Прелестная дикарка Прелестная дикарка Гордая шотландка Шинейд Данбар, с малолетства учившаяся владеть мечом и кинжалом, предпочла бы смерть или печальную долю монахини браку со знатным англичанином Блейком Шеруэллом, славящимся красотой и изысканными манерами. Но нельзя ослушаться короля, и теперь новоиспеченная графиня Шеруэлл готова превратить жизнь нежеланного супруга в кромешный ад. Однако у Блейка есть собственные средства борьбы с женским злонравием - и у него уже созрел хитрый план превращения \"шотландской дикарки\" в прелестную юную женщину, отвечающую на пылкую страсть мужа горячей любовью… АСТ 978-5-17-041908-1
72 руб.
Russian
Каталог товаров

Прелестная дикарка

  • Автор: Линси Сэндс
  • Мягкий переплет. Крепление скрепкой или клеем
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2008
  • Кол. страниц: 318
  • ISBN: 978-5-17-041908-1
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Гордая шотландка Шинейд Данбар, с малолетства учившаяся владеть мечом и кинжалом, предпочла бы смерть или печальную долю монахини браку со знатным англичанином Блейком Шеруэллом, славящимся красотой и изысканными манерами.
Но нельзя ослушаться короля, и теперь новоиспеченная графиня Шеруэлл готова превратить жизнь нежеланного супруга в кромешный ад.
Однако у Блейка есть собственные средства борьбы с женским злонравием - и у него уже созрел хитрый план превращения "шотландской дикарки" в прелестную юную женщину, отвечающую на пылкую страсть мужа горячей любовью…
Отрывок из книги «Прелестная дикарка»
Отрывок из книги «Прелестная дикарка»
Пролог

Шинейд торжествовала. Она весело смеялась, спешиваясь во дворе замка Данбар. Девушка намного опередила своих кузена и кузину, которые только проезжали ворота.

— Посмотри, как она довольна, — заметил Аллистер, спрыгивая с коня. — Так и знал, что стоит позволить тебе выиграть, и ты будешь веселиться, как ребенок.

— Позволить мне выиграть? — оскорбленно переспросила Шинейд. — Да ты сроду не выигрывал! Я победила честно, и ты об этом знаешь, Аллистер Данбар!

— Как скажешь, любовь моя, — поспешно согласился он.

Заметив его самодовольную улыбку, Шинейд раздраженно прищурилась. Она понимала, что кузен пытается вывести ее из себя. И у него это неплохо получалось!

С громким воплем девушка бросилась ему на спину, как только он с важным видом отошел в сторону. Она обхватила его ногами за талию, благо для прогулки верхом надела под плед бриджи, а рукой попыталась сжать ему горло.

Шинейд была высокой девушкой, поэтому воображаемый противник должен был упасть после подобной атаки, но Аллистер сложением больше напоминал быка. Крякнув от удовольствия, молодой человек сдернул ее со своей спины, ухватив за ноги, уберег от удара о землю и, удерживая Шинейд на весу, повернулся к своей сестре, направлявшейся к ним.

— Вы двое — замечательная пара, — весело заметила она. — Но можешь не дурачить нас своими притязаниями на победу в гонке. Она не перестает улыбаться с тех самых пор, как мы нашли способ провести этого Шеруэлла.

— Допустим. Ну и что с того? — Шинейд изловчилась и дернула Аллистера за длинные волосы.

— Только и умеете выдирать волосы! — выкрикнул он, опрокидывая ее на спину. — Это и есть так называемая женская техника. Все, на что вы способны.

Громкий крик, отражаясь от стен, донесся от ворот, которые они недавно миновали, заставив Аллистера замолчать.

Шинейд изумленно наблюдала за въезжавшей во двор замка повозкой, которую сопровождали двадцать всадников. Она нахмурилась под взглядом отца, возглавлявшего процессию, и тут заметила своего старшего брата, сидевшего верхом на лошади вместе со своей молодой женой, Иллианой. Пара старалась держаться рядом с открытой повозкой, из которой показалась чья-то голова.

— Что это такое? — поинтересовалась Элдра.

Шинейд толкнула Аллистера, и он, выпустив ее, вынужден был посторониться.

— Не знаю. Я даже не подозревала, что они покидали замок.

— Кажется, я догадываюсь, где они были, — прошептала Элдра.

— Должно быть, далеко, — тряхнула Шинейд головой. — Никто никуда не собирался, когда мы уезжали.

— Они ездили за леди Уайлдвуд, — объяснила запыхавшаяся служанка, бросаясь навстречу приехавшим.

Кажется, ее звали Жанной, она была одной из тех женщин, которых Иллиана наняла в деревне.

— Леди Уайлдвуд?

— Мать леди Иллианы, — пояснила обеспокоенная Жанна. — Она сбежала от Гринвелда, который принудил ее к замужеству с ним, и направилась сюда. Похоже, бедняжка заболела и не смогла добраться до Данбара. В замок прискакал слуга с сообщением, что потребуется повозка, чтобы привезти ее отдохнуть. Леди Иллиана и Дункан вместе с лордом Ангусом и двадцатью всадниками сразу же поехали за ней.

В полном молчании Шинейд смотрела, как брат снимает свою жену с лошади. Едва спустившись на землю, Иллиана побежала к повозке, а Дункан сразу же последовал за ней. Забравшись в повозку, брат склонился и поднял то, что на первый взгляд было свертком тяжелой черной материи. Лишь когда он спустился и подошел достаточно близко, Шинейд сообразила, что он несет женщину. Ее волосы длинными волнами ниспадали с его рук, только по ним можно было определить пол.

Лицо леди Уайлдвуд опухло от синяков, губы потрескались, а нос раздулся так, что Шинейд оставалось только молиться, чтобы он не был сломан. Ко всему прочему женщина всхлипывала и вздрагивала при каждом шаге Дункана, как бы осторожно он ни двигался. Ее телу несомненно требовался покой. Должно быть, это было самое тяжелое путешествие в ее жизни.

Взгляд Шинейд переместился с обезображенного лица женщины на своего брата. Любые вопросы, которые она хотела ему задать, тут же отпали сами собой. Он был взбешен. Сгорая от любопытства, она схватила за руку отца, поднимавшегося вслед за Дунканом, потянула его назад и, выждав несколько секунд, осторожно спросила:

— Жанна сказала, что это мать Иллианы?

— Да. — Резкость его ответа отражала ту же злость, что и лицо Дункана.

— Что с ней случилось?

— Гринвелд, — произнес Ангус с отвращением. — Ей пришлось бежать, чтобы спасти свою жизнь.

— Но почему леди Уайлдвуд выбрала Данбар для своего убежища? — удивилась Шинейд. Девушка считала, что в Англии легче спрятаться.

— Мы породнились через Иллиану. Она знает, что мы сможем защитить ее от этого ублюдка, а не отправим обратно, когда он придет за ней, — сурово произнес Ангус и прошел в зал за остальными.

На дворе замка стало неестественно тихо, когда входная дверь закрылась.

— Грешно не использовать такой шанс, — тихонько заметил Аллистер, отвлекая внимание Шинейд от закрытой двери.

— Да уж, — согласилась Элдра. — В такой сумятице никто и не заметит нашего исчезновения.

— Придерживаемся первоначального плана, выезжаем завтра. Им еще долго будет не до нас, — сказала Шинейд.

— Гм-м… — Аллистер бросил сердитый взгляд на закрытую дверь и тряхнул головой. — Проклятый англичанин! Только трусливый ублюдок бьет женщину. — Он перевел свой тяжелый, горящий взгляд на Шинейд. — Если Шеруэлл когда-нибудь…

— Он не станет, — жестко оборвала его Шинейд.

— Да. — Элдра пихнула брата локтем, желая поддразнить его и вывести из мрачного настроения. — Шинейд здесь уже не будет, так что он не сможет поступить с ней подобным образом. Мы за этим проследим.

— Да. — Шинейд натянуто улыбнулась. — Он чересчур медлительный. Я не стану сидеть здесь в ожидании его приезда.

Эта фраза еще больше распалила Аллистера:

— Чертов идиот! Он очень пожалеет, когда наконец встретится с тобой. Пусть побегает, может быть, тогда поймет, от кого отказывался все эти годы.

— Точно, — пробурчала Шинейд, направляясь к площадке для тренировок. — Каждый англичанин просто мечтает получить в жены шотландскую амазонку.

Аллистер с негодованием схватил ее за руку и развернул к себе.

— Он должен был забрать тебя минимум шесть лет назад. И он бы забрал, если бы позаботился приехать и познакомиться с тобой. Он бы узнал, как ты прекрасна.

Небрежно тряхнув головой, Шинейд попыталась отвернуться, но Аллистер взял ее за подбородок и, удерживая на месте, вынудил посмотреть ему в глаза.

— Да, Шинейд, ты прекрасна. Я знаю, что ты страдаешь от такого пренебрежения. Он оскорбил тебя тем, что до сих пор не предъявил свои права. И ты считаешь, что с тобой что-то не так, раз твой суженый так долго медлит. Я наблюдал за тобой и видел, какую боль тебе это причиняет.

Испытывая неловкость, девушка опустила глаза, так как боль и смятение, о которых он говорил, угрожали захлестнуть ее с головой. Она обручена с Шеруэллом с детства. И Аллистер прав: этот мужчина должен был приехать и предъявить на нее свои права много лет назад. Но он этого не сделал. И с каждым годом сносить оскорбление становилось все труднее. Она научилась скрывать свои чувства, притворяясь, что ей все равно. Ну кто стремится выйти замуж? Брак ограничит свободу, которой она наслаждается. Да она скорее платье наденет! Он, без сомнения, не позволит ей практиковаться с луком и мечом во дворе и не пустит ее в битву вместе с мужчинами. Она высмеивала саму идею замужества перед каждым, кто готов был ее слушать. Но Аллистер и Элдра глупостью не отличались. Они не могли не заметить, что невнимание Шеруэлла причиняет их кузине боль и сказывается на ее уверенности в себе. Слышал ли он о ней? Видел ли на расстоянии без ее ведома? Может, находит ее отталкивающей? Почему до сих пор не объявился?

Да… Она очень тщательно скрывала обиду.

И тут выяснилось, что Шеруэлл соизволит приехать, чтобы потребовать ее в жены… потому что так приказал король. Унижение и все та же боль привели Шинейд в ярость. Он заберет ее по приказу короля? Ну и черт с ним! Ей не нужен мужчина, который не хочет ее, которого принуждают жениться силой королевского меча. Да будь она проклята, если останется сидеть сложа руки и ждать его, словно глупая кукла. Сделав глубокий вдох, девушка замерла, а затем медленно выдохнула и заставила себя улыбнуться.

— Ну, может быть, так оно и было, но сейчас все изменилось. И я буду далеко отсюда, когда он наконец прибудет за мной, не так ли? Завтра утром мы с Элдрой уезжаем.

Выражение лица у Аллистера было таким суровым, что Шинейд решила его растормошить.

— А ты уверен, что не хочешь нас сопровождать? — поинтересовалась она.

На мгновение девушке показалось, что ее усилия пропали даром, но тут Аллистер медленно отпустил ее руку и заставил себя расслабитьея.

— В аббатство? О да, — сухо промолвил он, качая головой. — Безусловно, сама идея пребывания одного-единственного мужчины среди такого количества женщин выглядит заманчивой, и все же я не желаю рядиться в монашеское платье для ее осуществления.

Его улыбка стала еще шире, когда Шинейд и Элдра буквально покатились со смеху, вообразив подобную картину.

— Нет, как бы ни было мне больно без тебя, я предпочту остаться здесь.

— Ну конечно! Ты, без сомнения, будешь рад отдохнуть от нас в мире и покое, — поддразнила его Шинейд.

— Нет, не буду, — последовало торжественное заверение. — Я буду скучать по тебе, обещаю.

Шинейд улыбнулась, когда Аллистер обнял ее за плечи и притянул к себе, после чего другой рукой схватил Элдру и обнял их обеих, приговаривая:

— Ты, которая в другой руке, по тебе я скучать не буду. Совсем не буду.

— Ну, ты не одинок в своих чувствах, братик. Я тоже не собираюсь по тебе скучать, — холодно промолвила Элдра.

— Вы, двое, следите друг за другом и держитесь подальше от неприятностей, — сказал он и повел их к площадке для занятий.

— Ну какие неприятности могут случиться с нами в аббатстве? — удивилась Шинейд. — Я о тебе больше беспокоюсь. Наше отсутствие тебя сильно расстроит, и это далеко не последняя напасть, которая может приключиться.
Глава 1

— Как она выглядит?

Рольф проигнорировал этот ставший риторическим вопрос. Они как раз достигли вершины горы, и владение Данбара предстало перед их взглядами. Он облегченно вздохнул. Замок символизировал окончание непростого задания, тяжелой ношей легшего на его плечи. Он был счастлив видеть эти башни. Несмотря на преданность королю, он начинал подумывать, что Ричард II выжил из ума. Рольф Кенвик, барон Кенвикшир, не походил на Купидона, но вынужден был урегулировать уже две свадьбы и в данный момент занимался третьей. Не оставалось никаких сомнений, что это не последняя свадьба, за которой он будет присматривать, когда вернется ко двору. Если, конечно, вернется… Нет, Рольф не отказывался служить королю, но… он знал и лучшие способы провести свое время, нежели организовывать свадьбы и преследовать упрямых придворных. А уж этот-то, несомненно, не жаждал его вмешательства.

Передать Блейку одно из посланий короля, приказавшего ему ехать в Данбар, оказалось непросто. Рольф вынужден был терпеть постоянные протесты Блейка и его бесконечные задержки. Он или не отвечал на вечно повторяющийся вопрос Шеруэлла о внешности и характере его нареченной, или не говорил всей правды ни о том, ни о другом.

Подняв руку, Рольф просигналил двум длинным рядам вооруженных всадников за спиной. Тут же королевский стяг подняли еще выше, чтобы его заметили на стенах замка.

— Как она выглядит? — в сотый раз спросил Блейк. Его взгляд беспокойно блуждал от замка к горизонту и обратно.

Рольф повернулся и всмотрелся в стройного светловолосого воина. Блейк Шеруэлл был наследником графа Шеруэлла, одного из богатейших лордов королевства. Женщины при дворе прозвали его Ангелом. Однако никто не воспринимал его как милого, невинного херувимчика — нет, это был мощный, подчиняющий своей воле, безупречный архангел — воин Господень. Глаза его поражали чистотой лазури, тонкие черты лица создавали ощущение непреходящей силы, красивые, ухоженные волосы покрывали плечи длинными светящимися золотыми локонами. При росте более шести футов и широких плечах, поражавших своей мускулатурой, талия его была очень узка, ноги длинными и сильными.

Даже Рольф признавал, что его внешность производила ошеломляющее впечатление. К тому же Блейку достался хорошо подвешенный язык. Льстивые слова слетали с его губ словно лепестки роз, опадающие под проливным дождем. Велеречивость нередко давала ему преимущества в любовных похождениях. Он, наверное, даже святую Агнессу уговорил бы лечь в его постель, живи они в одно время. Именно поэтому мужчины обычно относились к нему как к дьяволу во плоти. Слишком многие имели жен, павших жертвами его обаяния.

— Как она выглядит?

Мысли Рольфа вернулись к извечному вопросу. Он открыл было рот, чтобы оборвать Блейка, но заметил выражение лица огромного всадника, державшегося чуть позади них.

Этого гиганта звали Малыш Джордж. Он решил сопровождать лорда Блейка в поездке. Рольф не видел более странной пары. Эти двое были полной противоположностью друг другу, словно огонь и вода. Если волосы Блейка были светлыми, то у Малыша Джорджа чернее ночи. Если Блейк был красив, то лицо Малыша Джорджа напоминало бульдожью морду. Но все, чем обделила его природа, возмещалось силой. Почти семь футов роста соседствовали с плечами шириной три с половиной фута. Он напоминал утес — молчаливый, массивный, с обычно ничего не выражающим лицом, поэтому то, что сейчас он закатил глаза и подергивал челюстью, казалось особенно смешным. Оказывается, его тоже раздражало нытье Блейка.

Заставив себя успокоиться, Рольф повернулся к нетерпеливому всаднику.

— Блейк, ты задавал, а я отвечал на этот вопрос более тридцати раз, с тех пор как мы покинули замок Эбер-харт.

— А сейчас я спрашиваю снова, — решительно заявил светловолосый всадник.

Раздраженный его тоном, Рольф обратил внимание на приближавшегося к ним епископа. Король вытащил старого прелата из уединения, чтобы тот совершил несколько обрядов бракосочетания. Союз между Блейком Шеруэллом и Шинейд Данбар станет третьим. Если, конечно, это когда-нибудь произойдет, в чем Рольф очень сомневался. Все не заладилось с самого начала.

Несмотря на то, что помолвка состоялась почти двадцать лет назад, никто, похоже, не желал этой свадьбы. Однако Дункан, брат Шинейд, потребовал выполнения обязательств, хотя было заметно, что он считает помолвку недействительной, а свою сестру свободной. Что же касается отца невесты, то Ангус Данбар уклонялся от ответа сколько мог, а потом до посинения спорил, прежде чем согласился на эту свадьбу. Рольф выбрал момент и послал письмо отцу жениха, графу Шеруэллу, сообщая ему о результатах переговоров и необходимости присутствовать на церемонии, после чего просто не оставил Блейку путей к отступлению. Он мог и ему послать сообщение, но молодой человек обязательно выкинул бы какой-нибудь фокус и все испортил.

Проклятие! Рольфу было даже жаль его — не шутка породниться с таким вздорным, сварливым кланом. По крайней мере он так думал в начале поездки. Но после того, как Шеруэлл перестал использовать любую возможную причину для отсрочки, он всю неделю, проведенную в дороге, донимал Кенвика постоянно повторяющимся вопросом о внешности своей нареченной, ее уме и характере. Рольф потихоньку сходил с ума. Он просто не мог дождаться того момента, когда все закончится и он сможет уехать.

— Ну? — проворчал Блейк, напоминая Рольфу о себе. Тяжело вздохнув, тот ответил:

— Как я тебе уже говорил, она высокая.

— Насколько высокая?

— Может, на палец ниже меня.

— И?..

— Леди Шинейд хорошо сложена, с длинными черными как смоль волосами, большими голубыми глазами, прямым аристократическим носом, высокими скулами и чистой, почти безупречной кожей. Она привлекательна, но…

— Но? Я постоянно слышу одно и то же, — напомнил Блейк, отвлекая Рольфа от его мыслей.

— Да, — признал Рольф, решив, что наступило время предупредить Блейка.

— Но — что? — моментально отреагировал рыцарь, подозрительно прищурившись.

— Она немного резковата.

— Немного резковата? — переспросил Блейк с тревогой. — Что ты имеешь в виду?

— Ну… — Рольф взглянул на епископа в поисках поддержки.

Густые белые брови совершили почти круговое движение вокруг добрых зеленых глаз, пока епископ Уикем обдумывал вопрос, затем он повернулся к Шеруэллу.

— Ее мать умерла, когда Шинейд была совсем юной. Ее воспитанием занимались отец и старший брат. Боюсь, девочке немного не хватает мягкости и изысканности, — осторожно проговорил он.

Блейк не был дураком. Епископ был мастером преуменьшений. Если он сказал, что ей немного не хватает мягкости и изысканности, значит, она истинная дикарка. Он набросился на Рольфа с обвинениями:

— Вы не упоминали об этом ранее, Кенвик!

— Ну, не упоминал, — неохотно согласился Рольф. — Я считал, что это не важно.

— Проклятие! — Блейк свирепо взглянул на замок Данбар, к которому они подъезжали. Он показался ему холодным и недружелюбным. Шотландцы даже не выехали их встретить, хотя иного поведения он от них и не ожидал. Им хотелось этого брака не более, чем ему.

— Это не так уж и плохо, сынок, — утешал епископ. — Шинейд немного грубовата и неприветлива, но не более, чем твой друг Амори. Я бы сказал, что она настолько близка к женской версии этого парня, насколько возможно.

Амори де Эйнфорд был лучшим другом Блейка с тех пор, как они вместе служили оруженосцами. Они преуспевали и даже были деловыми партнерами, пока Амори не женился, что сделало его герцогом и заставило избегать опасных компаний. Епископ Уикем решил, что выбрал удачное сравнение с молодым человеком, однако он ошибся.

— Черт возьми! — пробормотал Блейк в ужасе. Перед его глазами уже проносились видения, как он поднимает свадебную вуаль своей нареченной и целует высокую, черноволосую версию своего хорошего друга. Этого было достаточно, чтобы свалить его с лошади.

Стряхнув оцепенение, Блейк метнул пристальный взгляд на Малыша Джорджа, разразившегося громовым хохотом — без сомнений, под влиянием того же видения. Но от такого взгляда смех моментально прекратился. О! Как Блейк хотел вернуться в Англию! Бежать без оглядки. Но этот пункт в списке возможных действий не значился. Губительная помолвка была заключена, когда ему было всего десять, а леди Шинейд — четыре года. Граф, его отец, пожалел о содеянном раньше, чем чернила высохли на пергаменте. Он и Данбар были лучшими друзьями, но умудрились разругаться в пух и прах. Последний раз они разговаривали друг с другом через две недели после помолвки. С тех пор прошло почти двадцать лет. Оба были рады забыть о заключенном контракте, но ни один из них не был готов разорвать соглашение и оплатить штраф в виде указанного в документе имущества и приданого. Именно это их нежелание давало королю возможность приказать выполнить условия договора. Последнее слово оставалось за Блейком — или он женится, или платит штраф. И Блейк решился.

Он не мог вернуться в Англию. Его будущее было решено. Завтра к полудню он станет женатым человеком.

Жизнь — это испытания, и та небольшая свобода, которой наслаждается человек, мимолетна. Со скучающей миной на лице Блейк въехал в ворота Данбара. Он должен предстать сильным и уверенным перед этими людьми, как этого требовала его гордость.

Блейк поднял голову и заметил пристальные взгляды, бросаемые на них охранниками со стен, но понял, что сохранять невозмутимость не так-то просто, когда воины стали обмениваться впечатлениями.

— Как ты думаешь, который из них? — крикнул один.

— Держу пари, это тот маленький, тощенький блондинчик, — ответил другой, постарше. — Точная копия своего папаши.

Наступила короткая пауза, во время которой все глаза были направлены на него.

— Жаль. Мне кажется, темненький еще имел бы какой-нибудь шанс, а этот слабак не протянет и дня.

— Я бы сказал, что он и половины дня не протянет!

— Полагаешь, все совсем плохо?

Блейк помрачнел. Оскорбления заставили его покраснеть. Никогда в жизни его не называли слабаком! Он был гораздо крупнее многих мужчин, разве что Малыш Джордж мог составить ему достойную конкуренцию. Быстрый взгляд на Рольфа и епископа доказал, что оба чувствовали себя не в своей тарелке, пытаясь отвести глаза. Малыш Джордж выглядел слегка встревоженным.

Расправив плечи, Блейк направил своего коня во двор замка. Нет, он не позволит этим шутам торжествовать. Отсутствие невесты, которая должна была встречать его на лестнице, явилось дополнительным оскорблением. Какая невоспитанность! Он прекрасно знал, что скажет этой женщине, когда встретит ее. Но тут люди во дворе побросали все свои занятия и стали разглядывать их группу. Быть в центре внимания — факт сам по себе неприятный, но издевательские улыбочки и откровенные насмешки оказались просто невыносимыми.

Блейк начал успокаиваться лишь тогда, когда половинка большой двери замка со скрипом отворилась и на верхней ступеньке показался шустрый мальчишка. Крикнув что-то себе за спину, он сбежал вниз по лестнице.

— Спасибо, сынок. — Блейк соскользнул с коня и улыбнулся, вручая мальчику поводья. Правда, его улыбка мгновенно увяла, когда он заметил, с какой жалостью тот на него смотрит. Забрав поводья у Рольфа, епископа и Малыша Джорджа, юный паж повел лошадей в конюшню.

Чувствуя себя неуютно, Блейк, приподняв бровь, посмотрел на Рольфа. Тот неопределенно пожал плечами, но легкое беспокойство заставило его повернуться к солдатам и приказать сопровождать их. Хмурясь, Блейк посмотрел на закрытую двойную дверь. Он мысленно заставил себя успокоиться и посмеялся над собой, сообразив, что расстроился из-за того, что его нареченная не вышла его встретить.

Блейк замер на мгновение. О чем он, черт возьми, беспокоится? Женщины всегда реагируют на него однозначно. Противоположный пол находил его настолько притягательным, что он не удивится, если Шинейд Данбар упадет в обморок, едва завидев его. Ее благодарность судьбе за возможность выйти за него замуж будет достаточной, чтобы ему не иметь никаких обязательств, а ее извинения за то, что не встретила его, будут бесконечными.

Ангел галантно простит ее, а затем они поженятся, после чего он вернется в Англию к своим занятиям. Не существовало закона, обязывавшего тащить жену с собой. Блейк собирался оставить ее в Данбаре и наносить регулярные, хотя и нечастые визиты, пока не обзаведется домом, куда можно привести ее и забыть окончательно.

Блейк улыбнулся встревоженному Малышу Джорджу и взлетел по лестнице к самой двери. От его толчка створки с шумом распахнулись, пропуская его более медлительных и менее уверенных сопровождающих. Войдя в большой зал, Блейк замедлил шаг, так как за столом, стоявшим на возвышении, заметил мужчин, которые жадно поглощали еду, громко хохотали и грубо сквернословили. Если он думал, что та сотня человек, которая охраняла стены во дворе и совала свои носы в его дела, включала всех, кем управлял лорд Данбар, то сейчас было самое время понять свою ошибку. Много народу наслаждалось здесь отдыхом и пищей, слишком много для такого небольшого имения.

Блейк быстро оглядел всех присутствующих, отыскивая женщину, с которой ему предстояло провести вместе оставшуюся часть жизни, но никого похожего не увидел. За исключением пары служанок, в зале были одни мужчины. Самоуверенности у него поубавилось, но он убедил себя, что скоро ее встретит. Блейк повернулся к главе стола, постепенно привлекая внимание сидящих, — мужчины толкали друг друга локтями, показывая на него.

Не обращая внимания на их оскорбительное поведение, Блейк шел к центру зала, пока не остановился перед старым седым мужчиной, который, как он полагал, и был лордом Ангусом Данбаром. Вокруг воцарилась полная тишина. Множество глаз уставилось на него, а этот человек даже не поднял головы. От уверенности Блейка почти ничего не осталось, когда Рольф пришел ему на помощь.

— Приветствую вас вновь, лорд Данбар.

За годы от усталости и беспокойства плечи старого Ангуса Данбара ссутулились, а волосы стали жесткими и седыми. В данный момент он обгладывал цыплячью ножку. Закончив, бросил кость через плечо и только тогда поднял голову, но посмотрел не на приветствующего его лорда, а на самого Блейка. И Блейк тут же понял, каким ошибочным было его первое впечатление. Ему показалось, что этот человек стар? Устал от забот? Ну нет. Может быть, его волосы и поседели, но в глазах сохранился живой блеск, они словно пронзали Блейка насквозь.

Легкое удивление отразилось на лице Ангуса Данбара, губы его вытянулись в узкую линию, и он откинулся на спинку кресла.

— Ита-ак, — протянул старый лорд. — Это мне проводника или какое иное зло благодарить за то, что ты решил здесь показаться? Выглядишь, как истинный сын своего отца.

Блейку понадобилось время, чтобы разобрать акцент.

— Все равно слишком поздно. — Удовольствие шотландца при этом сообщении было очевидным. — Девчонка упорхнула из куриной клети, пока ты раздумывал.

— Клеть? Раздумывал? — Блейк в замешательстве повернулся к насупившемуся Рольфу.

— Он сказал, что время следить за детьми пришло и ушло и девушка упорхнула из курятника. Таким образом он намекает, что ты слишком долго ехал, — пояснил тот, после чего вновь повернулся к лорду Данбару. — Что вы имеете в виду, говоря, что девчонка упорхнула из клетки? Куда она делась?

Данбар пожал плечами.

— Она не доложила.

— А вы хоть спрашивали?

Ангус потряс головой.

— Это было почти две недели назад, после того как привезли леди Уайлдвуд.

— Леди Уайлдвуд здесь? — изумился Рольф. — Мы должны были доставить ее ко двору.

— Да уж. И на что же, позвольте узнать, вы потратили столько времени? Мы ожидали вашего возвращения более недели назад.

Рольф, бросив озлобленный взгляд на Блейка, пробормотал:

— В пути случались непредвиденные задержки.

— Ну-у, пока вы разбирались с «непредвиденными задержками», леди Уайлдвуд пришлось бежать, дабы спасти свою жизнь.

— Вы имеете в виду леди Маргарет Уайлдвуд? — прервал его Блейк и очень удивился, когда шотландец кивнул. При дворе он несколько раз встречал лорда Уайлдвуда и его супругу. Леди Маргарет часто там бывала при жизни королевы. Все, что Блейк видел и слышал, указывало на счастливый брак, длившийся более двадцати лет. Лорд Уайлдвуд никогда не обижал жену при жизни и, безусловно, не мог сделать этого сейчас, ибо Блейк знал, что пожилой лорд погиб в Ирландии несколько месяцев назад. — Но лорд Уайддвуд мертв, — громко заявил он. — Кто мог угрожать леди Уайлдвуд?

Рольф нахмурился.

— Гринвелда знаешь?

Блейк кивнул, вспомнив соседа Уайлдвудов. Это был алчный, безнравственный ублюдок, к которому никто не испытывал симпатии.

— Он вынудил леди Уайлдвуд вступить с ним в брак, — продолжал Рольф. — Разлучил ее с дочерью, леди Иллианой, и использовал безопасность девушки как средство давления на леди Уайлдвуд.

Блейка потрясли подобные известия.

— Он же не рассчитывал ускользнуть после всего этого?

— Но тем не менее он ускользнул. Леди Уайлдвуд смогла отправить письмо королю с верным ей слугой. В послании подробно описывалось ее затруднительное положение. Ричард немедленно устроил брак Иллианы с Дунканом, сыном лорда Ангуса, — объяснял Рольф, кивая на сидящего рядом шотландца, — избавив ее, таким образом, от власти и угроз Гринвелда. Его величество до сих пор пытается аннулировать вынужденный брак леди Маргарет.

— Что послужило замечательной причиной для избиения последней нежным супругом, — мрачно добавил Ангус. — Он скорее убил бы ее, чем отдал Уайлдвуд.

— Согласен, — кивнул Рольф. — Достаточно веская причина, если он пронюхал о действиях короля. Полагаю, она прибыла сюда в поисках защиты? Но почему не ко двору? Король смог бы позаботиться о ней.

— Я уж точно не знаю. — Ангус пожал плечами. — Она сбежала со своей горничной и ее сыном, но в пути свалилась в лихорадке и все еще не поправилась. Так что мы не имели возможности поговорить.

— Понятно, — недовольно пробормотал Рольф. — Как она себя чувствует?

Губы Данбара сморщились,

— Почти жива. Едва не попрощалась с этим светом. Наверное, она предвидела ваше появление и потому направилась в Данбар, к своей новой родне.

Рольф с епископом обменялись взглядами, а Блейк поинтересовался:

— Вы послали королю сообщение о том, что леди находится здесь?

— Нет, я решил подождать вашего прибытия. Лучше сообщить ему обо всех новостях сразу. Он может пожелать, чтобы вы сопровождали леди Уайлдвуд обратно ко двору.

— Вы мудрый человек, Ангус Данбар, — кивнул Рольф.

Губы лорда сурово сжались.

— А ты, сынок, неплохой дипломат. Теперь понимаю, почему ваш король посылает тебя с подобными миссиями.

Рольф хмыкнул. Неудовольствие от необходимости выполнять подобные поручения становилось заметным при каждом его взгляде на Блейка.

— Лучше решить все прямо сейчас.

— Да, конечно. Правда, есть небольшая проблема. Как я уже говорил вам, под шумок, связанный с прибытием леди Уайлдвуд, Шинейд решила предпринять небольшое путешествие. На следующий день я со своими людьми немного выпил. Крошка дождалась, когда я отключусь, и gin nicht упорхнула из клетки.

— Что? — переспросил разочарованный и смущенный Блейк.

— Он сказал, что она уехала на следующий день после прибытия леди Уайлдвуд…

— Эту часть повествования я понял, — раздраженно прервал Блейк. — Что, черт возьми, означает gin nicht?

— В сумерках. Лорд Ангус и его люди устроили попойку, и леди Шинейд, дождавшись, когда он напьется, в сумерках упорхнула…

— Из курятника. Это я тоже понял. — Повернувшись, он взглянул на пожилого лорда, который явно выглядел удовлетворенным. Блейк всегда гордился своим умением очаровать собеседника и нередко использовал данные ему способности к собственной выгоде. Сознание того, что он не может уследить за разговором, так как не понимает половины сказанного, в высшей степени раздражало. А то, что Данбар знал об этом раздражении и наслаждался моментом, выводило Блейка из себя еще больше. — Должен ли я понимать, что вы разрываете контракт и желаете расплатиться ее приданым?

Данбар выскочил из кресла, словно подброшенный пружиной.

— Когда дьявол отрастит цветы вместо рогов! — выпалил он. Неожиданно успокоившись, Ангус улыбнулся. — Тоже мне, поглядите-ка. Это ты затянул выполнение своего долга и не забрал вовремя невесту.

— Но я приехал за ней сейчас. — Появившаяся на губах Блейка улыбка была холоднее льда.

— Девчонка видела уже двадцать четыре зимы, — огрызнулся Данбар. — Надо была приехать лет десять назад.

Блейк уже открыл было рот для ответа, но Рольф остановил его и, схватив за руку, спокойно заворковал:

— Мы уже проходили это, лорд Ангус, долго и упорно. Вы согласились, чтобы свадьба прошла здесь, и лорд Блейк прибыл, чего и требовал от него договор. — Он нахмурился. — Не понимаю ваших затруднений. Когда я уезжал, вы были согласны на свадьбу. И Дункан был согласен. Только Шинейд приводила какие-то аргументы против. А сейчас вы снова взялись за старое!

Данбар пожал плечами, задумчиво поглаживая морщинистый подбородок.

— Да, я согласился, но не обещал упрощать парню его задачу. Он медлил много дольше, чем мне бы хотелось, и тем самым оскорбил каждого Данбара.

Со всех сторон послышались выкрики одобрения, и Рольф тяжело вздохнул. Лорд Ангус все время говорил о том, что было сделано, но ни разу не упомянул о помощи, которую готов оказать, и это, по мнению Рольфа, являлось нехорошим знаком.

— Я понимаю ваши чувства, милорд, но боюсь, лорд Блейк прав. Потворствуя бегству вашей дочери, вы нарушаете контракт. Ее приданое будет конфисковано и…

С отвращением на лице Данбар прервал его:

— Побереги дыхание. Я понимаю, что девочка скоро выйдет замуж, как ты того и желаешь. Это вопрос решенный. — Его взгляд обратился на Блейка. — Кроме того, я бы хотел иметь внуков с ее стороны, даже если в них будет течь половина английской крови. — Он сделал длинный глоток эля из своей кружки, после чего стукнул ею по столу и произнес: — Она убежала к Святому Симиану.

— Святой Симиан?

— Это аббатство в двух днях пути отсюда, — весело пояснил Ангус. — Она попросила там убежища, и ей его предоставили. Так что я не могу увидеться с девчонкой во имя спасения моей души.

— Проклятие! — выругался Рольф. Затем он прищурился и внимательно посмотрел на шотландца. — Я думал, вы не знаете, где она.

— Я сказал, что она мне не доложила, — невозмутимо уточнил тот. — Один из моих ребят проследил за ней, когда я предположил, на что может пойти моя дочь. Он следовал за ней до самого аббатства, но затем ему пришлось ретироваться. Мужчинам не разрешено входить внутрь, как вам должно быть известно.

— Да уж, известно, — не сдержался Рольф.

Ангус Данбар снова перевел взгляд на Блейка. Он слегка смягчился, увидев выражение лица стоявшего перед ним мужчины.

— Ну, ты теперь знаешь, где она. Чего медлишь? Иди и достань ее — должно быть, ей уж скучно, может, и сама к тебе выбежит.

Блейк посмотрел на Рольфа. Ему казалось, что его пытаются заманить в какую-то ловушку. На него возлагали ответственность за возвращение невесты и обряд бракосочетания. С таким же успехом они могли заставить его вырыть себе могилу самостоятельно, но… выбора ему не оставили.

Вздохнув, он направился к выходу вместе с епископом и лордом Рольфом, но перед дверью замер. Попросив остальных продолжить путь, Блейк вернулся к Данбару и спросил:

— Вы сказали, что аббатство находится в двух днях пути для верхового?

— Да.

— На землях, дружественных вам или нет?

Брови Данбара удивленно приподнялись.

— Мне — дружественных, а вот английскому королю — сомневаюсь. — Он откровенно развлекался. — Так что я бы на твоем месте не стал слишком хвастаться своим стягом.

Блейк кивнул. Его подозрения подтвердились. Без сомнения, лорд Данбар и Шинейд рассчитывают на его гибель, чтобы получить земли, обещанные девушке его отцом.

— В таком случае, сэр, могу я надеть ваш килт? — поинтересовался он с хищной улыбкой.

Ангус даже мигнул от удивления, но затем насупился:

— Зачем это тебе мой килт?

— Если земли, которые мы будем пересекать, дружественны вам, я бы предпочел надеть ваши цвета в доказательство защиты Данбара.

В зале воцарилась мертвая тишина; затем за столом начались перешептывания и обсуждения, пока не достигли ушей человека, стоявшего слева от смущенного лорда. Но стоило этому человеку прошептать несколько слов Ангусу Данбару на ухо, как смущение рассеялось. Что бы ни было сказано, этого хватило для его успокоения. Он расхохотался, и к нему присоединились все сидевшие в зале.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170419081
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   145 г
Оформление:   Тиснение цветное
Тираж:   14 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Федотова О.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить