Любимая жена Любимая жена Чего хочет суровый рыцарь, вернувшийся из крестовых походов? Жениться на пышнотелой, веселой девушке, которая стала бы ему верной подругой и принесла радость супружеской любви. Но леди Эвелин Стротон кажется ему слишком бледной и болезненной. И постоянно норовит упасть в обморок! Не супруга, а ночной кошмар наяву. Так думает сэр Пэн де Джервилл, пока не распутывает многочисленные шнуровки, утягивающие невесту. Только после этого он понимает: ему досталась настоящая жемчужина... АСТ 978-5-17-051070-2
93 руб.
Russian
Каталог товаров

Любимая жена

  • Автор: Линси Сэндс
  • Мягкий переплет. Крепление скрепкой или клеем
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2008
  • Кол. страниц: 286
  • ISBN: 978-5-17-051070-2
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Чего хочет суровый рыцарь, вернувшийся из крестовых походов?
Жениться на пышнотелой, веселой девушке, которая стала бы ему верной подругой и принесла радость супружеской любви.
Но леди Эвелин Стротон кажется ему слишком бледной и болезненной. И постоянно норовит упасть в обморок! Не супруга, а ночной кошмар наяву.
Так думает сэр Пэн де Джервилл, пока не распутывает многочисленные шнуровки, утягивающие невесту.
Только после этого он понимает: ему досталась настоящая жемчужина...
Отрывок из книги «Любимая жена»
Эвелин встала у окна и с любопытством посмотрела на мужа. Ослепительно улыбнувшись, Пэн дернул перевязанной рукой за обвивавшую его простыню, и она свалилась на пол. Эвелин потрясенно смотрела на его мужское достоинство, твердое, как скала, и прямое, как торчащий из земли столб. На долю секунды ей удалось переметнуть взгляд на его лицо, но затем глаза вновь непроизвольно опустились.

Она, конечно, уже видела его в брачную ночь, только тогда он не казался ей таким большим, или… как это сказать… крепким. И почему-то ей в голову стали приходить странные мысли: может быть, и вправду стоило подождать, пока его руки заживут?.. Она даже не расстроится, если он действительно испытывает отвращение к ней… И что плохого, если у него заведется любовница? А почему бы мужчине просто не вонзать в женщину свой меч? Все равно, ничего хуже, чем эта огромная штука внутри тебя, придумать невозможно.

Понимая, что у нее начинается паника, когда бояться еще нечего, Эвелин заставила себя посмотреть на мужа и выдавить вежливую улыбку.

– Почему ты гримасничаешь? – спросил Пэн.

– Я… – Она замялась, придумывая отговорку. Однако ни одной путной мысли в голову не пришло, и Эвелин, махнув на это рукой, спросила:

– Так вы сказали, у вас какая-то идея…

– Ах да!

Повернувшись, Пэн отдернул штору, и комнату залил лунный свет. Эвелин с любопытством посмотрела на улицу, но толком ничего увидеть не могла: от подоконника до пола было около трех футов, поэтому оставалось лишь разглядывать стекло, изображая на лице необычайную заинтересованность. О да, это было дорогое стекло, такая редкость… Окна, еще и со стеклами – поразительно. Если бы Эвелин не знала, что выходит замуж за человека из богатой семьи, то ей это в полной мере открылось бы именно сейчас.

– Что ж, очень хорошее окно, милорд супруг. Спасибо, что показа… ой! – Эвелин взвизгнула от неожиданности и схватила Пэна за плечи, когда он, вдруг развернув ее лицом к себе, взял ее под мышками и ловко усадил на подоконник. – Что вы де…

Вопрос был тут же пресечен. Широко разведя ее колени, Пэн встал между ними и впился ей в губы. Поначалу она была в таком оцепенении, что даже не пыталась оттолкнуть его и вымолвить хоть слово, а через несколько мгновений, когда его язык пробрался внутрь и они слились в глубоком поцелуе, она и вовсе забыла, что собиралась сказать.

К тому времени, как Пэн закончил, Эвелин почувствовала, что тает, и ее разум не способен удержать ни одной мысли.

– Я все обдумал, – прошептал он, передвинувшись губами к ее уху и пытаясь тем временем убрать ее руки с простыни, которую она прижимала к груди.

– Это хорошо, – ответила она и мягко потерлась щекой о его губы, словно кошка, просящая ласки.

– Раз я не могу подготовить тебя руками, буду использовать рот, – объяснил Пэн. – Но сначала отпусти простыню.

– Хм… – Эвелин улыбнулась. – А вы не могли бы еще раз меня поцеловать?

Увидев выражение ее лица, он расплылся в медленной, истинно мужской улыбке и спросил:

– А тебе нравится, как я целую?..

Несмотря на заданный вопрос, он выглядел так, словно ответ был ему заранее известен. Что ж, Эвелин совершенно не возражала.

Убрав одну руку с простыни, она погрузила пальцы ему в волосы и притянула его к себе для нового поцелуя. Пэн ответил, начав на этот раз медленно, нежно, затем пробираясь все глубже, до тех пор пока это не переросло в страстную борьбу. Когда он наконец отстранился, они оба тяжело дышали, и он снова проследовал мелкими поцелуями от ее щеки к уху.

По всему ее телу пробежала дрожь от легкого прикосновения языка к чувствительной коже. Эвелин склонила голову, поддаваясь ласке, затем неожиданно повернулась к нему лицом и впилась в его губы. Пэн снова ответил на поцелуй. Ощущения, которые он пробуждал в ней, заставляли ее непроизвольно прогибаться перед ним, реагируя на желания тела. Ей хотелось быть ближе, насколько это возможно… Как только она подвинулась вперед, сидя на подоконнике, и тесно прижалась к нему, Пэн закончил поцелуй и повел губами вниз по ее горлу, заставив Эвелин откинуть голову, чтобы он смог нащупать и легонько ущипнуть нежную ложбинку в ключице.

Эвелин со стоном ухватилась за его плечи, ослабив руки. Простыня, которую она держала, опустилась на бедра, и Пэн, не останавливаясь, продолжил движение вниз.

Как только его губы приблизились к затвердевшему соску и обхватили его, Эвелин вздрогнула и, упершись ногами в стену, приподнялась и еще теснее прижалась к нему, чувствуя, как его жезл трется об нее сквозь простыню, до сих пор прикрывавшую нижнюю часть ее тела. Ощущения были настолько приятны, что она не могла заставить себя остановиться.

Едва слышно Пэн издал рычащий звук, снова прильнул к ней, и она со стоном откинула голову. Прохладный ветерок коснулся ее влажного соска. Эвелин содрогнулась и опустила глаза, смотря, как Пэн продвигается губами все ниже по животу, заставляя каждую внутреннюю мышцу сжиматься под этими прикосновениями. Ловя ртом воздух и потеряв равновесие, когда до его плеч уже нельзя было дотянуться, Эвелин ухватилась за овечью шкуру, прикрывавшую окно. Когда Пэн, встав на колени, убрал одной рукой простыню с ее бедер, сил на протест не оставалось.

Как только самый ее центр открылся ему, Эвелин собралась возразить, но чуть не задохнулась от изумления, когда его язык и губы тесно соприкоснулись с этим местом. – О Боже!

Эвелин снова непроизвольно приподнялась, овладеваемая вихрем замешательства и восторга. В наставлениях перед брачной ночью мама ничего подобного не упоминала и ни словом не обмолвилась о разраставшемся внутри жгучем напряжении.

Эвелин подумала, что сойдет с ума, если Пэн не прекратит эту волшебную пытку. Но она также была уверена, что умрет, если он сейчас остановится. Ей хотелось свести ноги, чтобы прервать его, но в то же время ее терзало желание прижать его лицо еще ближе, двигаться в одном ритме с ним. Пэн не останавливался, и она, вытащив руку из его волос, схватилась за овчину, висевшую на окне, и, подтянувшись, начала приподниматься, как вдруг ее тело взорвалось от созданного им блаженства. Крича, Эвелин сильнее потянула за край овчины и откинула голову… как раз в тот момент, когда шкура оторвалась и накрыла их обоих. – Жена?..

Эвелин почти не помнила, как Пэн, быстро убрав перемотанными руками шкуру, вновь оказался меж ее ног. Она обняла его, обхватила ногами и, притянув к себе, уткнулась лицом ему в шею, дрожа и тихо постанывая. Ей казалось, будто она разорвалась на части, и он был единственной в мире опорой для ее беспомощного тела.

Она почувствовала, как он медленно обнимает ее за спину, и тяжело вдохнула, когда его твердость прижалась к невозможно чувствительной области меж ее ног. Издав стон, Пэн неожиданно приподнял ее подбородок и впился ей в губы. Она ответила на этот страстный поцелуй, прогнувшись. Плотное столкновение их тел вызвало бурю наслаждения, и Эвелин подумала, что это, возможно, еще не все. Тут Пэн чуть отступил и подтолкнул ее к себе.

– Держись, – прошептал он и погрузился в нее. Эвелин вскрикнула и инстинктивно поднялась, отскакивая от неминуемой боли, о которой была предупреждена заранее.

Замерев, Пэн силой заставлял себя оставаться в таком положении. Ему хотелось двигаться. Очень. Оказавшись внутри, в ее тепле, он безумно жаждал продолжения, но знал, что пока нельзя ради Эвелин. Надо было дать ей возможность привыкнуть.

– Хм… а это совсем не больно, – сказала она. Пэн отклонился и посмотрел в ее удивленные глаза. – Я ожидала настоящей боли, но почувствовала только легкий щипок. – Она широко улыбнулась и осторожно поерзала. – Правда, ощущения странные.

Стиснув зубы, Пэн прислонился лбом к ее голове и попытался размеренно дышать, собираясь с последними силами, чтобы удержаться на месте вопреки категорическим требованиям организма.

– Супруг? – неожиданно спросила Эвелин.

– Н-да?.. – выдавил он сквозь зубы.

– Это все? Мы уже закончили?

Издав короткий смешок, Пэн выпрямился, вышел из нее и ответил:

– Нет, не все.

– О… – на выдохе произнесла Эвелин. – Это… хорошо…

Она выглядела сначала растерянной, затем снова удивленной, когда он опять углубился внутрь.

– О, это… – Она прервалась, когда он вышел. – О… Вспомнив о непрерывной болтовне жены во время поездки сюда, Пэн испугался, что сейчас ей может прийти в голову заняться тем же, пока она верхом на нем. Он поспешил возобновить поцелуй.

Чертов мужской инстинкт побуждал его поторопиться, но он по-прежнему сдерживал себя ради Эвелин. Однако ей это, кажется, не очень нравилось. Она сидела, обхватив его руками и ногами. Он же мог контролировать процесс только своими перевязанными руками, и то осторожно, чтобы случайно не удариться и не повредить их еще больше.

Через секунду все его благородные намерения растворились, как только жена вдруг впилась ногтями ему в спину. Тут он всецело поддался желаниям и, движимый сладкими стонами Эвелин и тем, как она прогибалась, начал входить в нее быстрыми сильными толчками. Затем она, неожиданно прекратив поцелуй, запрокинула голову и закричала. Он почувствовал, как ее тело сжимается, заставляя его входить глубже и глубже… Через секунду Пэн застонал от собственного долгожданного освобождения.

Ему потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя и, перестав опираться на жену, взглянуть через ее плечо в окно. Оно было приоткрыто. Кто-то, возможно, проветривал помещение перед их приездом и забыл закрыть. Пэн тут же заинтересовался, слышал ли их кто-нибудь. Бросив взгляд вниз, на двор, он застыл при виде собравшихся зрителей. Казалось, там стояла половина отцовской прислуги, и он мысленно обрадовался горевшему в комнате камину – пожалуй, все, что они могли разглядеть благодаря свету пламени, были тени их фигур. Вскоре один из мужчин вышел вперед. Пэн содрогнулся, узнав его по силуэту. Тот поднял большой палец в знак одобрения, и уже не стоило сомневаться, что это его отец.

Тяжело вздохнув, Пэн опустил голову на плечо жены, но его тотчас охватил страх, что она может в любую секунду оглянуться и понять, в чем дело. Зная, какой страшный позор переживет Эвелин, обнаружив, что их первый раз был выставлен на публичное обозрение, он схватил ее за талию и снял с подоконника.

– Супруг! Вы повредите руки! – закричала она, вцепившись ему в плечи и обняв ногами за спину, боясь, что он уронит ее.

Ничего не ответив, Пэн продолжил отступать от окна до тех пор, пока его икры не уперлись в кровать. Он упал назад вместе с Эвелин, и она взвизгнула, затем надрывно засмеялась, когда он перевернул ее на бок, лицом к себе. Посмотрев на нее, Пэн увидел, как зарделись ее щеки, а глаза излучали радость и умиротворение. Неожиданно она нахмурилась.

– Что такое? – спросил Пэн, отвлекаясь от любования ее красотой.

– Мы не сделали… простыня… – Она покраснела от смущения, но затем собралась с силами и продолжила: – Ее обычно вывешивают как доказательство невинности невесты, и тогда все знают, что брак заключен, но мы не…

Не договорив, Эвелин взглянула в сторону окна.

– А-а… – произнес Пэн. – Что ж… ты не волнуйся, не думаю, что кому-то понадобится доказательство. Они поверят мне на слово.

– Да, но… – попыталась возразить Эвелин, но он прервал ее поцелуем, затем лег на спину и, устроившись поудобнее, протянул к ней руки.

– Давай сейчас укроемся и будем спать.

Поколебавшись, Эвелин подобралась к нему поближе, натянула на него и на себя простыни, потом, подумав еще секунду, положила голову ему на грудь. Пэн обнял ее одной рукой, и Эвелин сделала то же самое с некоторой неуверенностью.

Он почти уснул, когда она, приподнявшись, начала о чем-то болтать. Пэн свободной рукой опустил ее голову обратно к себе на грудь и сказал:

– Спи.

Закрыв глаза, он сам притворился спящим и наблюдал. Через несколько секунд она наконец расслабилась, утихла, дыхание выровнялось. Пэн улыбнулся, прислушиваясь. Жена храпит, как моряк, подумал он, однако это его даже умилило. Он поцеловал ее в макушку и начал довольно разглядывать кроватные занавески над головой. Надо же, ему удалось совершить брачный обряд и доставить жене удовольствие, совершенно не пользуясь руками… «А все-таки я молодец, черт возьми», – радостно подумал Пэн.

Эвелин проснулась, чувствуя легкое покалывание на правой груди. Улыбнувшись, она в полудреме издала тихий сладостный стон и прогнулась под приятным ощущением. Открыв глаза, она увидела переливавшуюся в лучах утреннего солнца темную макушку мужа, нежно ласкавшего губами и языком ее сосок.

Лепеча от удовольствия, Эвелин погрузила пальцы ему в волосы, мягко провела ногтями по голове, затем опустилась ниже, к спине. Пэн посмотрел вверх и, увидев, что она проснулась, приподнялся и поцеловал ее.

Эвелин подумала, что, может быть, не стоит сейчас – у нее было не очень приятное дыхание с утра, но потом решила, что раз он не против, то и она не возражает. Это было волшебное пробуждение, и блаженство усилилось, как только Пэн просунул колено меж ее ног и прижал его к ней. Эвелин снова застонала, прогибаясь и чувствуя сильное желание.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170510702
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   175 г
Размеры:   207x 137x 18 мм
Оформление:   Тиснение цветное
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Лопатенко Н.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить