Один шаг до любви Один шаг до любви Бесстрашный и дерзкий Хантер Раймундо терпеть не может своенравных женщин и искренне полагает, что место любой особы слабого пола — в постели законного мужа. Но так случилось, что Хантер становится телохранителем зеленоглазой красавицы Дейдре, гордой и независимой дочери крупного судовладельца. Скандал, конечно, неминуем. Взаимной ненависти, разумеется, не избежать. Но как говорится, от ненависти до любви — один шаг. И очень скоро неприязнь сурового мужчины и решительной женщины превращается в страсть —жгучую и искреннюю, безжалостную и всевластную! АСТ 978-5-17-040559-6
114 руб.
Russian
Каталог товаров

Один шаг до любви

  • Автор: Джейн Арчер
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2007
  • Кол. страниц: 347
  • ISBN: 978-5-17-040559-6
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Бесстрашный и дерзкий Хантер Раймундо терпеть не может своенравных женщин и искренне полагает, что место любой особы слабого пола — в постели законного мужа. Но так случилось, что Хантер становится телохранителем зеленоглазой красавицы Дейдре, гордой и независимой дочери крупного судовладельца. Скандал, конечно, неминуем. Взаимной ненависти, разумеется, не избежать. Но как говорится, от ненависти до любви — один шаг. И очень скоро неприязнь сурового мужчины и решительной женщины превращается в страсть —жгучую и искреннюю, безжалостную и всевластную!
Отрывок из книги «Один шаг до любви»
Часть первая ТУЧИ НА ГОРИЗОНТЕ
Глава 1

Хантер стоял на станции «Три реки» в Техасе. Полуденный знойный воздух был наполнен ленивым стрекотом насекомых. Люди смеялись и разговаривали между собой, ожидая прибытия дилижанса. Хантер ни с кем не общался, стоя чуть поодаль.

Вскоре к станции подъехала карета из Корпуса-Кристи и остановилась. Из дилижанса вышли пассажиры и тут же принялись отряхивать дорожную пыль со своей одежды, однако, заметив бесполезность этого занятия, перестали хлопать руками себя и друг друга по плечам и спинам и поторопились скрыться от палящих лучей солнца в тени станционного навеса, где их уже поджидали родственники и друзья. Снова послышались взрывы смеха. Хантер по-прежнему стоял в стороне неподвижно и молчал.

Вышедшая из кареты молодая женщина остановилась у навеса и с беспомощным видом огляделась вокруг. Одета она была очень просто – длинная черная юбка и белая блузка, застегнутая наглухо. Девушка закрыла маленькую книжечку, которую держала в руках и которую, по всей видимости, читала в дороге, и убрала ее в полотняную сумку. Затем она снова огляделась вокруг и нахмурилась.

Девушку нельзя было назвать красавицей, хотя и серой мышкой тоже. Такая не растревожит сердца мужчины, подумал про себя Хантер, и эта мысль порадовала его.

Девушка сделала шаг, и Хантер, заметив изящную щиколотку, мелькнувшую из-под юбки, внимательнее посмотрел на незнакомку. Похоже, он поторопился со своими выводами. Ее стройное, гибкое тело, казалось, было создано Господом для того, чтобы доставлять наслаждение мужчине. Ни один нормальный представитель сильного пола не дал бы такой пташке спокойно пройти мимо.

Ругнувшись про себя, Хантер выпрямился и шагнул вперед. Воспоминания об этой девушке будет не так просто выбросить из головы. Она выглядела одновременно печальной, вызывающе сексуальной и высокомерной. Всякая романтика, а уж тем более поэзия, никогда не затрагивала души Хантера, но почему-то сейчас, когда он смотрел на незнакомку, ему на ум пришло выражение «призрачное видение». Хантер вдруг разозлился. Его охватило странное раздражение, приправленное изрядной долей ненависти, однако Хантер быстро усмирил свои внезапно вспыхнувшие чувства. Работа есть работа, и ничто не помешает ему выполнить ее. Качественно и в срок. Он не подведет. Его услуги хорошо оплачиваются.

Хантер решительно направился к девушке:

– Мисс Кларк-Джармон?! Я доставлю вас на ранчо Бар-Джей.

Девушка обернулась и устремила на него темно-зеленые глаза. Ее светлые волосы были собраны на затылке в низкий пучок, бледно-розовые губы слегка припухли, тонкая белая кожа казалась почти прозрачной. Хантеру понравилось лицо незнакомки.

– Где мои родители? – спросила девушка с легким акцентом, в котором сразу слышались отзвуки северного, южного и техасского диалектов. И этот акцент придавал ее голосу, низкому, вибрирующему, удивительную мелодичность. Хантер вдруг почувствовал, как по его телу пробежал приятный холодок, напоминающий дыхание бриза. Сначала вниз, до самых кончиков пальцев на ногах, затем снова вверх, к груди, и вдруг застыл где-то посередине, в самом низу живота… Да, у него с этой девушкой будут проблемы.

– Они не смогли приехать. Очень заняты.

– Но…

– Они просили передать, что очень сожалеют.

Хантер услужливо протянул девушке руку, но почти сразу же отдернул ее. «Девушка слишком хороша, чтобы прикасаться ко мне», – с раздражением подумал он и почувствовал, как и его щеки загорелись. Из-под полей своей шляпы девушка не могла видеть его лица, чему Хантер был очень рад.

Незнакомка снова огляделась.

– Прошу вас, позаботьтесь о моих вещах. Мне бы хотелось уже к вечеру добраться до дома.

Хантер подошел к ней очень близко. Обычно люди всегда пугались его высокого роста и черной одежды, которую он имел обыкновение носить, и сейчас ему было любопытно, как девушка воспримет его несколько развязное поведение.

– Что-то не так? – Она вскинула на Хантера удивленный взгляд.

В ее глазах не было ни капли испуга. Черт возьми, в ней, без сомнения, течет кровь Кларк-Джармонов.

– Вы и так слишком долго ехали. Может, останемся на ночь здесь и хорошенько выспимся, а завтра на рассвете поедем?

– Но мои родители будут волноваться.

– Нет. Наоборот, они хотели, чтобы вы на ночь остались в городе. Ведь так гораздо безопаснее.

– Хотела бы я знать, что это за таинственная причина, из-за которой ни один из них не смог меня встретить?

– Заболели несколько животных из стада, и ваши родители вынуждены были остаться на ранчо.

– А вам не нашлось там дела, мистер?..

– Хантер. Отчего же, мне всегда есть чем заняться, но ведь кто-то должен был встретить вас.

Мисс Кларк-Джармон глубоко вздохнула и, посмотрев на клонившееся к горизонту солнце, снова взглянула на своего собеседника.

– Что ж, хорошо. Утром так утром. Я очень устала. Как вы думаете, в местном отеле чисто?

– Боюсь, он не соответствует вашим стандартам чистоты, мисс Кларк-Джармон.

Девушка, по всей видимости, даже не обратила внимания на эту подковырку, поскольку была занята тем, что внимательно рассматривала багажный отсек кареты. Хантер почувствовал себя мальчишкой, которого только что уволили с работы.

– Мои чемоданы.

– Которые ваши?

Девушка улыбнулась:

– Все те, что наверху.

– Все семь или восемь?

– Точнее, девять. Вы такой крупный, сильный мужчина и, я думаю, вполне сможете сначала отнести их все в мою комнату, а потом, утром, снова сложить в багажный отсек, – повторила девушка и бросила на Хантера насмешливый взгляд.

– И не надейтесь. Пусть с вашими чемоданами поупражняется кто-нибудь другой. Сначала вверх по ступеням, потом снова вниз! Не слишком ли много хлопот? Вы можете взять с собой сейчас только один. Это все.

– В таком случае вам придется разыскать мой саквояж, зарытый где-то в середине этой горы, мистер Хантер. С меня этого будет вполне достаточно, если вы, конечно, возьмете на себя труд присмотреть за остальными чемоданами.

– Называйте меня Хантер. Никаких мистеров, – проговорил Хантер, вытягивая из глубины багажного отсека желтый кожаный саквояж. – Ваши чемоданы можно оставить на станции. Там есть комната для хранения вещей, и она закрывается на замок.

Девушка согласно кивнула.

– Что ж, теперь в отель. Где он?

Хантер махнул рукой в противоположный конец улицы, а потом повернулся к мужчине, который начал разгружать карету:

– Оставьте, пожалуйста, чемоданы мисс Кларк-Джармон на станции. Мы заберем их рано утром.

Обернувшись, он обнаружил, что его собеседница бодро шагала по тротуару к гостинице. Она даже не потрудилась подождать его. Тихо выругавшись, Хантер бросился ее догонять.

Дейдре Элинор Кларк-Джармон мерила шагами свою маленькую комнатку в гостинице «Три реки». Она еще даже не умылась и не сняла с себя пыльной дорожной одежды. Ее нервы были напряжены до предела. Ей так хотелось попасть домой сегодня к вечеру, но ничего не получалось. Придется ждать до утра. И это ее несказанно огорчало. Дейдре казалось, что она никогда не доберется сюда из Нью-Йорка. И вот теперь ей предстояло провести ночь в этой гостинице, да еще ужинать в обществе какого-то самонадеянного ковбоя. Эта мысль особенно угнетала.

Хантер. Он даже не посчитал нужным назвать свое имя. Что ж, возможно, такое обращение ему больше подходит. Он не из тех, кто задумывается о правах женщин и всяких других «тонкостях». Можно предположить, что этот мрачного вида черноволосый ковбой с карими глазами, смуглой кожей и довольно выразительными чертами лица даже пользуется расположением у определенного сорта женщин. Но в ней, Дейдре, такой мужчина, в черных одеяниях и с блестящим пистолетом на боку, не сможет пробудить никаких чувств и уж тем более вызвать восхищения.

Правда, надо заметить, что еще ни один мужчина не смог вызвать в ней страсти или хотя бы более или менее глубоких чувств. Дейдре была эмансипированной женщиной, без всяких предрассудков. Точнее, она, без сомнения, стала бы такой, если бы родители не держали ее под столь строгим контролем. Но так или иначе, ей уже девятнадцать. Она уже взрослая. В двадцать лет ее мать Александра Кларк предприняла невероятно долгое и тяжелое путешествие из Нью-Йорка в Техас, чтобы навестить своего умирающего друга Олафа Торссена. В дороге она познакомилась с Джейком Джармоном. Они полюбили друг друга, поженились, и в результате на свет появились она, Дейдре, и ее брат Леймар Торссен Кларк-Джармон, или просто Тор, как все его звали в детстве.

Дейдре была истинной дочерью своей матери. Родители и брат иногда называли ее Ди-Ди, но она была Дейдре. Так ее назвали в честь бабушки по материнской линии. И она собиралась доказать всем, что кое-что собой представляет. Она взрослая женщина и знает, что такое ответственность. Ах, если бы родители думали так же!

Дейдре подошла к умывальнику и налила в раковину воды. Она, конечно, привыкла к более комфортным условиям существования, чем могли предложить в этой гостинице, но по крайней мере здесь было чисто. Кроме того, ей нравилась простая сосновая мебель в комнате и покрытая ярким пледом кровать. Во всем этом сквозило очарование деревенской жизни.

Дейдре плеснула себе в лицо водой и вдруг вспомнила Саймона Гейнсвилла. Представив его милое лицо с поблескивающими на носу очками и теплой улыбкой, Дейдре почувствовала себя спокойнее и увереннее и улыбнулась. Сейчас Саймон находился далеко от нее, в Нью-Йорке. Он был подающим большие надежды журналистом и широко мыслящим человеком. Дейдре знала его уже больше года. Он хотел более близких отношений с ней, однако ее пока не привлекала тихая семейная жизнь. О, она должна сначала сделать что-то значительное в своей жизни, найти в ней свое место, а уж потом задумываться о более прозаических и банальных вещах.

В отличие от своего брата, который учился в колледже, Дейдре лишь окончила школу-пансион и до сих пор выражала недовольство по поводу того, что не получила должного образования. В знак протеста она время от времени не надевала корсет. Жизнь была несправедлива к женщинам, и она, Дейдре, намеревалась изменить такое положение вещей.

Но сначала она поговорит со своими родителями. А перед этим ей придется еще выдержать ужин с ужасным ковбоем, который в отличие от ее милого, умного Саймона, похоже, не в состоянии поддержать даже самый примитивный разговор. И уж конечно, его вряд ли будет волновать вопрос о предоставлении женщинам избирательного права. Добиться этого права для женщин было самым важным в жизни Дейдре. Так же сильно она желала еще одного – стать независимой женщиной.

У нее есть план, и она должна уговорить родителей с ним согласиться. Она докажет им и всем своим знакомым, что она личность. В конце концов, сейчас уже 1888 год и женщины уже совсем не те, какими они были в недавнем прошлом.

Дейдре вытерла лицо, снова собрала растрепавшиеся волосы в пучок и попыталась выбить пыль из своей юбки. Взглянув на себя в овальное зеркало, висевшее над раковиной, она решила, что выглядит уставшей и несколько растрепанной. Но какое это имеет значение? Она только поужинает в обществе своего нового знакомца. Длительное общение с ним не входит в ее планы. Она быстро поест и вернется к себе в комнату.

Дейдре взяла свою любимую книгу, с которой никогда не расставалась, и открыла дверь комнаты. Книга Мэри Уолстонкрафт «Защита прав женщины» служила постоянным источником вдохновения для Дейдре. Девушка на мгновение прижала томик к себе, а потом неохотно снова положила его в саквояж и вышла из комнаты.
* * *

Когда Дейдре Кларк-Джармон вошла в небольшое кафе, располагавшееся в конце вестибюля гостиницы «Три реки», Хантер поднялся ей навстречу из-за столика. Разумеется, он не надеялся, что мисс понравится это место, здешняя кухня и его общество, но лучшего он предложить не мог. Ехать вечером на ранчо было не самой хорошей идеей. Кроме всего прочего, если сказать честно, Хантеру хотелось понаблюдать за тем, как его новая знакомая будет есть в простом кафе.

Девушка подошла к столику, и Хантер выдвинул для нее стул. Дейдре села, и только после этого ковбой снова занял свое место за столом. Его манеры джентльмена удивили Дейдре. Но без сомнения, он мог себя вести и не столь благородно. Он мог быть всем, чем угодно. Иногда это помогает спасти жизнь.

– Надеюсь, вам понравится то, что я выбрал для нас, – без тени улыбки проговорил Хантер. – Я уже сделал заказ.

– Даже если еда окажется достойной джентльмена, не факт, что она понравится мне. Ведь вы же не знаете, какие именно блюда предпочитаю я.

– Я заказал лучшее, что здесь имеется.

– И что же это такое?

– Бифштекс с картофелем.

– О, разумеется. – Девушка развернула бело-голубую льняную салфетку, положила ее себе на колени и огляделась. Кафе было оформлено в том же деревенском стиле, что и ее комната в гостинице – простая деревянная мебель, льняные бело-голубые скатерти, голубые занавески на окнах и цветы на столах.

– Лучшего мяса вам здесь нигде не найти. Для гостиничной кухни говядину покупают на ранчо Бар-Джей.

– Мне все это хорошо известно, мистер Хантер. Я почти все детство провела на ранчо Бар-Джей. Но я давно живу в Нью-Йорке и уже успела полюбить морепродукты.

– Не нужно называть меня мистером. – Хантер наклонился к девушке. – Здесь имеется и рыба.

– Я хотела сказать, что не отказалась бы от креветок или омара.

– Мисс Кларк-Джармон считает, что зубатка не слишком хороша для нее?

– Отчего же, мне нравится зубатка, как, впрочем, и бифштекс. Я просто говорила о своих предпочтениях.

– Люди не всегда едят то, что предпочитают.

– И правда, – без энтузиазма отозвалась Дейдре и посмотрела в зал, не желая вступать в спор, явно ей навязываемый. Вскоре появилась официантка с подносом и направилась к ним. Слава Богу, вздохнула про себя Дейдре, теперь не нужно будет ни о чем разговаривать.

Официантка, одетая в голубое платье и белый передник, молча поставила на стол булочки, масло и графин с водой, а потом так же без единого слова удалилась.

– Выглядит привлекательно, – не удостоив Хантера взглядом, заметила Дейдре, взяла одну булочку, намазала ее маслом и откусила. В этом мужчине с темными с поволокой глазами и тяжелыми веками было слишком много… животного, первобытного. Вокруг него витала какая-то аура, создававшая между ними странное напряжение. Да и просто он был слишком большим. Возможно, для жизни в Техасе и вообще на Западе и нужно быть именно таким, но в ее хрупкий мир в Нью-Йорке этот человек просто не вписывался.

Хантер наслаждался зрелищем того, как Дейдре ела. Он словно зачарованный смотрел на ее губы, рот, кончик розового языка. Дейдре, наконец взглянув на него, заметила восхищение в его глазах.

– Вы не голодны? – спросила она, заметив, что Хантер не ест. Она-то была ужасно голодна.

– Вы даже и представить себе не можете, как я голоден, – ответил ковбой, глядя Дейдре в глаза, а затем тоже взял булочку, намазал ее маслом и откусил.

Вскоре снова появилась официантка и поставила перед ними дымящиеся бифштексы с картофелем и кукурузой.

– О, я давно не видела таких больших порций, – усмехнулась Дейдре. – Я даже испытываю страх и… вину.

– Не волнуйтесь. Я съем все то, что не съедите вы, – сказал Хантер и вонзил вилку в бифштекс.

Обрадовавшись воцарившейся тишине, Дейдре последовала примеру своего сотрапезника. Она боялась, что не сможет съесть так много, и в то же время ей была неприятна мысль о том, что он станет доедать ее порцию. Дейдре оказалась в безвыходном положении и продолжала есть, несмотря на то что давно уже насытилась.

Хантер доел мясо, положил в рот последний ломтик картофеля и откинулся на спинку стула, который недовольно скрипнул.

– Мне кажется, это стонет мой желудок.

– И правда, отличая еда. – Хантер скосил глаза на тарелку Дейдре. – Вы собираетесь все доесть?

– Нет, – вздохнув, с трудом произнесла Дейдре, хотя ей очень хотелось сказать «да».

Хантер ловко поддел вилкой остатки ее мяса и отправил к себе в тарелку. Затем он отрезал ножом кусочек с той стороны, с которой отрезала и Дейдре. Можно сказать, он почти коснулся ее губ. Положив мясо в рот, Хантер посмотрел на Дейдре долгим взглядом.

Она смущенно вспыхнула и отвернулась. Ей было неприятно возникшее вдруг между ними чувство близости.

Хантер продолжал жевать и смотреть на Дейдре, на ее пылающие щеки. Возможно, она не такая уж и недотрога, какой пыталась предстать в его глазах?

– Спасибо.

– Было бы жаль, если бы еда пропала…

– Пока вы со мной, об этом не стоит беспокоиться.

– Я не пробуду на ранчо долго.

– Нет? И куда же вы собираетесь?

Дейдре провела пальцем по краю своего стакана с водой.

– Я должна кое-что обсудить со своими родителями. Глаза Хантера сузились, превратившись в две щелочки.

– Это, должно быть, нечто очень важное?

– Да, – ответила Дейдре и опустила голову. Хантер понимающе кивнул.

– Хотите десерт?

– Нет, благодарю.

– Пойдемте немного прогуляемся. – Хантер положил на стол деньги. – Надо слегка растрясти наш ужин.

– Я очень устала. Думаю, мне…

– Но вы ведь так давно не были здесь. Хантер отодвинул стул, и Дейдре встала.

– Нет, но…

– Так как мы уезжаем завтра рано утром, то лучше вам освежить свои воспоминания детства сейчас.

Они вышли из кафе в вестибюль, и Дейдре, взглянув на своего спутника, нахмурилась.

Насмешливо улыбнувшись, Хантер взял ее за руку и повел к центральным дверям, ведущим на улицу.

– Пока вы не добрались до ранчо, я должен о вас заботиться. Поэтому моя обязанность – прогулять вас перед сном.

Дейдре выдернула руку, Хантер открыл дверь и слегка, по-шутовски, склонил голову.

– Спасибо, спасибо, – быстро пробормотала Дейдре и вышла на улицу, намеренно сделав вид, что не замечает его фривольностей. Очень скоро она будет уже на ранчо, и этот человек оставит ее в покое. Она забудет о нем. Хотя Хантер и вызывал у Дейдре неприязнь, однако в нем было что-то притягательное, магнетическое, отчего ее тянуло к этому человеку против собственной воли. Он ничем не напоминал Саймона, был его полной противоположностью. Вспомнив о своем друге, Дейдре улыбнулась.

– Вам нравится ночь?

Хантер смотрел ей в лицо. Очевидно, он по-своему истолковал ее улыбку. Дейдре огляделась и глубоко вздохнула:

– Да, Техас – это особенное место. Замечательное. И люди здесь хорошие, приветливые. Мне всегда хотелось вернуться сюда. Впрочем, я скучала и по дому в Луизиане, и по дому в Нью-Йорке. Видите ли, получается, что у меня просто нет дома как такового.

– У вас гораздо больше всяких домов, чем у большинства людей, – заметил Хантер, неспешно шагая по тротуару.

– Вы не понимаете. У моей матери есть родовой дом, она владелица судоходной компании в Нью-Йорке. Мой отец унаследовал ранчо своего дяди и плантации отца в Луизиане. А я просто их дочь.

Хантер остановился и посмотрел на девушку:

– Вы странная девочка.

– Молодая женщина. Мне уже девятнадцать.

– А мне двадцать шесть.

– И у вас нет собственного дома?

– Я бродяга. Иду туда, где есть для меня работа.

– И семьи тоже нет?

– Те, кто есть, не стоят того, чтобы о них упоминали.

– Значит, вы совершенно свободны. Можете делать все, что захотите. И когда захотите. И как захотите. Вы, вероятно, даже не понимаете, насколько вы счастливы.

– Человек никогда не свободен, потому что он раб своего желудка.

Девушка взглянула на своего спутника так, словно впервые его видела. Похоже, он не просто бродяга…

– Но вы свободны в выборе работы.

– И тем не менее я все-таки вынужден работать.

– Я женщина. Знаете ли вы, какую работу могут предложить мне и сколько за нее платят?

– Но вам не нужно работать. Вы свободны. Дейдре нахмурилась:

– Работают абсолютно все. Просто у всех разная работа. Вы ведь понимаете, что я завишу от своих родителей, и я женщина. Мой выбор ограничен. К тому же я даже не имею права голоса. Я не могу голосовать на выборах.

– А зачем вам голосовать? – Хантер запустил руку в свои густые волосы. – Такой женщине, как вы, и так дадут все, чего только она пожелает. Поверьте мне, вам не нужно работать. К тому же у вас богатые родители. Что ни говори, вас ждет легкая жизнь.

Дейдре почувствовала себя оскорбленной.

– Вы говорите глупости. Я совсем не такая, как вы обо мне подумали. – Она резко повернулась и направилась к гостинице. Через минуту она услышала за спиной громкий топот, но не остановилась и не оглянулась.

Хантер догнал ее, схватил за плечо и грубо повернул к себе.

– Вы просто дура, мисс Заносчивость и Высокомерие.

– Я никогда не стану торговать своим телом.

– Очень жаль. Я был бы первым в очереди, кто хотел бы его купить. – Хантер посмотрел на губы Дейдре, затем в глаза.

Она вдруг поняла, что он хочет поцеловать ее, и испытала нечто похожее на шок. Сначала ей даже захотелось, чтобы его мягкие, чувственные губы прикоснулись к ее губам. Но, испугавшись собственных чувств и мыслей, она быстро отвернулась в сторону.

– Я хочу быстрее вернуться в свою комнату. С меня достаточно ваших оскорблений.

– Думаешь, слишком хороша для наемного ковбоя? – В его черных, бездонных глазах появились зловещие огоньки. – Вы легко можете вскружить голову кому угодно и хорошо знаете об этом. Если бы вы не были такой тупой, то восприняли бы мои слова как комплимент. – Хантер подбоченился. – Голосовать! Вы могли бы провести свою жизнь, занимаясь более приятными вещами.

– К счастью, это мне выбирать, как проводить свою жизнь. – Дейдре сжала руки в кулаки. – Если вы перестанете приставать ко мне, то обещаю не говорить своим родителям о вашем грубом, отвратительном и бесцеремонном поведении.

– О, я так благодарен, – саркастически произнес Хантер.

– Разумеется, вы должны быть благодарны. Вы же не хотите быть врагом семьи Кларк-Джармонов.

– Думаю, они тоже вряд ли захотели бы иметь такого врага, как я. Если бы я захотел «пристать» к вам, то сделал бы это не задумываясь. И никакие угрозы меня бы не остановили. Но похоже, от Ледяной Принцессы толка не будет.

Дейдре тряхнула головой.

– Я не собираюсь опускаться до вашего уровня понимания жизни. Спокойной ночи. Поблагодарить вас за приятный вечер, к сожалению, не могу. – Она решительно зашагала к отелю.

Хантер снова догнал Дейдре, взял за руку и просунул себе под локоть.

– Нравится вам это или нет, но я несу ответственность за вашу жизнь до тех пор, пока не доставлю вас на ранчо Бар-Джей.
Глава 2

– Вашим родителям не на что будет пожаловаться, – проговорил Хантер, стегнув мулов по спине вожжами. – Я доставил вас домой в целости и сохранности.

Дейдре увидела вдалеке красную черепичную крышу асиенды Бар-Джей. Дом. Или по крайней мере дом ее родителей. Дейдре посмотрела на Хантера. По дороге на ранчо он не произнес ни слова, Дейдре тоже хранила молчание. Он должен был в безопасности доставить ее к родителям. Но так ли уж безопасно для нее оказалось знакомство с этим мужчиной? Дейдре чувствовала, что за тот небольшой промежуток времени, который прошел с момента их встречи, с ней что-то произошло – она все время думала о своем спутнике. И это ей не нравилось.

Они проехали под аркой ворот, на которой было написано: «Ранчо Бар-Джей». Когда мулы остановились, Хантер взглянул на Дейдре:

– В следующий раз, когда вы вздумаете нанести нам визит, возьмите на пару чемоданов поменьше. Пожалейте животных и мою спину.

Дейдре ничего не ответила и даже не взглянула на Хантера, но это замечание вызвало у нее неприятное чувство. В основном во всех этих чемоданах лежали подарки из Нью-Йорка для родителей – вещи, которые нельзя было купить в Техасе. Но Дейдре ничего не стала объяснять своему спутнику. Пусть как хочет, так и думает, решила она про себя.

Сухой, горячий ветер овеял лицо Дейдре. Она сделала глубокий вдох и улыбнулась. Ей нравился Техас, нравилось большое, открытое пространство. Но она знала по своему опыту, что, проведя здесь немного времени, снова захочет вернуться в Нью-Йорк. Или опять побывать в Луизиане. Это все ее корни, то, из чего она выросла и без чего ей трудно было бы обходиться. Но она твердо решила стать кем-то в жизни, найти свое место…

Дейдре огляделась. Все надворные постройки: сарай, загон для лошадей, курятник – находились в прекрасном состоянии, выглядели аккуратно и даже нарядно. Да, работы здесь очень много, так как ранчо Бар-Джей всегда впечатляло своими размерами и объемом производимой продукции. Но сейчас нигде никого не было видно – все ковбои, вероятно, ушли на пастбища вместе с коровами.

Взглянув на асиенду, Дейдре подумала о том, как много труда и денег вкладывала мать в этот дом, чтобы поддерживать его в том состоянии, в каком его оставил Ламар Джармон. Дядя Ламар умер не так давно, и Дейдре все еще трудно смириться с этой потерей. Конечно, он дожил до весьма преклонного возраста и до самой смерти оставался жизнелюбивым и энергичным человеком. К сожалению, дядя Ламар был не единственным, кого уже нет рядом. Эбби, женщина, воспитавшая Дейдре, тоже умерла. Ее похоронили на семейном кладбище. Дейдре всегда навещала могилы дяди и Эбби, когда приезжала на ранчо.

Девушка вздохнула. Что ж, нельзя все время думать о прошлом, нужно помнить, что есть настоящее, сказала она себе.

Вход в дом был оформлен в виде большой красивой арки – эта деталь сохранилась с незапамятных времен. Так было еще при дяде Ламаре. Позже дом покрыли красной черепицей, кое-где поставили чугунные кованые решетки и пристроили еще несколько комнат, обновили кухню и выстроили две ванные комнаты с водопроводом. Но по-прежнему для освещения комнат здесь пользовались свечами и керосиновыми лампами. Во всем же остальном на асиенде были все те же удобства, что и в Нью-Йорке.

Хантер остановил коляску перед главным входом в дом.

– Куда отнести все эти чемоданы?

– Разумеется, в дом.

– Куда именно?

– В мою… в кладовую около кухни. – Дейдре сжала пальцы в кулаки. Она чуть было не сказала «в мою спальню», но ей совсем не хотелось видеть в своей спальне этого человека.

Перекинув вожжи через спины мулов на одну сторону, Хантер спрыгнул на землю и обошел вокруг коляски.

Дейдре не хотела прибегать к его помощи и поэтому начала сама торопливо спускаться по ступенькам, но внезапно раздавшийся голос матери остановил ее.

– Ди-Ди, дорогая, ты дома! – От дома к коляске быстро шла Александра Кларк-Джармон.

– Мама! – Дейдре заулыбалась и протянула руки навстречу матери.

Но тут Хантер обхватил ее руками за талию и. приподняв над ступеньками коляски, заглянул ей в глаза и поставил на землю.

– О, мы так беспокоились! – Александра бросилась в объятия дочери. – Ты стала еще красивее, – сказала она, слегка отстранившись и оглядев Дейдре. – Без сомнения, за тобой увивается целая толпа поклонников.

Хантер слегка покашлял и отвернулся к коляске. Ему предстояло перенести все девять чемоданов из коляски в дом.

Не удостоив его и взглядом, Дейдре взяла мать за руку и вместе с ней направилась к асиенде.

– А где отец? Мне нужно поговорить с вами обоими. В судоходной компании возникли кое-какие проблемы.

– Что случилось?

– Мне очень неприятно сообщать вам плохие новости, но…

– Минуточку. – Александра повернулась к Хантеру. – Джейк сейчас в сарае. Позови его, пожалуйста.

Хантер кивнул головой и направился в противоположный конец двора.

– У нас тут тоже не все гладко. Но сначала тебе нужно выпить что-нибудь холодненькое. – Александра открыла дверь. – Хочешь лимонада?

– Звучит заманчиво. – Дейдре вошла в дом. Здесь, как и всегда, было прохладно.

Мать заспешила на кухню, а Дейдре вошла в главную гостиную, которую строил еще дядя Ламар. В этой комнате родители ничего не поменяли и сохранили все так, как было с самого начала. Огромное пространство гостиной заполняла темная, массивная мебель в испанском стиле. Пол и стены украшали яркие разноцветные мексиканские и индийские коврики. Такая простая и довольно аскетическая обстановка по духу скорее была бы ближе мужчине, но Дейдре нравилось здесь.

– Марта сейчас принесет лимонад, – входя в гостиную, сказала Александра и снова поцеловала дочь в щеку. – У тебя все в порядке?

– Да. А ты как?

– Я здорова, как конь. Джейк тоже неплохо себя чувствует. Но возникшие проблемы начинают нас выматывать.

Дейдре внимательно посмотрела в лицо матери. Нет, кажется, она действительно здорова, никаких признаков болезни. В свои сорок пять лет Александра была все еще поразительно красива. Лишь в пряди белокурых волос добавилось немного седины, да под глазами пролегла тонкая сеточка морщин.

– Ты все еще встречаешься с тем журналистом? – спросила Александра и обняла дочь.

– С Саймоном Гейнсвиллом? Да. Но он только друг.

– Что ж, это хорошо. Когда мы встретились с твоим отцом, мы уж точно не были друзьями. – Александра тихо засмеялась. – Это пришло позже.

– Я совсем не хочу выходить сейчас замуж. Я уже раньше говорила вам об этом. Собственно говоря, мне хотелось обсудить с тобой и с отцом именно эту тему. Отчасти поэтому я и приехала.

– Ди-Ди! – В комнату вошел Джейк Кларк-Джармон. Его светлые волосы были слегка взъерошены, голубые глаза сияли, в их уголках лучились морщинки. Широкая, открытая улыбка озаряла все лицо.

– Отец! – Дейдре бросилась в его объятия. – Как я рада тебя видеть!

– Теперь ты можешь остаться с нами надолго, ведь в школу тебе больше не нужно.

– Да. Спасибо. Но у меня есть одно дело…

– Такая хорошенькая головка не должна думать о делах. Твоя мать и я, мы позаботимся обо всех твоих делах. И Тор тоже, когда закончит колледж. Твое дело только ходить на вечеринки и дразнить поклонников.

– Чтобы выйти замуж, – мрачно закончила Дейдре. От ее эйфории не осталось и следа. – Мне некогда тратить время на вечеринки. У меня есть занятие поинтереснее. Я хожу на собрания суфражисток.

– Я думал, ты уже давно покончила с этими глупостями. – Джейк нахмурился.

– Я женщина. У меня есть права. И я хочу голосовать, когда придет мое время. – Голос Дейдре задрожал и сделался звонче.

– Дорогая, мы с Тором позаботимся о твоих правах. – Джейк подошел к окну и повернулся к дочери спиной. – Ты ни в чем не будешь знать нужды.

– Это совсем другое, – горячо возразила Дейдре, но вдруг осеклась. В дверях комнаты стояла пышущая здоровьем Марта и держала в руках поднос с графином лимонада и несколькими бокалами.

– Поставь, пожалуйста, все это<на стол, Марта, – сказала Александра. Когда служанка вышла из комнаты, она села на диван у стола и, наполнив бокалы лимонадом, передала их мужу и дочери. – Хватит вам двоим спорить. Ди-Ди ведь только вошла в дом…

– Я не спорю, – возразила Дейдре и сделала глоток лимонада. Его вкус оказался горьковатым.

Джейк сел рядом с женой.

– Твоя мать права. Ты еще слишком молода и впечатлительна. Пока твоя голова забита всеми этими новомодными теориями, и это, вероятно, неизбежно. Но когда ты встретишь подходящего мужчину, заведешь дом и нарожаешь детей, ты забудешь обо всех этих глупостях с избирательными правами для женщин и голосованием. Разве такое возможно, когда эти янки, эти северяне, вмешиваются во все и. все пытаются контролировать?

Александра сжала руку мужу.

– Ты забыл дорогой, что я тоже родилась на Севере. Джейк ухмыльнулся:

– О, как можно! Ты ведь постоянно мне напоминаешь об этом.

– Ничего подобного, ты, как всегда, все преувеличиваешь. Для Ди-Ди это важно. У меня возникли проблемы с семьей Кларков только потому, что я, тогда еще молодая девушка, не имела никаких прав, и в компании, оставленной мне моими родителями, я была всего лишь номинальной фигурой. Если бы я родилась мужчиной, моя жизнь сложилась бы по-другому.

– Но, надеюсь, ты не сожалеешь о том, что встретила меня? – Джейк обнял жену за плечи.

– Нет, конечно. Но если бы у меня было право голоса и право распоряжаться своей собственностью, я бы смогла избежать всех тех бед, которые обрушились на мою голову в молодости.

Джейк заволновался:

– Я не собираюсь спорить с вами обеими. Я просто хочу видеть вас счастливыми и здоровыми.

Александра мягко улыбнулась мужу:

– Да, конечно, дорогой… Но дело в том, что Дейдре молодая женщина и у нее своя жизнь. Мы не можем всегда контролировать ее и принимать за нее решения.

Немного приободрившись, Дейдре распрямила плечи и прямо посмотрела на отца:

– Именно этот вопрос я и хотела обсудить с вами. Еще два судна «Кларк шиппинг» потерпели крушение на Багамах.

– О нет! – Джейк едва не выронил из рук бокал с лимонадом.

Александра побледнела как полотно.

– Это уже четыре кораблекрушения за последние шесть месяцев.

Джейк встал и принялся нервно шагать по гостиной из угла в угол.

– И это еще не все. С ранчо стали угонять скот. И не два-три животных время от времени, как это случалось раньше, а чертовски много, очень много. Я нанял еще людей для охраны, но этих мер, похоже, недостаточно.

– К этим несчастьям добавилось еще одно – был ограблен наш склад в Луизиане. Вывезли весь урожай хлопка и сахара.

– Я знаю. – Дейдре посмотрела на мать, затем на отца. – Думаю, это наши конкуренты пытаются таким образом разорить нас и вынудить продавать все по бросовым ценам.

Джейк вдруг остановился.

– Ты не преувеличиваешь? Да, у нас, конечно, есть проблемы. Но чтобы кто-то пытался разорить нас? Это чересчур.

– Отец, я очень хорошо помню ту историю о Стэне Льюисе и кузенах Кларк, которую ты рассказал мне. Они ведь пытались заставить маму выйти замуж за Льюиса, чтобы прибрать к рукам судоходную компанию «Кларк шиппинг». Не думаешь ли ты, что родственники Кларков и сейчас причина всех наших неприятностей? – Голос Дейдре звучал твердо и уверенно. Родители должны понять, что она в состоянии заниматься семейными делами, что она может быть спокойной и рассудительной, не терять голову в сложной ситуации.

– Не думаю, что это так, – возразила Александра, покачав головой. – Уинчел, Уилтон и Уильям давно умерли, а их сыновья всегда были довольны своим положением и работой в компании.

– К тому же, насколько мне известно, эти парни всегда были слабаками и не отличались особым умом. Вряд ли они стали бы организовывать какие-то там заговоры.

– В таком случае что же происходит? – Александра взглянула на мужа.

– Не знаю. – Джейк снова подсел к жене и обнял ее. – В предположении Дейдре нет и капли здравого смысла. Думаю, все наши беды – просто череда случайностей.

– Нам надо точно знать, что происходит, и принять соответствующие меры. Ты согласен со мной? – с серьезным видом спросила Дейдре.

– Да. – Джейк пристально посмотрел на дочь.

– В таком случае нужно отправиться инкогнито на Багамы и выяснить, по какой причине на самом деле погибли корабли. Это поможет нам понять, что происходит, и принять верное решение.

В комнате воцарилась тишина.

– Перед отъездом из Нью-Йорка я изучила всю информацию, которая была предоставлена руководству компании после аварий на кораблях, – продолжила Дейдре после паузы. – Разумеется, ничего подозрительного. Но разве могло быть по-другому? Я рассказала обо всем Саймону, и он дал мне несколько дельных советов о том, как вести расследование. Кое-чему я научилась и на собраниях суфражисток. Я знаю, как получить то, что мне нужно, и готова отправиться на Багамы немедленно. Для осуществления этого плана мне нужна ваша поддержка, моральная и финансовая. – Дейдре улыбнулась. Ей казалось, что она говорила очень убедительно и выглядела в глазах родителей знающей и уверенной в себе женщиной.

– Ты в своем уме?! – воскликнул Джейк и поднялся с места.

– Дейдре, мы можем нанять человека, который займется этим делом. – Александра тоже встала.

Чтобы меньше чувствовать давление родителей, Дейдре тоже поднялась со своего кресла.

– Я и не ожидала, что вы сразу согласитесь с моим планом. Я знаю, что вы меня любите и поэтому хотите защитить от всяческих опасностей. Для этого меня нужно лишить возможности получить образование, изолировать от людей и выдать замуж. Но я хочу доказать себе, а вовсе не вам, что могу быть самостоятельной и независимой, что могу сама распоряжаться своей жизнью и сделать ее такой, какой мне хочется.

– Я понимаю, дорогая. Правда, понимаю, – с чувством проговорила Александра. – Когда мне было двадцать лет, я отважилась на то, чтобы совершить невозможное – путешествие. Это было настоящим безумием. И все ради того, чтобы избежать замужества и выполнить обещание, данное другу. Но у меня не было выбора, а у тебя он есть. Мы с твоим отцом положили всю жизнь на то, чтобы уберечь тебя от печального опыта и трагедий. Прошу, подумай об этом и не поступай опрометчиво.

– Ты хочешь учиться? – резко спросил Джейк. – Что ж, хорошо. Выбери себе колледж, в который принимают женщин, определись с факультетом и учись. Но потом не плачь и не говори нам, что мужчины не хотят жениться на тебе, потому что ты образованная.

– Мне нужно подумать, как правильнее поступить в данном случае. Чем сильнее вы сопротивляетесь, тем сложнее мне достучаться до вас. – Дейдре вздернула подбородок. – Почему вы не хотите понять, что у нас действительно проблемы? Тор не может сейчас оставить колледж. Вы должны находиться здесь, чтобы вести дела и все контролировать. Сейчас это особенно важно. Получается, я единственный член семьи, который ни в чем не задействован и которому можно доверять при сложившейся ситуации. И я хочу заняться расследованием этого дела. Я докажу вам, что кое-чего стою. Вот увидите.

– Ты красивая, очаровательная, ты можешь иметь все, что захочешь. – Джейк взял дочь за руку. – Мы любим тебя и сделаем все, чтобы ты была счастлива. Может, ты хочешь побывать в Европе перед тем, как приступить к занятиям в колледже? Думаю, какая-нибудь твоя школьная подруга охотно присоединится к тебе.

– Отец, я не хочу ни в какую Европу и даже пока в колледж. Я хочу помочь моей семье и наладить наш бизнес. Я хочу испытать себя. Неужели ты не понимаешь этого?

Неожиданно из коридора донесся глухой металлический стук. Джейк, Александра и Дейдре с удивлением оглянулись – дверной проем заполнила черная квадратная фигуры Хантера. У его ног стоял чемодан.

– И как долго вы тут подслушивали? – раздраженно спросила Дейдре.

– Вы сказали, что хотите, чтобы я все ваши девять чемоданов…

– Что вы слышали? – От мысли, что Хантер слышал, как она вымаливала разрешение у родителей ехать на Багамы, Дейдре пришла в негодование.

– Зайди сюда, – скомандовал Джейк. Хантер осторожно протиснулся в комнату.

– Хантер с нами вот уже шесть месяцев. Нам его порекомендовали нанять, и он не только ухаживает за животными, но и нас охраняет. – Джейк дружески похлопал Хантера по спине.

– Что ж, отлично, – более миролюбиво проговорила Дейдре. – Не могу на него пожаловаться, он хорошо выполняет свои обязанности.

– Разумеется, разумеется, никаких сомнений. – Джейк поднял голову и посмотрел Хантеру в лицо. – На него можно полностью положиться.

– И он прекрасно стреляет, – добавила Александра, глядя на пистолет на бедре у Хантера.

– Неужели? – Дейдре чувствовала, что теряет терпение. – Но он не имеет никакого отношения к моей поездке на Багамы. И вот что еще я скажу. Хотите вы этого или нет, но я поеду туда и без вашего разрешения. Помощи мне тоже от вас не нужно.

Джейк устало посмотрел на дочь:

– Что ж… Стоит ли удивляться всему этому! Ты дочь своей матери, и моя дочь тоже. Возможно, нам не нужно так сильно давить на тебя. Не знаю. Но мы не можем держать тебя взаперти вопреки твоей воле. Из этого уж точно ничего хорошего не выйдет.

Дейдре улыбнулась:

– Значит, вы поможете мне?

– Да будет тебе известно, что мы нанимали человека, чтобы расследовать причины двух первых аварий на наших кораблях. Он отправился на Багамы, и с тех пор мы о нем ничего не слышали. – Джейк нахмурился. – И вот опять все повторилось.

– Значит, ты разрешаешь мне ехать? – взволнованно спросила Дейдре.

– Я не думаю, что эти аварии дело рук наших врагов, Дейдре. Но за шесть последних месяцев мы потеряли четыре корабля и одного детектива. У нас действительно серьезные проблемы. – Джейк нахмурил брови. – Если твоя мать не станет возражать, я разрешаю тебе начать расследование. Только учти, мы с ней будем помогать тебе, мы не останемся в стороне. И вот еще что… С тобой поедет Хантер, чтобы охранять тебя. И, уверен, он будет тебе полезен в деле.

Дейдре вскинула на отца удивленные глаза. Александра обняла дочь.

– Мне очень не хочется, чтобы ты туда ехала, дорогая, но, похоже, у меня нет выбора. Если Хантер согласится на эту работу, я буду очень рада. Но, прошу тебя, старайся не подвергать себя бессмысленному риску. Узнай все, что возможно, и сразу же возвращайся на ранчо.

– А уж мы тут будем решать, что делать дальше. – Джейк кивнул головой.

– Со мной поедет Хантер?! – вскрикнула Дейдре, наконец обретя дар речи. – Вы решили приставить ко мне няньку? Своим ушам не верю. Он мне не нужен.

– Ди-Ди, ты, конечно, сможешь выстрелить из пистолета и, полагаю, даже из ружья, а также воспользоваться ножом, если вдруг возникнет такая необходимость… Но пойми, Хантер профессионал, – устало проговорил Джейк. – Хантер, ты согласишься взять на себя эту работу? Оплата в двойном размере.

– Если вы хотите, чтобы я присмотрел за вашей дочерью и не дал ей впутаться в неприятности, что ж, я не против. – Глаза Хантера превратились в две узкие щелочки. – Но я тоже считаю, что ей там нечего делать.

Щеки Дейдре покрылись пунцовым румянцем. Она всплеснула руками:

– Не могу поверить! Я взрослая женщина, а вы посылаете со мной этого странного мужчину вместо… вместо какой-нибудь компаньонки. Вы подумали о моей репутации?

– Мы думаем о твоей жизни. И кроме всего прочего, мы не можем подвергать опасности жизнь еще одного невинного существа. – Джейк взял руку Дейдре в свои ладони. – Да и разве нашлась бы какая-нибудь женщина, которая захотела бы ввязаться в столь сомнительное предприятие?

– Все не так плохо и не так опасно, как кажется, – торопливо перебила отца Дейдре. – Я буду вести себя осмотрительно. Никто и никогда не узнает, что я там.

– Мы уверены, что Хантер сможет позаботиться о тебе. – Александра грустно улыбнулась. – Он позаботится о том, чтобы у тебя была отдельная комната и все остальное. Твоя репутация будет вне подозрения. Ну что, ты согласна принять его помощь?

Дейдре нахмурилась и посмотрела в окно. Ей очень не хотелось иметь дело с Хантером, а тем более прибегать к его услугам, но она нуждалась в моральной и финансовой поддержке своих родителей. Дейдре решила, что сейчас лучше согласиться с ними, но при первой же возможности постараться отделаться от навязанного ей компаньона. Хантер не вызывал у нее ни симпатии, ни страха, поэтому ей не составит труда избавиться от него.

Дейдре посмотрела на родителей и широко улыбнулась:

– Благодарю вас за поддержку. Я согласна.

Она обняла отца, потом мать и бросила на Хантера угрюмый взгляд. Он пристально смотрел ей в лицо. У Дейдре вдруг возникло ощущение, что у него существует какой-то свой план. Казалось, этот страшный человек что-то обдумывает, прикидывает…

– Мне надо закончить с чемоданами, – медленно проговорил Хантер и удалился с видом завоевателя, выигравшего бой. Джейк, Александра и Дейдре теперь в его руках. Они с живостью оголодавшей рыбешки набросились на наживку на крючке.

С этого дня они станут играть по его правилам.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Часть первая . ТУЧИ НА ГОРИЗОНТЕ
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Часть вторая . СПУСК В ПРЕИСПОДНЮЮ
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Часть третья . РАДУГА В ОБЛАКАХ
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Часть четвертая . ЦВЕТЫ В ПУСТЫНЕ
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Часть пятая . К ЗВЕЗДАМ
Глава 28
Глава 29
Эпилог
Штрихкод:   9785170405596
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   295 г
Размеры:   207x 130x 18 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   7 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Красильникова Т.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить