Похищение Софи Похищение Софи

Юная Софи Маккарран, выросшая в уединенном монастыре, весьма смутно представляла себе обязанности замужней женщины, а потому стремительный брак с Коннором Макферсоном принес ей массу сюрпризов.

Единственной приятной неожиданностью оказалась брачная ночь!

Зато быт и нравы горцев, среди которых теперь предстоит жить супруге молодого лэрда, способны повергнуть в шок даже менее скромную и благовоспитанную даму…

Софи требует немедленного развода – и использует, в порядке оружия, упорный отказ исполнять супружеский долг.

Однако многоопытный Коннор умеет покорять женщин – и объявляет своей строптивой супруге настоящую войну обольщения и соблазна…

АСТ 978-5-17-045850-9
110 руб.
Russian
Каталог товаров

Похищение Софи

  • Автор: Сара Гэбриел
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2007
  • Кол. страниц: 286
  • ISBN: 978-5-17-045850-9
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate

Юная Софи Маккарран, выросшая в уединенном монастыре, весьма смутно представляла себе обязанности замужней женщины, а потому стремительный брак с Коннором Макферсоном принес ей массу сюрпризов.

Единственной приятной неожиданностью оказалась брачная ночь!

Зато быт и нравы горцев, среди которых теперь предстоит жить супруге молодого лэрда, способны повергнуть в шок даже менее скромную и благовоспитанную даму…

Софи требует немедленного развода – и использует, в порядке оружия, упорный отказ исполнять супружеский долг.

Однако многоопытный Коннор умеет покорять женщин – и объявляет своей строптивой супруге настоящую войну обольщения и соблазна…
Отрывок из книги «Похищение Софи»
Глава 1

Любовь сама творит чудеса.
Надпись на кубке Данкриффа

Шотландия, Пертшир

Весна 1728 года

Коннор Макферсон узнал о приближении всадников задолго до их появления. Хотя ночная тьма и туман скрывали от глаз узкую горную долину и холмы, а плотная, густая мгла искажала звуки, в темноте явственно слышалось нестройное бряцанье упряжи, поскрипывание кожаных седел и глухой стук копыт, доносившийся со стороны старой тропы гуртовщиков. Отряд приближался.

Сердце Коннора отчаянно заколотилось. Долгое мучительное ожидание близилось к концу. Левая рука Макферсона судорожно сжала оплетенный эфес спрятанного в ножнах меча. Кэтрин София Маккарран, Кейт. Чтобы стать его женой и превратиться в замужнюю женщину, ей суждено быть похищенной из родительского дома. Свадьба состоится, хотят они оба того или нет. На тщательно сложенной бумаге, спрятанной на груди у Макферсона под рубашкой, начертаны имена Коннора и Кейт. Бумага подписана братом девушки, лэрдом Данкриффа и главой клана Карран.

Что ж, Коннор выполнит пожелание друга. В конце концов, ведь это из-за него Маккаррана схватили и бросили в тюрьму, где, по слухам, несколько дней назад Данкрифф скончался.

Горькая весть. Боль оказалась куда сильнее, чем Коннор мог предположить. Не в силах стоять без движения, он нетерпеливо зашагал вперед. Густая бурая трава и вереск надежно приглушали звук шагов. Двое спутников Коннора неуклюже поспешили за ним, словно медведи. Сгустившаяся тьма скрывала их лица и светлые рубашки, но Коннор все же различил тусклый блеск пистолетов и мечей. Шотландцам запрещалось носить оружие, но Макферсон и его люди были вооружены до зубов.

Укрывшись за огромными древними валунами, Коннор достал спрятанный заранее между камней плотно свернутый шерстяной плед и сунул его себе под плащ.

– Все готово? – тихо шепнул он по-гэльски.

– Веревки на месте, – откликнулся Нейл Мюррей, слуга и соратник Коннора. – Священник ждет нас в старой часовне на холмах.

Коннор Макферсон угрюмо кивнул, глядя, как над узкой долиной сгущается туман. Он напружинился, готовясь к прыжку, словно дикая кошка, но во мгле невозможно было разглядеть добычу. Коннор коснулся рукой холодного камня и нахмурился.

– Это всего лишь шутка, – подал голос его кузен, Эндрю Макферсон. – Мы могли бы решиться на что-нибудь позабористей.

– Это лишнее, – отрезал Коннор. – Мы и так навлечем на себя немало неприятностей.

– Есть и другие способы найти себе невесту, – проворчал Нейл.

– Но этот самый быстрый, – тихо отозвался Коннор. Послышался скрип седел, бряцанье упряжи и глухой стук копыт. К ним явно приближались. Молочно-белые клубы тумана на мгновение расползлись, открывая узкую ленту тропы гуртовщиков, и тут же снова сомкнулись.

Коннор знал долину как свои пять пальцев. Он и с закрытыми глазами мог представить себе каждый изгиб двух ручьев, бравших начало высоко в горах и пересекавших вересковую пустошь. Даже в густом тумане он мог безошибочно указать, где расположены мосты и сколько времени потребуется отряду, чтобы добраться до них.

Топот копыт стал громче.

– Лошади, – прошептал Нейл. – Когда девушка и ее служанка покинули дом мирового судьи, их сопровождали двое пеших шотландцев и два всадника-драгуна.

– Ага, – подтвердил Эндрю, – мы их видели. Они угощались обедом. Сэр Генри послал с девчонкой целый эскорт.

– Какая обходительность, – протянул Коннор. – Погубить мужчин, но снабдить охраной женщин. А теперь исчезните. Если меня поймают при попытке похитить невесту, я хочу, чтобы повесили меня одного.

– Мы последуем за тобой. Как всегда, Киннолл, – возразил Нейл.

Коннор подавил горький вздох. Киннолл. Ему удалось сохранить титул, но не владения. Сэр Генри Кэмпбелл поселился в его доме, и одна мысль об этом жгла Коннора мучительным огнем.

Макферсон сделал знак своим спутникам и осторожно двинулся вперед. Он не стал пригибаться к земле. Для этого лорд Киннолл был слишком высок ростом и слишком горд. Коннор бесшумно скользнул за соседний валун и склонил голову набок, прислушиваясь к шуму ветра, плеску воды и приближающемуся стуку лошадиных копыт. Казалось, он отчетливо слышал глухие удары собственного сердца.

Еще было не поздно уйти и остановить это безумие. Кейт Маккарран – красивая и храбрая девушка. Характера ей не занимать. В этой женщине огонь и лед слились воедино. Коннор видел ее всего однажды, но и этого было достаточно. Ее брат заверил Коннора, что Кейт – тайная якобитка. О такой подруге мечтал бы любой разбойник, вот только Коннор Макферсон – не самая лучшая партия для девушки-невесты.

Глупец! В такую ночь лучше всего сидеть у очага наедине с певучей скрипкой, с полной кружкой эля и разбитыми мечтами. Но несмотря ни на что, он задумал осуществить этот безумный план. Это желание разъедало его изнутри, словно жгучий голод. Оно оказалось даже сильнее непомерной гордости Макферсона.

Отряд приближался. Пристально вглядываясь в туман, Коннор различил неясные фигуры двух пеших шотландцев, следом ехали верхом закутанные в плащи женщины и всадники-драгуны.

Коннору не нужна была жена, по крайней мере, сейчас. Да еще добытая таким способом. Но проклятое письмо связало его по рукам и ногам, а Макферсон привык держать слово. Даже если тот, кто потребовал с него обещание, уже мертв. Честь обязывала Коннора отдать долг Данкриффу и его клану, а тот довольно ясно выразил свою волю: Макферсон должен похитить Кейт и сделать ее своей женой, прежде чем кто-либо успеет вмешаться.

Коннор осторожно покинул свое убежище и прищурился, всматриваясь в темноту. По обеим сторонам от того места, где он прятался, вересковую пустошь пересекали два ручья, над которыми возвышались деревянные мосты. Эскорт как раз приблизился к первому из них. Коннор сделал знак своим спутникам. Нейл и Эндрю бесшумно пробежали вперед, легли на землю и ухватились за крепкие веревки, спрятанные в густой траве и надежно привязанные к доскам обоих мостов.

Коннор подождал, пока два рослых горца перейдут первый мост. За ними верхом на лошадях следовали женщины. Их легко было узнать по длинным платьям и накидкам. Одна из женщин, одетая в яркое переливающееся платье, сияла, словно звезда. Драгуны скакали на значительном расстоянии от женщин.

Вот и они приблизились. Коннор отчетливо различил глухие удары копыт по деревянным планкам моста. Послышались голоса. Один из мужчин что-то говорил, а женщина недовольно ворчала, на что-то жаловалась, но спутница отвечала ей мягко и ласково.

Сердце Коннора глухо заколотилось. Нежный женский голос околдовывал, заставляя забыть обо всем на свете.

Это она, его невеста. Внезапная мысль заставила Коннора вздрогнуть, как от удара. На мгновение он забыл об осторожности. Этот чудесный голос отныне будет звучать в его доме и в его мечтах, а эта прелестная головка будет покоиться на его подушке. Да поможет ему Господь!

Говорят, все Маккарраны из рода Данкриффов сродни феям и колдунам. Магические способности передаются у них из поколения в поколение. Конечно, Коннор не верил в подобные вещи, но голос девушки по-настоящему очаровывал, казался каким-то сказочным, неземным. Макферсона охватила дрожь.

«Это все туман», – попытался успокоить он себя, сердито нахмурив брови.

Надежно скрытый ночной мглой, Коннор скользнул вперед, выбирая момент для нападения. Лошади, на которых сидели женщины, преодолели первый мост и ступили на мягкий вереск, направляясь ко второму ручью. Двое шотландцев уже шагали впереди по доскам второго моста, а лошади драгунов принялись осторожно перебираться по мосту через первый ручей.

Когда женщины оказались одни на узком перешейке между двумя мостами, Коннор тихо ухнул по-совиному. Его товарищи резко дернули за спрятанные в траве веревки. Оба моста одновременно со скрипом накренились, доски обрушились в воду. Послышались крики мужчин, конское ржание, громкие восклицания женщин. Лошади всадниц испуганно попятились.

Коннор стремглав бросился в темноту.

Лошадь крутанулась на месте, и Софи Маккарран резко натянула поводья. Внезапно обрушились оба моста, и ее эскорт оказался в воде. В темноте невозможно было понять, насколько пострадали провожатые Софи. Растерянная девушка попыталась успокоить громко храпящую лошадь. Ее спутница, миссис Эванс, пронзительно вскрикнула. Она с трудом удерживала в руках поводья. Сказывался преклонный возраст и нарастающая паника.

– Миссис Эванс, держите крепче узду! – крикнула Софи. Ей никак не удавалось развернуть лошадь, чтобы прийти на помощь пожилой служанке.

Вцепившись в поводья, Софи вглядывалась в темноту. Почти неразличимые в густых клубах тумана, ее кузены, Алан и Дональд Маккарраны, с шумом бултыхались в воде и громко ругались по гэльски. Позади двое английских драгунов с плеском и криками пытались высвободить лошадей.

Лошадь Софи снова закрутилась на месте, и девушка окончательно потеряла направление. Теперь шум, казалось, доносился со всех сторон. Где же ручьи? Софи не решалась направить лошадь к берегу. Ее и раньше нельзя было назвать опытной наездницей, а за последние шесть лет, проведенных в монастыре, она успела окончательно отвыкнуть от поездок верхом.

Попытки сдержать перепуганное животное отняли все ее силы. Внезапно лошадь резко дернулась. Софи с трудом удержала поводья, едва не выскользнув из седла.

– Осторожно, девочка.

Она почувствовала, как чьи-то сильные руки крепко обхватили ее талию. В следующее мгновение Софи уже прочно сидела в седле. В молочно-белой густой мгле мелькнуло могучее плечо, покрытое клетчатым шотландским пледом. Софи сумела разглядеть длинные темные волосы и небритую щеку. Горец забрал узду из рук девушки и тихо зашептал лошади на ухо что-то успокаивающее.

– Алан? Дональд? – Софи облегченно перевела дух и уже хотела узнать, кому из ее кузенов удалось благополучно выбраться из воды, но тут ее спаситель повернул голову, и она увидела перед собой незнакомца.

«Должно быть, живущий по соседству фермер-арендатор услышал шум и пришел на помощь», – решила она.

Незнакомец шагнул вперед и потянул за собой лошадь.

– Спасибо, сэр, – поблагодарила его Софи. Он посмотрел на нее и молча отвернулся. Девушка успела заметить лишь колючий взгляд, взметнувшуюся гриву темных волос и клетчатый плед. – Лошадь уже успокоилась. Помощь нужна моей служанке и людям, свалившимся в воду.

Незнакомец ничего не ответил, а лишь продолжал молча шагать, ведя за собой лошадь.

«Может, он говорит только по гэльски?» – растерянно подумала Софи. Когда-то в детстве она знала этот язык, но сейчас не могла припомнить ни слова.

– Tapadh leaf[2], – все-таки сумела произнести она и добавила по-английски: – Спасибо, но моим спутникам нужно помочь.

Шотландец перешел на бег, увлекая за собой лошадь в клубящийся туман, все больше удаляясь от ручьев, где барахтался эскорт Софи. Позади визжала и стонала миссис Эванс. Она никак не могла справиться со взбесившейся лошадью.

Софи встревожилась и попыталась остановить лошадь. Животное нерешительно дернулось в сторону и тихо заржало.

– Отпустите узду, – попросила она горца. – Остановитесь! Но тот даже не обернулся. В густом тумане Софи видела лишь мощный кулак незнакомца, сжимавший кожаную уздечку, мускулистую руку, обтянутую рукавом полотняной рубашки, да широкие плечи и темные волосы. Он двигался вперед стремительно и бесшумно. Софи вдруг заметила, что на поясе незнакомца сверкнуло оружие.

О Господи! Да это разбойник!

Софи вернулась в Шотландию всего несколько дней назад, но уже успела наслушаться историй о мятежниках и бандитах, нашедших себе пристанище на этих холмах. Здесь прятались и мятежники-якобиты, и самые отчаянные головорезы. Сэр Генри Кэмпбелл, мировой судья, пригласивший Софи на обед в Киннолл-Хаус, предостерегал ее против вечерней поездки по долине.

Но в обществе своих шотландских кузенов и двух солдат, приставленных к ней судьей, Софи чувствовала себя в безопасности. Они с миссис Эванс так устали от этого визита, что хотели как можно скорее вернуться в замок Данкрифф. Софи тяготило общество сэра Генри. Отец перед смертью обещал отдать ее в жены Кэмпбеллу, невзирая на протесты дочери. Когда девушка завершила образование во фламандском монастыре, овдовевшая мать отослала ее в Шотландию. Здесь Софи должна была выполнить волю отца и выйти замуж за человека, которого презирала.

Теперь девушка горько пожалела, что не приняла приглашение сэра Генри заночевать в Киннолл-Хаусе. Зловещее пророчество судьи насчет разбойников неожиданно сбылось. Этот шотландец определенно не какой-нибудь местный доброхот. Он коварно увел ее лошадь в самую гущу тумана, вместо того чтобы прийти на помощь барахтающимся в воде провожатым Софи.

С бешено бьющимся сердцем девушка сжала колени, силясь остановить лошадь, но животное почему-то повиновалось мужчине. Софи попыталась закричать, хотя от ужаса не смогла выдавить из себя ни звука. В отчаянии она оглянулась назад.

Сквозь густой туман до нее доносились пронзительные вопли миссис Эванс, возгласы мужчин и конское ржание. Ни один из спутников Софи так и не понял, что девушку похитили.

– Поверните назад, – яростно выдохнула она. – Господи, да отпустите же меня! – На этот раз ей все же удалось закричать.

Горец резко повернулся, сунул ногу в стремя и вскочил в седло позади Софи. Он действовал так быстро, что девушка не успела позвать на помощь или столкнуть разбойника. Захватив поводья, он закрыл ладонью рот Софи. Его крепкие мускулистые руки не давали ей выскользнуть. Умело управляя лошадью, незнакомец уносил свою пленницу прочь, в темноту, в клубящийся туман.

Извиваясь в руках разбойника, Софи почувствовала, что похититель крепко прижал к крупу лошади ее платье и накидку, стиснув ногами ее бедра. Его руки напоминали стальной капкан. Спиной она почувствовала его напряженное тело, мощное и разгоряченное. Он заставил лошадь нестись галопом, сильно склонившись к седлу, так что девушке тоже пришлось согнуться. Повинуясь твердой руке всадника, конь летел стрелой.

Скрючившись, Софи задыхалась от ярости, но не в силах была издать ни звука. Мощная ладонь незнакомца по-прежнему закрывала ей рот. Софи все же попыталась освободить руку и пихнуть локтем своего мучителя.

– Успокойтесь, – коротко приказал он. – Вы поедете со мной.

Похититель говорил спокойно, но твердо, хотя Софи услышала в его голосе неожиданную мелодичность и мягкость. Это немного успокоило девушку.

Почувствовав на своем плече руку незнакомца, Софи попыталась стряхнуть ее. Похититель лишь крепче обхватил ее твердой, как железо, рукой, не позволяя пошевелиться. Тяжело дыша, Софи снова начала вырываться.

Шотландец ослабил хватку, убрав ладонь, закрывавшую рот Софи.

– Вы можете дышать?

– Вы меня похитили! – выпалила девушка. – Напали на моих спутников. Зачем? Вы и мою служанку захватили? Она уже немолода, ее нельзя обижать! Почему вы это делаете?

– Как я вижу, воздуха вам вполне хватает. – В речи незнакомца не чувствовалось резкого шотландского акцента. Он говорил на безупречном английском, произнося слова мягко и певуче, как урожденный кельт. Его голос, низкий и звучный, отличался необыкновенной густотой, словно смесь нежных сливок и терпкого виски.

Софи пыталась не терять самообладания.

– Вы должны были помочь моим спутникам!

– С ними все будет в порядке. Я пришел не за ними, а за вами.

Софи почувствовала, как горячее дыхание шотландца обжигает ей щеку.

– Но почему? – спросила она, затаив дыхание.

Он ничего не ответил, а лишь крепче прижал ее к себе. Прикосновения незнакомца, его движения и голос обладали странной магической силой, несли уверенность и покой. Это было похоже на наваждение. Софи снова охватил страх. Ведь этот разбойник похитил ее под покровом тумана, словно вор.

– Не прикасайтесь ко мне! – выкрикнула она. Похититель внезапно разжал руки. Девушка покачнулась и соскользнула вбок, теряя опору. Еще мгновение, и она бы упала с лошади. Шотландец вовремя подхватил ее. На этот раз Софи была рада оказаться в его объятиях. – Куда мы едем? – спросила она, с трудом переводя дыхание. – Зачем вы меня похитили? Вы уверены, что никто не пострадал? Что с моими провожатыми? А моя служанка? Я знаю, вы нарочно повредили мосты! Как вам это удалось? И что вам от меня нужно?

– Как много вопросов, – ехидно заметил разбойник, но даже и не подумал ответить хотя бы на один.

Софи сделала глубокий вдох, собираясь закричать, но и пикнуть не успела, как в следующий миг ей на голову накинули плед и все вокруг погрузилось во мрак.

Она почувствовала, как руки незнакомца снова смыкаются вокруг нее, не давая пошевелиться. Грубая шерстяная ткань пледа колола щеки, в нос ударила смесь ароматов дыма и сосновой смолы. И еще запах мужчины. Пытаюсь вырваться из шерстяного кокона, Софи поняла, что задыхается. Грудь незнакомца оказалась плотно прижата к ее спине, а его ноги крепко стискивали ее бедра.

– Успокойтесь, – шепнул он. – Все будет хорошо.

Софи перестала вырываться и замолчала. Слезы жгли ей глаза, а все ее существо содрогалось от гнева. Тяжело дыша, она попыталась успокоиться, собраться с мыслями и придумать план спасения.

Кипя от злости, Софи вдруг вспомнила рассказы своих кузенов о местном отступнике-якобите, получившем прозвище Хайлендский Призрак. Он воровал скот, нападал на отряды английских солдат и даже чинил препятствия строительству новых, вымощенных камнем дорог, которые прокладывали в Шотландии английские войска. Его никто никогда не видел при свете дня, но поговаривали, что он отличается особой свирепостью и буйством нрава, что он чрезвычайно умен и добивается всего, чего ни пожелает. «Не мужчина, а настоящий зверь», – сказала как-то о нем одна из служанок в Данкриффе. «Жестокий и грубый дикарь» – так охарактеризовала его экономка. «Мятежник и разбойник», – вынесли свой приговор двоюродные братья Софи.

По слухам, он скрывался как раз в этой долине. Софи бросило в дрожь. Надо было послушать сэра Генри и остаться в Киннолле. Кажется, кузены подозревали, что Призрак причастен к аресту ее брата. Ах, нужно было расспросить их поподробнее.

Неужели этот неизвестный похититель и есть Хайлендский Призрак? Наверняка это он обрушил мосты, чтобы избавиться от крепких шотландских парней и драгун. Но почему он похитил только одну женщину?

О Господи! Софи не хотелось даже думать об этом. Она попробовала закричать, но плед приглушал звуки. Вдобавок рука незнакомца снова закрыла ей рот.

– Тише! Замолчите! – шепнул ей на ухо похититель.

У нее закружилась голова. То было странное, пугающее чувство. Ей вдруг почудилось, что она мчится в объятиях дьявола сквозь грозовые облака. Земля осталась далеко внизу, а впереди их ждут разверзшиеся врата ада.
Глава 2

«Похищение невесты – презренное дело», – решил Коннор. Девушку пришлось закутать, словно рождественский пудинг, но и этого оказалось мало. Она продолжала вопить и брыкаться, вынуждая Макферсона крепко скрутить ее, прижать к себе и закрыть ей ладонью рот. А ведь для того, чтобы управлять скачущей галопом лошадью с двумя всадниками, нужны обе руки. Девчонка кричала, словно раненый зверек. Зажимая ей рот, Коннор чувствован ее теплое дыхание. И она вскоре затихла.

– Тс-с, – успокаивающе пробормотал он. Одной рукой Коннор обхватил девушку за плечи, а другой натянул поводья.

Терпение Макферсона было на исходе. Ему вовсе не нравилось запугивать женщин. Но данное Данкриффу обещание заставляло его стиснуть зубы и мчаться во весь опор вместе со своей пленницей. «Увези ее, – настаивал Маккарран. – Сделай дело, а все объяснения будут потом».

Но как быть, когда дело дойдет до супружеской постели? Здесь не так-то легко будет «сделать дело», оставив на потом все объяснения. В конце концов, Коннор вовсе не грубое животное, чтобы принуждать женщину силой разделить с ним ложе. Он привык наслаждаться актом любви, даря наслаждение своей подруге. А Кейт Маккарран явно была из тех женщин, что способны на подлинную страсть, если, конечно, верить тому, что говорят об отважной сестрице Данкриффа.

При мысли о том, что вскоре ему предстоит прикоснуться к роскошному телу Кейт, чьи соблазнительные изгибы и выпуклости были заметны даже сквозь складки одежды, Коннора охватила дрожь. Но как, черт возьми, ему удастся убедить ее исполнить свой супружеский долг? Ведь без этого Макферсону невозможно будет выполнить взятое на себя обязательство. В этом-то и заключалась главная трудность.

Коннор все тщательно продумал. По крайней мере, так ему казалось. Но теперь, когда похищение состоялось и сестра Данкриффа Кейт, закутанная в шерстяной плед, сидела перед ним в седле, дорога к часовне, где их ожидал священник, казалась бесконечно длинной. «Проклятие, а ведь это только начало», – с ужасом подумал Коннор.

Маккарран твердо стоял на том, что брак его сестры с Макферсоном должен состояться по всем правилам. Его должны признать подлинным и законным. Коннор понимал, как важно сделать все, чтобы никто не мог оспорить его право защитить свою жену от юридических споров и разногласий, а они неизбежно возникнут впоследствии. Незадолго до ареста Данкрифф признался, что его сестра обещана в жены сэру Генри Кэмпбеллу, но Роб слишком ослабел от раны и не сообщил почти никаких подробностей. Коннор понял одно: нельзя допустить, чтобы Кейт вышла замуж за мирового судью. Страстно желая отомстить Кэмпбеллу, Макферсон дал слово похитить Кейт Маккарран и сделать ее своей женой.

Коннор тяжело вздохнул. И тут девушка укусила его за руку сквозь шерстяную ткань. Макферсон недовольно поморщился и усилил хватку. Тогда пленница изловчилась и ткнула его локтем в живот.

Данкрифф предупреждал, что его сестрица отличается крутым нравом. Не зря ее прозвали Чертовкой Кейти. Коннор знал, что Кейт – якобитская шпионка. Маккарран упоминал и о другой сестре, воспитаннице какого-то монастыря. «Должно быть, та сестрица нисколько не похожа на дьяволицу Кейт. Пожалуй, похитить маленькую монашку было бы намного проще, чем эту дикую обезьяну», – с тоской подумал Коннор.

Он ровным счетом ничего не знал о благочестивой сестрице Маккаррана, но был уверен, что та никогда бы не стала подвергать опасности себя и других безрассудными поступками. Например, участием в заговоре якобитов. Неудивительно, что Маккарран так усердно вытягивал клятву у Коннора с обещанием жениться на Чертовке Кейти. Только мятежник, разбойник и бандит смог бы справиться с ней в отсутствие брата.

Коннор снова вздохнул.

Они миновали вересковую пустошь. Теперь перед ними лежала гряда холмов, и лошадь с двумя всадниками принялась взбираться на крутой склон. Коннор понимал, что животному не под силу выдержать такой трудный подъем с тяжелой ношей, да еще в темноте и густом тумане. Гораздо проще и безопаснее было бы идти дальше пешком, но тогда ему пришлось бы тащить за собой в часовню сопротивляющуюся девушку.

Коннор огляделся и настороженно прислушался, нет ли погони, затем медленно направил лошадь вверх по склону, прижимая к себе брыкающуюся пленницу.

Судя по приглушенным крикам, несущимся из долины, эскорт благополучно выбрался из воды. Как только охранники сообразят, что девушку похитили, они тут же бросятся в погоню. «Появление лошади без всадницы вызовет растерянность и, возможно, поможет выиграть немного времени», – рассудил Макферсон.

Натянув поводья, Коннор остановил лошадь, соскользнул на землю, подхватил девушку и поставил на ноги. Она покачнулась, запутавшись в складках пледа, и если бы Коннор не поддержал ее, непременно упала бы. Но едва почувствовав, что твердо стоит на земле, она тут же набросилась с криком на своего похитителя, пустив в ход кулаки и остроносые туфли. Коннор вовремя увернулся, избежав смертоносного удара коленом, но несколько ее тычков все же попало в цель.

Бормоча про себя проклятия, незадачливый похититель схватил концы пледа и запеленал девушку как можно туже, а потом отпустил лошадь, легонько хлопнув ее по крупу. Та тут же поскакала рысью вниз с холма. Со стороны пустоши все еще слышались отдаленные крики. Коннор не сомневался, что лошадь легко найдет дорогу обратно.

Пленница извивалась, брыкалась изо всех сил, пытаясь сбросить с себя плед. И Коннор снова плотно завернул ее в ненавистную тряпку, перекинув через плечо. Макферсон крепко держал ее одной рукой. Слава Богу, плотная шерстяная ткань надежно приглушала пронзительные вопли.

– Тихо, – предупредил он и принялся взбираться на холм с брыкающимся свертком на плече.

– Поставьте меня на землю! Отпустите! Я думала, вы хотите нас спасти!

– Именно это я и делаю. Я спасаю вас. Прекратите брыкаться и не мешайте мне.

– Вы сумасшедший! – выдохнула девушка.

– Да, так говорят, – учтиво согласился горец, уверенно взбираясь на холм.

Сестра Данкриффа была легкой как перышко, а Коннор привык таскать на себе добытую на охоте дичь, но на этот раз его добыча лягалась, словно кельпи[3]. Склон стал круче. Карабкаясь вверх вместе со своей ношей, Макферсон замедлил шаг. Поставить девушку на землю было никак нельзя, ведь тогда он признался бы в собственной слабости. А Коннор не собирался сдаваться!

– Остановитесь, – взмолилась пленница. – Пожалуйста, остановитесь! Отпустите меня! Почему вы похитили меня у охранников?

– Теперь я сам вас охраняю.

– Но вы явно не собираетесь провожать меня домой. Не знаю, чего вы хотите, но если вы задумали… обесчестить меня, то знайте: я никогда не покорюсь! Никогда! – выпалила девушка срывающимся голосом и зарыдала. Коннор поспешно поставил невесту на ноги, сорвал с нее плед и обхватил ладонями ее лицо.

– Я отнюдь не зверь! – сердито воскликнул он.

– Зверь… – Широко открыв глаза, Кэтрин София уставилась на похитителя. – Вы тот, кого называют Хайлендским Призраком?

– Что вам известно о нем? – Коннор схватил девушку за плечи и притянул к себе, чтобы та не смогла сбежать или лягнуть его ногой.

– Говорят, он убийца и вор. Крадет скот, проникает сквозь любые преграды и берет все, что ему понравится. Так это вы?

Разбойник насмешливо изогнул бровь:

– А что, я похож на призрака?

– Ну, на медведя вы не похожи, а тот человек, как я слышала, огромный, как гора, – неуверенно протянула девушка, внимательно вглядываясь в незнакомца сквозь темноту и туман. – Служанка рассказывала, он настоящий великан с черными космами. Вы тоже довольно высокий, и у вас длинные темные волосы. С небритым лицом и в одежде горца вы тоже похожи на разбойника… но вашу внешность и манеры можно назвать приятными. – Коннор насмешливо кивнул, принимая похвалу. – Впрочем, под милой внешностью нередко скрывается безумие, – добавила пленница.

– Так мне надо вас опасаться, мистрис? – поднял брови Коннор. Девушка нахмурилась, настороженно глядя на него. – Надеюсь, вам доводилось слышать и что-то хорошее об этом Призраке? – По правде говоря, Макферсону вовсе не хотелось продолжать разговор. Должно быть, Кейт и без того наслушалась сплетен у себя в замке.

Он взял девушку за руку и повел за собой. Пленница, все еще закутанная в плед, семенила за ним мелкими шажками.

– Если честно, один из моих кузенов говорил, что Призрак великодушен к обездоленным. Повинуясь своим прихотям, он не раз помогал несчастным арендаторам, которых англичане лишили крова и земли. Когда у бедных вдов и сирот крадут скот, он возвращает его. А еще я слышала, что он сожалеет о каждой отнятой им жизни.

– Что ж, звучит обнадеживающе. – Коннор невольно улыбнулся.

Алан и Дональд Маккарран – славные ребята. Приятно слышать, что они хорошо отзываются о его проделках в роли так называемого Хайлендского Призрака. Однако, похоже, слухи о смерти главы клана пока не дошли до его семьи? Макферсона кольнула тревога. Нет, он не собирался сообщать злую весть никому из Маккарранов, пока не убедится сам, что Данкрифф действительно мертв.

Что же до Призрака, то его целью было не столько похищение скота и помощь бедным вдовам, сколько намерение помешать генералу Уэйду[4] в прокладке военных дорог через горную Шотландию. Данкрифф и сам принимал участие в нескольких вылазках мятежников, последняя из которых обернулась неудачей. Тогда-то Коннор и связал себя поспешным обещанием выполнить его последнюю волю.

– Думаю, в каждом человеке есть что-то хорошее. – Сестра Данкриффа испытующе посмотрела на разбойника. Она старалась не выдавать своего смятения, но от Макферсона не укрылось, что Кейт вся как-то заметно напряглась, а по ее телу пробежала легкая дрожь.

Коннор угрюмо нахмурился.

– Что еще вам известно о Хайлендском Призраке?

– Говорят, он предал главу Маккарранов. – В прекрасных глазах пленницы вспыхнул гнев.

«Смелая девочка», – восхитился Коннор. Несмотря на опасность, она отважилась бросить вызов своему похитителю, о храбрости Кейт Маккарран ходили легенды.

– Может, и так, – проворчал он. – А может, и нет.

– Так вы отрицаете свою вину?

– Будь я Призраком, отрицал бы.

– Рано или поздно я все равно узнаю правду.

– Сейчас у нас есть заботы поважнее. – Коннор схватил девушку за руку и потянул за собой, но Кейт продолжала упираться. «Придется снова тащить девчонку на себе или найти какой-то другой способ заставить ее подчиниться», – вздохнул про себя Коннор. Нужно было спешить. Им еще предстояло преодолеть довольно крутой подъем.

Пленница остановилась. Замер и ее спутник.

– Если вы Хайлендский Призрак, то я на вас сильно обижена.

Сжимая руку девушки, Коннор почувствовал, что она вся дрожит. Кейт держалась храбро, но была по-настоящему напугана. Это открытие смутило Коннора. Он ненавидел себя. Ненавидел то, что ему приходилось делать.

– Знаю, – хмуро кивнул он.

Кейт выпрямилась во весь рост. Теперь она доставала ему до плеча. На бледном овале лица ее огромные глаза казались серебристо-серыми, и Коннор невольно задумался, какие они при дневном свете.

– Я взываю к вашему милосердию, сэр. Несмотря ни на что, я все-таки верю, что у вас великодушное и благородное сердце. Так докажите это и отпустите меня. – Глядя на свою пленницу, Коннор увидел не только хрупкую беззащитность и храбрость. В глазах девушки он прочел искреннее сострадание и жалость, которых вовсе не заслуживал. От волнения у него перехватило дыхание. – Отпустите меня, и я скажу своим родным, что вы хорошо обращались со мной. Что вы… спасли меня на вересковой пустоши. Это не будет ложью. И я… обещаю, что не стану держать на вас зла.

Коннор потрясенно замер. Она взывала к его доброте и снисхождению. Уж этого он никак не ожидал. Коннор думал, что ему придется подчинить себе эту женщину, укротить, заставить покориться. Макферсон мог бы сгрести в охапку упирающуюся воинственную фурию и отволочь в церковь, к алтарю, но он решительно не знал, как вести себя с беззащитной пленницей, молящей о пощаде. По слухам, Кэтрин Маккарран не отличалась особой добродетелью и кротостью, но, видимо, и у отъявленной грешницы, Чертовки Кейти, бывали минуты, когда она впадала в праведность.

Если, конечно, эта хитрая бестия не притворяется.

Самое ужасное, что Кейт сказала правду. Коннор действительно следовал собственному кодексу чести, хотя ради этого ему частенько приходилось преступать закон.

Впрочем, у него не было ни времени, ни желания пускаться в объяснения или извиняться. Свадьба должна состояться как можно скорее. Если для этого придется применить силу, значит, так тому и быть.

– Нам надо спешить, мисс Маккарран.

– Вам известно мое имя!

– Я похитил вас отнюдь не по случайной прихоти.

– Так вы все рассчитали заранее?

– Вы не только красивы, но и сообразительны.

– Но я вас не знаю! – Она нерешительно замолчала. – Так вы тот самый Призрак?

Коннор нетерпеливо дернул плечом.

– Мы должны идти, мисс Маккарран.

– Вы предали моего брата? Приложили руку к его аресту? Говорят, это были вы. Пожалуйста, ответьте. Мне нужно это знать.

– У нас нет времени, – яростно прошипел он. Девушка гордо вскинула голову и смерила своего мучителя гневным взглядом.

– Скажите хотя бы, почему вы похитили меня, отбили у охраны? Вы затаились и ждали, пока мы въедем в долину?

– Да, – прошептал Коннор, низко склонившись к своей пленнице и чувствуя на губах пар от ее дыхания. – Думаю, я ждал бы вас, даже если бы пришлось там стоять целую вечность.

Какого дьявола он это сказал? Разболтался, как влюбленный болван. Или как чертов поэт. Эта женщина имела над ним какую-то странную власть. Его влекло к ней, и все труднее становилось противиться этому чувству. Коннора завораживал ее удивительный голое, не терявший своей магической силы, даже когда она сердилась, но сверкающие глаза и соблазнительные формы сестры Данкриффа волновали его еще больше.

– Вы должны отпустить меня, – прошептала она, просительно заглядывая ему в глаза.

Макферсон мрачно насупился. Он не мог. Не мог отпустить ее. Это было выше его сил. Их лица почти соприкасались. Крепко держа девушку за плечи, Коннор почувствовал, как на мгновение ее тело в его руках стало мягким и податливым. Вероятно, неукротимая страсть, овладевшая им, коснулась и ее. Внезапно ему захотелось поцеловать девушку, сжать в своих объятиях, раствориться в ней, уступить переполнявшему его желанию. С бешено бьющимся сердцем он склонился над ней и потянулся губами к ее губам, забыв о клятве, данной ее брату. Сейчас ему хотелось только одного – прикасаться к нежной коже и вдыхать ее дивный запах.

Удивительно, как быстро он оказался в ее власти! Коннор никогда не отличался несдержанностью, порывистостью в проявлении своих чувств, но сейчас он едва мог противиться искушению.

Кейт откинула голову и закрыла глаза, а Коннор прижал девушку к себе, почти не владея собой.

Она испуганно отшатнулась.

– Не стоит давать моим кузенам еще больше оснований для мести. Они найдут меня. И вас.

Коннор медленно провел пальцем по ее губам, пытаясь избавиться от овладевшего им наваждения.

– Ваши кузены нас не найдут. Но мы не можем больше медлить. Уходим.

Он снова набросил плед на голову своей пленнице, подхватил ее на руки, перекинул через плечо и стремительно зашагал вверх по склону холма. Возмущенные крики девушки постепенно затихли, приглушенные грубой шерстяной тканью.

Вскоре Коннор заметил в тумане какое-то движение. Поспешно отступив за груду камней в зарослях утесника, он низко пригнулся, поставил девушку на колени и крепко обхватил ее, не давая ей пошевелиться или закричать.

– Тихо, – шепнул он. – На этих холмах можно встретить вооруженных бандитов. – Коннор понимал, что его предупреждение звучит как насмешка, и все же девушка безропотно подчинилась и притихла.

«Похоже, это Нейл и Эндрю продираются сквозь заросли вереска, – подумал Коннор. – быть, спутники Кейт уже выбрались из воды. У них, пожалуй, хватит ума обыскать и холмы, если, конечно, смогут найти дорогу в тумане».

Девушка устало склонила голову ему на плечо, и тело Коннора мгновенно отозвалось на это удивительное, приятное и давно забытое ощущение. Макферсон закрыл глаза, наслаждаясь близостью женщины, замершей в его объятиях. Как давно не испытывал он подобного чувства! Когда в последний раз он обнимал женщину? И не для того, чтобы утолить желание, а просто баюкать ее в своих объятиях…

Коннор поднял голову и вгляделся во тьму. Различив в тумане две движущиеся фигуры, он узнал в них Нейла и Эндрю и махнул рукой.

Эндрю подошел ближе и окинул взглядом закутанную в плед девушку.

– Это она?

Коннор помог своей спутнице встать. Задыхаясь под толстым пледом, она с силой наступила похитителю на ногу и издала пронзительный вопль. Макферсон мгновенно зажал ей рот рукой. Кейт принялась извиваться, норовя еще разок пнуть Коннора ногой.

– Да, это она, – протянул Нейл.

– Кажется, ее называют исчадием ада? – поинтересовался Эндрю. Как и Нейл, он предпочитал гэльскую речь.

– Вроде того, – отозвался Коннор.

Эндрю наклонился к девушке и заговорил по-английски:

– Веди себя смирно, малышка, а не то Призрак заставит тебя дорого заплатить. Он у нас бешеный малый, настоящий сорвиголова. Лучше лишний раз не злить его попусту. Постарайся ему не досаждать.

– Это он мне досаждает! – огрызнулась пленница. Эндрю и Нейл весело ухмыльнулись, глядя, как их приятель пытается справиться с брыкающейся девушкой.

– Бешеный, говоришь? – раздраженно прорычал Коннор. – Вам двоим есть о чем рассказать? Или вы от нечего делать пялитесь на меня?

– Наши олухи вылезли из воды. Они промокли насквозь и жаловались, словно дети малые, – охотно отозвался Нейл. – Теперь они ищут девчонку, думают, она упала с лошади. Лошадка-то вернулась без всадницы! Вторая леди визжит, точно недорезанная свинья.

– А священник ждет, – поспешно доложил Эндрю. – Мы оставили с ним Родерика и Падрига.

– Этих двоих? – грозно рявкнул Коннор. – Если святой отец не одноногий, с такими стражниками ему не составит труда сбежать. Извини, Нейл.

– Это верно, – сконфуженно протянул Нейл. – Хотя «эти двое» – мои сыновья и я их очень люблю. Эндрю, тебе лучше вернуться в церковь и присмотреть за священником самому. А я пойду с Коннором, прикрою его с тыла.

Коннор кивнул.

– Пошли парней в замок Глендун. Мы отправимся туда, как только уладим дело со священником.

– Ладно, – согласился Эндрю.

– О чем это вы? – Сестра Маккаррана под пледом завертела головой.

– Разве она не знает гэльского? – удивился Эндрю.

– Знаю. Пожалуйста, повторите, что вы сказали! – сердито воскликнула девушка на гэльском языке. Она выражалась несколько высокопарно, не слишком точно подбирала слова, но ее выговор был безупречен.

– Довольно, – отрывисто бросил Коннор, когда Эндрю начал было пересказывать разговор. Он снова взвалил пленницу на плечо и принялся карабкаться на склон. Нейл пустился следом за ним, а Эндрю бросился бежать через гряду холмов к старой часовне, где дожидались остальные.

Внезапно тело девушки обмякло, отяжелело, и Коннор с досадой заметил, что нести ее стало намного труднее. Он легонько шлепнул девицу Маккарран пониже спины, давая понять, что ее хитрая уловка не одурачит его и не заставит прервать путь.

«Да, – хмыкнул он про себя, – хорошо бы сейчас оказаться дома, уютно устроиться у очага со скрипкой в руках».

Одиночество и музыка – лучшее лекарство от тоски, которое помогало Коннору справляться с жизненными неурядицами. С каким удовольствием он предался бы сейчас любимому занятию! Но вместо этого вынужден тащить на себе в церковь сквозь темноту и туман упирающуюся невесту. Слово есть слово. Макферсон не знал, куда приведет его эта ночь, но с каждым шагом все больше росла его уверенность, что он взвалил себе на плечи нечто гораздо большее, нежели упрямую, брыкающуюся девицу.

В конце концов, что он может предложить такой, как она? Обветшалую башню, клочок бесплодной земли, несколько коров да жалкую кучку овец. Пожалуй, немного музыки, если ей захочется. Еще он мог бы разделить с ней свои мечты. Их не так уж много…

Но разве все это вместе имеет хоть какую-то ценность для блестящей и гордой красавицы, сестры предводителя клана? Ей нужен муж, которым она могла бы гордиться. Мужчина, которого она полюбила бы.

Любовь. Однажды Коннор уже испытал это чувство.

Макферсон задумчиво брел вперед, и девушка у него на плече притихла. Должно быть, бесплодные попытки вырваться вконец измучили ее. Коннор с удивлением заметил, что ноша стала легче. И внезапно им овладело странное предчувствие…

Словно он несет с собой свою судьбу.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170458509
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   250 г
Размеры:   207x 133x 16 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   7 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Агаянц В.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить