Необычная гувернантка Необычная гувернантка Красавице Беатрис Синклер пришлось стать гувернанткой ребенка из знатной семьи. Отныне ее дом - в замке Крэннок, о котором ходят зловещие слухи. Кто бы мог подумать, что именно там она встретит загадочного и властного Девлена Гордона, наделенного поистине дьявольским обаянием. Он покоряет ее с самой первой встречи, и девушка не в силах противиться его чарам... Беатрис готова прислушаться к голосу сердца, но что ее ожидает? Горечь разочарования или безраздельная любовь?.. АСТ 978-5-17-049179-7
114 руб.
Russian
Каталог товаров

Необычная гувернантка

  • Автор: Карен Рэнни
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2008
  • Кол. страниц: 318
  • ISBN: 978-5-17-049179-7
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Красавице Беатрис Синклер пришлось стать гувернанткой ребенка из знатной семьи. Отныне ее дом - в замке Крэннок, о котором ходят зловещие слухи. Кто бы мог подумать, что именно там она встретит загадочного и властного Девлена Гордона, наделенного поистине дьявольским обаянием. Он покоряет ее с самой первой встречи, и девушка не в силах противиться его чарам... Беатрис готова прислушаться к голосу сердца, но что ее ожидает? Горечь разочарования или безраздельная любовь?..
Отрывок из книги «Необычная гувернантка»
Глава 1

Килбридден-Виллидж,

Шотландия Ноябрь 1832 года

– Я буду стараться, обещаю.

– Дай-ка сюда руки.

Беатрис Синклер вытянула вперед руки и оперлась ладонями о стойку бара, пытаясь скрыть дрожь.

– Что ж, все в порядке, мозоли у тебя есть. Но выглядишь ты так, словно свалишься замертво, стоит тебе поработать пару часиков. Мне нужна здоровая девушка. Такая, чтобы смогла простоять на ногах двенадцать часов кряду.

– Я буду вашей лучшей работницей. И готова трудиться бесплатно всю первую неделю, чтобы это доказать.

– Ты сумеешь чисто вытереть стол в мгновение ока? А станешь любезничать с посетителями? – Девушка кивнула. – Ты сможешь смеяться их шуткам, даже если они тебе не по вкусу?

– Смогу.

– Ты не из тех девушек, что нравятся моим завсегдатаям. Не тот тип. Слишком ты бледная, да и держишься больно высокомерно. – Хозяин таверны нахмурился. – А ты, случаем, не больна?

– О, я очень здоровая.

– Так чего же ты дрожишь?

– Просто мне холодно.

Трактирщик недоверчиво прищурился.

– Кто тебе сказал, что мне в таверне нужна служанка?

– Владелец «Шпаги и дракона».

– А, так ты и там побывала? Готов поспорить, тамошний хозяин ищет девчонку помоложе.

– Он сказал, что ему не нужна еще одна помощница.

– Вот уж неправда. У него дела идут совсем неплохо, почти как у меня. По крайней мере в последние полгода. А раньше мало кто заходил в тот трактир, чтобы выпить и поболтать. – Хозяин таверны принялся вытирать грязной тряпкой стойку. Казалось, он глубоко задумался. – А прежде ты чем-нибудь болела? – с подозрением спросил трактирщик, выдержав долгую паузу.

Девушка снова покачала головой, не решаясь сказать правду. Но тут показалась служанка, и Беатрис тотчас поняла, что не найдет здесь работу. Она никогда не смогла бы надеть юбку, едва прикрывающую колени, и блузку, так откровенно обнажающую грудь. Ей внушали отвращение жеманные улыбки и кокетливые взгляды. Беатрис была готова прислуживать посетителям таверны, но не собиралась торговать собой.

Трактирщик плотоядно ухмыльнулся щербатым ртом.

– Отправляйся-ка ты лучше в Крэннок-Касл. Там для тебя найдется работа.

С тех пор как Беатрис появилась в Килбридден-Виллидж, до нее иногда доходили разные слухи о Крэннок-Касле, но искать там работу девушке не приходило в голову.

– В Крэннок-Касл?

Хозяин кабака решительно вздернул подбородок и осклабился.

– Да, туда, где живет герцог. Попроси его дать тебе работу. Уж герцог что-нибудь найдет для тебя, а я нет.

Беатрис стиснула в руках сумочку и вежливо поблагодарила трактирщика. Еще одна неудача. Она проделала свой путь сюда совершенно напрасно.

Девушка вышла из трактира и остановилась у порога, дрожа от холода в своем тонком платье. Холодный ветер пробирал ее до костей. Неделю назад она обменяла теплый плащ на мешок муки и несколько яиц. Беатрис туже стянула на груди шаль и посмотрела на высокую гору впереди.

Крэннок-Касл стоял на самой вершине, нависая над деревней. Старинная крепость на горе, вознесенная высоко над долиной и видимая отовсюду, внушала невольный трепет. Казалось, неприступная цитадель стоит на страже прошлого как грозный часовой, готовый и в будущем ревностно охранять покой своих хозяев.

Сквозь толстые каменные стены редко проникало неосторожно брошенное слово о жизни обитателей Крэннок-Касла.

«Вроде бы недавно там случилось несчастье», – вспомнила Беатрис.

Но девушке хватало собственных невзгод, чтобы еще прислушиваться к досужим сплетням.

Крэннок-Касл отличался довольно странной формой – словно из огромного куба вытянули куб поменьше. На самой вершине горы два прямоугольных строения стояли рядом. Меньшее из них совсем обветшало, а более крупное, увенчанное четырьмя башенками, сохранилось лучше. К замку вела единственная дорога, длинная и извилистая. Крутой подъем казался опасным, вдобавок у девушки сильно болели ноги.

Сквозь громкий свист ветра послышался голос, очень похожий на голос отца Беатрис: «Не ходи туда. Незамужняя женщина с незапятнанной репутацией не станет искать работу в таком месте». О Крэннок-Касле действительно ходили дурные слухи, но выбора у Беатрис не было.

Она начала медленно взбираться в гору, моля Бога придать ей сил. Беатрис смотрела под ноги, не осмеливаясь поднять глаза на замок. Вид этой мрачной громады мог только ослабить ее решимость. Девушка всецело сосредоточилась на том, чтобы шаг за шагом карабкаться вверх, низко сгибаясь под холодными струями дождя.

Ее шаль намокла от воды, но Беатрис лишь туже стянула ее, придерживая узел на груди. Как долго она бредет по этой дороге? Несколько часов? Вряд ли.


Внезапно послышался шум приближающегося экипажа, и девушка поспешно шагнула на обочину к ограждению, освобождая дорогу. В темноте невозможно было разглядеть пропасть внизу, но воображение услужливо нарисовало Беатрис острые зазубренные пики скал и огромные валуны на дне ущелья.

Во мраке движущийся экипаж казался расплывчатым пятном, темной тенью на фоне отвесной стены. Черную карету тянула четверка лошадей. Беатрис различила в темноте мерцание серебряной упряжи. По обеим сторонам от дверцы кареты висели два фонаря, тоже серебряных, но ни один из них не горел. Должно быть, владелец этого роскошного экипажа искал уединения или желал остаться неузнанным.

Карета заняла всю дорогу, вытеснив девушку к самому обрыву. Беатрис ухватилась за обломок стены и почувствовала, как и без того ветхие ее перчатки расползлись еще больше. Может, это Господь наказывает ее за дерзость, за это сомнительное путешествие, за попытку найти работу в таком ужасном месте, как логово герцога?

Лишь полуразрушенное заграждение отделяло Беатрис от пропасти. Затаив дыхание, девушка проводила глазами карету. Сатанинские кони растворились в темноте, сверкнув серебряной сбруей. Может, это Черный Дональд, сам дьявол? Уж не за ней ли он охотится? Экипаж остановился на повороте дороги. Беатрис вцепилась в сумочку и выставила ее перед собой, словно крошечный ридикюль мог служить ей защитой. Девушка решила подождать, пока карета уедет, но дождь все усиливался, а ей нужно было во что бы то ни стало добраться до Крэннок-Касла еще до ночи.

Когда Беатрис осторожно двинулась дальше, дверца кареты резко распахнулась. Девушка остановилась и замерла, словно кто-то пригвоздил ее к месту. Она замерзла, промокла и едва держалась на ногах от усталости, но чутье подсказывало, что следует соблюдать осторожность.

– Эта дорога очень опасна. – Низкий и звучный голос определенно принадлежал человеческому существу. – Мои лошади запросто могли сбить вас с ног, и вы бы свалились в пропасть.

Кучер, сгорбившийся под своим теплым плащом, так и не повернул головы. Беатрис робко шагнула вперед.

– Ваши лошади держались середины дороги, сэр.

– Они довольно пугливы и боятся высоты, поэтому им позволено занимать середину дороги, если они того пожелают; ведь это весьма ценные лошади.

– А людям приходится искать себе место на обочине, не так ли, сэр?

– Дождь усиливается. Самое меньшее, что я мог бы для вас сделать, так это подвезти в Крэннок-Касл.

Беатрис уже собиралась спросить, не там ли работает таинственный незнакомец, но вовремя прикусила язык. Этот джентльмен разъезжал в роскошном экипаже, запряженном великолепными лошадьми. Наверняка это сам герцог.

Она здорово сглупила бы, согласившись прокатиться в этой странной карете, но еще глупее было бы отклонить предложение. Небо загрохотало над головой Беатрис, словно посылая ей предупреждение. Дверца кареты распахнулась шире, и девушка взобралась на подножку, переступила через длинные ноги незнакомца и уселась напротив него.

Два маленьких серебряных фонарика освещали внутреннее убранство кареты, отбрасывая яркие блики на голубые подушки и обтянутый шелком потолок.

– Зачем вы идете в замок? – поинтересовался незнакомец, нимало не смущаясь тем, что вмешивается не в свое дело.

Беатрис задумалась, стоит ли отвечать назойливому попутчику, но решила удовлетворить его любопытство. В конце концов, должна же она была расплатиться за путешествие в карете вверх по крутому склону. Девушка смущенно опустила глаза и сцепила руки на коленях.

– Я надеялась найти работу.

– В самом деле? О, в Крэннок-Касле все такие скаредные. Вам это известно?

Беатрис покачала головой.

Ее спаситель обладал довольно примечательной наружностью. На такого мужчину она где угодно обратила бы внимание. Его лицо казалось безупречным творением великого скульптора. Нос, подбородок и лоб незнакомца напомнили девушке статую архангела, которую ей однажды довелось увидеть. Каштановые волосы отливали золотом, а пронзительный; взгляд темно-карих, почти черных, глаз буквально завораживал. На какое-то мгновение Беатрис даже показалось, что попутчик способен пронзить ее своим взглядом и пригвоздить к подушкам кареты.

Уголок рта незнакомца иронически приподнялся, выражая то ли удовлетворение, то ли насмешку. Неожиданно на щеке таинственного путешественника появилась ямочка, и Беатрис принялась внимательно ее разглядывать.

«Человек с ямочками на щеках не может быть дьяволом», – сказала она себе, впрочем, без особой уверенности.

– Вы достаточно увидели? – невозмутимо спросил он.

– Я изучала вашу наружность, сэр. Но внешность еще ничего не значит.

– Не сомневаюсь, это нравоучение высказывала вам уродливая женщина. Только уродины считают, что внешность ничего не значит.

– Вы когда-нибудь слышали историю о муравье и куколке?

Незнакомец удивленно вскинул брови и внимательно вгляделся в лицо Беатрис, словно пытаясь определить, в своем ли она уме.

Не дожидаясь ответа, девушка заговорила:

– Жили-были когда-то муравей и куколка. Куколка уже готовилась к превращению, и из кокона торчал длинный хвост. Он-то и привлек внимание муравья. Муравей увидел, что странное хвостатое создание – живое существо, подошел к нему и обратился к кокону: «Жаль, что тебя постигла такая судьба. Я, как видишь, муравей. Могу ходить, бегать и играть, если мне захочется. А тебе, бедняжке, приходится томиться в этом уродливом коконе. Как я тебе сочувствую». Куколка не потрудилась ответить. Она была полностью поглощена грядущим превращением. Ничто другое ее не интересовало. Несколько дней спустя муравей взбирался на небольшой холмик и вдруг упал, но тут же поднялся и снова заторопился наверх, посмеиваясь над собственной глупостью. Тут в спину ему подул легкий ветерок. Муравей обернулся и увидел огромную фиолетово-синюю бабочку, порхающую в воздухе. «Дорогой муравей, – сказала бабочка. – Не стоит меня жалеть. Я умею летать, тогда как ты способен только ползать». Мораль этой истории в том, что внешность обманчива.

– Так вы решили, что я бабочка?

– Нет. Я подумала, что вы Черный Дональд.

– Кто, простите?

– Сатана может принимать довольно соблазнительный облик, но он требует вечного рабского повиновения.

Незнакомец громко и раскатисто рассмеялся. Беатрис не улыбнулась в ответ, и ее спутник тоже принял серьезный вид, хотя уголок его рта насмешливо подрагивал.

– Так, значит, вас защищает ваша добродетель? – осведомился он. – Поэтому вы и не кажетесь испуганной? Будь я Черным Дональдом, я бы подумал, что вы должны дрожать от страха.

– Вы часто это проделываете? Сначала настаиваете на том, чтобы показать пример доброты, а потом насмехаетесь над теми, кто оказался настолько глуп, что принял ваше притворство за чистую монету?

– А вы часто позволяете себе высечь хозяев, оказавших вам гостеприимство?

– Остановите карету и позвольте мне выйти. Я больше не доставлю вам хлопот.

– Не глупите! Уже стемнело. Одинокой женщине небезопасно бродить в темноте по горам. А кроме того, мы уже приехали.

В следующий миг карета замедлила ход и остановилась. Беатрис отогнула пальцем уголок кожаной шторки и вгляделась в темноту. Внезапно снаружи к окну прильнуло чье-то лицо. Беатрис увидела плотоядную ухмылку и в ужасе отшатнулась, отпустив шторку.

– Вас что-то испугало?

– Нет, – покачала головой Беатрис, не вполне уверенная, что страшное лицо за окном в действительности существовало, а не привиделось ей.

Ее спутник протянул руку и открыл дверцу кареты. Беатрис неуверенно замерла. Она не решалась покинуть экипаж, опасаясь столкнуться лицом к лицу с чудовищем. Владелец кареты заметил нерешительность и страх в глазах девушки, но не понял, чего она испугалась.

– Я давным-давно оставил привычку глодать кости хорошеньких девственниц, так что со мной вы в полной безопасности.

Беатрис сильно сомневалась, что хоть одна девственница была бы в безопасности в его обществе, но предпочла благоразумно промолчать.

Она робко ступила одной ногой на подножку кареты. Ночной ветер обдал холодом ее лодыжку, напоминая, что время летит слишком быстро. Уже стемнело. Беатрис еще предстояло встретиться с герцогом, потом ее ждал долгий и утомительный спуск с горы. Вряд ли у нее хватит сил идти еще пять миль до дома. Придется заночевать на обочине дороги под дождем. И словно в ответ на мысли Беатрис над ее головой раздался оглушительный раскат грома.

Девушка вышла из кареты. Налетевший пронзительный ветер рванул ее платье и взметнул вверх, открывая нижнюю юбку. Придерживая одной рукой шаль у подбородка, Беатрис разгладила юбку и сделала несколько шагов.

Странное создание вынырнуло из темноты. Это был довольно высокий и крепкий мужчина. Униформа плохо сидела на нем. Длинные руки торчали из рукавов, открывавших широкие запястья. Лицо казалось бесформенным, словно когда-то бедняге переломали все кости, которые так и не смогли правильно срастись. Но глаза на этом странном лице светились живостью и добротой.

– Bienvenu a Chateau Crannoch, – приветствовал он девушку. Французский его был безупречен, хоть и звучал слегка приглушенно. Пораженная Беатрис смущенно кивнула в ответ, а странный человек повторил приветствие по-английски, отвесив девушке низкий поклон с высоты своего внушительного роста. – Добро пожаловать в Крэннок-Касл.

– Merci,– пробормотала Беатрис. – L’est mon plaisir.[1]

Надежда попасть в замок оказалась сомнительной. Великан, похоже, и не собирался открывать высокие сводчатые двери из темного дуба. Беатрис с опаской оглядела обитые железом створки, прикидывая, сможет ли справиться с ними сама.

– Чем я могу помочь вам, мадемуазель?

«Неужели, чтобы пробиться к герцогу, нужно пройти через этого ужасного великана?»

В животе у Беатрис громко заурчало, словно ее желудок вздумал соперничать с громом небесным.

– Я пришла, чтобы поговорить с герцогом насчет работы.

Великан бросил на нее странный взгляд, но ничего не сказал, внезапно переключив внимание на того, кто возник у нее за спиной. Беатрис не было нужды оборачиваться. Она и без того поняла, что красивый незнакомец вышел из кареты.

Когда он приблизился и встал рядом, у нее мучительно свело желудок. Беатрис расправила плечи, поборов в себе искушение обернуться и попросить незнакомца отодвинуться. Наверняка он только и ждал, когда она выкинет какую-нибудь глупость, а может, и нарочно провоцировал ее.

– Герцог никого не принимает, мадемуазель.

– Все в порядке, Тастон. Я провожу леди.

– Вы уверены, мистер Девлен? Впрочем, как изводите.

Беатрис обернулась и посмотрела в лицо незнакомцу, почти такому же высокому, как великан Гастон. Он улыбнулся в ответ.

– Девлен?

Его имя и на самом деле звучало как «дьявол». Значит, ее действительно доставил сюда сам Черный Дональд.

По спине Беатрис поползли мурашки. Навстречу девушке, широко распахнув руки, бросилась маленькая фигурка с черным провалом вместо лица. Беатрис в ужасе прижалась спиной к стене рядом с Девленом и взмолилась про себя, чтобы жуткий призрак поскорее сгинул. Но вместо этого привидение остановилось в двух шагах от нее.

– Кто ты? – спросил карлик, откидывая с лица капюшон.

Беатрис ожидала услышать голос самого сатаны – громоподобный предупреждающий рык, что здесь не место женщине из приличной семьи. Но голос закутанной в плащ фигуры принадлежал маленькому мальчику.

И Беатрис растерялась.

Маленькая фигурка скрывалась в густой тени. Тусклого света, исходящего от единственного фонаря, явно не хватало, чтобы как следует рассмотреть узкое и вытянутое лицо ребенка. Его нос казался несуразно длинным, а подбородок заметно выдавался вперед. Кожа туго обтягивала высокие скулы, придавая мальчику болезненный вид, словно он недавно сильно потерял в весе или был слаб здоровьем.

Этого ребенка никак нельзя было назвать привлекательным. Насупленные брови лишь усиливали это неприятное впечатление.

– Кто ты? – повторил он. Его рот сурово сжался, а глаза превратились в узкие щелки. Девушка промолчала, и странный ребенок бросил требовательный взгляд на Девлена. – Кузен?

Девлен повернулся к Беатрис и отвесил ей легкий поклон.

– Мисс Синклер, позвольте мне представить вам Роберта Гордона, двенадцатого герцога Брикина.

Беатрис встретилась глазами с мальчиком, и все ее и без того призрачные надежды на будущее развеялись как дым.

– Ваша светлость, – пробормотала она. Ребенок ответил легким кивком на ее реверанс.

Неужели она собиралась просить работу у этого мальчишки? Девушка бросила гневный взгляд на Девлена, желая больше всего на свете согнать пощечиной легкую усмешку с его лица. «Он знал. Знал с самого начала».

– Почему вы не сказали мне?

– Вы же настойчиво искали встречи с герцогом, я и устроил вам эту встречу, – пожал плечами Девлен.

Беатрис оставалось лишь гордо вскинуть голову и уйти прочь из Крэннок-Касла.

– Зачем ты хотела меня видеть?

Беатрис не привыкла подчиняться приказам детей, даже если это дети аристократов. Но юный герцог и его кузен, похоже, не собирались выпускать ее из этого зловещего коридора, пока не получат ответа.

– Мне нужна работа. Владелец трактира «Заяц и гончая» сказал, что, возможно, я смогу найти место у вас.

– В каком качестве? – поинтересовался Девлен.

– Вам дали имя в честь дьявола? – вскипела Беатрис, не в силах больше сдерживать гнев.

– В честь первого герцога. А вот его вполне могли назвать в честь самого дьявола. Насколько мне известно, он обесчестил немало невинных девиц.

Лицо Беатрис запылало. Неужели у этого человека нет никакого представления о приличиях?

Она отделилась от стены, крепко сжимая в руках сумочку. От голода у нее кружилась голова, а темнота лишь усиливала дурноту. Беатрис вытянула руку и ухватилась за край выступающего из стены кирпича, надеясь, что сумеет найти обратную дорогу и не станет посмешищем для герцога и его жестокого кузена.

«Пожалуйста, Господи, помоги мне это выдержать».

Стойкость – одно из самых главных достоинств в этом мире – и терпение. Пожалуй, иных добродетелей у нее не осталось. Последние несколько недель полностью иссушили Беатрис.

– Позвольте мне пройти, – произнесла она, цепляясь за стену.

Нужно было уйти, выбраться отсюда. Здесь больше нечего делать.

– Я тебя нанимаю, – заявил тщедушный герцог Брикин. – Нам вечно не хватает судомоек на кухне.

Едва ли Беатрис справилась бы с работой судомойки. Сказать по правде, она уже сомневалась, что сумеет дойти до конца коридора без посторонней помощи. Стены внезапно изогнулись у нее над головой и сомкнулись в арку, а пол под ногами зашатался.

Нетвердой походкой она прошла мимо герцога и Девлена, который и пальцем не шевельнул, чтобы ее остановить, и медленно двинулась вдоль коридора навстречу тусклому огоньку светильника.

– Я не давал тебе разрешения уйти!

– Я не нуждаюсь в нем, ваша светлость.

– Ты в Крэннок-Касле, а я герцог Брикин.

– Скорее уж герцог Грубиян, – прошептала Беатрис, но мальчишка ее услышал.

– Я пошлю за тобой стражу. Или Девлена. Девлен, приведите ее ко мне. Задержите ее!

– Кузен, вы оскорбили мисс Синклер. – Голос Девлена звучал на удивление бесстрастно. – Сомневаюсь, что этой юной леди подошла бы роль посудомойки.

– Так где же мне ее устроить, если не на кухне?

– Там, где ее образованность могла бы принести пользу.

– А почему вы решили, что она образованна?

Беатрис замедлила шаг, прислушиваясь к разговору. В глубине души она не хотела покидать Крэннок-Касл! За стенами замка ей не на что было надеяться.

В желудке у нее больше не урчало от голода. Осталась лишь режущая боль да время от времени острые приступы тошноты. Вот и сейчас пустой желудок, будто желая отомстить за пренебрежение, заставил девушку согнуться от боли и припасть к почерневшей от времени кирпичной стене. Цепляясь за стену, Беатрис принялась медленно взбираться по лестнице.

Мальчик с Девленом все еще говорили о ней. До девушки доносились обрывки их разговора, но сейчас она могла думать только о том, как бы не упасть. Головокружение усиливалось, и Беатрис пришлось призвать на помощь всю свою волю, чтобы устоять на ногах.

«Нет, я не упаду в обморок. Только не здесь, не на глазах у этих людей».

– Вы хорошо себя чувствуете, мисс Синклер?

– Да, спасибо.

Но Беатрис сказала неправду. Стены вокруг нее шатались, пол вставал на дыбы. Коридор заволокло мутной пеленой.

Внезапно рядом оказался Девлен и положил ей руку на плечо. Беатрис резко рванулась в сторону и потеряла равновесие.

Каменный пол закачался где-то далеко внизу и начал стремительно приближаться. Беатрис вытянула вперед руки, пытаясь предотвратить падение. Сквозь нарастающий гул до нее донесся чей-то взволнованный голос. Мужской голос позвал на помощь.

«Как странно. Очень странно…»

И прежде чем погрузиться в беспамятство, Беатрис успела ощутить блаженное чувство покоя.

Девлен Гордон растерялся, глядя на неподвижную фигуру молодой женщины, лежавшую у его ног. Подумать только, ведь он сам привел ее в КрэнноктКасл.

– Проклятие!

Он вздохнул, наклонился над девушкой и неумело попытался привести ее в чувство. Это оказалось намного труднее, чем он ожидал. Сначала Гордон слегка похлопал ее по щекам кончиками пальцев, но девушка по-прежнему оставалась недвижимой. Приглядевшись, Девлен заметил, что она дышит, и испытал заметное облегчение. Меньше всего ему нужны были лишние сложности.

– Сделайте же что-нибудь, Девлен!

– Прекратите командовать мной, кузен. Сдается мне, давно пора, чтобы кто-то поучил вас хорошим манерам.

Роберт оставил это замечание без ответа, поступив довольно мудро, поскольку взбешенный Девлен был готов перекинуть своего юного кузена через колено и как следует отшлепать.

Девлен нагнулся и поднял мисс Синклер на руки, отметив про себя, что она оказалась намного легче, чем он ожидал. Эта девушка не переставала его удивлять с того самого мгновения, как ступила на подножку его кареты. Малышка держалась напыщенно, едва не лопаясь от показной стыдливости и жеманства. Но ее губы, казалось, просто созданы для поцелуев. Девлен никогда еще не видел таких черных волос. В карете он едва удержался, чтобы не приказать девушке сидеть смирно, ведь ему так хотелось разглядеть цвет ее глаз, голубых, словно осколки небесной лазури! И откуда взялась эта крошечная родинка на виске у самого глаза? Она слишком похожа на мушку, которыми пользуются парижские кокетки.

Несмотря на ветхое поношенное платье, или как раз благодаря ему, Девлен мог рассмотреть грациозные изгибы тела: скрытую за тугим корсажем полную грудь, узкую талию, длинные ноги великолепной формы.

Пожалуй, ей бы следовало носить более плотную нижнюю юбку, если она желает скрыть свою фигуру от посторонних глаз.

А если она вовсе и не собиралась ничего скрывать? Вдруг рассказанная ею история насчет поисков работы – хитрая уловка, рассчитанная на то, чтобы пройтись перед его отцом, виляя соблазнительными стройными бедрами?

И все же ей бы следовало весить больше. Ведь мисс Синклер не назовешь коротышкой. Ее макушка доставала Девлену до плеча, а он отличался довольно высоким ростом.

Девлен сгорал от любопытства. Эта особенность его характера грозила обернуться серьезным недостатком, едва ли не пороком, тем более что Девлен вовсе не собирался от нее избавляться.

Может, девушка больна? Нет ли у нее лихорадки? Неужели он, сам того не ведая, принес болезнь в Крэннок?

Направляясь из старого крыла замка в новое, Девлен поймал себя на мысли, что молодая женщина у него на руках – существо в высшей степени загадочное. Ее появление в замке вызывает массу вопросов. Хорошо, если удастся получить ответ хотя бы на часть из них.

– Девлен!

Он не обернулся и не ответил Роберту.

Старое крыло состояло из множества длинных коридоров, лишь кое-где освещенных тусклым пламенем свечей. При виде этих мрачных переходов, погруженных во тьму, никто не обвинил бы отца Девлена, распоряжавшегося на правах опекуна наследством Роберта, в расточительстве и стремлении к роскоши.

В этой части замка не было лестниц. Девлен шагал по наклонному коридору, плавно уходящему вверх, и стены постепенно раздвигались, открывая все большее пространство.

Обычно посетители Крэннока пользовались северным входом, обращенным к морю и окруженным волнистой грядой холмов. Но Девлен воспользовался подъездом, предназначенным для членов семьи, и теперь ему пришлось за это расплачиваться. Он шел по извилистым коридорам, неся на руках девушку, словно чудовище, похитившее красавицу, чтобы уволочь ее в свое логово.
Глава 3

Беатрис проснулась и с удивлением обнаружила, что лежит в чужой постели. Ее пальцы осторожно скользнули по покрывалу, укрывавшему ее до самой шеи. Шелк. Нежный и гладкий, цвета слоновой кости. Как и пышный полог у нее над головой. Деревянные столбики кровати покрывала изящная резьба в виде переплетающихся листьев и гроздьев винограда. Матрас, набитый перьями, казался необыкновенно мягким, а подушки нежно благоухали цветами лаванды. Никогда прежде Беатрис не приходилось спать в такой роскошной постели.

«Господи, неужели я раздета?»

Похоже, не совсем раздета. Беатрис испуганно ощупала себя руками, пытаясь определить, что на ней надето. Уж явно не ее старенькая рубашка. Корсаж изящной ночной сорочки украшала богатая вышивка, а манжеты были оторочены кружевом.

Беатрис разгладила руками чудесные тонкие простыни и закрыла глаза, пытаясь восстановить в памяти события, благодаря которым она оказалась в чужой постели в незнакомом доме.

Последнее, что ей удалось вспомнить, – это долгий путь по извилистой дороге к Крэннок-Каслу. Она вдруг припомнила, что встретила там экипаж – черную карету с жутковатым пассажиром.

«Девлен! Так, значит, это он меня раздел? Должно быть, это его комната?»

Глаза Беатрис широко распахнулись, испуганный взгляд скользнул по стенам. Она разглядела украшенное фронтоном высокое бюро с множеством ящиков, умывальник, гардероб, ночной столик и мужчину, сидевшего в кресле.

«Мужчина?»

Глаза Беатрис округлились от ужаса.

Неизвестный посетитель оказался довольно красивым. Девушке сразу бросилось в глаза его сходство с Девленом. Впрочем, несмотря на зловещее имя, Девлен обладал внешностью ангела, а лицо незнакомца было отмечено печатью страдания. По обеим сторонам его тонких губ залегли глубокие горькие складки наподобие скобок. От карих глаз лучами расходились морщины, но Беатрис засомневалась, что незнакомец часто смеется. Его темные с проседью волосы, перехваченные синей лентой в тон сюртуку, падали на спину.

Строгое темно-синее одеяние посетителя оживлял нарядный жилет, расшитый цветами чертополоха и вереска. Он буквально сверкал изумрудно-зеленым, бледно-лиловым и небесно-голубым шелком.

Незнакомец слегка улыбнулся, а в глазах его читалась неприкрытая насмешка. Вглядевшись в его лицо, Беатрис огорчилась, что никак не может вспомнить событий минувшей ночи.

– Кто вы?

– Ваш радушный хозяин, мисс Синклер.

Беатрис попыталась сесть, но сразу же упала обратно на подушки, и комната поплыла у нее перед глазами. Девушка подтянула покрывало к подбородку и осторожно приподнялась на локте. Убедившись, что она надежно прикрыта покрывалом и выглядит весьма пристойно, Беатрис снова заговорила:

– Пожалуй, мне было бы не так неловко, если бы я знала ваше имя, сэр. Вы не герцог Брикин. С ним я уже знакома.

– Судя по вашему тону, герцог произвел на вас не слишком приятное впечатления.

Беатрис поняла, что по-прежнему находится в Крэннок-Касле. Едва ли стоило критически отзываться о герцоге Брикине, находясь в его доме и пользуясь его гостеприимством, пускай даже и случайным. Это было бы невежливо.

– К сожалению, моему племяннику предстоит еще многому научиться, – добавил незнакомец в ответ на ее молчание. – Ему не мешало бы усвоить урок, как следует принимать гостей. Я приношу вам извинения за его поведение.

– Племяннику?

Мужчина придвинулся ближе. Его перемещение выглядело так странно, что в первое мгновение Беатрис даже не поняла, что ее посетитель сидит в движущемся кресле. Две пары колес – крупные впереди и маленькие сзади – позволяли ему скользить по полу, не вставая с кресла.

– Вам придется простить меня за то, что я не встаю, мисс Синклер. Несчастный случай с экипажем обрек меня на неподвижность.

– Мне очень жаль, сэр.

– Сожаление – довольно банальное чувство. Я искал встречи с вами совсем не ради него, мисс Синклер. – Он коснулся рукой края кровати и медленно наклонил туловище вперед все с той же дразнящей усмешкой на губах. – Позвольте представиться: Камерон Гордон, опекун герцога Брикина.

– И отец Девлена, – добавила Беатрис, вспомнив обрывки вчерашнего разговора.

– Вы давно знакомы с моим сыном?

Беатрис почувствовала, как краска стыда заливает ей лицо. Собеседник явно был доволен.

«Какая же нелепость с моей стороны – назвать вчерашнего попутчика по имени!»

– Мы только вчера познакомились. Господи, ведь это было вчера, правда?

Камерон Гордон кивнул.

– Как я здесь оказалась?

– Как я понял со слов Гастона, вы потеряли сознание. Существует несколько причин, почему женщины падают в обморок, мисс Синклер. Вы испытываете недомогание? Может быть, вы ждете ребенка?

Беатрис не стала отвечать на это оскорбление, потому что в этот самый миг до нее донесся слабый аромат готовящейся пищи. В первое мгновение у нее закружилась голова, а потом нестерпимый, отчаянный голод вытеснил все ее мысли.

– Когда вы в последний раз ели?

– Два дня назад, – рассеянно ответила девушка, пытаясь отгадать, откуда исходит божественный запах.

Легкий стук в дверь известил о приходе служанки. Она вошла, сгибаясь под тяжестью нагруженного подноса.

Беатрис села на постели, не заботясь о том, что покрывало соскользнуло с плеч и она предстала перед отцом Девлена в одной рубашке. Ее сотрясала дрожь. Сейчас для нее существовал лишь поднос, заставленный блюдами с едой, Она готова была заплакать.

Служанка поставила поднос на постель прямо поверх шелкового покрывала. Беатрис осторожно коснулась края кружевной салфетки, покрывавшей поднос, и робко пощупала ее.

«Нет, это не мираж. Салфетка явно настоящая. Так, значит… и хлеб настоящий?»

– Возможно, вы хотите чего-то еще, мисс?

– Это похоже на завтрак Георга Четвертого.

Камерон удивленно вскинул брови.

– Что вы можете знать о привычках покойного английского короля?

Беатрис с трудом оторвала взгляд от подноса и ответила Камерону:

– Мой отец поддерживал обширную переписку со многими лицами в Англии. Говорят, королю Георгу подавали на завтрак двух жареных голубей и три бифштекса. А запивал он все это большим количеством спиртного, самого разнообразного. Знаете, Георг Четвертый вполне мог бы претендовать на звание самого толстого короля Англии.

– И самого большого выпивоху среди английских монархов.

Это неожиданное замечание удивило Беатрис, но больше всего ее поразила улыбка, преобразившая лицо Камерона. Сверкнувшие в его глазах веселые искры смягчили строгие черты, а живая улыбка сделала его лицо по-настоящему красивым. Беатрис перевела взгляд на поднос с едой. Она так долго голодала, но не могла съесть слишком много за один присест. И что же выбрать? Перед ней были овсянка со сливками, нарезанный тонкими ломтиками бекон и почти целая буханка поджаренного хлеба, теплого, покрытого коричневатой хрустящей корочкой. Рядом на подносе помещались горшочек с маслом и кувшин с шоколадом. Беатрис занесла руку над подносом, а затем так и замерла, пожирая глазами блюда с едой и не зная, за что приняться. Пальцы ее дрожали.

– Так вы говорите, что в последний раз ели два дня назад, мисс Синклер? Похоже, и раньше вы ели не слишком часто.

Беатрис кивнула, зажав в руке толстый ломоть хлеба. Ее сотрясала дрожь. Больше всего ей сейчас хотелось, чтобы Камерон ушел, оставив ее одну священнодействовать с подносом. Этот чудесный хлеб, источавший волшебный аромат, вызывал у нее едва ли не религиозное благоговение.

Закрыв глаза, Беатрис буквально вгрызлась в него и принялась медленно жевать. Как она и боялась, желудок свело мучительным спазмом. Два дня голода не прошли бесследно и отозвались приступом боли. Девушка проглотила кусок и низко наклонила голову, устыдившись, что даже не подумала произнести благодарственную молитву. Наверное, Господь поймет ее нетерпение и простит.

Наскоро прочитав молитву, Беатрис откусила еще кусочек и, продолжая жевать намазала темно-красный джем на оставшийся ломоть. Если она возьмет еще кусочек хлеба и несколько ломтиков бекона, ничего страшного не случится. И одной чашки шоколада будет вполне достаточно.

Поглощенная размышлениями о еде, Беатрис совершенно забыла о своем посетителе. Камерон довольно долго и с явным удовольствием наблюдал, как его гостья ест. Он сидел без движения и хранил молчание, не мешая девушке завтракать.

Никогда еще еда не казалась Беатрис столь вкусной, и никогда в жизни она не испытывала такой глубокой благодарности.

– Мой сын сказал, что вы пришли в Крэннок-Касл искать работу.

Беатрис робко подняла глаза.

– Да.

– А какого рода работу, позвольте спросить?

– Любую. Я готова прилежно трудиться. Если мне не хватит умения, я научусь. Я очень старательная и исполнительная.

Камерон поднял руку, желая остановить поток красноречия Беатрис, взявшейся перечислять свои достоинства.

– Вы ведь, кажется, уже знакомы с моим племянником?

– Да.

– Судя по вашему выражению лица, могу предположить, что вы нашли его грубым и неотесанным.

Беатрис предпочла промолчать.

– Он на редкость несносный ребенок, но после смерти его родителей мой долг – дать ему достойное воспитание. – Камерон с грустью посмотрел на свои неподвижные ноги, прикрытые пледом. – Как видите, несчастный случай навсегда изменил не только мою жизнь.

– Мне думается, ему нужен наставник, – мягко заметила Беатрис.

Она лишь тактично указала на очевидное. Возможно, если бы наставник вооружился кнутом, это принесло бы еще большую пользу герцогу Брикину.

– Я уже нанимал трех учителей, но ни один из них не продержался больше месяца. Несносный ребенок бесконечно досаждал им, изводил как только мог. Одному он подкладывал лягушек в постель, на другого вечно ябедничал и возводил напраслину, а третьего пугал луком со стрелами. Это оружие, полагаю, он получил в подарок от моего сына. Не понимаю, то ли мир так изменился, то ли мне так не повезло, но все трое нанятых мной молодых людей оказались слишком пугливыми и изнеженными.

Беатрис выжидающе смотрела на хозяина замка, пытаясь угадать, к чему он ей все это рассказывает.

– Мне нужен человек, который смог бы привить этому невыносимому ребенку хоть какое-то понятие о дисциплине. Гувернантка, если хотите. А вам, мисс Синклер, как я понимаю, нужны средства к существованию.

– А почему вы решили, что я смогу выполнить работу, с которой не справились трое наставников?

Камерон оставил вопрос Беатрис без внимания.

– Со своей стороны я предлагаю весьма приличное жалованье, которое вам будут выплачивать вперед четыре раза в год. К этому добавьте щедрые средства на новые книги и прочие надобности нашего юного герцога. И столько еды, сколько вы пожелаете. Но должен вас предупредить: в Крэннок-Касле великое множество лестниц. Если вы вдруг растолстеете и начнете ходить вперевалку, словно утка, вам будет трудно преодолеть их.

Он пошутил? Должно быть, так, потому что Камерон Гордон улыбался. И все же мысль о том, чтобы сделаться гувернанткой герцога Брикина, показалась Беатрис нелепой, если не безумной. Она снова посмотрела на поднос с едой. Хотя, пожалуй, еще большим безумием было бы вернуться в пустой дом, где нет ни денег, ни еды, ни надежд на будущее.

Беатрис откинулась на подушки.

– Вы ведь даже не проверили мои знания, сэр.

– Ваша речь показывает, что вы получили образование, мисс Синклер. У вас прекрасные манеры. Даже умирая от голода, вы держитесь как истинная леди. А рассуждая о короле, вы упомянули о переписке вашего отца. Должно быть, вы не так давно потеряли состояние и положение в обществе?

Беатрис кивнула и закусила губу, с трудом подавив искушение поведать Камерону о событиях последних трех месяцев. Далеко не всегда становится легче, если делишься с кем-то своим горем.

– И еще вы говорите по-французски, – добавил Камерон. Беатрис удивленно взглянула на него. – Гастон рассказал мне об этом. Роберт имеет обыкновение время от времени переходить на французский и разговаривать исключительно на нем. Видимо, хочет напомнить мне, что его мать была француженкой. Но ни я, ни моя жена не знаем французского. Гастон владеет этим языком, но не всегда бывает удобно, что слуга присутствует во время обеда с единственной целью – служить переводчиком между мной и моим племянником.

– А разве ваш сын не говорит по-французски?

– Мой сын здесь не живет.

Почему Беатрис ощутила укол разочарования? Она находилась в обществе Девлена Гордона меньше часа и не успела даже толком разглядеть его.

– Итак, мисс Синклер, что скажете?

Беатрис посмотрела на поднос с едой, сжала в руке откушенный ломоть хлеба и подумала о долгом спуске с горы, о скользкой извилистой дороге, о холодном ветре и тех пяти милях, которые ей еще предстояло пройти от деревни до дома.

– У меня нет с собой никаких вещей.

– Гастон доставит вас в любое место, куда вы только захотите.

Она с наслаждением положила в рот последний кусочек хлеба.

– Да, сэр. Я согласна.

«Гувернантка для отчаянного сорванца. Пусть так, и все же эта жизнь намного лучше той, которую я вела в последние месяцы», – сказала про себя Беатрис, когда улыбающийся Камерон Гордон направил свое кресло к дверям.
Перевод заглавия:   An Unlikely Governess
Штрихкод:   9785170491797
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   285 г
Размеры:   206x 133x 17 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   7 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Агаянц В.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить