Скорость убегания: Киберкультура на рубеже веков Скорость убегания: Киберкультура на рубеже веков Книга Марка Дери, известного американского публициста, \"Скорость убегания: киберкультура на рубеже веков\" посвящена широкому спектру явлений киберкультуры. Автор рассказывает о связи киберкультуры 90-х годов с контркультурой 60-х, о влиянии компьютерных технологий на становление целых направлений искусства - электронной музыки и роботокультуры. Отдельные главы книги посвящены компьютерному боди-арту, проблеме сексуальных отношения в Интернете и перспективе появления киборга. Анализируя отдельные книги, картины, инсталляции и практики, автор пытается разобраться с тем, какими путями современная кнберкультура приведет человечество к управлению эволюцией человеческой природы. АСТ 978-5-9681-0128-0
298 руб.
Russian
Каталог товаров

Скорость убегания: Киберкультура на рубеже веков

  • Автор: М. Дери
  • Твердый переплет. Плотная бумага или картон
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Philosophy
  • Год выпуска: 2008
  • Кол. страниц: 478
  • ISBN: 978-5-9681-0128-0
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Книга Марка Дери, известного американского публициста, "Скорость убегания: киберкультура на рубеже веков" посвящена широкому спектру явлений киберкультуры. Автор рассказывает о связи киберкультуры 90-х годов с контркультурой 60-х, о влиянии компьютерных технологий на становление целых направлений искусства - электронной музыки и роботокультуры. Отдельные главы книги посвящены компьютерному боди-арту, проблеме сексуальных отношения в Интернете и перспективе появления киборга. Анализируя отдельные книги, картины, инсталляции и практики, автор пытается разобраться с тем, какими путями современная кнберкультура приведет человечество к управлению эволюцией человеческой природы.
Отрывок из книги «Скорость убегания: Киберкультура на рубеже веков»
Введение
Скорость убегания
Своим головокружительным ускорением послевоенная культура почти целиком и полностью обязана компьютеру — информационному двигателю, который вырвал нас из эры фабричного капитализма и забросил в постиндустриальную эру, эру транснационального корпоративного капитализма. В Америке производство переживает то, что Бакминстер Фуллер #г назвал «эфемеризацией работы» — сведением ее до простых манипуляций на компьютере, до символов, которые заменяют производственный процесс. Орудия промышленного производства уступили место информационной экономике, выпускающей потребительские товары, которые нельзя потрогать руками, — голливудские блокбастеры, телепрограммы, хайтечные тематические парки, одноминутные мегатренды, финансовые транзакции, несущиеся по оптоволокну к компьютерным терминалам на другой конец земли. «Только 17% работающих американцев производят сегодня какие-либо товары. В 1980 году этот показатель составлял 22%», — писал Роберт Б. Рейх в 1992 году¤2. По данным газеты New York Times, американские кинофильмы приносят второе по величине активное сальдо торгового баланса после продаж самолетов¤3. Нематериальные товары доминируют и на внутреннем рынке. В недавней статье Business Week говорится о том, что «индустрия отдыха и развлечений (а не здравоохранение или продажа автомобилей) принесла наибольший с 1991 года рост потребительских расходо⻤4.
Эта книга предназначена в первую очередь для Соединенных Штатов по одной простой причине: США едва ли не с самого начала были синонимом технической революции и прогресса. Европейцам, может, и принадлежит заслуга изобретения прядильной машины, парового двигателя, фабрики и даже автомобиля, однако, как отмечает историк
2# Ричард Бакминстер Фуллер (1895—1983) — американский архитектор и инженер, апологет теории «тотального дизайна» — переустройства жизни средствами рациональной технологии. С 1947 года разрабатывает «геодезические купола» — легкие и прочные пространственные конструкции, похожие на сферы, собранные из тетраэдров, которые стали одной из крупнейших конструктивных новаций XX столетия. Самый известный купол Фуллера — павильон США на Всемирной выставке 1967 года в Монреале диаметром 80 м.
Ричард Гай Уилсон, «американский гений взял все эти европейские новшества, переделал, модернизировал и стал их эксплуатировать». Они стимулировали появление совершенно новой, молодой технокультуры, решившей освободиться от инертного тормоза европейской традиции, перейдя от эры машин к космической эре¤5
Когда Джон Ф. Кеннеди сообщил восторженной нации о том, что она достигла «нового фронтира» — космоса, — и целые толпы стекались на Всемирную выставку 1964 года, чтобы взглянуть на «машины будущего», осваивающие Луну, американцы погнались за утопической мечтой об индустриальной современности и делали это с рвением миссионеров, в отличие от других наций (хотя появление азиатских технократии, таких как Сингапур например, сегодня является вызовом американцам, претендующим на это определение). Персональный компьютер и Интернет «made in USA», и компьютерная культура 1990-х также остается главным образом прерогативой американцев — по крайней мере, на момент написания этой книги.
Мы летим на умопомрачительной скорости из обнадеживающе незыблемой эпохи «харда» к обескураживающе призрачной эпохе «софта», где микросхемы слишком микроскопичны, чтобы их разглядеть, а коды слишком сложны, чтобы их до конца понять, однако они все больше и больше берут под свой контроль окружающий нас мир.
Родословную компьютера можно возвести еще к аналитической машине Чарльза Бэббиджа — паровой механической вычислительной машине с программным управлением, разработанной (но так никогда и не созданной) в 1833 году. Однако первым в истории работающим компьютером был Colossus, непосредственный прародитель современных компьютеров. Эта уродливая громадина, работавшая на двух тысячах электронных ламп и программируемая при помощи бумажной перфоленты, была спроектирована в 1943 году в Великобритании для дешифровки вражеских радиограмм, зашифрованных немецкой машиной Enigma. Этот успех оказал союзникам неоценимую помощь в войне с фашистами.
Стремительное развитие технологий в послевоенную эпоху привело к созданию таких больших ламповых вычислительных машин, как, скажем, ENIAC — первая настоящая ЭВМ. Появившись в 1946 году, в 1950-е она уменьшилась до релейной ЭВМ, в 1960-е представляла собой коробку, полную интегральных схем, в 1970-е — мини-компьютер на микросхемах. И пропорционально уменьшению размера компьютера увеличивалась его мощность.


К концу 1970-х компьютеры прочно обосновались в большинстве компаний и все большее число потребителей приобретали компьютеры для домашнего пользования — Apple II, TRS-80 и Commodore PET. Но только десятилетие спустя компьютерная революция распространилась за пределы этой эзотерической субкультуры исследователей и любителей — и стала достоянием массовой культуры. В конце 1981-го состоялся дебют IBM Personal Computer, в начале 1984-го — Apple Macintosh. Уже в январе 1983-го продажи «персоналок» взлетели с показателя в 20 тысяч, полученного в первый год их существования, до запредельной отметки в 500 тысяч штук. А журнал Time на своей первой полосе назвал их машиной года¤6. Отто Фридрих писал: «Сейчас благодаря транзисторам и кремниевым чипам компьютер настолько сильно уменьшился в цене и в размерах, что стал доступным миллионам. "Информационная революция", которую некогда предсказывали футуристы, наступил໤7.
Точно так же онлайновый мир, который сегодня доступен семи с половиной миллионам американских семей, еще в начале 1990-х был практически неизвестен американскому мэйнстриму. Информированность СМИ об Интернете достигла своей «предельной массы» в 1993 году. Обозреватель Time Филипп Элмер-Девитт писал: «Интернет внезапно стал свершившимся фактом». А Джон Маркофф из New York Times отмечал, что глобальная сеть является «самым модным мировым рандеву», ультрасовременным «онлайновым центром тусовки для миллиона пользователей персональных компьютеров со всего мир໤8.
Интернет родился из ARPANet, децентрализованной компьютерной сети, созданной в 1969 году в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе Агентством передовых исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA). Она должна была обеспечить военную связь в случае ядерной атаки. Используя технологию так называемой «пакетной коммутации» — деления информации на дискретные фрагменты, их последовательной передачи по высокоскоростным линиям и объединения непосредственно перед конечным пунктом маршрута, — ARPANet была неуязвимой в случае возможной атаки. Поскольку, если бы часть сети рухнула, весь поток информации был бы автоматически перенаправлен по другому маршруту. В 1983 году ARPANet разделилась на военную и гражданскую сети, соответственно Milnet и Аrpa Internet. Спустя некоторое время Национальный научный фонд (NSF) взял на себя управление и техническое обеспечение линий и оборудования, которые составляли костяк Аrpa Internet. И хотя Министерство обороны обычно ограничивало системный доступ к организациям, которые находились на финансировании Пентагона или Национального научного фонда, эту сеть фонд открыл для преподавателей и студентов всех курируемых им организаций. По мере того как все новые и новые университеты, научно-исследовательские институты и правительственные организации подключали свои компьютеры к сети NSF, то, что когда-то называлось Arpa Internet, постепенно превращалось в анархическую глобальную сеть сетей, известную сегодня как Интернет (от «internetworking» [межсетевой обмен]).
К 1990 году ARPANet перестала быть отдельной сетью и была поглощена буйным ростом Интернета, или Сети, как его стали называть опытные интернет-тусовщики. Сегодня глобальная мегасеть Интернета охватывает порядка десяти тысяч сетей. Это национальные коммерческие службы, такие как CompuServe, Prodigy, GEnie или America Online, частные, академические и правительственные сети, входящие в состав NSFNET (сеть NSF), эзотерические региональные BBS (электронные доски объявлений) — например, Sausalito, калифорнийская WELL (Whole Earth 'Lectronic Link) и нью-йоркская ECHO. Невероятно, но Интернет тоже является всего лишь элементом еще более сложного комплекса взаимосвязанных сетей, который обычно называют Matrix и который, помимо Интернета, включает в себя UseNet (рой сетевых телеконференций), FidoNet (группа из более чем двадцати тысяч BBS, разбросанных по всем шести континентам), академическую компьютерную сеть BITNET (Because It's Time Network) и т. д.
Около 30 миллионов интернет-пользователей более чем из 137 стран мира путешествуют по электронному пространству или, как его называют с легкой руки фантаста Уильяма Гибсона, «киберпространству», существующему внутри каждого компьютера. Их ряды пополняются примерно на 1 млн человек в месяц¤9. В 1993 году было проведено исследование, результаты которого оказались просто ошеломляющими. На основе того, с какими темпами к Интернету присоединяются новые компьютерные сети, было установлено, что темпы роста глобальной сети составляют 25% в квартал. Бешеная скорость и никакого намека на торможение!¤10
Эфемеризация труда и развеществление потребительских товаров в киберкультуре происходит параллельно с дематериализацией человека, его освобождением от телесной оболочки. Все большую часть своей жизни мы проводим в киберпространстве. Подобно Киборгу из научно-фантастического романа Брюса Стерлинга «Схизматрица», мы убеждены, что «за этим экраном открывается целый мир»"11. И вот, электронно-бестелесные, мы рассылаем по всему свету электронные письма, в режиме реального времени отсылаем и посылаем сообщения в чатах, тусуемся на BBS и в телеконференциях UseNet. Мы безразлично просматриваем сетевые конференции и устраиваем флеймы #3 и ROTFLOL (Rolling on the Floor Laughing Out Loud) #4. Мы обмениваемся порнографическими gif-ами (оцифрованными фото) и вертимся на анонимных онлайновых порнотусовках. Мы бродим по последней версии Сети, Всемирной паутине (гипертекстовой системе, позволяющей пользователям всего мира «мышкой» переходить с одного мультимедийного сайта к другому), перескакивая от цифровых видеоклипов к обрывкам аудио и текстам, которым нет конца.
И в конечном счете мы глубоко уверены, что там действительно есть некое «там». Приведу здесь цитату из своего собрания эссе о киберкультуре «Флеймовые войны»: У тех, кто проводит слишком много времени в виртуальном пространстве, подсоединившись к нему через модем и телефонные линии, часто возникает особое ощущение жизни «по ту сторону». Путешествия по электронным конференциям и подглядывание за ведущимися в них дискуссиями сильно напоминают плутание по лабиринтам большого здания, когда распахиваешь одну дверь за другой и заглядываешь в комнаты. «Одна из самых поразительных особенностей сети WELL в том, что она действительно создает ощущение некоего "места". Я смотрю в экран компьютера, но реально чувствую, что я "внутри" чего-то, что я нахожусь "где-то"», — говорил по этому поводу пользователь по имени loca¤l2. Компьютер не только революционизировал посредством электронных соединений нашу нематериальную жизнь, он безвозвратно изменил и нашу материальную жизнь. Встроенные микропроцессоры — крошечные компьютеры, установленные на тонкие слои кремния, — сделали наши
3# Флейм (от англ. flame — «ругань») — горячее обсуждение в электронных форумах.
4# «Катаемся по полу от смеха», сокращение, принятое в электронной переписке, форумах и чатах.
микроволновки, швейные машинки, автомобильные двигатели значительно «умнее» своих предшественников. И как все мы хорошо знаем, сегодня невероятно уменьшившиеся в своих размерах компьютеры сопровождают пользователей практически везде и всегда: это ноутбуки и карманные компьютеры наподобие знаменитого Apple Newton Message Pad. В любой день эти устройства могут ожить, анимиро-ванные «умными агентами» — компьютерными программами, работающими в качестве личных секретарей, составляющими нам расписание встреч, отвечающими на электронные сообщения, перерывающими Интернет в поисках информации.
Компьютерная революция породила на свет массу самых невероятных технологий. Воспетые на страницах воскресных приложений или статей в Omni, одни из них существуют в виде hardware, другие в виде software, третьи в виде чистой воды vaporware #5 (так в Силиконовой долине называют продукты, анонсируемые задолго до официального релиза, который может состояться, а может и не состояться).

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Введение. Скорость убегания
Глава 1. «Включись, загрузись, выпади» Киберделия

НАЗАД В БУДУЩЕЕ: КОНТРКУЛЬТУРА, ВЕРСИЯ 2.0
ЙИППИ ШТУРМУЮТ TOMORROWLAND: ДИВНЫЙ «НОВЫЙ ЭЙДЖ» MONDO 2000
ВЪЕЗЖАЯ В «СУБМОЛЕКУЛЯРНЫЙ ШАМАНСКИЙ ПОИСК ОТКРОВЕНИЯ»: КИБЕРИЯ
DEUS EX MACHINA: ТЕХНОЯЗЫЧЕСТВО

Глава 2. Музыка металлических машин Встреча киберпанка и синт-рокеров в черной коже
ЭЛЛИОТТ ШАРП: ИГРОК С ПОДСОЗНАНИЕМ
NINE INCH NAILS: СЕКС, СМЕРТЬ, БОГ И ТЕХНИКА
ПЕРВОИСТОЧНИКИ
АГИТПОП

Глава 3. Войны механиков Механический спектакль
ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ РАСКОЛ
МАРК ПОЛАЙН: ТЕАТР ЖЕСТОКОСТИ В СТИЛЕ «ХЭВИ-МЕТАЛ»
ЧИКО МАК-МЕРТРИ: ПО НАПРАВЛЕНИЮ К ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ РОБОТОТЕХНИКЕ
БРЕТ ГОЛДСТОУН: АЛХИМИЯ МУСОРНЫХ БАНОК
ВОЛШЕБНАЯ СТРАНА И ПИРОТЕХНИЧЕСКИЙ АНТИСАНАТОРИЙ

Глава 4. Ритуальная механика Кибернетический боди-арт
СТЕЛАРК: УСТАРЕЛОЕ ТЕЛО ПОЮ
Д.-А. ТЕРЬЕН: МАШИНЫ ДЛЯ НОВОЙ ИНКВИЗИЦИИ

Глава 5. Робокопуляция Секс х техника = будущее
СЕКС-МАШИНЫ
МЕХАНИЧЕСКОЕ РАЗМНОЖЕНИЕ
СОЗДАННЫЕ ДЛЯ НАСЛАЖДЕНИЯ
ОРГАЗМАТРОН
КОНЧАЙ ОН-ЛАЙН: МНОГОПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИЙ СЕКС, СЕТЕВОЕ ДОМОГАТЕЛЬСТВО И ПРОЧЕЕ
ВИЗУАЛЬНЫЕ ПОМОЩНИКИ
КИБЕРСЕКС
ПОСЛЕДНЕЕ СОВОКУПЛЕНИЕ

Глава 6. Киборгизация политики тела Устаревшие тела и постчеловеки
Я ВИДЕЛ БУДУЩЕЕ, И ОНО ТРАНСФОРМИРОВАНО
BUILD ME A WOMAN
В ОЖИДАНИИ МОНСТРОВ
ТРАНСГРЕССИИ
МЯСНОЙ АД
ПЕРВОРОДНЫЙ ГРЕХ
ИСКУССТВЕННЫЕ ЧЛЕНЫ
НЕЕСТЕСТВЕННЫЕ ИСТОРИИ
Роидное бешенство
Терминатор-2: Железный Джон встречает Стального Дэна
Тецуо: страх и ненависть в царстве роботов
Биомеханические татуировки: тотем и табу в технокультуре
Доктор медицины Джозеф М. Роузен: о человеческих крыльях и головах-проводах
ПОДВОДНЫЕ КАМНИ ПОСТГУМАНИЗМА
ТЕОЛОГИЯ КАТАПУЛЬТИРУЕМОГО КРЕСЛА

Примечания автора
Вступление
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Штрихкод:   9785968101280
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   425 г
Размеры:   205x 132x 25 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Монография
Тип иллюстраций:   Черно-белые, Фотографии черно-белые
Переводчик:   Парфенова Т
Отзывы Рид.ру — Скорость убегания: Киберкультура на рубеже веков
4.5 - на основе 2 оценок Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
4
14.02.2012 21:51
Киберкультра, которой посвящена книга Марка Дери – это глобальное и разностороннее явление, которое оказывает все большее влияние на нашу жизнь. Справедливо было бы назвать ее магическим зеркалом нашей реальности, в котором среди причудливых и гротескных образов прошлого и настоящего все чаще можно разглядеть тревожные контуры будущего. Незаметно, но последовательно постиндустриальный мир, в котором мы живем, становится даже не кибернетическим, а киберпанковским. Но, к сожалению, книга Марка Дери не об этом. Выпущенная издательством АСТ в серии с гордым названием «Философия», она мало затрагивает собственно философский взгляд на обсуждаемый предмет. Это, скорее, своеобразная энциклопедия киберкультуры, изрядно сдобренная взглядами автора, который, безусловно неплохо ориентируясь в предмете, не до конца прочувствовал тему и поэтому зачастую дает не вполне объективную оценку. Особенно это заметно в главах, посвященных музыке и кинематографу, где автор, разбирая несколько знакомых ему лично явлений, ни словом не упоминает о множестве более значимых, не улавливая ни тенденций, ни аналогий. Оригинальное издание датируется 1996 годом, что обесценивает значительную часть материалов. Большим упущением является и полное отсутствие освещения феномена компьютерных игр того времени, как одной из значительных вех киберкультуры. Поэтому работа за некоторыми исключениями, выглядит кратким взглядом на основные направления киберкультуры: литературу, музыку, кинематограф и т.д. с обязательным пересказом романов Филиппа Дика.
Однако, Марк Дери достаточно неплохой рассказчик, демонстрирующий педантичный журналистский стиль и богатую эрудицию. Книгу можно порекомендовать людям, интересующимся киберкультурой, но не до конца разобравшимся, что это такое. Для них «Скорость убегания» будет познавательным ликбезом, написанным легко, приятно и не без остроумия. Книга достаточно хорошо оформлена, имеет множество фотографий, некоторые из них достаточно эксклюзивны. Из особенностей русского издания можно отметить некоторую небрежность и неаккуратность. После первого (и довольно аккуратного) прочтения, книга потеряла форму, позолота на корешке стерлась, текст слегка смазался. Перевод же вполне достойный. Чувствовалось, что человек хорошо ориентировался в разбираемой теме.
Нет 1
Да 2
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Скорость убегания: Киберкультура на рубеже веков» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить