Леди греха Леди греха Желая обратиться за помощью к юристу, она появляется в доме известного адвоката. Но чувственное обаяние и магнетизм Найтриджа так сильны, что Шарлотта почти забывает о цели своего визита. Ее беспокоит другое - узнает ли в ней Натаниел женщину которая месяц назад под маской отдалась ему в порыве безудержной страсти? И не превратится ли она в леди греха, если он снова решит ее преследовать. АСТ 978-5-17-051097-9
89 руб.
Russian
Каталог товаров

Леди греха

  • Автор: Мэдлин Хантер
  • Мягкий переплет. Крепление скрепкой или клеем
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2008
  • Кол. страниц: 315
  • ISBN: 978-5-17-051097-9
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Желая обратиться за помощью к юристу, она появляется в доме известного адвоката. Но чувственное обаяние и магнетизм Найтриджа так сильны, что Шарлотта почти забывает о цели своего визита. Ее беспокоит другое - узнает ли в ней Натаниел женщину которая месяц назад под маской отдалась ему в порыве безудержной страсти? И не превратится ли она в леди греха, если он снова решит ее преследовать.
Отрывок из книги «Леди греха»
Глава 1

Натаниел Найтридж чувствовал себя словно в аду, где влиятельные и деятельные мужчины оказываются беспомощными в результате не зависящих от них обстоятельств.
Скованный в этой преисподней духа, он ожидал ужасных последствий своего недавнего поражения. Пронизывающий тело холод не могли победить ни тепло камина, возле которого он сидел, ни бренди, которого он выпил уже не один бокал.
Спиртное затуманило рассудок, но не настолько, чтобы не замечать навязчивого тиканья проклятых часов – оно впивалось ему в душу с дальнего столика гостиной его холостяцкой квартиры в Олбани.
Он, однако же, прекрасно понимал, что его душевное состояние – сущая безделица по сравнению с тем, что испытывал другой человек в нескольких милях от него.
– Прошу прощения, сэр. – Слова эти прозвучали тихо и неуверенно.
Натаниел медленно перевел взгляд на дверь. Там стоял его слуга Джейкобс, чье стареющее ангелоподобное лицо выражало тревогу, вызванную многократными вспышками хозяйского гнева.
– Здесь леди, сэр. Она вошла в вашу приемную, и ваш секретарь направил ее сюда. Она утверждает, что у нее к вам важное дело.
– Если она оказалась здесь, вряд ли ее можно назвать леди.
– Но это именно так, – Джейкобс протянул Натаниелу серебряный поднос – Вот ее визитная карточка, сэр.
– Скажи ей, что я не принимаю.
– Но...
– Пусть убирается, черт побери!
Джейкобс вышел. Натаниел же вновь наполнил свой бокал. Ему не нужно было смотреть на часы, чтобы узнать время. Оставалось полчаса, не больше.
Он сделал несколько больших глотков, что на несколько благословенных минут затмило его сознание.
Но это продолжалось недолго. Он снова оказался в своем кресле, наполовину опьяневший, но безжалостно ярко воспринимавший все вокруг. Часы. Голоса – Джейкобса и женский. И голоса эти приближались, становились все громче и громче, пока наконец не сделались отчетливо слышны.
– Я повторяю, миледи, мистер Найтридж не принимает.
– А я повторяю, что у меня неотложное дело. Я не могу терять еще один день, разыскивая его светлость по всему Лондону.
Хотя массивная дверь отчасти заглушала звуки, женский голос показался ему знакомым.
Дверь отворилась, и на пороге появился Джейкобс с выражением растерянности на лице. Следом за слугой вошла и женщина.
Натаниел окинул гостью взглядом. Невысокая, темноволосая, с прекрасной фигурой. На голове – креповая шляпка цвета топленого молока. В руке же дама сжимала ручку зонтика.
Она решительно миновала наполовину закрытое шторой окно, и Натаниел наконец-то рассмотрел ее очаровательное личико.
– Господи, сжалься, – пробормотал он вполголоса.
– Леди Шарлотта Марденфорд, – объявил Джейкобс.

* * *

Шарлотта ожидала, что мистер Найтридж поднимется, чтобы поприветствовать ее. Но он, упершись локтем в ручку кресла, сжал пальцами виски. Вся поза его, казалось, выражала покорность и смирение. Глаза же – темные, глубоко посаженные, они волнующе контрастировали с золотистыми волосами. Его глаза могли гипнотизировать, как глаза актера, и он нередко пользовался этим. Мистер Найтридж не выступал в театре, но был известен тем, что господствовал на иного рода сценах – в залах суда и гостиных.
Особенно уязвимыми перед его магнетическим присутствием оказывались дамы. Пожалуй, это и являлось причиной, по которой Шарлотта намеревалась пригласить его сегодня к себе в дом, несмотря на все свои усилия избегать Найтриджа в последний месяц. Впрочем, была и другая причина... Причина, имевшая отношение к его заключению в этой затемненной комнате – иначе она, возможно, пришла бы на следующее утро в его приемную.
Тут он наконец узнал гостью и невольно поморщился. Длинная, почти до воротника, прядь волной падала ему на глаз; жилет был расстегнут, расстегнуты были также манжеты и ворот рубашки. Он явно принадлежал к той породе людей, которые сохраняли привлекательность даже в состоянии крайнего волнения. Более того, беспорядок в одежде очень шел ему – этого нельзя было не признать.
Шарлотта сняла мантилью, отороченную мехом, и протянула ее слуге. Тот тут же удалился, а она встала прямо перед мистером Найтриджем, по-прежнему сидевшим в своем мягком зеленом кресле с высокой спинкой.
Натаниел снова окинул гостью взглядом и еще больше помрачнел. Потом вдруг отвернулся и уставился на огонь в камине. Он откинул назад волосы, открыв высокий лоб, но непослушная волнистая прядь все также ниспадала на его красивое лицо с точеными чертами.
На какое-то время в комнате воцарилась тишина – слышалось лишь тиканье часов на дальнем столике.
Шарлотта не ожидала, что ее визит начнется столь неудачно. Но с другой стороны, она вовсе не рассчитывала на радостные улыбки хозяина. В конце концов, они с Найтриджем недолюбливали друг друга.
– Вы не очень-то вежливы, – произнесла она наконец.
Он тихо вздохнул.
– Ошибаетесь. Это вы проявили бестактность. Мой слуга сообщил вам, что я не принимаю, поэтому меня совершенно не радует ваше вторжение. Сегодня я не расположен к светским беседам. Джейкобс проводит вас.
– Но я пришла по важному делу.
– Если вы не заметили, то сообщаю: я наполовину пьян и скоро окончательно опьянею. Поэтому не смогу заниматься делами. Дела могут подождать.
– Это дело не терпит отлагательств.
– Тогда найдите кого-нибудь другого. Почему вам непременно нужно досаждать именно мне?
Они и прежде не ладили, но сегодня он был на редкость груб. Поведение Найтриджа было бы совершенно непростительным, если бы она не знала, в чем причина подобной грубости.
Шарлотта положила на столик свой зонтик, словно давая хозяину понять, что не намерена уходить. Этот ее жест заставил его снова поморщиться.
– Полагаю, сегодня не самый подходящий день для того, чтобы раскладывать здесь ваше оружие, леди Марденфорд.
– Мне никогда не требовалось оружие при общении с вами.
– Но вы всегда ведете себя так, будто оно вам необходимо. Вы носите зонт... как шпагу. Зонт при вас даже зимой, когда вовсе нет солнца. Боюсь, вы вот-вот воткнете его в меня.
– Напрасно беспокоитесь. Наверное, я могу ударить вас зонтиком, если вы дадите мне повод. Но проткнуть вас – никогда.
– Если вы настаиваете на том, чтобы остаться, я могу дать вам повод... Так что предупреждаю.
– Вы сегодня откровенно грубы, вызывающе грубы. Конечно, вы никогда не отличались любезностью, но сегодня дошли до крайности.
Его глаза сузились, затем вдруг потеплели. Когда же он снова взглянул на гостью, в них вспыхнули искорки, и у Шарлотты от этого взгляда по спине мурашки пробежали.
Это был нагловатый мужской взгляд, и он вызвал у нее беспокойство, раздражение... и в то же время чувственное возбуждение. Но конечно же, джентльмен не должен был смотреть на леди подобным образом. Было очевидно, что опьянение освободило его от обычной сдержанности.
Внезапно Найтридж усмехнулся и проговорил:
– Легко вам говорить, что я веду себя вызывающе. Думаю, не ошибусь, если замечу, что вы надели это платье специально для визита сюда. Оно в достаточной степени обнажает ваши плечи. Когда я вижу так много женской плоти, я знаю: женщине что-то нужно. – Он снова усмехнулся и спросил: – Так чего же вы хотите?
Шарлотта почувствовала, что краснеет. Да, конечно, открытый лиф ее платья обнажал плечи и шею, но все-таки не настолько, чтобы делать подобные замечания. И она надела это платье вовсе не для визита сюда, просто так получилось... Да-да, так получилось, вот и все. А этот наглец, наверное, считает, что все женщины наряжаются исключительно ради него.
Она уже приготовила резкий ответ, однако промолчала, заметив, что Найтридж снова отвернулся: казалось, он о чем-то задумался.
Минуту спустя часы пробили три четверти часа, и это вывело его из задумчивости. Взглянув на гостью, он пробурчал:
– Вам действительно следует удалиться. То, что вы посещаете меня в одиночку, может вызвать скандал.
– Если кто-то и видел, что я пришла сюда... Впрочем, этого не случилось. Но даже если люди заметили меня, то ничего страшного. Ведь я пришла за советом, не более того, Кроме того, весь город знает, что отношения между нами не отличаются теплотой. Так что мое присутствие здесь, у вас, не угрожает моей репутации.
Хозяин не предложил ей сесть, однако ее это не смутило. Пристроившись на краешке софы с плетеной спинкой, она с невозмутимым видом проговорила:
– Когда вы узнаете, почему я пришла, вы не будете возражать против моего вторжения.
Он с усмешкой покачал головой:
– Обещаю вам, что буду.
– Выслушайте меня, пожалуйста. Как вам известно, через четыре дня у меня в доме состоится встреча. Цель ее – отправить в парламент петицию с просьбой внести изменения в законы, регулирующие положение замужних женщин. Включая, разумеется, и закон о разводе.
– Я получил ваше приглашение. Вам не следовало приезжать сюда.
– Я боялась, что вы не примете мое приглашение из-за наших... ну, некоторых наших разногласий.
– Некоторых? Миледи, мы с вами не способны прийти к единому мнению ни по одному вопросу.
Это было не так. Дважды они приходили к соглашению. Однажды им даже не потребовались слова, чтобы узнать, что на уме у каждого из них. Правда, Найтридж даже не догадывался об этом, и в результате она оказалась его должницей.
– Я пришла, чтобы объяснить вам, почему так нуждаюсь в вашем появлении в моем доме, – продолжала Шарлотта. – Уже трижды вы выступили на стороне защиты в судебных разбирательствах, касающихся несчастных жен.
– Четыре раза. Я принимал участие в четырех таких делах. Об одном из них вы не могли знать. Но продолжайте, пожалуйста, – добавил он со вздохом, как бы давая понять, что делает гостье величайшее одолжение, выслушивая ее.
– Вы видели и слышали из первых уст, как страдают многие женщины. Вы лучше других знаете о неравенстве мужчин и женщин перед законом. Если вы посетите нашу встречу, одно ваше присутствие придаст вес нашему делу.
– Вам больше помогут свидетельства адвокатов, которые оспаривают разводы в церковных судах. Мой опыт касается только тех случаев, когда неудачный союз ведет к трагедии, и эти примеры лишь настроят многих против вас.
– Думаю, вы ошибаетесь. Многие люди искренне сочувствуют женщинам, нуждающимся в защите. Кроме того, ваша известность очень нам поможет.
Казалось, Найтридж хотел ответить, но потом вдруг передумал. Протянув руку к стоявшему на ковре графинчику с бренди, он в очередной раз наполнил свой бокал. Сделав глоток, поднялся с кресла и направился к часам, тикавшим на дальнем столике.
– Так что же вы скажете, сэр? Вы посетите наше собрание?
Найтридж стоял в противоположном конце комнаты, спиной к гостье. Запрокинув голову, он осушил бокал, потом наконец проговорил:
– Вы хотите, чтобы я присутствовал там, потому что пользуюсь дурной репутацией?
– Нет, потому что вы известны и знамениты.
– Это известность циркача.
– Вами восхищаются. Дамы оценят ваше присутствие, и вам это хорошо известно.
– Вы хотите видеть меня у себя, потому что я привлекаю толпу? Тогда это еще хуже, чем быть циркачом. Я стану дрессированной собачкой, танцующей на ярмарке.
– Но вы будете танцевать под очень приятную музыку. Осмелюсь предположить, что вы обретете много новых поклонниц, когда все завершится. Так что вы получите компенсацию.
Она ожидала язвительного ответа, однако Найтридж не произнес ни слова, даже не шевельнулся.
Снова воцарилось молчание, и слышалось лишь мерное тиканье часов, возле которых стоял хозяин.
Шарлотта невольно вздохнула: все складывалось просто ужасно. Обычно их беседы с мистером Найтриджем заканчивались спором, но даже ссора была бы лучше, чем такое молчание.
Время тянулось необычайно медленно, а тиканье часов, казалось, становилось все громче. Наконец Найтридж, взглянув на циферблат, проговорил:
– Извините меня, леди Марденфорд, но я слишком пьян, чтобы вести себя вежливо и деликатно. Сейчас вам следует уйти.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170510979
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   200 г
Размеры:   84x 108x 32 мм
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Кондратьева О.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить