Мобильник Мобильник Мобильник... Он есть у каждого - у мужчин и женщин, у стариков и детей. Но - что, если однажды чья-то злая воля превратит мобильники в источники смерти и ужаса?! Если десятки тысяч ни в чем не повинных людей в одночасье падут жертвой \"новой чумы\", передающейся через сотовые телефоны?! Немногие уцелевшие вступают в битву с кошмаром. Но чтобы победить зло, с ним надо встретиться лицом к лицу! АСТ 5-17-040118-3, 5-17-040119-1
133 руб.
Russian
Каталог товаров

Мобильник

  • Автор: Стивен Кинг
  • Твердый переплет. Плотная бумага или картон
  • Издательство: АСТ
  • Год выпуска: 2007
  • Кол. страниц: 480
  • ISBN: 5-17-040118-3, 5-17-040119-1
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (9)
  • Отзывы ReadRate
Мобильник... Он есть у каждого - у мужчин и женщин, у стариков и детей. Но - что, если однажды чья-то злая воля превратит мобильники в источники смерти и ужаса?! Если десятки тысяч ни в чем не повинных людей в одночасье падут жертвой "новой чумы", передающейся через сотовые телефоны?! Немногие уцелевшие вступают в битву с кошмаром. Но чтобы победить зло, с ним надо встретиться лицом к лицу!
Отрывок из книги «Мобильник»
Стивен Кинг

Мобильник

Посвящается Ричарду Матесону[2] и Джорджу Ромеро[3]

Ид[4] не терпит неудовлетворения. Ид всегда ощущает напряжение нереализованного желания.
Зигмунд Фрейд

Человеческая агрессия инстинктивна. Люди не развили в себе ритуальную агрессию — запретные механизмы, обеспечивающие сохранение вида. По этой причине человек рассматривается как крайне опасное животное.

Конрад Лоренц[5]

Теперь вы меня слышите?

«Верисон»[6].


Цивилизация скатилась во вторую эпоху темных веков по кровавой дорожке, что в общем-то неудивительно, но со скоростью, какую не мог представить себе даже самый пессимистичный футуролог. Словно только и ждала этого момента. 1 октября Бог пребывал на небесах, индекс Доу-Джонса равнялся 10 140 пунктам, большинство самолетов летело по расписанию (за исключением тех, что приземлялись и взлетали в Чикаго, но ничего другого от этого аэропорта и не ждали). Двумя неделями позже небо вновь принадлежало только птицам, а фондовая биржа стала воспоминанием. К Хэллоуину все крупные города, от Нью-Йорка до Москвы, смердели под пустынными небесами, и воспоминанием стал уже весь мир, каким был прежде.

Импульс

1

Событие, которое стало известно как «Импульс», произошло первого октября в три часа три минуты пополудни, если брать восточное поясное время[7]. Термин, разумеется, неправильный, но через десять часов после события большинство ученых, которые могли бы на это указать, или погибли, или сошли с ума. В любом случае название едва ли имело хоть какое-то значение. В отличие от последствий.

В три часа того же дня в Бостоне, на восток по Бойлстон-стрит, шагал почти вприпрыжку молодой человек, еще не оставивший заметного следа в истории человечества. Звали его Клайтон Ридделл. Чувство глубокой удовлетворенности, которое читалось на его лице, в полной мере гармонировало с пружинистостью походки. В левой руке он держал ручки плоского портфеля с защелками, как у саквояжа, в каких художники носят свои рисунки. Пальцы правой обматывала тесемка, стягивающая горловину коричневого пластикового пакета для покупок с рекламным текстом «маленькие сокровища» , который мог прочитать любой, у кого возникало такое желание.

В пакете, который болтался взад-вперед, находился маленький круглый предмет. Подарок, подумали бы вы и не ошиблись. Вы могли бы также предположить, что этот Клайтон Ридделл — молодой человек, который с помощью «маленького сокровища» намерен одержать маленькую (может, даже совсем и не маленькую) победу, и вновь попали бы в десятку, В пакете лежало довольно-таки дорогое стеклянное пресс-папье с белым пушистым одуванчиком по центру. Клайтон купил эту вещицу по пути из дорогого отеля «Копли-сквер» в более скромный «Атлантик-авеню инн», где остановился. Его напугала цена, девяносто долларов, указанная на ярлычке, приклеенном к основанию пресс-папье, а еще больше осознание, что он может позволить себе такую покупку.

Ему пришлось призвать на помощь все свое мужество, чтобы протянуть продавщице кредитную карточку. Он сомневался, что решился бы на такое, если бы покупал пресс-папье себе; пробормотал бы что-нибудь насчет того, что передумал, и выскочил бы из магазина. Но пресс-папье предназначалось Шарон. Ей нравились такие безделушки, и она по-прежнему любила Клайтона. «Я буду болеть за тебя, беби», — сказала она ему за день до отъезда в Бостон. Учитывая всю грязь, которую они вылили друг на друга за последний год, эти слова тронули его сердце. И теперь он хотел тронуть ее, если оставалась такая возможность. Пресс-папье, конечно, вещица маленькая («маленькое сокровище»), но он не сомневался, что ей понравится нежный пух одуванчика в центре стеклянного шара, эдакий крошечный клочок тумана.

2

Звяканье колокольчиков привлекло внимание Клая к небольшому фургону, передвижному магазинчику, торгующему мороженым. Он припарковался напротив отеля «Времена гола» (еще более роскошного, чем «Копли-сквер»), рядом с Бостон Коммон[8], городским парком, который занимал два или три квартала по этой стороне Бойлстон-стрит. Борт украшало написанное всеми цветами радуги над двумя пляшущими рожками с мороженым название компании: «МИСТЕР СОФТИ». Трое мальчишек сгрудились у окошка в ожидании сладкого, ранцы с учебниками лежали возле ног. За школьниками стояли женщина в брючном костюме с пуделем на поводке и две девочки-полростка в джинсах с «низкой» талией, с «Ай-подами»[9] и наушниками, которые в тот момент висели на шее, потому что девочки шептались между собой явно о чем-то серьезном, без хихиканья.

Клай встал за ними, превратив маленькую группу в короткую очередь. Он купил подарок жене, с которой еще не развелся, но уже жил врозь, по пути домой намеревался заглянуть в «Комикс суприм» и приобрести сыну новый номер «Человека-паука». А значит, мог побаловать и себя. Его распирало от желания поделиться новостями с Шарон, но он не мог связаться с ней до ее возвращения домой, в три сорок пять или чуть позже. Он полагал, что ему придется болтаться в гостинице как минимум до телефонного разговора с Шарон, в основном кружа по номеру да поглядывая на защелкнутый портфель. Так что мороженое от «Мистера Софти» обещало более приятное времяпрепровождение.

Продавец обслужил трех мальчишек: два шоколадных батончика «Дилли» и чудовищно большой рожок с шоколадно-ванильным мороженым для богатенького спонсора, который стоял но центру и, очевидно, платил за всех. Пока тот копался в мятых долларовых бумажках, которые достал из кармана модных мешковатых джинсов, рука женщины во «властном костюме»[10], прогуливающей пуделя, нырнула в сумочку на плече, чтобы вновь появиться уже с сотовым телефоном (женщины во «властных костюмах» больше не выходят из дома без сотового телефона, соседствующего с кредитной карточкой «Америкэн экспресс»). Мгновением позже женщина уже откинула крышку мобильника. За их спинами, в парке, гавкнула собака и закричал человек. В крике Клай радости не уловил, но, обернувшись, увидел нескольких людей, прогуливающихся по дорожкам, собаку, которая бежала, зажав в пасти фрисби («Разве их не положено брать на поводок?» — подумал он), акры залитых солнцем зеленых лужаек и манящую тень под деревьями. Парк представлялся идеальным местом, где человек, только что продавший свой первый графический роман[11] и его продолжение (и то и другое за огромную сумму), мог посидеть и съесть рожок с шоколадным мороженым.

Когда Клай повернул голову, трое мальчишек в мешковатых джинсах уже ушли, а женщина во «властном костюме» заказывала сандей[12]. У одной из девочек, что стояли за ней, мобильник цвета перечной мяты висел на бедре, женщина поднесла свой к уху. Клай подумал, как думал всегда, на том или ином уровне сознания, если сталкивался с подобным поведением, что нынче это действо стало нормой, тогда как раньше считалось чуть ли не нестерпимым оскорблением (да, даже если при этом ты проводил маленькую сделку с совершенно незнакомым тебе человеком).

Вставь этот эпизод в «Темного скитальца», милый, сказала ему Шарон. Та ее ипостась, которую он держал в голове, говорила часто и требовала, чтобы ей не мешали высказываться. То же самое отличало и реальную Шарон, и не имело значения, жили они вместе или по отдельности. Но по сотовому телефону она ему ничего сказать не могла. Потому что его у Клая не было.

Мобильник цвета перечной мяты заиграл первые аккорды мелодии «Крейзи фрог», которая так нравилась Джонни. Она называлась «Аксель Эф»[13]? Клай не мог вспомнить, возможно, потому, что отсекал такую информацию. Девочка, которой принадлежал телефон, сдернула его с бедра. «Бет? — Послушала, улыбнулась, посмотрела на подругу. — Это Бет». Вторая девочка наклонилась вперед, теперь слушали обе, с одинаковыми прическами под фею (для Клая они выглядели как персонажи мультфильмов, которые показывают утром в субботу, скажем, из «Энергичных девчонок»), которые синхронно покачивались в такт дуновениям послеполуденного ветерка.

— Мэдди? — практически одновременно сказала в трубку женщина во «властном костюме». Пудель самодовольно сидел на конце поводка (красного, посыпанного блестками), глядя на проносящиеся по Бойлстон-стрит автомобили. На другой стороне улицы, у отеля «Времена года», швейцар в коричневой униформе (они всегда одевались в коричневое или синее) махал рукой, вероятно, останавливал такси. «Утка»[14], набитая туристами, проехала мимо, высоченная, такая неуклюжая на суше, водитель рассказывал в микрофон о чем-то историческом. Две девочки, которые слушали мобильник цвета перечной мяты, переглянулись, дружно заулыбавшись чему-то из услышанного, но не захихикали.

— Мэдди? Ты меня слышишь? Ты…

Женщина во «властном костюме» подняла руку, в которой держала поводок, и всунула палец с длинным ногтем в свободное ухо. Клай поморщился, опасаясь за барабанную перепонку женщины. Представил себе, как рисует ее: собака на поводке, «властный костюм», модная короткая стрижка… и маленькая струйка крови, вытекающая из-под пальца в ухе. «Утка», проезжающая мимо, и швейцар на заднем плане. Такие детали всегда прибавляли картинке достоверности. Конечно же, их видел каждый.

— Мэдди, ты куда-то пропадаешь! Я только хотела тебе сказать, что постриглась в этой новой… постриглась… ПОСТ…

Продавец в «Мистере Софти» наклонился вперед и протянул женщине стакан с сандеем. Из стакана поднимался белый Монблан, залитый по бокам шоколадным и клубничным сиропом. Бородатое лицо продавца оставалось бесстрастным. Оно говорило о том, что он все это уже видел. Клай не сомневался, что видел, и скорее всего не раз. В парке кто-то закричал. Клай опять обернулся, говоря себе, что это должен быть крик радости. В три часа пополудни, в солнечный день, в лучшем бостонском парке могли кричать только от радости. Ведь так?

Женщина сказала Мэдди что-то неразборчивое, отработанным движением кисти закрыла мобильник. Бросила в сумочку и застыла, просто стояла, словно забыла, что она здесь делает, а может, и где находится.

— С вас четыре доллара пятьдесят центов. — Продавец терпеливо держал в вытянутой руке стакан с сандеем. Клай еще успел подумать, до чего же все дорого в этом гребаном городе. Возможно, и женщине во «властном костюме» пришла в голову та же мысль (такое предположение, во всяком случае, возникло у Клал прежде всего), потому что еще мгновение она стояла не шевелясь, просто смотрела на стакан с возвышающейся над ним горой мороженого с залитыми сиропом склонами, как будто никогда не видела ничего подобного.

Новый крик донесся из Коммон, на этот раз уже не человеческий, нечто среднее между изумленным взвизгом и скулежом боли. Обернувшись на этот раз, Клай увидел ту самую собаку, которая несла в пасти фрисби. Собака была большая, с коричневой шерстью, возможно, лабрадор; в породах Клай не разбирался, если ему требовалось нарисовать собаку, он брал иллюстрированный справочник и находил картинку, которая требовалась. Мужчина в деловом костюме стоял рядом с собакой па коленях, крепко держал за шею и (Конечно же, я не вижу того, что, как мне кажется, вижу, сказал себе Клай)… грыз собачье ухо. Собака опять взвизгнула от боли и попыталась вырваться. Мужчина держал ее крепко и, да, собачье ухо было у него во рту, а потом, на глазах Клая, мужчина ухо оторвал. Тут уж собака взвыла совсем как человек, и несколько уток, которые плавали в соседнем прудике, крякая, поднялись в воздух.

— Ар-р! — крикнул кто-то за спиной Клая. Вроде бы прозвучало как «Пар!». А может, барк или даже барк , но увиденное позже привело к мысли, что прокричали именно «ар-р». Не слово, а что-то нечленораздельное, агрессивное.

Он успел повернуться к магазинчику на колесах, чтобы увидеть, как женщина во «властном костюме» всунулась в раздаточное окошко, чтобы добраться до продавца. И ей таки удалось ухватиться за складки его свободного покроя белой блузы. Но одного шага назад, продавец сделал его от неожиданности, хватило, чтобы оторвать женщину от блузы. Ее высокие каблуки на считанные мгновения поднялись над тротуаром, Клай услышал шуршание материи, щелчки пуговиц о прилавок перед раздаточным окошком, когда пиджак на груди женщины сперва проехался вверх по прилавку, а потом вниз.

Сандей исчез из виду. Клай увидел пятна мороженого и сиропа на левом запястье и локте женщины, когда ее каблуки вновь цокнули об асфальт. Она покачнулась, колени ее подогнулись. И если раньше Клай видел перед собой отстраненную, хорошо воспитанную, ставящую себя выше других женщину (как он понимал, уличную маску), то теперь прежнее выражение лица уступило место конвульсивной злобе, которая превратила глаза в щелочки и выставила напоказ как верхние, так и нижние зубы. Верхняя губа вздернулась к носу, открыв внутреннюю бархатистую розовую поверхность, такое же интимное местечко, как и влагалище. Пудель выбежал на мостовую, таща за собой красный поводок с петлей для руки на конце. Проезжавший мимо черный лимузин раздавил пуделя, прежде чем тот успел пересечь вторую полосу движения. В одно мгновение пушистый комок превратился в кровавое месиво на асфальте.

Бедняга, возможно, уже лаял в собачьем раю еще до того, как понял, что умер, подумал Клай. Он понимал, что в каком-то смысле состояние у него шоковое, но все это ни в коей мере не отражалось на степени его изумления. Портфель оттягивал одну руку, коричневый пластиковый пакет — вторую, а нижнюю челюсть потянуло к земле собственным весом.

Где-то, если судить по звуку — за углом, на Ньюбери-стрит, что-то взорвалось.

Если прически у девочек с «Ай-подами» были одинаковыми, то цвет волос — нет. Хозяйка мобильника цвета перечной мяты была блондинкой, ее подруга — брюнеткой, феи Светлая и Темная. И вот теперь фея Светлая бросила свой телефон на тротуар — от удара он разбился, и схватила женщину во «властном костюме» за талию. Клай предположил (если он еще мог что-то предполагать), что она хочет остановить женщину, не позволить ей ни вновь попытаться схватить продавца мороженого, ни броситься на мостовую за собакой. В этот момент какая-то часть его сознания даже зааплодировала хладнокровию девочки. Ее подруга, фея Темная, попятилась от них, широко раскрыв глаза и сцепив маленькие побледневшие ручки между грудок.

Клай выронил предметы, которые держал в руках, портфель — по одну сторону от себя, пластиковый пакет — по другую, и шагнул вперед, чтобы помочь фее Светлой. На другой стороне улицы (он увидел это краем глаза) автомобиль развернуло и вынесло на тротуар перед отелем «Времена года». Швейцару пришлось отскакивать в сторону, чтобы не угодить под колеса. Из переднего дворика отеля донеслись крики. Но прежде чем Клай подоспел, чтобы помочь фее Светлой удерживать женщину во «властном костюме», девочка с невероятной скоростью, сравнимой с броском змеи, вскинула голову, потянулась вверх, ощерила, несомненно, крепкие юные зубки и вонзила их в шею женщины. Кровь хлынула струей. Девочка-фея подставила под нее лицо, не только умылась кровью, но, возможно, даже хлебнула ее (Клай практически не сомневался, что хлебнула) и начала трясти, женщину во «властном костюме», как куклу. Женщина была выше девочки и тяжелее фунтов на сорок, но девочка трясла ее так сильно, что голова женщины моталась взад-вперед, отчего кровь хлестала все сильнее. И тут же фея Светлая вскинула залитое кровью лицо к ярко-синему октябрьскому небу, и из ее груди исторгся дикий, торжествующий вопль.

Она рехнулась, подумал Клай. Совершенно рехнулась.

— Ты что? — выкрикнула фея Темная. — Что происходит?

Услышав голос подруги, фея Светлая повернула залитую кровью голову на звук. Кровь капала с короткой челки надо лбом. Глаза превратились в белые круги на кровавом фоне глазниц.

Не так ли? Девочка покачнулась, побежала по тротуару, прямиком на фонарный столб. Не попыталась увернуться, даже не выставила перед собой руки. Ударилась лицом, ее отбросило назад, она покачнулась, потом вновь врезалась в фонарный столб.

— Прекрати! — проревел Клай. Вскочил, побежал к ней, поскользнулся на крови женщины во «властном костюме», чуть не упал, удержался на ногах, споткнулся о фею Светлую, снова чуть не упал.

Фея Темная повернулась к нему лицом. Нос сломан, кровь струится по нижней части лица. Шишка на лбу, увеличивающаяся, как грозовое облако в летний день. Один глаз «сошел с орбиты», закатился под веко. Она открыла рот (плоды дорогостоящих трудов ортодонта пошли прахом) и рассмеялась ему в лицо. Смех этот остался в его памяти навсегда.

А потом, крича, побежала по тротуару.

За спиной Клая заурчал мотор, и колокольчики начали вызванивать мелодию «Улицы Сезам». Он повернулся и увидел, что «Мистер Софти» торопливо отъезжает от тротуара. В этот самый момент на верхнем этаже отеля, который высился на противоположной стороне улицы, вдребезги разлетелось окно. Человеческое тело вылетело в октябрьский день. Упало на тротуар, где какие-то его части разлетелись в разные стороны, какие-то остались на месте. Из переднего дворика донеслись новые крики. Ужаса. Боли.

— Нет! — Клай по тротуару побежал за магазинчиком на колесах. — Нет, вернитесь и помогите мне. Мне нужна помощь, сукин ты сын!

Продавец, ставший водителем, ничего не ответил, может, не услышал Клая за звяканьем колокольчиков. Клай мог вспомнить слова этой мелодии, из того времени, когда у него не было оснований думать, что его семейная жизнь может дать трещину. В те дни Джонни смотрел «Улицу Сезам» каждый день, сидя в своем маленьком стульчике, сжимая в руках поильник. Что-то насчет солнечного дня, когда облаков нет и в помине.

Мужчина в деловом костюме выбежал из парка, во весь голос вопя что-то нечленораздельное, Полы пиджака развевались за спиной, как крылья. Клай узнал его по «бородке» из собачьей шерсти. Пересек улицу, не обращая внимания на транспорт. Автомобили объезжали его, несколько раз он просто чудом не оказался под колесами. Но добрался до противоположного тротуара, продолжая вопить и размахивать руками. Исчез в тенях под навесом над передним двориком отеля «Времена года». Клай его больше не видел, но, должно быть, мужчина вновь на кого-то набросился, потому что криков в переднем дворике прибавилось.

Клай сдался, отказавшись от дальнейшего преследования «Мистера Софти», остановился, одной ногой на тротуаре, второй — в сливной канаве, наблюдая, как магазин на колесах, все еще звякая колокольчиками, выезжает на среднюю полосу движения Бойлстон-стрит. И уже собирался повернуться к лежащей без сознания девочке и умирающей женщине, когда на улице появилась еще одна «утка». Эта не «плыла», а мчалась на полной скорости, в реве двигателя, ее так и качало с борта на борт. Некоторые пассажиры их безжалостно мотало из стороны в сторону, жалобно скулили, умоляя водителя остановиться. Другие просто держались за металлические стойки по открытым бортам этого неуклюжего уродца, который продвигался по Бойлстон-стрит.

Мужчина в футболке схватил водителя сзади, и Клай вновь услышал тот самый нечленораздельный, агрессивный крик, только теперь усиленный примитивной системой громкой связи «утки», прозвучавший, когда водитель движением плеч отбросил от себя мужчину. На этот раз не совсем «Ар-р» — что-то более гортанное вроде «Гр-р!». А мгновением позже водитель «утки» увидел «Мистера Софти» (Клай мог в этом поклясться) и изменил курс, заходя на цель.

— Господи, пожалуйста, нет! — закричала женщина, которая сидела в передней части «утки», выбиравшей последние ярды, отделявшие амфибию от магазинчика на колесах, торгующего мороженым и в шесть раз уступающего «утке» в размерах. Клай отлично помнил праздничный парад, который смотрел по телевизору в год победы «Ред сокс» в чемпионате страны по бейсболу[15]. Команда сидела в процессии медленно движущихся «уток» и махала руками восторженной толпе, не обращающей ни малейшего внимания на холодный моросящий осенний дождь.

— Господи, пожалуйста, нет! — вновь взвизгнула женщина, а рядом с Клаем раздался мужской голос, кроткий и тихий: «Господи Иисусе».

«Утка» ударила фургон и отбросила, как детскую игрушку. Фургон приземлился на борт, его громкоговорители продолжали вызванивать мелодию «Улицы Сезам», и заскользил обратно к Коммон, высекая фонтаны искр — результат трения металла об асфальт. Две женщины, которые наблюдали за происходящим с тротуара, бросились прочь, держась за руки, и с трудом успели увернуться. Фургон «Мистер Софти» ударился о бордюрный камень, на какие-то мгновения поднялся в воздух, потом врезался в железный забор, отделяющий парк от тротуара, и замер. Музыка дважды икнула и смолкла.

Тем временем псих, сидящий за рулем «утки», потерял последние остатки контроля над вверенным ему транспортным средством. «Утку» понесло поперек Бойлстон-стрит под дикие крики перепуганных туристов, цепляющихся за стойки по открытым бортам. Амфибия выехала на противоположный тротуар в пятидесяти ярдах от того места, где «Мистер Софти» последний раз звякнул колокольчиками, и врезалась в низкую кирпичную стену под панорамной витриной магазина фешенебельной мебели «Огни города». С громким немузыкальным треском витрина разлетелась вдребезги. Широкий зад «утки» (с надписью «ХОЗЯЙКА БУХТЫ» розовыми буквами) поднялся на пять футов. Инерция стояла за то, чтобы перевернуть амфибию. Масса этого не допустила. Задние колеса вновь коснулись тротуара, «утка» застыла, зарывшись носом в дорогущие диваны и стулья для гостиной, но уже после того, как порядка двенадцати человек продолжили поступательное движение, исчезнув как с борта «утки», так и из виду. В недрах «Огней города» завыла охранная сигнализация.
Содержание
Импульс.
Молден.
Академия Гейтена.
Розы увядают, это сад погиб.
Кент-Понд.
Мобилобинго.
Червь.
Кашвак.
Резервное копирование.
Благодарности.
Перевод заглавия:   Cell
Штрихкод:   9785170401185, 9780006705451, 5170401183
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   465 г
Размеры:   207x 134x 23 мм
Тираж:   15 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Вебер Виктор
Отзывы Рид.ру — Мобильник
4.6 - на основе 5 оценок Написать отзыв
9 покупателей оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
28.01.2013 13:32
Брал в твердом переплете в каком-то интернет магазине, не помню уж в каком. Что можно сказать по данному произведению. Весь неплохое, есть сюжет, развивающийся весьма определенно, иногда неожиданно, есть интересные герои. К жанру ужасов определенное не подходит, к триллеру тоже, эдакий Джордж Ромеро, но не совсем с зомби... Неопределенная книга, неопределенный конец. Двойственное мнение по ней, и понравилось - и бросал раза два на середине книги.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
19.06.2012 13:31
"Мобильник"...Относительно новый роман Стивена Кинга. И можно услышать множество откликов, что это "уже не тот Кинг", что эта книга слабее прошлых...Может быть, в этом и есть доля правды, но внимания книга точно заслуживает!
В этом произведении нет привычного "кинговского" ужаса, мистики, необьяснимых вещей, сумасшествия, душевных мучений и безумия. Это скорее роман - катастрофа, где весь старый мир рушится и на его руинах появляется нечто непонятное...
А все начинается с, казалось бы, такого безобидного мобильного телефона. Что может случиться от одного - единственного звонка? А если звонить будут тысячи людей? Вроде бы ничего случиться не должно - по всему миру по мобильному разговаривают не только тысячи, но и миллионы людей... Но в один миг все меняется и телефонный звонок приводит к ужасным последствиям. Не убивает, что было бы к лучшему, а сводит с ума, программирует мозг человека на безумие, полностью стирает его разум и человек перестает быть человеком, а становится безумным мобилопсихом.
И все было бы не так страшно. Но, во - первых, этих мобилопсихов тысячи, а во - вторых этот странный вирус начинает мутировать и мобилопсихи превращаются в мобилоидов - сверлюдей со сверхспособностями, такими, например, как телепатия, левитация...Бороться с такими существами становится намного сложней.
Но это не отпугивает группу нормальных людей, чудом оставшихся собою и чудом выживших в этом безумии. Да и повод для борьбы у них имеется. Например, Клай, который разыскивает своих жену и сына. И это действительно страшно - наблюдать все происходящее вокруг и не знать, что с твоими близкими и где они. И думать, что было бы для них лучше - превратиться в безумных мобилоидов или остаться людьми, которые погибают от рук психов.
Читается книга легко, события разворачиваются весьма мобильно (!) и до самой последней странички, до самого последнего абзаца роман держит в напряжении - что же будет с нашим большим миром? Что же будет с маленьким семейным миром Клая, разрушенным обычным мобильным телефоном...
Определенно стоит прочитать, хотя бы для того, что бы сложить свое собственное мнение об этом романе.
Но...Несколько дней после прочтения я с опаской брала в руки телефон и с опаской поглядывала на людей на улице, по нему разговаривающих! Это, наверное, лучший результат, которого может добиться романом писатель. Полное погружение в происходящее на страницах, которое не отпускает и в действительности!!!
Нет 1
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
25.10.2011 08:16
Все авторы, творящие в жанре литературы ужасов, хотя бы раз в своем творчестве затрагивали тему, которая неизменно имеет читательский успех еще со времени создания культового фильма Джорджа Ромеро "Возвращение живых мертвецов". И "Мобильник" - это наверное единственный масштабный роман Стивена Кинга, который развивает эту тему (если конечно не принимать во внимание "Кладбище домашних животных", в котором несмотря на то, что тема эта является центральной, но "возвращается" живых мертвецов не очень много).
В "Мобильнике" же Стивен Кинг довел эту тему до апокалиптических масштабов, фактически населив подобными кровожадными зомби всю землю, нормальных людей на которой осталась лишь небольшая горстка. Да и способ, который выбрал Кинг для того чтобы сменить доминирующую на планете расу, очень необычен и связан не столько со столь очевидными вещами как мутировавшие вирусы (вспомнить хотя бы "Я - легенда" Матесона) и не с опытами по генной инженерии, а с обычными спутниковыми сигналами, которые по велению чьей-то злой воли стали примешивать в сигналы обычной мобильной связи разработанный гениальными учеными программный код, который (в некотором приближении) стирал из мозга человека всю тысячелетиями накапливавшуюся цивилизованность и превращал всех кто слышит этот сигнал в животных. Животных опасных, хищных, одержимых лишь первобытными инстинктами - поиск пищи и уничтожение всего что находится рядом для того чтобы выжить самому.
А теперь представьте себе "час X", в который этот сигнал начал передавать. Любой человек который в этот момент разговаривал по мобильному телефону мгновенно превратился в подобное животное. Женщина, наклонившаяся чтобы поднять упавшую. сумочку и прижимающая к уху мобильный телефон, поднимается и в тот же момент набрасывается на простого рабочего, спешащего по своим делам, перегрызая ему горло и начиная жадно пожирать бьющееся в конвульсиях тело. Маленькая девочка, спрашивающая у мамы по телефону какое мороженое купить, бросает трубку и ногтями раздирает лицо стоящему следующим в очереди успешному бизнесмену.
Увидев весь этот кошмар, первая реакция людей, конечно же, достать собственные мобильные телефоны и или позвонить знакомым для того чтобы рассказать что происходит на улицах города или предупредить своих домашних о том, чтобы они не вздумали выходить на улицу. Но - нажатие кнопки вызова на телефоне с одной стороны и кнопки приема вызова с другой приводит к тому, что еще два человека становятся участниками этой вакханалии и, по закону геометрической прогрессии, в считанные часы все оказывается конченым. Все население земли представляет собой зверинец - рычащий, голодный, ищущий немногочисленных оставшихся в живых людей для того чтобы сожрать их.
И такие "нормальные" люди есть - это или те люди, которые принципиально не пользуются мобильными телефонами или те, которые по каким-то причинам оказались вдали от них, а потом догадались, что именно телефоны являются причиной всех этих событий. И именно этим людям и предстоит выживать, двигаясь в направлении места, в котором никогда не было мобильной связи и которое гарантировано свободно от негативных последствий невиданного по своим масштабам псевдонаучного эксперимента с человеческим сознанием.
Можете себе представить сколь длинным, полным опасностей и жутких событий будет их путешествие? А теперь представьте себе что зомби, лишившиеся разума еще и эволюционируют! И сигнал, который разрушил их мозги на самом деле еще и запрограммировал их на какое-то странное развитие и, день ото дня, они приобретают новые способности - сначала избавляясь от неконтролируемой агрессии, потом развивая стадный инстинкт и общий разум, а потом и телепатические и парапсихологические способности, при этом оставаясь в общем и целом животными, полностью утратившими человеческий разум в том виде в каком мы его знаем.
Представили? Интересно? Тогда прочитайте "Мобильник" - роман, наполненный действием, с крутыми сюжетными поворотами и, как это всегда бывает у Кинга, ярким описанием действующих лиц. Роман может быть и не самый лучший в творческом наследии автора, но, по моему мнению, очень и очень неплохой.
Нет 0
Да 2
Полезен ли отзыв?
3
31.07.2011 22:18
Зомби.
Кровожадные, бесчеловечные, жестокие, безумные, но... понемногу обретающие разум. Странный, непонятный простому человеку, но оттого не менее логичный разум. Кому все это надо? Какие цели преследует этот неведомый повелитель?
Ответ на этот вопрос в книге так и не будет дан, но несмотря на это роман притягивает, даже своей окончательной незавершенностью.
Данный роман отличается от предшествующих произведений Кинга - в нем нет особого упора в психологию и главная линия повествования отдана непрерывному действию - борьбе группки сохранивших человеческий разум людей против орды кровожадных монстров, которые стали таковыми услышав один-единственный звонок по мобильному телефону.
Так что, несмотря на относительную вторичность сюжета, я бы порекомендовал прочитать этот роман всем любителям литературы ужасов и творчества Кинга в целом.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
27.04.2011 14:26
Я не помню ни одного романа Кинга про зомби. Но этот запомню, потому что он выделяется из общей массы. Чем?
Здесь Кинг предпочёл дать объяснение феномену зомби по другому. Для него это некий вирус ярости, который проник в этот мир через мобильные телефоны. В целом у меня негативные отзывы об этой книге, хотя и читал взахлёб, не мог оторваться. прежде всего я никак не могу вспомнить главных героев. точнее помню девушку Алису которая спасается от этих тварей вместе с ещё двумя другими типа выжившими.
Также мне не нравятся открытые концовки у Кинга. Он часто может оставлять за собой право недосказанности или просто открытого финала. Там действительно пропущен целый пласт. Ни ответов тебе про импульс, не развития сюжетной линии главных героев - только намёк на то, что возможно Кинг напишет продолжение.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
15.03.2011 15:54
Сюжет на любителя. В духе режиссера Джорджа Ромеро - удивляюсь как это он еще фильм по этой книжке не снял. Я прочла с удовольствием, но второй раз перечитывать вряд ли стану.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
11.03.2011 23:24
Тема романа очень актуальна в нынешнее время - терроризм и высокие технологии, и том как и то и другое может очень сильно навредить нам - простым людям. Но главное всё написано очень современно, детально и продуманно, хотя и немного "картонно". Тем ни мение книгу хочется читать, а не забростить от скуки на полку!
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
07.01.2011 19:51
Сюжет «Мобильника» не отличается новизной или особой оригинальностью. ...Один звонок на мобильный телефон — и все принявшие вызов абоненты моментально превращаются в кровожадных зомби-«мобилопсихов». Цивилизация начинает стремительно погружаться в хаос. Тем, кто по той или иной причине не пользовались мобильниками и остались нормальными, приходится вести суровую борьбу за выживание — во-первых, с агрессивными и постепенно организующимися «мобилопсихами», во-вторых, между собой.
При первом, как правило, поверхностном прочтении (каюсь, подобное случилось и со мной) кажется, что в «Мобильнике» нет ничего принципиально нового — вторичный продукт, лайт-версия монументального «Противостояния». При более внимательном чтении в романе начинаешь замечать некоторые странности. Например, Кинг практически не объясняет, кто же, в конце концов, послал зловредный импульс, превративший миллионы абонентов сотовой связи в безжалостных кровожадных психов. («Ранний» Кинг непременно завернул что-нибудь про циничных политиков, маньяков-генералов и злобные спецслужбы). Также (удивительное дело!) Кингу совершенно не интересно прошлое собственных персонажей, их «бэкграунд», который он всегда подробно и тщательно прописывал. Складывается впечатление, что в данном конкретном романе подобные «частности» автора просто не волнуют, представляются несущественными. В «Мобильнике» Кинг пытается выговорить другое, самое важное и главное для него: Бог есть (чтобы написать про это, надо обладать особой творческой наглостью), и Он не оставляет свое «малое стадо». Нужно просто уметь Его чувствовать, сердцем распознавать подаваемые Им знаки, чтобы в критической ситуации вспомнить, где запрятана бумажка с заветным номером телефона. И еще нужно совершать неожиданные, сумасшедшие и нелогичные поступки, «делать хоть что-то», как говорит девушка Алиса, одна из главных героинь кинговского романа.
Именно слова Алисы, дважды воспроизведенных Кингом (в середине и в финале романа). а также 40-й (39-й в русской пагинации) псалом (текст которого Кинг не случайно приводит полностью), прочитанный еще одним героем «Мобильника», являются своеобразными ключами к роману.
Только с помощью этих ключей можно оценить обманную игру, затеянную Кингом, со ссылками одновременно на собственные «Противостояние» и «Туман» и на фильмы классика «зомби-хоррора» Дж. Ромеро.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
26.07.2010 16:31
Книга понравилась, хотя ничего особенного здесь не было. Действительно или С.Кинг уже не тот (по сравнению с "Противостоянием" эта книга никуда не годится) или просто другие писать лучше стали. Временами немного затянуто, динамизм присутствует вялый. Интересна концовка, лучше будет сказано - задумчивая. А так книга вполне хорошая.
Нет 1
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 9
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Мобильник» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить