Орден Орден Эта книга о современном человеке, угодившем в бурлящий котел исторических событий …которых не было. XIV век. Но нет на Руси Александра Невского, и значительная часть русских земель находится под властью немецкого ордена. Впрочем, борьба еще не окончена потому, что слишком важна для многих власть над этими землями. Это — авантюрная история, но в ее основе — подлинные исторические законы. О том, как в битвах и интригах обретается власть, о том, как тот, у кого нет ничего, обретает все. АСТ 978-5-17-056661-7
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Орден

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Эта книга о современном человеке, угодившем в бурлящий котел исторических событий …которых не было. XIV век. Но нет на Руси Александра Невского, и значительная часть русских земель находится под властью немецкого ордена. Впрочем, борьба еще не окончена потому, что слишком важна для многих власть над этими землями.
Это — авантюрная история, но в ее основе — подлинные исторические законы. О том, как в битвах и интригах обретается власть, о том, как тот, у кого нет ничего, обретает все.
Отрывок из книги «Орден»
ПРОЛОГ
В орде
Генрих внезапно поднялся и вышел. Он понимал, что нельзя вот так, не сказав ни слова, встать и уйти с ханского совета. Он вообще не хотел сюда ехать. Чувство чего-то неотвратимого давило грудь. Но было необходимо — ведь всему предстояло решиться именно здесь. Набег на Китай. Больше года Генрих готовил этот поход — финальную точку долгой работы, которую вел, начиная с приезда в орду. И все-таки ехать было не надо, и сейчас он это знал совершенно точно…
В шатре царило гробовое молчание. Неизвестно откуда взявшийся в орде несколько лет назад германец давно уже заслужил всеобщее уважение. Славный воин, мудрый советчик, правая рука хана. Но те, кто сидел в шатре, уже не волновали Генриха. Он миновал замерших при входе стражей. Впервые за долгое время хотелось бежать. Но он просто шел быстрой походкой. Не потому, что не хотел чего-то показать или не показать охранникам — те нимало не волновали его. Это была укоренившаяся привычка: в любой ситуации не показывать колебаний, действовать быстро, четко, но без спешки. Что должно случиться, то случится.
Коня он гнал уже во весь опор. Прибайкальский лес летел навстречу. Как он любил эти места! Может быть, даже больше, чем свои родные прирейнские края. Может, даже больше, чем горы той страны, где стал тем, кем стал. Верхом, в повозке, пешком он пересек весь материк — от западного океана до восточного — и все-таки любил именно эту землю этого народа. Но сейчас на холке его коня сидело то тревожное чувство — нет, знание, — которое выгнало его с ханского совета. Он знал, что наступил конец очередного этапа пути. Длинного, тяжелого. Что же, конец может быть только началом, он всегда это помнил. Но и эту чашу надо еще испить до дна.
…Вот и юрта. Никого из оставленных им людей рядом нет. Откидывая полог, он уже знал, что увидит. Перерезанное горло жены. Зарубленные дети. Все, что было его истинной любовью, его связью с этой землей. Маньчжуры, китайцы, Золотая орда, Византия, Папский престол, набеги, поджоги, добыча, крушение царств, — что это значило по сравнению с любовью к этой женщине, подарившей ему двух прекрасных детей? Он не застонал. Не заплакал. Не упал на колени. Он просто стоял и смотрел. Только рука сжалась на рукояти сабли.
В юрту ворвались убийцы. Первый метнул нож, — в этом искусстве он превосходил всех в улусе. Двое других держали обнаженные сабли — оба славились как лучшие бойцы восточной степи. Убийцы рассчитали, что жертва опоздает на миг, ошибется на ноготь. Он, конечно, великий воин, но все-таки человек, который только что получил удар в единственную, наверное, болевую точку. Они умели выбирать время для нападения. И тот, кто посылал их, умел. Расчет безупречен; убийцы — лучшие.
Может быть, Генрих уже не был человеком, но он не умер в этот день.
На пикнике
Готовить шашлык — тоже искусство. Мариновать мясо сенсей никогда не доверял никому. И даже за устройством мангала, рубкой дров и нанизыванием мяса на шампуры следил пристрастно. А уже сам процесс приготовления, когда надо поддерживать нужный жар углей, поворачивать и снимать шампуры, считал своей исключительной прерогативой. Поэтому, когда подготовительный этап был завершен, все остальные собрались в кружок и принялись неспешно судачить о том о сем.
Погода замечательная. Компания собралась — ребята, с которыми уже лет двенадцать, еще со студенчества, Артем занимался карате. С ними все просто и легко. Ради таких дней, наверное, и стоит жить.
Конечно, поговорили и о работе. Артему надо было искать новое место. Сколько можно? Два года назад ушел из разорившейся конторы. Нашел фирму с большим числом филиалов. Должность — ну прямо для него. Аналитика. Он с энтузиазмом принялся за дело. Готовил замечательные отчеты и давал точные прогнозы. Руководство регионального отделения не могло нарадоваться. Раньше подавались эдакие тома с нечитабельными таблицами — теперь короткие сводки. Все по делу. Несколько небольших, но информативных табличек, два-три наглядных графика, короткий комментарий. Просто и ясно. Начальница отдела тоже была рада толковости сотрудника. По крайней мере, так говорила. Поначалу.
Гром грянул, стоило Артему обнаружить, что филиал теряет десятки тысяч долларов при конверсии валют на экспортных и импортных операциях. Разработал схему с применением зачетов через европейских контрагентов — не зря же экономике учился. Подал предложение. Сначала начальнице отдела — хоть и не ее компетенция. С ее визой — начальнику филиала. Что тут началось! Благодарность правления. Герой дня. Премию, правда, не выписали. Ну да ладно. Рад стараться. Работник на хорошем счету — верный путь к карьерному росту. Скоро должен открыться новый отдел, и там будет вакансия начальника…
Через две недели в коротком разговоре тет-а-тет с начальницей Артем узнал, что его подлая натура ей с первого же дня была ясна и она сразу поняла, что он метит ее подсидеть. Никакие объяснения не помогли. А зачем еще человек может ходить в кабинет к директору регионального филиала, как не с целью подсидеть начальницу?
Последующие полгода прошли в атмосфере малоскрываемой неприязни со стороны начальницы, да и почти всего остального коллектива. Ишь, выскочка! Нестрашно, пока директор ценит.
И тут перевод директора в Москву, в правление. Как назло, едва его преемник вступил в должность, Артем свалился с тяжелым гриппом. Когда вышел, выяснилось, что новый руководитель сторонник строгой субординации: ходить к нему могут только начальники отделов. Артемовы отчеты теперь носила начальству исключительно дражайшая Елена Андреевна, каждый раз не забывая напомнить шефу, как замечательно подбирают исходные данные девочки из ее отдела. А как-то раз секретарша, пробегая по коридору, обронила: «Имей в виду, про тебя твоя Елена шефу такое говорит…»
Потом, при составлении очередного отчета, ему просто не дали материалов по крупному контракту с немцами. Соответственно, и отчет получился искаженным. Выговор. «Работая в нашей фирме, вы должны знать обо всех крупных сделках без подсказок». Как будто он телепат. Данные отдел контрактов передает не ему, а Наталье. А Наталья в подружках с Еленой Андреевной. Достали эти интриги византийские! Директор «на ковре» намекнул на служебное несоответствие. Приехали…
А все, что было, зачтется однажды,
каждый получит свои —
все семь миллиардов потерянных граждан
эпохи большой нелюбви,
— неслась из магнитофона песня популярной группы. От мангала понесся аппетитный запах первых шашлыков, что как-то само собой завершило тему служебных злоключений. Сочувствующие взгляды ребят. Пара адресов рекрутерских контор, куда можно заслать резюме. И на том спасибо.
А затем разговор быстро перекинулся на любимое — на восточные единоборства.
В последнее время сенсей активно занимался айкидо и учеников своих к нему приобщал. Особенно тех, кто занимался давно и носил не ниже коричневого пояса. Первая реакция была: «Но это же не может работать!» Но потом был семинар у очень большого мастера. Да, что-то понимал основатель айкидо, старенький Морихей Уэсиба. Что-то пряталось в уголках хитро прищуренных его глаз на портрете, который висел теперь в зале. Какая-то насмешка и печаль, понимание чего-то простого, но очень важного. Теперь, когда их спрашивали: «Так вы карате или айкидо занимаетесь?» — они отвечали уклончиво: «- Занимаемся боевыми искусствами». Да и в том ли суть, как назвать.
От разговора и обсуждения последнего семинара быстро перешли к демонстрациям. В импровизированную тренировку включились все. Один сенсей продолжал невозмутимо жарить шашлыки, лишь изредка делая замечания по ходу выполнения приемов.
Ну вот, шашлык готов. Первая порция разлетелась мигом. Вторую ели неспешно, не торопясь, под светскую беседу. Хотя повороты застольного разговора и неисповедимы, но куда же в питерской интеллигентской компании без обсуждения исторических путей России? Классическая линия спора, как и положено на Руси последних полутора столетий, вертелась вокруг славянофилов и западников. Неожиданно для себя Артем горячо выступил на стороне последних. Конечно, он давно уже был сторонником идеи «вхождения России в общеевропейский дом». Но вот чтоб так приспичило… С такой горячностью спорить! Да ладно. Чего не бывает. На чем бы душу ни отвести, когда у человека проблемы. «Если все стены в ружьях, поверь, хоть одно да пальнет», — неслось из магнитофона.
Вечером, возвращаясь с пикника, Артем гнал свою «восьмерку» вовсю: он любил «спустить пар» на трассе. «А ведь действительно, — вертелось в голове, — может, все по-другому сложилось бы, стала бы Россия уже с тысячу лет назад нормальной европейской страной. Ведь хорошо же живут в Европе. Сколько раз бывал. Спокойно, богато. Проблем наших не ведают. И что смешно, неплохо себя при этом чувствуют. Менталитет другой. Фиг бы у меня такие проблемы были в той же Германии. Да если бы и были — работу бы быстро нашел, там мозги ценят, а не умение зады начальству лизать. А теперь обивай пороги… А что этот «запор» еле тянет?…»
Он резко обошел «запорожец» и почти сразу догнал грузовик. Не думая, вышел на обгон. Как раз на середине обгона навстречу выскочил из-за поворота «мерседес». Вправо нельзя — грузовик. Дорога узкая. Скорость за сто. Инстинктивно свернул налево — и вылетел с трассы. На него несся кустарник. Приехали…

Часть 1 КОРИДОРЫ ВРЕМЕНИ
Глава 1 Приехали
Первое, что он услышал, придя в себя, было пение птиц. Красиво все-таки поют. Завораживает. Артем начал приподниматься. Сознание нереальности ситуации пронзило мозг. Проснуться посреди леса? И тут он вспомнил аварию. Осмотрел себя. Вроде цел. Переломов нет. И ушибов. «Странно, — подумал он. — После такой аварии… А может, уже и нет. Может быть, попал в загробный мир? Да там вроде бы встречать должны».
Артем огляделся. «Да болотце питерское. В раю не должно быть болот. А для ада уж больно райски птички поют. Стоп. А где машина?» Машины рядом не было. Ни разбитой, ни целой, ни сгоревшей, ни расплющенной. Не было и все. Привыкший все четко анализировать и взвешивать мозг принялся перебирать возможные варианты: «Так, ну может быть, «добрые» люди обобрали да в сторону от дороги отнесли. Спасибо хоть не убили». Артем проверил карманы. Кошелек на месте. В нем все деньги. Пластиковая карточка. Документы на машину тоже при себе. Мысли роились в голове: «Ничего не понимаю. Ладно. Время к вечеру. На часах девятый час. Да нет, солнце-то утреннее. Значит, я всю ночь провалялся. Родители в городе с ума, наверное, сходят. Надо как-то выбираться. Разбираться потом будем. А куда выбираться? Да вон же дорога».
Дорога оказалась не тем шоссе, с которого он вчера слетел на «восьмерке», а лесной, грунтовой. В глаза почему-то бросилось, что колеи были много уже, чем он привык видеть. Знал он эти дороги Карельского перешейка. Идти по ним можно долго. А можно и коротко к людям или на шоссе выйти. Артем быстро произвел ориентировку: «Если утро, значит, солнце на востоке, значит, если оно по левую руку, идешь к городу. Вперед. Вроде когда с шоссе слетел, до КПП меньше десяти километров оставалось».
Он шел уже около часа и все не понимал, куда же его выведет эта нескончаемая дорога — хоженая, не заросшая. Артем с удовольствием вдыхал чистейший воздух. Никогда в своей жизни, казалось, он не дышал столь чистым воздухом. «А может, не обращал внимания», — подумал он.
Сзади послышалось мерное цоканье лошадки. «Ну, слава Богу. Сейчас хоть узнаем, где и что». Появилась телега, груженая непонятной поклажей, покрытой холстом. На ней два белобрысых мужика. Увидев Артема, чуть напряглись. Когда телега приблизилась, Артем окликнул их:
— Мужики, до Питера далеко? Возница натянул поводья. Лошадка встала.
— Пиетари? — Произношение было финское или эстонское.
— Мне в Питер, мужики, надо.
Ответом была фраза с протяжными гласными, явно на финском или эстонском языке. «Кто эти ребята? — подумал Артем. — Ну, эстонцы хоть русский еще не забыли. По крайней мере, те, кто постарше. Хотя, черт их знает, что у них в деревнях. Ну, уж точно попал. От того места, где с трассы слетел, до финской границы километров сто пятьдесят. А до Эстонии двести с гаком, да еще через Питер ехать. Но выбираться-то надо».
— Сант-Питерсберг, — произнес он, старясь придать названию города английское звучание. (Наверное, все-таки финны.)
— А, Пиетари, Сант-Пеетербург, яяяя, — обрадовался возница и гостеприимным жестом предложил Артему сесть в телегу. Пошли дела на лад.
Разговор не клеился. Сразу выяснилось полное незнание английского языка мужиками. Все попытки Артема заговорить наталкивались на длинные тирады на непонятном языке. Пару раз мужики пытались говорить с ним, кажется, по-немецки. Но немецкого Артем не знал. Да и мужики, судя по всему, не очень.
Вопросы географии тоже не прояснялись. Кивнув на возницу, который был явно разговорчивее, Артем задал вопрос:
— Суоми? — Этим его познания языка финнов ограничивались.
— Яяя, — заулыбался возница и ткнул пальцем в Артема: — Руссия?
— Я, я, — обрадовался Артем.
— Ноффгород, Пскоф?
— Не, Санкт-Петербург.
— Аааа, — кивнул финн и почему-то пожал плечами.
Артем показал рукой по ходу телеги:
— Хельсинки, Турку, Тампере?
Финн некоторое время смотрел на него с непониманием, потом замотал головой:
— Пиетари, Сант-Пеетербург.
На том разговор и окончился, принеся больше вопросов, чем ответов. Зато возникла дополнительная возможность проанализировать ситуацию: «Ехать в Питер на телеге, да еще с финнами, которые явно с хутора раза два в году выезжают — явление экстравагантное. А если каким-то бесом на территорию Финляндии попал, то тут еще дипломаты, незаконное пересечение границы… Только этого не хватало. Хоть живой, и то слава Богу».
Оставалось только ехать молча и любоваться красотами природы Карельского перешейка. Или финской? Черт их разберет. В Финляндии он был. Такая же там природа. Артем снова с удовольствием принюхался ко свежим лесным запахам и прислушался к пению птиц. Конец мая. Благодать пасторальная — горожанин такое редко увидеть может. А проносясь на машине или на поезде — не то. Надо вот так, пешком или на лошадке. Лепота.
Финн заинтересовался часами на руке Артема. Эка невидаль. У самого финна часов не было. Интересно.
Они ехали молча еще час, и тут перед ними возникло…
Лес раздвинулся, и взору ошарашенного Артема предстала средневековая предвратная башня. Точно как в Германии. По мере приближения открывались все новые чудеса. Да такие, что у Артема, казалось, волосы на голове начали шевелиться. За мостом, переброшенным через ров, стояла мощная средневековая крепостная стена с башнями. За стеной угадывались шпили католических церквей и, кажется, купол православной.
Как только удивление от увиденного как-то улеглось в Артемовой голове, его глаза снова расширились. У стены стояли люди в средневековых латах с мечами и алебардами. Костюмированный праздник, что ли?
Телега неумолимо катилась к воротам, проехала дощатый подъемный мост и встала метрах в двух от поднятой решетки башенных ворот.
— Пиетари, — широко заулыбался финн.
К ним уже шел в развалку воин с алебардой, мечом и большим красным крестом, вышитым на плаще» надетом поверх кольчуги. Поглядел на прибывших и бросил резкую фразу — кажется, по-немецки.
Вот теперь точно приехали… Мозг начал лихорадочно искать объяснение необъяснимому: «Костюмированный праздник? А почему в город ведет грунтовая дорога? Нет в Европе сейчас неасфальтированных дорог в городах, тем более с историческими памятниками, как этот. Постройка явно средневековая. Доспехи, оружие у ребят не дешевые. Если кто-то и финансировал такую историческую реконструкцию, то должна приехать куча народа, поглядеть на такое диво. Зрители должны быть не костюмированные, машины припаркованные стоять должны. Даже на киностудиях никогда не бывает стопроцентной исторической реконструкции. Берут один кадр, а за спинами куча киношников. Да и очень натурально играют актеры. У человека, участвующего в исторической реконструкции, хоть где ухмылочка промелькнет: «Понимаю-де, что в игрушки играю, веселитесь, люди добрые», а здесь… Неужели? Может, провалился в другой мир или в прошлое? Версия дикая, но единственная, которая пока может объяснить увиденное».
Да, конечно, Артем любил фантастику. Но самому попадать в такой переплет не хотелось и, мягко говоря, не планировалось.
«Ладно, — подумал он с холодной решимостью, — раз уж попал в ситуацию, то надо действовать сообразно. Думать, отчего и как, будем потом. Сейчас молчать и наблюдать. Тот, кто больше слушает, больше узнает… Куда же я все-таки попал? В какое место? И может быть, в какое время?»
Финн, лебезя и подобострастно, на явно плохом немецком говорил со стражником. Тот вяло что-то цедил в ответ. Пару раз они взглянули на Артема, и финн начал тараторить что-то еще быстрее и сбивчивее. Наконец стражник буркнул нечто, что, похоже, означало конец разговора. Финн заспешил к повозке, а солдат направился к Артему. Артем поднялся навстречу. Стражник стоял и чего-то ждал. Краем глаза Артем видел, как другой солдат неспешно осматривает телегу, а финны вдвоем тащат увесистый камень к куче булыжников разного размера, сваленной у въезда. Стражник еще постоял с полминуты и выдал длинную фразу по-немецки. Говорил он все еще с ленцой, но менее грозно, чем с финном. «Ага, ждал, поклонюсь или нет, — догадался Артем. — Ну точно наши гаишники. Черт, раз так себя ведет, значит, у него действительно больше полномочий, чем взять пять марок за вход на костюмированный праздник».
— Нихт ферштейн, — произнес он спокойно. Марку надо держать. Если вначале не поклониться, а потом лебезить начать, то, уж точно, хорошего не жди. За все отыграются.
— Русия?
— Яяя.
Стражник пожал плечами и знаком показал Артему следовать за ним. Телега с финнами проехала в ворота. Подойдя к группе других стражников, тот о чем-то заговорил с ними. По тону было ясно, что он их начальник. Один из стражников поклонился и быстрым шагом пошел в город. Начальник стражи жестом пригласил Артема сесть на колоду у ворот. Артем сел. Рядом с ним встал один из стражников.
Остальные отошли в сторону и начали о чем-то говорить. Интерес к гостю был потерян. Задержан до выяснения личности некий прохожий. Служба идет.
Для Артема же все происходящее представляло большой интерес. Пока есть время на передышку, положение надо обдумать. Необходимо сориентироваться. Он стал наблюдать. Через ворота из города выехала телега. Стражники лениво ее обыскали. Охранник около Артема с места не сдвинулся.
«Что ж, задержание есть задержание, — думал Артем. — Ждем-с. Хотя, похоже, все-таки предположение, что попал в прошлое, ближе к истине. Бред какой-то. Но если это так, сейчас главное головы не лишиться и в колодки не попасть. Здесь это, думаю, в два счета. Главное наблюдать, цепляться за любую деталь, чтобы хоть как-то определиться. Пока движение не особо активно. День явно к полудню. Солнечный летний день. Есть уже хочется. Но сейчас это не главное. Я, очевидно, попал в прошлое. Но куда? В аварию я попал под Питером. То, что я вижу перед собой, никак не может происходить позже пятнадцатого века. Но не раньше двенадцатого. Оружие, костюмы воинов. С огнестрельным оружием, в массовых масштабах, по крайней мере, тут еще явно незнакомы».
Историю Артем любил еще с детства. Почитывал, так, слегка. Среди друзей числился даже знатоком. Но никогда не думал, что эта наука станет для него такой практичной вещью.
— «Едем дальше, — продолжал он рассуждать. — Город явно немецкий. Орденский. Кресты на плащах воинов, язык — двух мнений быть не может. В те годы на месте Питера были болота и хилые финские рыбацкие деревеньки. Значит, я перенесся не только во времени, но и в пространстве».
Из леса выехал обоз из трех телег. Стражники приготовились к обыску. Обозники, так же как и те, кто подвез Артема, принялись низко кланяться охране. Между собой они опять говорили по-фински или по-эстонски.
«Наверное, эстонцы, — решил Артем. — Финны были тогда под шведами вроде. Так, что дальше. Значит, на территории ордена, Тевтонского или Ливонского[1], в Эстонии. А где в Эстонии? В Таллинне я бывал. Это не Таллинн и не Нарва. Были ли еще крупные крепости в Эстонии? Латвия? В Латвии я был только в Риге. Это не Рига. Город нешуточный, судя по стене и количеству церквей. Не Таллинн, не Нарва, не Рига. Ставим первый жирный знак вопроса. Каково мое положение? Немцы с русскими в это время, мягко говоря, не дружили. Но воины враждебности ко мне не проявили. Если бы для них я был представителем врага, скрутили бы с ходу. Значит, выжить можно. Кем мне представляться? Ратником не стоит. Во-первых, даже в мирное время тут, пожалуй, арестуют и попытаются что-то выведать. Эх, сам бы знать побольше хотел. «Ой, ребята, учите мат. часть», — вспомнился обрывок старого анекдота. Во-вторых, по местным меркам, я не воин вовсе. Реальным мечом отродясь не рубился — паче того, и в руках-то не держал. В седле ни разу не сидел. Лучше уж представиться купцом. Ограбленным. — Взгляд его упал на часы. — С точки зрения местных, это браслет — цены немалой и с механизмом неведомым. Часы-то кварцевые, завода не требующие, У ограбленного такого быть не может. — Он незаметно снял часы и положил в карман. — А вообще, раз с русским языком здесь не особо, чем дольше под дурика косить буду, тем больше узнаю».
И тут он увидел, как из ворот выходит ушедший ранее охранник, а за ним следует православный священник. Сюрприз.
Священник был в возрасте, с седой бородой и насупленными бровями. Поверх длинной, до пят, черной рясы висел тяжелый золоченый крест. Он подошел к Артему и заговорил на языке, одновременно напоминающем русский, украинский, польский, чешский. Здесь Артем хотя бы мог разобрать, о чем речь. Артем встал и постарался отвечать в том же стиле, хотя необычность произношения, безусловно, не укрылась от попа.
— Кто будешь? — спросил священник.
— Русский я.
— Вестимо, из каких мест?
— Издалека. Владимир, — спохватился Артем, сообразив назвать хоть какие-то координаты. Возможно, этот человек единственный, кто может ему здесь помочь. Или погубить.
— Худо. В Ингрии почто?
«Господи, а Ингрия-то что за зверь?» — мелькнуло в голове Артема.
— По торговой части.
— Где ж обоз, люди?
— Разбойники, худые люди, побили, пограбили.
— Худо, — снова протянул священник. — Здесь впервой?
Артем кивнул.
Священник подошел к главному стражнику и о чем-то заговорил с ним по-немецки. Язык этот он явно знал блестяще. Разговор длился минут пять — семь. Охранник говорил со священником почтительно. Хорошие новости.
Священник повернулся к Артему и махнул рукой:
— Пошли.
Они вошли в город и сразу попали на улочку, мощенную бревнами. Шириной она была метров пять, не больше. Вдоль нее тянулся длинный ряд высоких заборов из частокола с широкими воротами. От этого «проспекта» в обе стороны убегали узкие улочки по два-три метра шириной, также мощенные бревнами. Артем наблюдая за движением. Подмастерье катит тележку. Женщина несет корзину с бельем. Два воина бредут к башне. Костюмы вполне соответствующие исторической реконструкции, только много ближе к реальности, потому что сильно ношенные. Такое не сделать без больших усилий. Да и ясно уже, что не реконструкция. Люди идут по повседневным делам, нет той веселой праздности, которая могла бы соответствовать какому-то фольклорному празднику. Пройдя несколько сот метров, они нырнули в одну из узеньких улочек. Из-за заборов несся звон кузнечного молота, ржание коней, кудахтание кур. В общем, полный набор. В ноздри ударил запах навоза, и Артем вовремя остановился, чтобы не вступить в кучу, оставленную какой-то лошадью»
— Что за город сей? — осмелился спросить Артем. Священник взглянул грозно, так что Артем даже оступился.
— Санкт-Петербург, — коротко произнес он.
Ну дела. Улочка еще раз вильнула и вывела их к православной церкви. Что дальше?
Содержание
ПРОЛОГ
Часть 1 . КОРИДОРЫ ВРЕМЕНИ
Глава 1 . Приехали
Глава 2 . В новом мире
Глава 3 . Город Санкт-Петербург
Глава 4 . Убогий
Глава 5 . Сбор информации
Глава 6 . Отец Александр
Глава 7 . Слуга
Глава 8 . Подстава
Глава 9 . Арестант
Глава 10 . Ополченец
Глава 11 . Служба
Глава 12 . Клаус Цильх
Глава 13 . Барон
Глава 14 . Агент
Часть 2 . ИНТРИГИ
Глава 15 . Выбор
Глава 16 . В путь
Глава 17 . Великий Инквизитор
Глава 18 . Новгород
Глава 19 . Тренировка с Питером
Глава 20 . Покушение
Глава 21 . Ольга
Глава 22 . Кто вы, барон фон Рункель?
Глава 23 . Милейший граф Чиани
Глава 24 . Расстановка фигур на шахматной лоске
Глава 25 . Приятные вести
Глава 26 . Заговор?
Глава 27 . Княжеская охота
Глава 28 . В пути
Глава 29 . Снова Петербург
Глава 30 . Следствие
Глава 31 . Схватка
Глава 32 . Переворот
Глава 33 . Бегство
Глава 34 . Совещание
Глава 35 . Сватовство
Глава 36 . Похищение невесты
Глава 37 . Свадьба
Часть 3 . БИТВЫ
Глава 38 . Перед битвой
Глава 39 . Король Иоахим I
Глава 40 . Поражение
Глава 41 . Отступление
Глава 42 . Поединок
Глава 43 . Тренировка с бароном
Глава 44 . Конец партии
Глава 45 . Начало новой партии
Глава 46 . Великий князь
Глава 47 . Снова вместе
Глава 48 . Высокий пост
Глава 49 . Филарет
Глава 50 . Господин министр
Глава 51 . А в это время в Ревеле
Глава 52 . Университет
Глава 53 . Снова война
Глава 54 . Перед боем
Глава 55 . Главный бой
Глава 56 . Продолжение пути
Глава 57 . Ссора с митрополитом
Глава 58 . Возвращение
Часть 4 . ДАЛЬНЯЯ ДОРОГА
Глава 59 . Планы
Глава 60 . Снова битва
Глава 61 . Международное признание
Глава 62 . Привкус власти
Глава 63 . Враги
Глава 64 . Допрос
Глава 65 . Предупреждение
Глава 66 . Подготовка к отъезду
Глава 67 . Видения
Глава 68 . Прощальный бал
Глава 69 . Прощай, Петербург!
Глава 70 . Исчезновение
Глава 71 . Погоня
Глава 72 . Поединок с врагом
Глава 73 . Отшельник
Глава 74 . В горах
Эпилог . ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ
Штрихкод:   9785170566617
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   348 г
Размеры:   207x 132x 24 мм
Тираж:   5 100
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Негабаритный груз:  Нет
Срок годности:  Нет
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить