?

– Не хочу…

– Регулярная половая жизнь, именно ре-гу-ляр-ная, – по слогам повторила врач, – залог женского счастья и здоровья. Пока страшного у вас, деточка, ничего нет. Анализы будут готовы завтра, печать в вашу санитарную книжку завтра же и поставим. Но в вашем возрасте полноценная женщина не должна выглядеть, словно инфантильный подросток. А дети? Вы думаете о детях?

– Я думала, – снова честно ответила Настя, – но просто так они же не заводятся.

– Просто так заводятся вши! – безапелляционно заявила гинеколог, зачем-то поправив свою пышную прическу. – Вот сядешь в метро на диванчик после бомжа и нахватаешься гнид! – устрашающе округлила она глаза. – А детей надо рожать, с ними женщина раскрывается с новой стороны, ее жизнь начинает играть новыми гранями. А мы чего ждем? В сорок лет будем рожать? Поздновато для первого ребенка, да и риск велик. Да еще с кучей каких-нибудь попутных диагнозов?

– Не от кого рожать-то, – вздохнула Анастасия, запутанная вконец.

– А вот об этом – не на врачебном приеме, – сказала докторша.

Только сейчас Настя смогла разглядеть на ее мощной груди бейджик с надписью: «Роза Сергеевна Саратова. Врач-гинеколог».

– Я тоже так думаю, – быстро согласилась Настя, думая только о том, как бы поскорее унести ноги из кабинета, где она натерпелась позора.

– Чтобы у вас не начались проблемы со здоровьем, вам необходимо обратиться вот по этому адресу. Там вам помогут. Очень хорошая моя приятельница, – пояснила гинеколог.

– Спасибо за заботу, – кивнула Настя и, привычно щелкнув замком, быстро спрятала полученную визитку в свою бездонную сумку, в которой вещи почему-то часто растворялись без следа. Вот так положишь что-то, а потом – в жизни не найдешь. Сумка напоминала большую хищную акулу, заглатывающую все подряд и совершенно не желавшую делиться содержимым с хозяйкой.

– Идите с богом, дорогуша! – отпустила пациентку мучительница.

Настя выбежала из кабинета со скоростью света и помчалась мимо сидящих в очереди женщин с животами и без. Затем – сама не помнила, как, – взяла по номерку короткую дубленку и наконец выскочила на улицу, жадно глотая свежий воздух. Достала сотовый, заговорила в трубку чуть не плача:

– Митя, забери меня отсюда! Мне так плохо! Пожалуйста, забери!

Через двадцать минут Настя сидела в машине рядом с молодым человеком, у которого горько плакала на плече, а тот утешал ее, как мог, и вез в направлении своей квартиры.
Глава 2

Для Анастасии Лазаревой наступили тяжелые деньки. Дело в том, что она оформлялась на заслуженную пенсию и проходила медицинское обследование, чтобы оформить третью степень (из трех возможных) инвалидности. Да, да, так уж все случилось в ее жизни…

Настина мама, Ксения Дорохова, была в свое время известной балериной. Забеременев от женатого, но от этого не менее любимого мужчины, Ксения решила рожать. Такое решение сделало ее счастливой матерью, но стоило ей карьеры на сцене, аплодисментов поклонников и нескончаемых букетов. После сильного гормонального сдвига Ксения сильно поправилась и, что ни пыталась сделать со своей фигурой, былую форму возвратить уже не смогла. Она осталась с дочкой и возложила на свои плечи педагогическую деятельность по обучению хореографии детей. Но вот зато на своей дочурке Насте она была готова оторваться по полной программе – Ксения решила воплотить в дочери все то, чего не сумела добиться в своей жизни.

Девочка сразу же пошла по нужной дорожке. Чуть ли не с трех лет – танцы и художественная гимнастика, ограничение игр со сверстниками, чтобы ничего себе не сломать и не повредить, строгий набор продуктов, чтобы не было ни капли жира. В соответствующем возрасте мама привела ее в балетную школу, и Настино беззаботное детство закончилось, начался серьезный труд.

Через много лет упорных занятий и железной дисциплины Настя стала балериной и была принята в труппу Большого театра. Ей повезло – талант у нее сочетался с потрясающей работоспособностью. Что принесло свои результаты. Девушку заметили, и после пяти лет в кордебалете она стала примой на восемь лет. А потом наложились одна травма на другую, одна реабилитация следовала за другой, один пропуск театрального сезона за другим… В конечном итоге у нее осталась возможность вернуться, но только не на главные роли. Настя пересилила себя, утихомирила гордыню и проработала еще два года в массовке. И вот теперь она была вынуждена уйти по возрасту на пенсию, а по состоянию своих уже сто раз прооперированных коленей – на инвалидность. Для балетных артистов очень важно получать не только пенсионные деньги, но и деньги по инвалидности.

Митя долгие годы был Настиным партнером по сцене и в данный момент уже находился на заслуженном отдыхе. Он оставался ее настоящим другом, способным понять всю ее и физическую, и моральную боль, так как прекрасно знал, через что надо пройти, чтобы стать артистом балета, как надо работать, чтобы выделиться, чтобы тебя заметили. Чем потом все это может закончиться, он тоже хорошо знал. А если сказать точнее, то Митя не друг, а своеобразная «подружка» для Насти, так как изначально не интересовался женщинами. Но Настю он действительно любил. Как сестру.

Сейчас они сидели в его большой гостиной, объединенной с кухней, и пили горячий кофе. Митя был высок, красив, с вьющимися светлыми волосами и очень смазливым лицом. Никакого чрезмерного жеманства, никакого эпатажа в одежде, откровенно говорящих о нетрадиционной сексуальной ориентации, он не допускал. Но многие женщины после пяти минут общения с этим красавцем уже понимали все сами по его абсолютно холодному, незаинтересованному взгляду.

– Согрелась? – участливо спросил Митя. – Не нравится мне твоя короткая дубленка. Продувается насквозь, коленки наружу торчат, так и застудиться недолго.

– Да я все время так хожу…

– Вот и плохо! Я тебе постоянно одно и то же говорю. Не молодая уже!

– Ой, не могу уже слышать этих слов! И ты туда же! Вы меня все сегодня довести решили, что ли?! – воскликнула Настя и закрыла лицо руками.

– Да ты что, Аська, серьезно? Я же пошутил! – кинулся к ней Митя.

– Ну и шутки у тебя… – шмыгнула носом Настя. – А вообще-то я и правда стала нервная.

– Прикольно же! Я так вот совершенно не стесняюсь, что уже пенсионер.

– Ты мужчина, тебе легче. А я – женщина. Причем не старая, но пенсионерка. Кому я нужна?!

– О, разговор, видимо, будет долгим… – понял Митя и двинулся к барной стойке.

– Коньяк! – заказала ему в спину Настя, которую до сих пор трясло.

– Ты ведь никогда об этом не говорила. То есть я имею в виду… Тебя и в самом деле беспокоит, нужна ты кому-то или нет? – приблизился к ней Митя.

Себе он налил красного вина, а ей – коньяк красивого темно-янтарного цвета и даже повесил дольку лимона на край бокала.

– Раньше ведь некогда было думать о таких вещах, – тяжело вздохнула Настя. – Что я видела, кроме станка и своих разбитых в кровь ног?

– Не лги сама себе! Кому надо, все успевали. Сколько романов случилось даже у нас в труппе? Не одна ты пахала, как лошадь. Просто тебе не нужны были романы, ты все какого-то принца ждала. Балетных ты не хотела, режиссер для тебя был стар, поклонников на расстоянии держала, потому что они якобы тебе мало знакомы. А как с тобой познакомиться, если ты никого к себе близко не подпускаешь? В общем, сама себя и загнала в этот замкнутый круг.

– Говори мне, говори! Вправь мне мозги, Митя! – снова горько вздохнула Настя. – Я, как стрекоза, думала, что всю жизнь протанцую. А когда танец закончился, поняла все свое одиночество, никчемность и разбитость.

Митя грациозно присел перед ней.

– Это первый шок, поверь мне. Ты возродишься, как птица Феникс из пепла. Ты очень сильная, я же тебя знаю, как никто другой.

– Я теперь инвалид…

– Настя, ты же ведь знала, что все именно так закончится. Сколько раз я тебе говорил? Сколько лет у тебя рассыпались сначала хрящи в суставах, потом и кости? А ты примешь обезболивающее и скачешь дальше… – Митя принялся растирать ее худые, торчащие коленки, чтобы хоть как-то облегчить боль.

– Конечно, я предвидела, что как только перестану заниматься тем, чем занималась всю жизнь, то сразу же впаду в депрессию. Видишь, так и получилось… вроде сама себя запрограммировала…

– Только не раскисай! Ноги надо лечить, инвалидность у тебя рабочая, балетная, а какому-то другому делу не помешает. Ты еще сможешь найти себя в жизни, вот увидишь, Аська! Выйдешь замуж, нарожаешь кучу детишек и сделаешь дядю Митю крестным. Ты же – красавица! Ну, выше нос!

– Спасибо за поддержку, – обняла его за плечи Настя.

– Ты ведь знаешь, что я всегда на твоей стороне. Эх, если бы я интересовался девушками, я бы женился только на тебе. Ты же и человек классный, очень надежный.

– Спасибо, – потрепала его по волосам Настя.

– Болят? – спросил Митя, поглаживая ее коленки.

– Иногда ничего, а порой ощущение, будто через ноги подают электрический ток. Суставы у меня раздолбаны до такой степени, что уже никакая операция не поможет. Оказывается, мне вообще нельзя было заниматься балетом. Этот вид искусства оказался чересчур тяжелым для моих некрепких костей. Знаешь, врач обвинил во всех смертных грехах мою маму. Ой, царство ей небесное… Он сказал, что нельзя было ребенка в период роста держать на диете. Вот чего-то моему организму и не хватило, несколько лет он выдержал, а затем развалился.

– Расслабься, Настя! Нагрузки закончились, ты отдохнешь и восстановишься. Не для сцены, конечно, а для жизни, – продолжал успокаивать свою подругу Митя.

– Понимаешь, я очень остро почувствовала свое одиночество, когда осталась не у дел, – пожаловалась Настя.

– А ты прямо сейчас хочешь найти себе новое дело?! Ты сейчас оформляешь пенсию и инвалидность! Действительно, звучит не очень, но не зацикливайся на словах. Найдем тебе работу, жениха…

– Вот! – воскликнула Анастасия.

– Что? – испугался Митя.

– Вот тут-то и проблемка! Раньше я об этом не думала, ты прав, а теперь, когда задумалась, оказывается, уже поздно. Старая я уже… Не женщина, не мать, никто… Наливай коньяк!

Митя отодвинулся от нее.

– Ну ты молодец, Настя! Мо-ло-дец! И правда, оформлять инвалидность тебе надо срочно. Причем плевать на коленки – оформляй на голову! Старая она… С ума сошла? Посмотри на себя в зеркало: ты же красавица, стройная блондинка с чудесными голубыми глазами! Только ты всегда была неприступна, как лед. Эх, дурак я был, раньше тебя надо было гнать. А мы, балетные, все затягиваем. Нас волнует другое: фигуру бы не испортить, не упустить спектакль, не пропустить премьеру… А потом сидим, на жизнь жалуемся. «Жизель» твою за ногу! – вконец разошелся Митя.

Он встал, снова налил напитки и подал бокал Насте.

– Да я не хотела романов. Я хотела так – посмотреть на парня и понять, что пропала, – сказала уже изрядно выпившая Настя.

– Эк тебя проняло, – посмотрел на нее сквозь стекло бокала Митя. – Девочка, ты раскрылась… сексуально, я имею в виду. Созрела, черт побери!

– Митя, прекрати! За десять лет сотрудничества с тобой я не слышала, чтобы ты ругался.

– Прости, моя хорошая, не буду больше. Просто мне очень больно, ты же знаешь, что я переживаю за тебя. Если бы не моя тяжелая ситуация…

– Митя, не оправдывайся. Я все знаю, – прервала она его.

Настя действительно знала судьбу своего партнера и друга.

С женщинами Митя не встречался. Одно время он начал страдать звездной болезнью, желая найти богатого любовника. Анастасия до сих пор со смехом вспоминала, как он кричал в гримерке, вспоминая очень противную, бесталанную балерину, меняющую любовников, которые и протаскивали ее на Олимп славы и успеха: «Ей можно менять и использовать мужиков?! А мне нельзя?!»

Потом у Мити появился тайный поклонник, который заваливал его цветами и признаниями в любви. Он грамотно вел дело – заинтриговал Митю, и тот уже с нетерпением ждал знакомства. Поклонником Мити оказался пожилой иностранец, выглядевший как «огурец». У них случился роман со страстями, ревностью и всякой всячиной… Но потом они расстались. За Митей остались ресторан с не очень большим доходом, как часть совместного бизнеса, и разбитое сердце. Кроме этого, Настя ничего не знала о личной жизни бывшего партнера, а сама ему в душу не лезла.

Митя оставил балет на год раньше, чем она, хотел уйти со сцены, но не смог. И вот по сегодняшний день он один раз в неделю выступал в эротическом шоу фактически ню. Выступления проходили в его же ресторане, и публика была в основном мужская, с определенной ориентацией. Настя несколько раз присутствовала на шоу, и в принципе ей нравилось все, что делали ребята. Очень смело, но без пошлости. А натренированное балетное тело Мити было безупречным. Она не совсем понимала, почему он выбрал именно этот жанр. Могла только догадываться. Он сорвался после расставания со своим Альбертом, который изводил его ревностью, вот и нанес ему удар ниже пояса, пустившись во все тяжкие. Счастливее он, конечно, не стал, но и не жаловался.

– Дорогая моя Ася, чем могу конкретно помочь?

– Работой… только работой, – ответила та, внутренне устыдив себя, что за своими проблемами совсем перестала думать о том, что у других людей проблем может быть не меньше.

– Шоу-то у меня исключительно мужское… – задумался друг и бывший партнер.

– Да господь с тобой! – воскликнула Настя. – Я бы и не пошла голой танцевать.

– «Голой танцевать»… – передразнил Митя. – Деревня! Это – стриптиз.

– Назови, как хочешь, суть все равно не изменится, – ответила Настя.

– Ладно, ладно, моралистка ты наша. В ресторан тебя взять работать? Но приличные должности все заняты, не увольнять же людей ни за что…

– Нет, конечно! – мгновенно откликнулась Настя. – А что значит – приличная должность?

– Администратора, – пожал плечами Митя.

– Ну да… поваром меня не стоит пускать… Единственный кулинарный шедевр, который я умею готовить, – тост из черного хлеба с расплавленным сыром твердых сортов, – согласилась Настя.

Митя засмеялся:

– Да, балетных на пушечный выстрел к кухне допускать нельзя. У нас с детства воспитано отвращение к еде. Или порции будем накладывать лилипутские, или продвигать сырую спаржу.

– Ага! И прикладывать к блюду таблицу с содержанием калорий в каждом продукте, – поддержала его Настя.

– Вряд ли кто придет в такой ресторан, – согласился Митя.

– А официанткой возьмешь? – спросила Настя. – Мне как раз сейчас санитарную книжку оформить могут.

– И ты пойдешь официанткой? – удивился Митя. – Брось. Я этого не допущу. Ты мой друг, с таким образованием, и – официантка…

– Возьми, пожалуйста! – вцепилась в него Настя. – Мне лишь бы дома не сидеть. Да и не буду же я всю жизнь работать официанткой, потом найду что-нибудь посерьезнее. Может, учиться пойду… Точно! Правда, возьми меня, Митька, на первое время!

– Ладно, ладно, не фонтанируй энергией-то, – отшатнулся ее друг и бывший партнер. – Будешь старшей среди официанток.

– Ну, если это хоть как-то успокоит твою совесть… – засмеялась Настя, увертываясь от его шутливого подзатыльника. – Только не говори, что я стара для этой должности. Второй раз за день я не вынесу!

– Конечно, не скажу. Ты ведь в отличной форме. Но вообще-то девушки у меня все до двадцати пяти лет, – задумался Митя.

– Так ты поэтому назначаешь меня старшей в смене?! – ужаснулась Настя, чуть не запустив в него пустой бутылкой.

– Вовсе нет, исключительно из дружеских чувств, – успокоил ее Митя.

– Смотри мне! – погрозила она ему.

– Только, Настя, работа официантки опять же сопряжена с нагрузкой на ноги. Мои девочки иногда жалуются, что у них устают ноги, – вспомнил Митя, тревожно посмотрев на подругу.

– Чтобы они не атрофировались на диване, мне нужна хоть какая-то нагрузка. Да и какая там может быть для меня нагрузка? Я тебя умоляю! Детский сад!

– Хорошо-хорошо, уговорила. Выходи хоть завтра, – отмахнулся он.

– И к тому же я не собираюсь работать на тебя, капиталиста, каждый день. – Настя показала другу язык.

– Вот за что я тебя ценю, так это за детскую непосредственность, несмотря на твой возраст, – сказал Митя.

И правда, не бутылка, а всего лишь подушка полетела в его сторону.
Глава 3

Наступил новый ноябрьский день. Климат на нашей планете давно сдвинулся неизвестно в какую сторону, а уж в таком мегаполисе, как Москва, и подавно. Казалось, тысячи предприятий и миллионы людей уже надышали здесь себе «парниковый эффект». Лето теперь не лето, а зима – не зима. Удалившись от классики, природа ударилась в сплошной авангард. Данный ноябрь был холодным и злым, словно рвался войти в тройку зимних месяцев.

Настя с большим трудом со стоном открыла глаза. Чувствовала она себя препаршивейше. То, что находится на кровати Дмитрия, то есть Мити, она сообразила сразу, так как ночевала у своего друга достаточно часто. Лежала она в его спальне, заставленной всякой всячиной: сувенирами, статуэтками, тарелками, куклами, которые Митя всегда привозил из разных городов России и из-за границы.

«Однако давно я так не напивалась, – поморщилась Настя. – Да что там говорить… я вообще так не напивалась никогда! Что мы вчера пили-то? Ой, как же плохо мне… Вряд ли можно себя чувствовать так всего лишь после коньяка… Явно, я что-то намешала. Неужели мы с ним пили водку с пивом? Нет, Митя – эстет, вряд ли он бы на такое пошел…»

Анастасия сползла с кровати и, осторожно ступая, чтобы боль не отдавала острой пикой в голову, пошла в ванную. Холодный душ несколько вернул ее к жизни, но совершенно не унял головную боль. Она прошлепала на большую кухню Дмитрия, которую хозяин тоже умудрился захламить ненужными вещами. Именно там Настя и застала Митю, находившегося в глубокой задумчивости. Он сидел с влажными волосами в махровом халате, элегантно задрав длинные ноги на кухонный стол (привычка задирать ноги на все поверхности наблюдалась у него давно, он говорил – чтобы лучше был отток крови от ног и чтобы возвращать их к жизни после большого перенапряжения). Митя смотрел в окно и курил. Последним, то есть сигаретами, он стал баловаться после того, как ушел со сцены.

– Привет… Однако не плохой я инвалид – так нажралась, что ничего не помню. Все инвалиды могут позволить себе столько выпить? – Настя села напротив него, уныло подперев голову.

– Ты теперь ненавидишь меня? – спросил Митя.

– Я? Тебя? Почему? – искренне удивилась Анастасия.

– После вчерашнего, – вяло пояснил Митя. – Мне стыдно смотреть тебе в глаза… – Он глубоко затянулся и выпустил причудливый клуб дыма.

Настя, проследив за его взглядом, тоже посмотрела в окно. Там было белым-бело из-за выпавшего девственно-чистого снега. По ярко-синему безоблачному небу можно было предположить, что на улице морозно. Внезапно от нахлынувших мыслей, а заодно и от застучавшей в висках крови все изображение перед глазами Насти поплыло и потемнело, словно как-то вдруг наступила полярная ночь, а заодно и полнолуние. Оставалось только завыть на луну.

Она вскочила с места и подбежала к кулеру с водой, залпом осушив два стакана.

– А что, между нами что-то было? Только честно! – вытирая губы, спросила она.

– Ты что, ничего не помнишь? – покосился на нее Митя.

– Ничего такого… Ой, а может, мне лучше и не знать? Хотя нет, говори всю правду, какой бы горькой она ни была! – Настя вернулась на свое место.

– Мы напились… – элегантно махнул рукой Митя.

– Это я уже поняла!

– Не перебивай, и так трудно говорить… – Он снова затянулся. – Потом ты начала плакать…

– Я?

– Ну да. И еще как! Рыдала у меня на плече. Мол, у тебя могут начаться какие-то проблемы со здоровьем, если не будет секса. Стала сыпать какими-то жуткими диагнозами, до сих пор мороз по коже… Напугала меня до смерти, ты же знаешь, как я за тебя волнуюсь, просто не вынесу, если ты заболеешь. Да к тому же сам пьяный был… – Митя продолжал тупо наблюдать пейзаж за окном, словно вместо окна перед ним был телевизор с интересной передачей. – А уж фраза о том, что тебе надо привести в действие гормоны, как сказала доктор, вообще ввергла меня в шоковое состояние.

Оставить заявку на описание
?
Отзывы Рид.ру — Фуэте на пороховой бочке
Оцените первым!
Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
25.05.2015 16:39
Перво-наперво хочу сразу написать что я очень люблю чтиво подобного жанра! Однако эта книга меня очень сильно расстроила. Накануне отпуска я решила почитать что-нибудь свежее и купила сразу несколько книг этого автора и очень пожалела. Такое ощущение, что их писала восьмиклассница (школьники, без обид!). То есть слог вроде бы неплохой, даже приятный такой... но что касается сюжета...

История начинается с того, что Главная Героиня, отставная балерина, приходит на прием к гинекологу и получает выговор из-за почти отсутствующей половой жизни. Доведя ГГ до слез, гинекологиня, оказавшись по совместительству свахой, вручает ей свою визитку и выпроваживает из кабинета прямо в объятия лучшего друга - увы, нетрадиционной ориентации. Этот "друг" устраивает ГГ в свой ресторан, где та и знакомится с идеальным мужчиной - гениальным хирургом Петром.

На вид ему было от тридцати трех до тридцати восьми. Выше среднего роста, но отнюдь не долговяз, скорее наоборот – широк в плечах и несколько коренаст. Красивая загорелая кожа, не менее красивые темные глаза, мягкие черты лица дополняли его облик. Светло-каштановые, слегка волнистые волосы красиво лежали от лица, открывая взору высокий лоб и черные, красиво изогнутые брови. В общем, все в нем было красиво, иначе не скажешь.

Хирург нереально красив, изъясняется мягким бархатным баритоном и вообще няшка.

Сюжет пересказывать не буду, т.к. будут спойлеры. Скажу одно - вполне приличная детективная линия перекликается с множеством маразматических ситуаций, большую часть которых призвана подчеркнуть нереальную крутизну Петра (ну и добавить детективу "ироничности").

Апофеоз маразма, конечно, вот это:

Ночь. ГГ оказывается - не буду говорить как - у "принца" дома и ухитряется подслушать, как против него плетут заговор.

" -...вот и все! Концы в воду!

– А почему ты уверена, что все его состояние достанется тебе, то есть нам?

...

- Я живу с ним уже два года, и тому есть много свидетелей. Таким образом, являюсь его гражданской женой и, следовательно, могу претендовать на наследство..."

На этом моменте я ржала как ненормальная. Ведь дамочка заявляла это на полном серьезе, а ее недалекий сообщник только поддакивал: "Вау! Какая ты умная!".

Конечно, я еще не юрист, а только личинка, но очень хотелось стукнуть Луганцеву Гражданским кодексом...

И так всю книгу. Маразм крепчал, и если вы, не дай Бог, юрист или медик (подозреваю, что медицинская часть там тоже далека от истины), читать сию книжку опасно для жизни.

Больше я Луганцеву в руки не возьму и вам не советую!
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Фуэте на пороховой бочке» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить