Виконт из Техаса Виконт из Техаса Дикарь, не имеющий представления о светских приличиях и никогда не бывавший в высшем обществе, - таково первое впечатление очаровательной учительницы Сабрины Эджуотер от приехавшего из далекого Техаса Джошуа Кантрелла, неожиданно унаследовавшего титул виконта. И из этого человека ей предстоит сделать истинного английского джентльмена?! Сабрина вне себя от ужаса. Более того, она начинает понимать, что \"техасский виконт\" испытывает к ней не почтение ученика, а пылкую, чувственную страсть мужчины, готового любой ценой завладеть женщиной своей мечты… АСТ 5-17-034540-2
79 руб.
Russian
Каталог товаров

Виконт из Техаса

  • Автор: Ширл Хенке
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2006
  • Кол. страниц: 283
  • ISBN: 5-17-034540-2
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Дикарь, не имеющий представления о светских приличиях и никогда не бывавший в высшем обществе, - таково первое впечатление очаровательной учительницы Сабрины Эджуотер от приехавшего из далекого Техаса Джошуа Кантрелла, неожиданно унаследовавшего титул виконта. И из этого человека ей предстоит сделать истинного английского джентльмена?! Сабрина вне себя от ужаса. Более того, она начинает понимать, что "техасский виконт" испытывает к ней не почтение ученика, а пылкую, чувственную страсть мужчины, готового любой ценой завладеть женщиной своей мечты…
Отрывок из книги «Виконт из Техаса»
Глава 1

— Почему вы в таком виде, капитан Кантрелл? Где ваша военная форма?

Теодор Рузвельт учинял сокрушительный разнос полуголому офицеру, стоявшему перед ним навытяжку возле кровати, в которой, прикрывшись до подбородка рваной простыней, лежала молодая брюнетка с растрепанными волосами.

Все военное снаряжение Джошуа Кантрелла в тот момент состояло из шестизарядного «кольта», зажатого в правой руке. Он тут же опустил оружие дулом вниз. Так требовалось по уставу, за четким исполнением которого следили агенты спецслужб при армейских подразделениях в Техасе. Жестом Рузвельт приказал им удалиться.

Трудно сказать, кто из оставшихся в комнате пришел в.большее замешательство — капитан Кантрелл или его бывший командир, перед которым он сейчас стоял, не смея пошевелиться. Что же касается Сиси, подруги капитана на этот вечер, то она не чувствовала ни малейшего стыда, ибо уже давно работала в одном из местных борделей. Кроме того, Сиси даже не догадывалась, что стоявший перед ней и капитаном суровый мужчина — не кто иной, как президент Соединенных Штатов Америки, принесший присягу всего несколько недель назад, после убийства Уильяма Мак-Кинли, ранее занимавшего этот высший в стране пост. Впрочем, Рузвельта скорее всего это вполне устраивало. Именно в целях сохранения секретности он заранее повелел всем своим сопровождающим титуловать его не иначе как «полковник». Знал об этом и капитан Кантрелл.

— Извините, господин полковник, — сказал он, — но поскольку я не был готов к вашему визиту, то позвольте мне хоть сейчас, в вашем присутствии, одеться и принять приличный вид!

— Во-первых, попросите, пожалуйста, молодую даму выйти из комнаты, — строго приказал Рузвельт.

При этом он галантно отвернулся от Сиси, давая ей возможность спокойно вылезти из-под простыни и облачиться в шелковое платье пурпурного цвета, валявшееся на полу рядом с ее корсетом и военной формой капитана Кантрелла.

Пока совершалась процедура одевания, цвет лица президента Соединенных Штатов от смущения превратился из красного в бордово-пурпурный. Жрица же любви беззастенчиво посмотрела на капитана, видимо, ожидая от него чего-то. Кантрелл угадал значение этого взгляда и поспешил успокоить Сиси:

— Я расплачусь с вами, дорогая!

Он пошарил в кармане и, вытащив синюю банкноту, засунул ее за корсет на груди девушки. Сиси недовольно поморщилась, круто повернулась и вышла из комнаты, громко хлопнув дверью и отпустив по-испански какое-то ругательство.

Пока Джошуа одевался, полковник нервно ходил из угла в угол по комнате, брезгливо морщась при взгляде на грязный ковер.

— Чем я обязан высокой чести видеть вас здесь, господин президент? — спросил Джошуа, натягивая сапоги.

— Я, кажется, просил всех, и вас тоже, называть меня просто полковником. Сколько раз прикажете повторять?

— Полагаю, что все это произошло совершенно неожиданно. Какой-то сумасшедший застрелил президента Мак-Кинли, и губернатор Нью-Йорка вдруг становится первым человеком в стране. Скажите, а вы сами думали, что будете им?

— Я не исключал подобной возможности. Вплоть до последнего месяца и при ужасных обстоятельствах, связанных с убийством Мак-Кинли. Вы, верно, уже обратили внимание на конных охранников, которые меня сопровождают? — Рузвельт кивнул в сторону закрытой двери. — Черт побери, до чего же это неприятно! Как будто я не сумею обезопасить себя и без их помощи!

Он расстегнул пиджак и продемонстрировал капитану аккуратно вшитый внутренний карман, из которого выглядывала рукоятка крупнокалиберного револьвера самого последнего образца.

— Возможно, эти новые охранники совсем не плохая идея, — пожал плечами капитан. — Причем прекрасно и детально рассчитанная. Между прочим, в ближайшую субботу вы могли бы найти более безопасное место, нежели Форт-Уэрт. Поверьте, я говорю это не потому, что не рад вас видеть! Просто меня несколько удивляет такая неосторожность.

— И доставляет кое-какие неудобства, не так ли? — ядовито заметил Рузвельт. — Кстати, примите мои извинения за ту девицу, которую я спугнул своим вторжением!

— Мы оба знаем, что Сиси — далеко не светская дама. Потому-то вы извинились передо мной, а не перед ней. Ваше пуританство, характерное для янки, дает о себе знать, сэр!

На лице Джошуа появилась саркастическая улыбка неисправимого грешника. Ведь не впервые бывший командир, известный своим красноречием приверженец епископальной церкви и ревностный поборник нерушимости семейного очага, уличал своего подчиненного в аморальном поведении.

— Естественно, вы меня осуждаете, полковник! — вздохнул Кантрелл. — Но что бы вы хотели увидеть? Ведь в отличие от вас я вырос именно в такой обстановке. И это для меня нечто вроде родного дома.

— Допускаю, что вы воспитывались в далеко не богатой семье, капитан. Но поймите меня правильно, теперь вы становитесь виконтом! А потому должны научиться вести себя согласно существующему этикету!

Не обратив внимания на высказывание президента о его воспитании и происхождении, чего бы Джошуа не простил никому другому, он спросил:

— Черт побери, как вы узнали об этом?

— Видите ли, капитан, наверное, вы догадываетесь, что у президента Соединенных Штатов есть кое-какие возможности получать самую разнообразную информацию. И не обязательно из разведывательных источников. Отец Спринги был старинным другом вашего престарелого дядюшки. Он-то и сообщил ему, а заодно и мне, о вашем отказе от предполагаемого наследства.

— А Спринги рассказал вам о причине моего отказа? О том, что это было реакцией на публикацию в газетах клеветнических статей в мой адрес, инспирированных неким графом Гамильтоном?

— Хамблтоном, — поправил капитана Рузвельт. — Его титул — граф Хамблтон, виконт Уэсли. И это очень почетный титул, который со временем должен перейти к вам.

— При всем уважении к столь громкому титулу я не смогу его принять! — с некоторым вызовом ответил Джошуа. — Впрочем, как и вообще принять что бы то ни было…

— Почему же?

— Потому что я никакой не виконт, а простой техасец.

— Но ведь лорд Хамблтон — глава семьи Кантрелл, а вы — его внучатый племянник и единственный наследник. Поэтому ваш прямой долг — ехать в Англию. Боже мой, неужели вы не понимаете, какие возможности это перед вами открывает? Вы никогда не знали, кто ваши родители. Теперь же у вас появился кровный родственник, который к тому же сам искал вас уже больше двадцати лет!

— За последние двадцать лет я не сделал ничего очень уж плохого по своей инициативе и без чьей-либо помощи, — отчужденно ответил Джошуа.

— Знаю, — грустно хмыкнул Рузвельт. — Когда я разорился на продаже скота в Дакоте, вы нажили огромное состояние здесь, в Техасе. Известность среди политической элиты этого штата в конце концов помогла агентам графа вас разыскать. И если бы вы захотели, то вполне могли сами стать губернатором.

— Время, проведенное в коридорах законодательной власти, навсегда отравило во мне желание заниматься политикой, — холодно заявил Кантрелл. — Что же касается сего «благородного» бизнеса, то для семейства Кантрелл оно отнюдь не внове. Я, правда, далеко не уверен, что сам рожден для него. К тому же Гертье и ее девчонки, видимо, расхватали все свидетельства об этом сразу же после смерти матери.

— В таком случае как вы объясните кольцо на своей руке? — спросил президент, указывая взглядом на блестевшее на пальце капитана золотое кольцо с мелко выгравированным на нем гербом. Джошуа стал носить его, как только пальцы окрепли и оно уже не могло соскользнуть. — Я вижу на нем фамильный герб Хамблтонов.

— Наверное, одна из девчонок Гертье купила его на каком-нибудь рынке и сохранила для меня, — равнодушно ответил Кантрелл.

Что-то не очень верится! Скорее всего вы просто боитесь. Опасаетесь, что вам не воздадут должного. И носите столь дорогое кольцо, чтобы набить себе цену в глазах окружающих.

— Я уже показал, чего стою, в двадцать семь лет, — ощетинился Кантрелл, — когда заработал свой первый миллион на продаже скота. И вы, как никто другой в этом мире, отлично знаете, что я не робкого десятка!

— Знаю, вы не боитесь испанских пуль. У меня никогда не было сомнений в вашей храбрости под неприятельским огнем. Но вы трепещете при мысли о встрече с восьмидесятилетним стариком. Человеком, который тщательно проследил все эпизоды вашей жизни. И убедился, что вы — его наследник!

— А если даже и так? Почему я непременно должен плыть через Атлантику в Англию? Тем более что подвержен морской болезни. Меня же просто-таки выворачивало наизнанку, когда мы плыли на Кубу и начался невесть откуда налетевший ураган! Кроме того, у меня есть выгодный бизнес в Форт-Уэрте. Я не хочу его бросать, поскольку не знаю, что найду в Англии. И никак не могу понять, полковник, почему вас так заботит, сделаюсь ли я графом, виконтом или еще дьявол знает кем? Мне кажется, что у вас, как президента страны, найдутся дела куда поважнее!

Рузвельт прокашлялся и вновь принялся ходить взад-вперед по комнате. Проходя в очередной раз мимо Кантрелла, он на мгновение остановился.

— Подобная дискуссия должна непременно сопровождаться солидной выпивкой! — усмехнулся он.

Быстро подойдя к двери, президент распахнул ее и крикнул ожидавшим в холле охранникам:

— Мистер Шейн, принесите нам, пожалуйста, два холодных пива! Или вы предпочли бы чего-нибудь покрепче, капитан? Как называлась та отрава, которую вы притащили с собой в тренировочный лагерь Сан-Антонио?

— «Кто убил Джона». Это виски, напоминающее бурбон. Бармен знает!

Шейн бросился выполнять приказ. Капитан же с ухмылкой посмотрел на президента:

— При вашем обычном воздержании, полковник, этот напиток будет как раз то, что нужно! А теперь скажите мне, привлекли ли вы в президентскую команду свою британскую подружку Сесиль Спринг Райе? И как намерены поступить с нынешним государственным секретарем, убежденным англофилом Джоном Хеем?

Рузвельт откинул назад голову и, осветив комнату блеском своих ослепительно белых зубов, громко расхохотался:

— Браво, капитан! Для человека, делающего вид, будто ему абсолютно безразлично все, что происходит за пределами его бескрайних владений в Техасе, вы знаете немало о сегодняшних политических деятелях в Вашингтоне.

— Но кто-то все-таки должен следить за курятником, чтобы респуб… простите — лисы — не разворовали цыплят! — угрюмо парировал Джошуа.

Рузвельт покачал головой и с упреком сказал:

— Увы! Я и забыл, что имею дело с неисправимо невежественным демократом!

— Но надеюсь, вы приехали не для того, чтобы перетащить меня к республиканцам!

Президент шумно вздохнул и снова принялся ходить из угла в угол.

— Нет, я не собираюсь этого делать и приехал не для того. Хотя и считаю ваши политические приоритеты достойными сожаления. Но вы все же можете приносить пользу стране другим, не совсем обычным способом.

Кантрелл с подозрением посмотрел на Рузвельта. Инстинкт призывал капитана к осмотрительности. В тоне президента его что-то насторожило.

— Каким конкретно?

— Вам известно, что в настоящий момент Великобритания и Япония ведут переговоры о создании военного союза? Думаю, что нет!

— Но мне представляется, что подобный союз мог бы принести пользу не только Англии с Японией, но и Америке, — возразил Джошуа.

В дверь постучали. Кантрелл приоткрыл ее и принял из руки Шейна бутылку. Привычным движением выбив пробку, он сделал большой глоток и снова взглянул на президента:

— Не сомневаюсь, что ваше внимание к этому району объясняется растущими интересами русского царя в Китае.

Вы в высшей степени проницательны, капитан! Действительно, поскольку русские уже почти закончили строительство Транссибирской железной дороги, они получают реальную возможность перебросить войска из Москвы во Владивосток значительно быстрее, нежели Лондон и Токио сумеют создать боевой ударный кулак в том регионе. Россия давно разрабатывала планы установления своего контроля на востоке Азиатского континента, чтобы угрожать интересам Англии в Индии, уже не говоря о Гонконге, а нам — на Филиппинах.

— А также создавать проблемы разным державам в их торговле с Китаем, не так ли? — задал риторический вопрос Джошуа. — Но если Америка сможет катко повлиять на Японию, то последняя получит шансы стать в некоторой степени противовесом России в этом районе.

Рузвельт налил виски в стакан Джошуа. Но тот жестом отказался, поскольку уже давно не притрагивался ни к одному крепкому напитку, предпочитая пиво. Президент понимающе кивнул и продолжил излагать свои мысли:

— Мы можем влиять на Японию. Недавно я был в Гарварде с отличным парнем — японцем Кентаро Канеко. Он занимает видное положение в Верховном суде Японии. Из бесед с ним я понял, какие цели преследует его страна на Дальнем Востоке. И убедился, что они во многом совпадают с нашими. А также — с английскими.

— Какое это все имеет отношение ко мне? — уже раздраженно спросил Джошуа.

Он понимал, что не просто так Рузвельт пересек чуть не полстраны и оказался здесь уже через несколько недель после своей инаугурации. Что-то за этим, несомненно, скрывалось.

— В Лондоне русские затеяли интригу с целью сорвать англо-японские переговоры. Пытались даже убить японского министра Хаяси. Заговор раскрыли, но если последуют новые, то это может закончиться провалом возможной сделки.

— Ну так пусть подобными проблемами займется министр Солсбери! Хотя он и слывет неуклюжим увальнем в дипломатии.

Рузвельт усмехнулся:

— Я видел, как вы работали на Кубе. И уверен, что подойдете для этого дела, как никто другой!

— Для какого дела?

Джошуа подался вперед на стуле, всем своим видом демонстрируя, что готов с полным вниманием слушать все, что президент намерен ему сказать.

Рузвельт помолчал и, тоже подвинув свой стул вплотную к столу, некоторое время внимательно смотрел в глаза капитана через толстые стекла очков.

— Скажу вам по секрету, что в это дело вроде бы готов впутаться один из членов английской королевской семьи.

— Кто именно?

— Джордж Кларенс. Второй сын Леопольда — брата короля Эдуарда.

— У него что, есть связи с Россией?

— Есть. Через русскую любовницу. Джошуа присвистнул.

— Ничего себе, — усмехнулся Рузвельт, — а?!

— Да! Любопытно! Но мне-то зачем во все это влезать? Я ведь почти не занимался политикой. А уж большой — так и подавно! И вряд ли смогу быть там чем-то полезен, полковник! Право, ваши друзья всегда посмеивались надо мной! Говорили, будто единственное, что я умею делать, так это прилично говорить по-английски. По-русски же я и двух слов связать не могу!

— Но вы ведь очень хорошо объясняетесь на испанском.

— Какая сейчас от этого польза?

— Ошибаетесь! Или вы забыли, как, переодевшись в форму испанского солдата, пробрались в Сантьяго и добыли там ценнейшие сведения о численности неприятельских войск? Я уже тогда понял, что вы просто рождены для того, чтобы стать профессиональным разведчиком!

Джошуа против воли улыбнулся.

— Тогда мне пришлось постоянно прикрывать левой рукой дырку от пули на мундире, чтобы никто не догадался о моем участии в сражениях. К тому же мне очень помогло владение испанским языком. За все время ни разу никто не заподозрил во мне иностранца!

Джошуа помолчал несколько секунд и, глядя в глаза президента, усмехнулся:

— Итак, похоже, теперь вы решили предложить мне шпионить в пользу англичан?

Рузвельт понял, что, несмотря на форму произнесенной Кантреллом фразы, никакого вопроса в ней не содержалось. Поэтому согласно кивнул и добавил:

— А также в пользу Соединенных Штатов. Видите ли, с окончанием последней войны у нас появились очень серьезные интересы в Тихоокеанском регионе. Я знаю, что вы никогда не уклонялись от выполнения своего долга.

Кантрелл отлично понимал, что ведет безнадежную игру. Теодор Рузвельт был накануне покорения очередной политической высоты в своей жизни. И горе тому, кто осмелится встать на его пути!

Джошуа тяжело вздохнул. Однако, прежде чем начать обсуждение условий, президент тряхнул головой и совершенно неожиданно вернулся к прежней теме разговора:

— Лорд Хамблтон — ваш единственный ближайший родственник. Ему уже восемьдесят лет, и со здоровьем становится все хуже. Иначе он непременно сам бы приехал в Техас, чтобы убедить вас стать его наследником. По словам Спринги, он старый английский аристократ, достойный глубокого уважения. И я думаю, что вам не следует упускать такого прекрасного случая сделаться виконтом. Только прекратите относиться с опаской к этому почтенному джентльмену!

Новый натиск президента ожесточил Кантрелла. Взгляд его сделался колючим, все мышцы напряглись, как если бы он готовился броситься на Рузвельта.

— Я не боюсь никаких старцев, полковник! — проговорил он сквозь зубы, с трудом сдерживая растущее негодование. — Меня абсолютно не интересует, что он ест на завтрак, на обед и на ужин. Даже если он каждое утро поедает целого быка! Какое мне до этого дело? Хорошо! Если речь идет о безопасности, то я постараюсь схватить наемных убийц, которые, видимо, ждут подходящего часа, чтобы совершить преступление, а до тех пор прячутся в Англии!

— Великолепно! Мне остается лишь познакомить вас с некоторыми деталями дела, полученными на днях госсекретарем Хеем от английского посла в Вашингтоне…

…Джошуа Кантрелл, в скором будущем седьмой виконт Уэсли и наследник всего состояния графа Хамблтона, выпил до дна стакан отменного виски и принялся обдумывать все то, о чем только что говорил президент Теодор Рузвельт. Он был уже готов согласиться поехать в Англию. Но не оставаться там после завершения предполагаемого дела…


Спустя некоторое время. Лондон

— Сабрина! — умолял свою кузину Эдмунд Уислдаун. — Ты должна непременно помочь мне! Это самая лучшая должность, о которой я мог только мечтать! И теперь прокляну себя, если упущу ее!

Смертельно бледный и донельзя тощий молодой человек простирал к ней обе руки и готов был, если потребуется, даже пасть на колени. Мисс Сабрина Эджуотер гордо восседала на краешке порядком ободранного старинного стула в своей скромной гостиной. Конечно, она хотела бы стать хозяйкой просторного салона, обставленного самой модной мебелью. Но по причине мизерности своих доходов не могла себе этого позволить. А тут еще приплелся ее дорогой беспомощный Эдмунд, уже в который раз попавший в финансовую катастрофу и умоляющий одолжить ему по возможности хоть немного денег.

— Если бы ты видела, какими глазами он смотрел на мой старый, изношенный костюм, когда я пришел к нему наниматься клерком! А портной отказался выдать мне уже готовый костюм до тех пор, пока я не заплачу за предыдущий! Я же буду при деньгах не раньше следующей пятницы, когда его сиятельство обычно выдает мне заработную плату за ту мерзкую дешевую работенку, которую я для него делаю. При этом лорд Хамблтон предупредил меня, что уволит без выходного пособия, если еще раз увидит в этом, с позволения сказать, костюме.

Сабрина тяжело вздохнула, глядя на отчаявшегося кузена, с трудом сдерживающего слезы. Он всегда был очень эмоциональным юношей, тоненьким, как тростинка, которого вечно третировали в школе другие ребята. В семь лет Эдмунд лишился родителей, и его приютила семья Эджуотер. Сабрине тогда было четырнадцать лет, и она сама назначила себя его защитницей и покровительницей.

Как старшая дочь в большом выводке сквайра Эджуотера, она была его любимицей. Он часто с нежностью называл ее сержантом и надсмотрщиком. Действительно, все остальные братья и сестры Сабрины подчинялись ей беспрекословно. Да и вообще дисциплина в доме благодаря строгости «сержанта» была образцовой. Но при этом Сабрина понимала, что к сироте Эдмунду надо относиться с особым вниманием и лаской.

— И сколько же портной запросил с тебя за новый костюм? — спросила его Сабрина.

— Пять фунтов! — с испугом прошептал Эдмунд. Сабрина так и подскочила на стуле:

— Что-о?! Пять фунтов! Из чего он шил этот костюм, из шерсти или из золота?!

— Гм… Видишь ли, я просил его сшить что-то вроде выходной тройки.

— Пусть так! Но я все же напишу ему рекламацию за столь непомерную цену! — раздраженно ответила Сабрина.

Лицо Эдмунда на миг просветлело. Но тут же снова приняло унылое выражение.

— Боже, я чуть не забыл! В одиннадцать часов по приказу лорда Хамблтона я должен встретить корабль из Америки, на котором прибывает наследник его сиятельства мистер Кантрелл! Поэтому должен быть хорошо одетым. Но если портной не получит плату за прошлую работу, он не выдаст мне нового костюма, и я не смогу достойно встретить гостя. Надо немедленно расплатиться с ним.

— Почему же ты молчал до последней минуты? — упрекнула его Сабрина.

Глаза Эдмунда растерянно забегали.

— Я надеялся занять нужную сумму у друзей, но никого из них не оказалось дома.

— Тогда я просто не знаю, что делать!

— Успокойся! Я нашел у себя в кармане подписанный тобой чек. Давай поступим так: ты берешь экипаж графа и едешь встречать наследника. Я же тем временем меняю чек на наличные, несусь к портному, выручаю костюм и еду в нем к его сиятельству. Мистер Кантрелл к тому времени уже тоже будет там. Надеюсь, все останутся довольны! Наследник вряд ли будет в претензии за то, что его встретила очаровательная молодая девушка, а не я!

— Но, Эдмунд, удобно ли мне встречать наследника графа?

— Ой, не говори глупостей! В отличие от меня ты уже имела дело с американцами. Правда, как я слышал, они в большинстве своем довольно странные люди.

— Мои контакты с американцами были очень редкими. Леди Рашкрофт предложила мне поработать наставницей юной подруги ее внучки. Самое баронессу я видела всего несколько раз. И лишь когда ей пришло в голову интервьюировать меня по поводу ситуации в стране. Тогда она еще не могла толком решить, как себя здесь вести. Кстати, разговор с ней оказался не таким уж скучным!

— Вот видишь! Ты знаешь, как себя держать и что делать. Вознице же известно название корабля и у какого причала он обычно швартуется. Наследника зовут Джошуа Кантрелл. Очень скоро он станет виконтом Уэсли.

Эдмунд вытащил из кармана листок бумаги с указанием названия корабля, имени ожидаемого гостя и времени прибытия в порт. Так же подробно описывалась его внешность.

— Здесь все данные. А теперь не теряй зря времени, садись в экипаж графа и поезжай!

— Тогда я бегу переодеваться! Согласись, что мне тоже надо прилично выглядеть перед наследником его сиятельства!

Пристань, что на левом берегу Темзы близ главного лондонского моста, ломилась от толпы и товаров, привезенных буквально со всех частей света. Достаточно было понаблюдать за торжественным, как на параде, шествием индусов из конца в конец причала, толкавших перед собой тележки со всякой всячиной, за чернокожими африканцами, выстроившимися вдоль пирса и предлагавшими традиционные изделия из слоновой кости, или за почтительно раскланивавшимися направо-налево китайцами, чтобы понять, насколько широко по всему миру распространилась Британская империя. Воздух наполняли ароматы специй из Индии и Цейлона, одурманивал запах турецкого и арабского кофе. Все это перемешивалось с едким дымом из труб предприятий, расположенных поблизости.

Сабрина редко бывала в этой части города. Не в последнюю очередь и потому, что там ее всегда охватывал безотчетный страх. Но в то же время ее поражали контрасты между богатством и бедностью, особенно бросавшиеся в глаза именно здесь.

Подъехав к пристани, она долго пробиралась через галдящую толпу и чуть не опоздала к прибытию корабля. Но все, слава Богу, обошлось благополучно. Корабль тоже где-то задержался и пришвартовался к пирсу позже, чем было положено по расписанию.

Сабрина внимательно изучала каждого мужчину, спускавшегося по сходням. В записке, врученной ей в последнюю минуту Эдмундом, говорилось о молодом джентльмене высокого роста, черноволосом и с зелеными глазами. Кроме того, у него на руке должно быть кольцо с печаткой Хамблтонов. Но уже все пассажиры спустились на пристань, а ни одного человека, отвечающего этим приметам, Сабрина не увидела.

Она невольно подумала о том, что его сиятельство, верно, был прав, пригрозив Эдмунду увольнением. Ибо похоже, что описание внешности его наследника в записке не соответствовало действительности.

Пробравшись снова через толпу пассажиров и встречающих, Сабрина наконец увидела похожего мужчину, стоявшего на берегу и выяснявшего отношения с какой-то плохо одетой женщиной и мужчиной, чье лицо было все в крови. Присмотревшись, Сабрина поняла, что первый и есть Кантрелл.

— Отпустите эту девушку! — кричал Джошуа на окровавленного мужчину, которому, видимо, сам и нанес удар в лицо.

— Кто ты такой? Кто позволил тебе встревать в чужие дела, да еще и драться?! — истошно вопил пострадавший, хватая за руку девушку, в которой сразу можно было угадать портовую проститутку. — Эта девчонка не принадлежит тебе! Ты за нее не платил!

Он выплюнул два выбитых зуба. Но по взбешенному выражению лица Джошуа было видно, что тот не собирается этим ограничиться и намерен оставить несчастного вообще без челюсти.

— Ты бил ее! — гневно рычал Джошуа, хотя и сознавал, что этот скандал привлекает всеобщее внимание и вокруг них уже стала собираться толпа. — А я прибыл оттуда, где ни один мужчина не позволит себе ударить женщину!

— Тогда отправляйся туда, откуда приехал! — прохрипел из толпы тощий маленький мужичонка с перекошенным носом. — Эта девчонка промышляет у порта. А вообще-то она дочка местного проповедника.

Джошуа с горечью посмотрел на избитого им мужчину:

— Оставь девушку! Я заплачу за ее услуги!

Он было полез в свой внутренний карман за деньгами. Однако тут же остановился, подумав о карманниках, которые, несомненно, были среди окружившей его толпы зевак. И одновременно вспомнил о «кольте» в левом кармане, выступавшую рукоятку которого прикрывал длинный жилет.

Пока Джошуа решал, вытаскивать оружие или лучше этого не делать, перед ним возник здоровенный детина с наполовину выбитыми зубами. Смятые уши и сломанный нос не оставляли сомнений в том, что когда-то это был профессиональный боксер. Причем плохой. Джошуа слегка наклонил голову, потом сжался всем телом, как пружина, и изо всех сил ударил противника сначала в солнечное сплетение, а затем — в скулу. Тот согнулся, застонал и выплюнул очередной зуб. Кантрелл уже собирался нанести ему последний, нокаутирующий удар, когда в правой руке у противника блеснула сталь.

— Проклятие! — воскликнул Джошуа. — Ты что делаешь?!

Он ловко увернулся от ножа и что было сил ударил озверевшего бандита в пах. Тот закричал, согнулся и упал на землю, выронив нож, который Джошуа отшвырнул другой ногой в сторону. Но тут же на Кантрелла набросился первый бандит. Однако нападение опоздало на пару мгновений, за которые Джошуа успел послать в нокаут и его. При этом упавший перевернул стоявшую у него за спиной тележку с апельсинами. Ее хозяин разразился отчаянной руганью и, как только поверженный боксер поднялся, бросился на него с кулаками. В драке они задели еще несколько мужчин, остановившихся понаблюдать за потасовкой. Те, естественно, не могли вытерпеть подобного обращения и тоже включились в побоище. Через несколько минут площадка возле сходней парохода превратилась в настоящее поле битвы…

Тем временем девица, из-за которой и разгорелся скандал, исчезла, испарилась, подобно дымке над заливом с восходом солнца. Двое же сопровождавших ее подозрительных типов и только что нокаутированный боксер стали осторожно окружать Джошуа с явным намерением его убить. Но тот вовремя обнаружил этот маневр и, работая кулаками и локтями, пробился через толпу к сходням парохода. Через несколько секунд Джошуа уже почувствовал под ногами корабельную палубу.

Сабрина же стояла среди толпы галдящих и дерущихся друг с другом мужчин, вовсе не принадлежавших к сливкам общества, и проклинала себя за то, что вышла из экипажа без сопровождения. Взятые с этой целью двое слуг мгновенно разбежались в разные стороны, как только началась драка. Сабрина растерянно смотрела по сторонам, пытаясь найти способ протиснуться к возвышавшемуся над пристанью высокому берегу, с которого можно было бы спокойно и безопасно разглядеть в толпе наследника графа.

Лучше всего было бы попытаться добраться до сходней парохода и подняться на палубу. Она надеялась, что мистер Кантрелл скорее всего еще находился на борту парохода. Ибо Сабрина внимательно осмотрела внешность каждого пассажира, спустившегося по трапу на причал. Пропустить гостя она просто не могла!

С величайшим трудом, сопровождаемая толчками в спину и циничными замечаниями, она все-таки пробралась к сходням и дотянулась до перил. Но не успела Сабрина ступить на нижнюю ступеньку, как чья-то грязная рука грубо обхватила ее за талию и оттащила назад.

— Ты куда это собралась, милашка? — раздался прямо над ее ухом пьяный голос.

— Убери руки, мерзкая скотина! — крикнула она, пытаясь освободиться от нахала. Однако он был слишком сильным, а потому крепко прижал Сабрину к себе. Та яростно сопротивлялась. Шляпа ее съехала на висок, а шпилька, которой кокетливый головной убор был приколот к волосам, больно впилась в голову. Сабрина сжала кулаки, изо всех сил толкнула наглеца в грудь, а каблуком новой туфли как следует ударила его по коленке. Он вскрикнул от боли и отпустил свою жертву. Круто повернувшись, она бросилась вверх по трапу. И тут неожиданно услышала у себя над ухом голос с легким американским акцентом:

— Черт побери, со времени моего последнего приезда сюда в восемьдесят четвертом году я еще ни разу не испытывал ничего подобного!

Сабрина подняла голову. Перед ней стоял высокий стройный брюнет с зелеными глазами. На руке у него было золотое кольцо с гравировкой в виде какого-то герба. Никаких сомнений более не оставалось: это был Кантрелл. Он вытянул сжатую в огромный кулак руку и отправил в очередной нокаут мерзавца, пристававшего к Сабрине.

Но тут же до слуха Джошуа донеслись полицейские свистки.

— На сей раз — вовремя! — буркнул он себе под нос, подойдя вплотную к корабельным сходням, на средних ступеньках которых застыла одинокая молодая женщина, напряженно следившая за его приближением.

Взглянув на ее дорогую, хотя и порванную одежду, Джошуа решил, что перед ним одна из местных проституток. Но ему понравились бронзовый цвет волос и стройная фигура.

— Вы бы поднялись на пару ступенек выше, — посоветовал ей Кантрелл.

Но Сабрина — а это была она — даже не пошевелилась. Хотя по выговору американца и поняла, что он родился в каком-нибудь из западных или южных штатов страны. Может быть, в Техасе? Нет — техасцы, как правило, при разговоре очень растягивают слова. А у этого речь была нормальной.

Однако толком поразмышлять на эту тему Сабрине не довелось. Все тот же преследовавший ее пьяный верзила ступил на нижние ступеньки трапа с совершенно очевидными намерениями.

Предполагаемый техасец быстро обернулся и сильным ударом ноги в пах заставил преследователя Сабрины скатиться вниз по ступенькам к ногам его сообщников.

— Не бойтесь меня! — бросил техасец через плечо Сабрине. — Обещаю, что не приближусь к вам ни на ступеньку выше!

Он выхватил из кармана «кольт» и направил его на бандитов. Те в страхе попятились. Боксер жалобно завопил:

— Не стреляйте! Ради Бога, не надо нас убивать! Джошуа и не хотел кого-либо убивать. Тем более что в следующий момент их всех окружила полиция. Он обернулся к Сабрине.

— Все в порядке, мадам? — спросил Джошуа, протягивая ей руку, которую та энергично отбросила.

— Сначала уберите револьвер, а потом будем разговаривать! — прошипела она.

Джошуа усмехнулся, спрятал оружие и хотел было что-то сказать Сабрине, когда его схватили за руки двое полицейских.

— Отдай оружие, парень! — приказал один из них, в то время как второй отстегнул от своего пояса полицейскую дубинку. Джошуа понял, что настало время назвать себя.

— Джошуа Кантрелл к вашим услугам, господа офицеры! Почему вы появились так поздно?

С этими словами он отдал свой «кольт» полицейскому, прибавив:

— Сдается мне, что здесь какое-то недоразумение.

— А мне кажется, что произошло нечто куда более серьезное. Половина вещей с пирса исчезла. И единственным, кого мы нашли здесь, оказались вы.

— Причем с оружием в руках! — добавил второй полицейский. — Вы ведь янки, не так ли? Вот мы с Регги и устроим вам ознакомительный ночной тур по столице Англии. А начнем с полицейского участка на берегу Темзы. Это просто великолепное место! Идемте!

Пока полицейские уводили с пристани Джошуа, не перестававшего протестовать против своего задержания, Сабрина отстала от них и незаметно улизнула.

«Боже мой! — в отчаянии думала она. — Что теперь будет?!»

Действительно, арестовали наследника графа Хамблтона! И обвинять в этом, конечно, станут ее с Эдмундом! Хотя на самом деле виноват был сам Джошуа. Ведь именно его благородное желание вступиться за женщину вызвало массовую драку на пристани!

Тяжело вздохнув, Сабрина решила, что лучше всего сейчас пойти в полицейский участок и попытаться все объяснить. Рассказать, кто такой мистер Кантрелл. И сделать это так убедительно, чтобы ей поверили…
Глава 2

Джошуа сел у дальней стены в подвальной камере предварительного заключения. Здесь царили мрак и холод. Как в ледовой пещере в горах Нью-Мексико, где несколько лет назад он побывал. Но там поражала воображение ослепительная красота. В этом же каменном склепе буквально нечем было дышать от набившихся в него грязных и потерявших человеческий облик оборванцев. Джошуа не доводилось видеть ничего подобного. И это — в богатейшей стране на свете! По углам сидели старики со слезящимися глазами, устремленными в пустоту. Чумазые, оборванные мальчишки с исцарапанными руками и ногами шныряли тут и там, стараясь украсть ломтики хлеба у немощных стариков, уже неспособных защитить себя. Более сильные стаскивали со скамеек слабых и занимали их места. В воздухе стоял нестерпимый смрад.

Какой-то здоровенный детина со вставным стеклянным глазом и отросшими ниже плеч волосами попытался было пробраться к Джошуа, явно намереваясь сбросить его со скамейки. Но тот сжал кулаки и презрительно проговорил с угрозой в голосе:

— Вижу, тебе не терпится потерять и второй глаз? Верзила остановился и, постояв несколько мгновений,

отступил в глубь камеры.

Джошуа подумал о Рузвельте и о том, что его бывший командир едва ли когда-нибудь узнает о плачевной судьбе своего подчиненного, если британская судебная система позволит тому умереть в этой мерзкой клоаке. А могущественный дядюшка никогда не догадается, почему облагодетельствованный им племянник даже не соизволил к нему пожаловать! Хотя, по словам Теодора Рузвельта, этот старый козел уже имел немалые неприятности, разыскивая своего непутевого родственника! Впрочем, не исключалось, что уже объявился настоящий наследник, а Кантрелла списали за ненадобностью.

Размышления Джошуа прервал скрежет ключа в ржавом замке. Вслед за этим донесся голос одного из полицейских:

— Мистер Джошуа Кантрелл!

— Это я! — откликнулся Джошуа, проталкиваясь сквозь толпу сокамерников к двери.

Полицейский подозрительно посмотрел на расцарапанное до крови лицо Джошуа, его разорванный пиджак и буркнул:

— Да, не сомневаюсь, что это вы и есть. Следуйте за мной, сэр!

Выйдя на свежий воздух, Джошуа облегченно вздохнул. Страж снова недовольно посмотрел на него и повел вдоль берега к небольшому деревянному зданию, где размещался полицейский участок.

— Вот американец, которого вы приказали доставить! — отрапортовал он, обращаясь к сидевшему за столом пожилому офицеру.

Тот быстро поднялся и, сделав два шага навстречу Джошуа, протянул ему руку.

— Я очень сожалею о недоразумении, произошедшем на пристани, ваше сиятельство! — сказал офицер с легким поклоном. — Представитель графа, подтвердивший полученную нами ранее информацию о вашем прибытии, только что приехал. Поймите, что мы не могли принять эту новость без проверки. К тому же стрельба по собравшейся на пристани толпе у нас случается очень редко. Поэтому мы были вынуждены действовать с особой осторожностью. Так что…

— Так что теперь, когда все прояснилось, я имею полное право выбраться отсюда, — перебил его Джошуа.

Офицер утвердительно кивнул, вымученно улыбнувшись. Но Джошуа тут же добавил:

— Я попросил бы вас вернуть мне револьвер. Он достался мне от отца, а потому дорог. К тому же дважды спасал мне жизнь — в Техасе и на Кубе. Да и в Лондоне тоже.

Перламутровый «кольт» был тут же возвращен. Джошуа засунул его в висевшую на поясе кобуру, поблагодарил офицера и уже направился было к двери, когда услышал громкий женский крик. Он тут же узнал голос проститутки, за которую заступился часом раньше. Джошуа быстро подошел к двери и распахнул ее. Несчастная женщина сидела в коридоре на старом деревянном стуле в позе птицы, готовой сорваться с места и улететь. Волосы ее были собраны на затылке в некое подобие пучка, заколотого длинной булавкой.

Остановившись в дверях, Джошуа подозвал к себе одного из полицейских:

— Вы не знаете имени или адреса вон той девицы, что сидит на стуле?

— Нет. Ведь мы каждую ночь приводим в участок не меньше десятка ей подобных. Откуда же нам знать, кто они такие и где живут? Если только не попадаются замешанные в преступлениях. Тогда поневоле приходится разбираться!

Неожиданно портовая жрица любви повернула голову и посмотрела на Джошуа с каким-то странным выражением. Что это было? Шок? Испуг? Обида? Наверное, все, вместе взятое. И Джошуа понял причину. Ведь он защитил эту девушку от бандита. Она, естественно, последовала за своим спасителем. И тоже попала в полицейский участок. И теперь просто не знала, как вести себя с ним.

Джошуа понял, что ее задержали случайно и скоро отпустят. Так что если им суждено еще раз встретиться, то это произойдет в других обстоятельствах, когда настроение у обоих будет на порядок лучше…

Сабрина задушила бы Джошуа своими руками без перчаток, если бы не была так занята попытками объяснить, как она оказалась втянутой в ужасную драку на пристани. Она должна была быть предельно осторожной, чтобы не навлечь неприятностей на Эдмунда, опоздав к прибытию парохода, на котором приплыл наследник графа. Конечно, Сабрине было даже страшно представить, что с Эдмундом могло случиться нечто похожее на происшедшее с ней после начала побоища. В этом случае он непременно попал бы в тюремную камеру, и ей пришлось бы вносить залог за его освобождение. Уже не говоря о том, что сам Эдмунд в результате такого скандала на следующий же день вылетел бы с работы!

Теперь же она смогла позволить себе черкнуть Эдмунду записку с просьбой приехать с экипажем к тюрьме, забрать ее с гостем и привезти в Хамблтон-Хаус. Тем более что возница и оба слуги, подобно джиннам из бутылки, вновь возникли возле экипажа, как только толпа рассеялась.

Собственно, главным виновником всего происшедшего был, несомненно, Джошуа Кантрелл, вздумавший заступиться за падшую женщину. Но даже если бы встречать гостя к трапу парохода приехал Эдмунд, это мало что могло бы изменить. Разве смог бы малолетний кузен Сабрины справиться с грязным, звероподобным дикарем, накинувшимся на несчастную девицу?

Теперь же Сабрине оставалось лишь благодарить Господа за то, что она и Кантрелл все-таки остались живы.


Прочитав записку, Абингтон Клермонт Кантрелл, девятый граф Хамблтон, удовлетворенно потер руки. После длившихся более четверти века поисков наследника тот наконец-то был на пути к дому. Граф уже почти отчаялся найти внука своего младшего брата Чарлза, о рождении которого узнал только недавно.

До этого единственным наследником старого лорда считался Дэвид, у которого было два сына. И казалось, что никаких проблем с наследством у Хамблтона просто не могло быть. Но дорожная катастрофа унесла жизнь одного из них, а эпидемия желтой лихорадки — другого. О самом же Дэвиде вот уже тридцать лет не было ничего известно. Знали только, что он отправился в дальнее плавание, из которого так и не вернулся. Может быть, он и не погиб, а остался жить где-нибудь на Востоке. Что же до Джошуа, то он сделал свою деловую карьеру в Техасе, в тридцать лет сколотив миллионное состояние. Причем детство он провел в стенах одного из борделей, где доживала свои годы больная мать, потерявшая мужа, убитого на какой-то глупой дуэли.

— У вас, милорд, сегодня отличное настроение, не так ли? — повторил секретарь графа Уилфред Ходжинс, понявший, что босс пропустил его слова мимо ушей.

Ходжинсу было около сорока лет. Свой излишне покатый подбородок он безуспешно пытался скрыть бородкой в стиле портретов Ван Дейка. А с быстро редеющими волосами на голове вообще уже ничего не мог поделать. Его темные глаза вопросительно смотрели на графа.

— Вы, видимо, предвосхищаете встречу с наследником? — задал хозяину новый вопрос секретарь.

— Естественно. Кстати, сей юный проказник, как мне говорили, очень даже похож на нового президента Соединенных Штатов.

— Неужели?! Этот-то берейтор, отличившийся во время испанской войны? Впрочем, остается надеяться, что их сходство ограничивается лишь внешностью. Я имею в виду, что у обоих, как говорят, осталось немало ковбойского!

— Именно. Один из недоброжелателей нашего большого Тедди как-то выразился так: «Подумать только, и этот чертов ковбой стал теперь президентом Соединенных Штатов Америки!»

Ходжинсу давно не были внове разговоры с шефом на подобные темы. Как только долгие поиски наследника Хамблтона начали приносить первые результаты, граф стал для него неоспоримым авторитетом в области американской политики. Дискуссии между ними по этому поводу происходили постоянно. Секретаря они даже начали утомлять. Поэтому сейчас он насмешливо улыбнулся и поспешил направить разговор в другое русло:

— За всеми волнениями, связанными с прибытием виконта, вы, часом, не забыли, что сюда вот-вот должен пожаловать министр иностранных дел?

— Нет, не забыл. Но хотел бы, чтобы разговор с ним был недолгим. Ведь очень скоро должен приехать Джошуа, и я жажду его увидеть.

— Уверен, что лорд Лэнсдаун все поймет правильно! В тот же миг над головой Ходжинса зазвенел звонок.

Секретарь открыл дверь и легким поклоном приветствовал главу внешнеполитического ведомства.

— Рад видеть вас в столь прекрасном расположении духа! — улыбнулся министр, обращаясь к Хамблтону.

Ходжинс поклонился обоим джентльменам и тут же исчез. Граф провел гостя в свой кабинет, где всегда, помимо деловых бумаг, можно было найти бутылку коньяка или дорогого ликера.

— Итак, — продолжил разговор Хамблтон, усаживаясь за стол напротив гостя и наполняя два бокала коньяком, — вы уже слышали о прибытии моего будущего наследника, не так ли?

— Как же я мог пропустить это мимо ушей, если о нем говорит весь Лондон? Уже не считая газет, которые просто переполнены сообщениями о скандале и драке на пристани, ознаменовавшими появление Джошуа Кантрелла в столице! Очень мило: начать пребывание в Лондоне с кровавой потасовки! Вы уверены, что этот человек стоит того, чтобы сделаться вашим наследником? Похоже, он легко может запятнать все ваше семейство!

— Скажу совершенно определенно: уверен! Даже более того. Я не сомневаюсь, что лучшего варианта никогда бы не дождался! Возможно, на первый взгляд он кажется неотесанным и даже грубым парнем из американской глубинки. Но на самом деле Джошуа Кантрелл — трезвый, рассудительный мужчина, успевший к тому же понюхать пороху.

— Что ж, если этот молодой человек так же умен, как вы или новый президент, то я готов вас поздравить!

— Думаю, Лэнсдаун, что после опыта, полученного в Индии и Канаде, вы со своими друзьями должным образом воспримете Джошуа Кантрелла. В одиннадцать лет он уже пас скот в Дакоте и умел сидеть в седле не хуже любого взрослого ковбоя. А к двадцати годам стал владельцем собственного ранчо…

— …которое, как явствует из официальных донесений, Джошуа выиграл в карты! — прервал хозяина дома Лэнсдаун.

Главное не в том, как он стал собственником ранчо, — отмахнулся граф, — а в том, что сумел создать на нем свое стадо и добиться процветания. Ведь этот мальчик стал богатым, как сам российский царь Романов! И не менее ловким!

— Что создает немалую проблему для нас. Не забывайте, что русские всегда приносили нам заботы и неприятности. И как только для вашего будущего наследника виконта Уэсли откроются все двери, то не опасаетесь ли вы, что он проникнет в нашу святая святых и узнает все секреты? В том числе и вынашиваемые сейчас планы убийства японского министра Хаяси? Время бежит очень быстро. И если это случится, то нам придется искать новые пути к заключению союза с Японией.

— Я знаю, — кивнул граф, продолжая потягивать коньяк. — Но на этой стадии игры мы не можем доверять никому даже из своего собственного правительства! А потому считаю, что именно Джошуа остается нашей последней надеждой. Не беспокойтесь: ему можно полностью доверять. Я за него ручаюсь!

— Надеюсь, вы не собираетесь рассказывать ему о своих связях с министерством иностранных дел? Я бы не советовал вам этого делать!

Хамблтон кивнул:

— Вы правы. Тем более что его друг Теодор Рузвельт, несомненно, уже поведал Джошуа обо всем, что тому, по мнению президента, надлежит знать. Но нам необходимо найти своего человека, которому вы бы всецело доверяли и который служил бы посредником в переговорах. У вас есть такой человек?

На лице Лэнсдауна появилась улыбка Чеширского кота.

— Есть. Его зовут Майкл Джеймисон — третий сын графа Линдена. Это молодой человек, успевший уже проявить немалые способности, в том числе в дипломатии. В свое время его дедушка сделал прекрасную карьеру, после чего и получил графский титул. А поскольку его матушка была американкой, то не сомневаюсь, что внук унаследовал также и некоторые ее черты.

— Имейте в виду, что вашему молодому человеку не пришлось бы ехать в Англию, если бы президент Рузвельт не убедил Джошуа совершить такой вояж, взывая к его патриотизму.

— К тому же у вас тоже были причины привлечь к этому делу собственного племянника, не так ли?

— Были. И я убежден в успехе, даже если лишь половина написанного здесь окажется правдой!

Он выразительно посмотрел на Лэнсдауна и похлопал ладонью по толстой папке с какими-то документами, которую все это время держал в руках…


Дом, куда направлялся Джошуа, показался ему не стоящим сколько-нибудь внимательного осмотра снаружи. Однако он предпочел не делиться этими мыслями с нервным юношей, каким ему представлялся Эдмунд, сопровождавший гостя в городскую резиденцию графа.

«Типичный англичанин — бледный, с волосами песочного цвета и очень узкими, почти не шире лица, плечами», — думал он. К тому же молодой человек был предельно неразговорчив и каждый раз вздрагивал, когда Джошуа обращался к нему с каким-нибудь вопросом. Вместе с тем будущий наследник графа отметил про себя, что Эдмунд извинился перед ним за то, что не встретил его у сходней парохода. Это понравилось Джошуа. Он простил Эдмунда, но решил не докучать юноше вопросами и вообще избавить его от всяких общих разговоров.

Городской дом Хамблтонов был одним из множества высоких и безликих строений с небольшими палисадниками, выстроившихся в длинный скучный ряд вдоль широкой улицы. Поскольку семья Кантреллов прожила здесь более ста лет, то нежно любила дом и даже не допускала мысли о возможной его продаже. Джошуа редко бывал здесь, поскольку постоянно ездил по стране и за ее пределами. Но на него производили большое впечатление чуть ли не ежедневные визиты туда торговцев скотом и банкиров. При этом ему казалось, что вся эта публика мало интересовалась самим графом, а лишь вела с ним дела. К тому же хозяин дома львиную долю своего времени проводил на охоте. Джошуа даже удивляло, когда он успевал вести переговоры и заключать какие-то сделки…

Экипаж подкатил к парадному крыльцу. Джошуа сам распахнул дверцу и спрыгнул на землю. Мажордом открыл перед гостем входную дверь, и тот прошел» в холл. Техасец остановился и огляделся по сторонам.

Итак, он снова в родительском доме, где на следующее утро должен встретиться с неким Майклом Джеймисоном. И тот сообщит ему детали дальнейших действий. Этот Джеймисон работает на министерство иностранных дел и познакомит его с конкретным планом организации заговора с целью убийства японского министра. По словам Рузвельта, главной задачей Джошуа должно стать вовлечение в заговор племянника короля Эдуарда. Причем сделать это предлагалось через русскую любовницу племянника…

Мажордома звали Нэш. Он принял у Джошуа шляпу и пальто. Кантрелл поправил пиджак и еще раз обвел взглядом холл. Его поразило невероятное количество разнообразных зеркал, развешанных по всем стенам. На мраморном полу лежали дорогие ковры. С высокого потолка спускалась огромная люстра с почти сотней ярко горевших свечей.

Все это, бесспорно, не могло не производить впечатления на гостей или визитеров, переступавших порог дома. Но Джошуа не был ни гостем, ни визитером. Он чувствовал себя здесь Богом. Потому что в будущем должен был стать владельцем всего этого богатства, как единственный наследник уже очень пожилого хозяина.

Только сейчас он заметил графа, стоявшего на верхней ступеньке лестницы красного дерева с украшенными восточной резьбой перилами, ведущей на второй этаж. Граф пристально смотрел сверху на прибывшего племянника, видимо, желая составить для себя предварительное мнение о нем. Убедившись, что Джошуа заметил его, граф спустился в холл и приветливо улыбнулся.

— Итак, мы наконец встретились! — сказал в ответ на его улыбку Джошуа.

— Для чего потребовалось немало времени, — ухмыльнулся граф, подавая Кантреллу руку. — Добро пожаловать в родной дом!

Джошуа крепко пожал руку неожиданно обретенного дядюшки. Ладонь графа была широкой и мягкой. Руки же самого Джошуа давно огрубели от постоянного физического труда.

— Честно говоря, я пока не чувствую себя дома, — возразил он. — Скажите, сэр, а вы действительно уверены, что нашли того самого Кантрелла, которого искали?

Джошуа внимательно посмотрел в лицо дядюшки и впрямь не нашел в нем никакого сходства со своим. Но граф в этот момент громко расхохотался, откинув назад голову. От этого смеха и жеста на Джошуа дохнуло чем-то очень знакомым и теплым. Дядюшка тут же поспешил развеять в нем всякие сомнения на сей счет:

— Я больше чем уверен в этом! Мои детективы провели такое тщательное расследование, что сомневаться в наших с вами близких родственных связях было бы просто нелепо! К тому же узнаю герб семьи Хамблтон на вашем золотом кольце! Мало кто носит подобное по обоим берегам океана!

— Мне говорили, что отец, возможно, выиграл его в карты, — хмыкнул Джошуа.

— А ведь мог бы и проиграть! — вновь рассмеялся Хамблтон-старший. — Но Господь миловал! Я знал вашего отца, когда он был на несколько лет моложе, чем вы сегодня. Чуть позже он со своей женой покинул Англию. А вот его фотопортрет, сделанный в день достижения совершеннолетия.

И граф, взяв с секретера большую фотографию в рамке, показал ее Джошуа. Тот побледнел и долго изучал портрет, так крепко держа его за рамку, будто решил никогда не выпускать из рук. Его поразило их удивительное сходство с отцом.

— Одно лицо с вами, не правда ли? — сухо осведомился граф. — Неужели кто-то еще может усомниться в том, что Джеймс Джастин Кантрелл — ваш отец?

— Как умерла моя мать? — сдавленным голосом спросил Джошуа.

— Вот здесь обо всем написано.

Граф положил ладонь на большую стопку исписанных мелким почерком листов, лежавшую на секретере рядом с фотографией отца Джошуа.

— Вы, конечно, знаете, что я вырос в борделе на юге Техаса.

— Знаю.

— И вам известно, почему так случилось?

— Да. После того как отец был убит на дуэли, ваша мать осталась без средств к существованию. К тому же у нее стало совсем плохо со здоровьем. Она таяла буквально на глазах. Вот ей и пришлось, чтобы вы не умерли с голоду, устроиться в публичный дом.

— К Гертье?

— Насколько я помню, это заведение называлось «Голден гартер».

— «Золотая подвязка»?

— Именно.

— Я никогда не стыдился отдавать должное «Голден гартер» или Гертье, коль скоро именно благодаря ей моя мать обрела пристанище, что помогло ей сохранить мне жизнь!

— Полагаю, что это уже нашло отражение в сегодняшних утренних газетах. Посмотрите на заголовки!

И граф протянул Джошуа несколько свежих газет:

— Читайте! Вот, например: «Наследник Хамблтона затеял драку на пристани, вступившись за проститутку!» Или: «Виконт из Техаса пытался освободить потаскуху!» А вот и еще: «Лорд Уэсли — самый настоящий западник!» Что скажете?

— Скажу, что отлично понимал, кого бросился защищать. Ибо там, откуда я приехал, подобный род занятий женщины не дает мужчине права ее бить!

— Согласен, что это весьма благородно!

— Неужели?

Граф снова улыбнулся:

— Считается, что мы, англичане, порой бываем слишком педантичными. Но уверяю вас, не надо изображать нас чудовищами и людоедами! Впрочем, лучше поговорим обо всем этом чуть позже — за обедом. А пока поднимитесь в вашу комнату и немного передохните с дороги. После чего спускайтесь в гостиную и отдайте честь искусству моего повара. И я попросил бы вас оставить оружие наверху. Ибо при одном виде револьвера все мои слуги падают в обморок!


— Судя по всему, ваше положение достаточно прочное! — радостно воскликнула Сабрина, помахав в воздухе именной бумагой с печатью Хамблтона, наполовину заполненной строчками крупного, красивого почерка.

— А что там написано? — поинтересовался Эдмунд, с тревогой глядя на Сабрину.

— Граф предлагает мне работать у него. Завтра в десять утра я должна встретиться с его секретарем в саду около розария.

— Работать у него? Это в каком же качестве?

— Ты же помнишь, чем я занималась в последние семь лет, Эдди? Граф предлагает мне то же самое, но у него. Я буду учить хорошим манерам и поведению в светском обществе одну из его близких родственниц. Кого именно, он пока не сказал. Но мне кажется, это София. Кажется, так ее зовут?

— Внучка Айседоры — племянницы его сиятельства? — удивленно воскликнул Эдмунд. — Такой ужасный ребенок! Боже мой, и ты согласилась?!

— Пойми, это просто ангел по сравнению с дочерью стального магната, которой я давала уроки прошлым летом в Ливерпуле перед ее презентацией в суде! По меньшей мере София, принадлежа к определенному сословию, отлично понимает, чего может ожидать от жизни, а также и то, что богатство едва ли существенно повлияет на ее общественное положение. В отличие от нее немало богатых людей считают, что деньги позволяют им делать все, что угодно. В том числе занять любой государственный пост. Я думаю, этого в цивилизованном обществе быть не должно!

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170345403, 5170345402
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   275 г
Размеры:   207x 133x 17 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   7 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Сазанов В.
Отзывы Рид.ру — Виконт из Техаса
3 - на основе 1 оценки Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
16.10.2015 08:34
Слабоватый роман, не зацепил, осталось чувство, что чего-то не хватает, не дописано. Да и чувств там не так много, как политики и шпионских страстей. Судя по описанию идет 1901 г., Т. Рузвельт только стал президентом США, частично описываются исторические события, британо - японские переговоры, приезд японского министра в Лондон и тд, и вот русские под предводительством балерины готовят на японца покушение. Русские шпионы показаны глупыми примитивными алкоголиками - а английская старая дева раскрывает заговор. Техасский виконт с перламутровым кольтом все разруливает, всех спасает. Все так примитивно. Есть много ошибок, то титул меняется, то цвет глаз главного героя, да и так есть нестыковки-странности, может перевод неудачный.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Виконт из Техаса» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить