Птица страсти Птица страсти Одинокой девушке не выжить в караване переселенцев-южан, идущем на Запад. Ей нужен мужчина - защитник и добытчик. Это понимают все - кроме гордой и упрямой Шеннон Браниган, которая считает, что в силах позаботиться о себе сама. Однако отважный проводник Блейд Стайкер, ведущий охоту за нападающими на переселенцев бандитами, немедленно берет Шеннон под свое покровительство. Да, он рискует ради нее жизнью. Но готов ли он отдать синеглазой красавице свое неприступное, суровое сердце?.. АСТ 978-5-17-044909-5
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Птица страсти

  • Автор: Конни Мэйсон
  • Мягкий переплет. Крепление скрепкой или клеем
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Шарм
  • Год выпуска: 2007
  • Кол. страниц: 318
  • ISBN: 978-5-17-044909-5
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Одинокой девушке не выжить в караване переселенцев-южан, идущем на Запад. Ей нужен мужчина - защитник и добытчик. Это понимают все - кроме гордой и упрямой Шеннон Браниган, которая считает, что в силах позаботиться о себе сама. Однако отважный проводник Блейд Стайкер, ведущий охоту за нападающими на переселенцев бандитами, немедленно берет Шеннон под свое покровительство. Да, он рискует ради нее жизнью. Но готов ли он отдать синеглазой красавице свое неприступное, суровое сердце?..
Отрывок из книги «Птица страсти»
ПРОЛОГ
Плантация «Теин Виллоуз», Джорджия Март 1867 г.

«Проклятые янки», – прошептала Шэннон Браниган, бросая прощальный взгляд на дорогой сердцу дом, на изящной веранде которого одиноко маячила фигура Харлана Симожа.

Девушка подстегнула лошадь, и легкая двухместная коляска быстрее покатилась по узкой дороге меж живых изгородей. «Здесь, в Джорджии, у Браниганов ничего больше не осталось, – подумала Шэннон, смахивая слезу. – Прошлое не вернуть. Теперь «Твин Виллоуз» принадлежит этому желтобрюхому проходимцу-северянину». Ее отец покончил с собой, не в силах вынести то, что натворили янки; брат Грейди погиб в сражении, принеся в жертву свою молодость.

– Дорогая, с тобой все в порядке? С вымученной улыбкой на лице Шэннон повернулась к своей престарелой тетушке, с которой она осталась в Атланте по собственной воле, в то время как остальные члены семьи отправились в Айдахо, чтобы попытать счастья на новом месте.

– Все хорошо, тетя Юджиния, правда.

Действительно ли все было хорошо?

Несмотря на то, что Шэннон добровольно взяла на себя заботу о старенькой родственнице, она все же очень тяжело переживала разлуку с семьей. Порой ей казалось, что она больше не увидит своих родных. В памяти всплыли прощальные слова брата Такера: «Мы напишем сразу же, как только доберемся до Бойсе».

«Не беспокойся обо мне, Такер – ответила тогда Шэннон, – у нас с тетей Юджинией все будет отлично. Янки не победили Браниганов. Они только думают, что одержали над нами верх». Но ее слова никого не могли обмануть. Она сама не верила в то, что говорила. «Господи, когда она попадет в Айдахо?»

Шэннон была не единственной из семьи, кто остался. Семнадцатилетний Девлин отказался «убегать с поджатым хвостом» от янки и на этой почве постоянно ссорился с Такером. Он все же настоял на своем и не поехал в Айдахо. Одному Богу известно, что Девлин пытался доказать и что собирался делать дальше. Шэннон сочувственно отнеслась к выходке Девлина: она лучше других в семье понимала его. Они оба с характером и слыли «горячими головами».

Выцветшие от времени бледно-голубые глаза Юджинии не могли разглядеть выражение лица девушки, но умом она понимала душевную муку Шэннон. Эта особенная, ни на кого не похожая девушка отказалась от многого во имя любви и сострадания к старой леди, которая вряд ли протянет еще год.

– Тебе следовало бы ехать с семьей, – прошелестел старческий голос Юджинии.

– Ты тоже моя семья, – мягко напомнила ей Шэннон. – Я здесь потому, что не хочу никуда уезжать, тетя Юджиния. Мы покажем проклятым янки!



Вашингтон. Апрель 1867 г.



–Президент сейчас примет вас, капитан Страйкер.

Эти слова предназначались человеку, одетому в синий мундир федеральных войск. Было в его облике что-то необъяснимое и тайное, отличающее от других молодых мужчин этого возраста.

– Проходите и садитесь, капитан, – сказал ему Президент Джонсон, – как видите, майор Вэнс уже здесь.

Блейд Страйкер кивнул и с улыбкой посмотрел на своего непосредственного начальника и друга, затем перевел взгляд на Джонсона, мысленно представив его строгим и беспристрастным человеком.

– Полагаю, вы хотите знать, зачем я послал за вами, – начал Президент. – Майор Вэнс утверждает, что вы именно тот, кого я ищу.

Блейд вопросительно выгнул бровь и бросил взгляд на Вэнса:

– Не знаю, что сказал вам майор Вэнс, но, надеюсь, он упомянул, что я оставляю армию и возвращаюсь домой.

– А где ваш дом?

– Пожалуй, в Вайоминге, – туманно ответил Блейд.

– Майор Вэнс ознакомил меня с вашей историей, капитан, так что нет нужды скрывать.

– Надеюсь, ты не думаешь, что я каким-то образом подвел тебя, Блейд, – вставил майор Вэнс, – но я сразу понял: только ты подходишь для выполнения задания.

– Тогда вы знаете, что я метис, сэр, – с чувством собственного достоинства сказал Президенту Блейд.

– Я знаю, что вы прекрасный офицер и делаете честь нашей армии, хотя, конечно, любопытно узнать, как и почему вы приняли участие в войне.

– Моя мать – индианка из племени сиу. Сиу – другое название могущественных дакотов. Мой отец был французом и занимался охотой. Он влюбился в мою мать и женился на ней согласно индейским обычаям. До семнадцати лет я рос среди сиу, затем отец решил, что мне следует пожить среди белых людей и послал учиться на Восток. Когда началась война между Севером и Югом, я стал на сторону тех, кто боролся за свободу всех наций и рас. О моем происхождении знали всего несколько человек, поэтому не составило труда вступить в Армию федералистов.

– Очень интересная история, капитан Страйкер. Могу я называть вас Блейдом?

Блейд кивнул.

– Я убежден, – продолжал Президент, – что ты именно тот человек, который мне нужен. Ты выслушаешь меня, сынок?

– Конечно, сэр, но я не передумаю насчет увольнения из армии.

– На равнинах неспокойно, – издалека начал Президент Джонсон. – Наиболее многочисленные индейские племена не удовлетворены договором 57-го года, по которому индейские территории получили границы. Мало того, они воюют между собой и открыто нападают на белых. Чаще всего нападениям подвергаются обозы переселенцев, направляющихся в Орегон. Индейцы обрывают телеграфные провода, мешают строительству железной дороги... Это нужно остановить, Блейд. Каждый день гибнут люди – не только белые, но и индейцы. Но пока они контрабандным путем получают оружие, нападения на белых не прекратятся.

– Прошу прощения, сэр, но разве индейцы не жаловались в течение многих лет на то, что их обмануло правительство? Как насчет лживых представителей Вашингтона, которые намеренно лишили индейцев продовольствия? – с вызовом спросил Блейд.

– Блейд, мы не знали, что индейцев обманывают, – пытался умерить его пыл майор Вэнс.

– Я не отрицаю, вокруг полно нечестных людей, но дело не в этом. Оружие – вот о чем хотелось бы поговорить, – продолжал Президент Джонсон. – Оружие, которое нелегально попадает в руки пылких молодых индейцев.

– Не вижу, чем я могу помочь, – осторожно вставил Блейд.

– Мы предполагаем, что в форте Ларами в Вайоминге есть человек, который получает оружие, а затем перепродает индейцам.

– Вы подозреваете военного?

– Не обязательно. Это может быть любой житель форта, но судя по полученной информации, в дело вовлечен некто, напрямую связанный с армией.

– И вы хотите, чтобы я выяснил, кто он? – предположил Блейд. – Но я уже подал прошение об отставке.

– Это еще лучше, – сказал Президент, – мы уже потеряли нашего агента, специально посланного в форт Ларами. Он бесследно исчез. Хотелось бы, Блейд, чтобы ты действовал там под видом индейца, тогда тебя вряд ли кто заподозрит. Возвращайся к своим, выясни, кто из молодых индейцев твоего племени связан с торговлей оружием. За ними следует установить наблюдение. Самое главное, абсолютно никто не должен знать, что ты связан с армией и Президентом.

– Я понимаю, сэр. Если я соглашусь, то каким образом я доберусь до форта Ларами?

– Майор Вэнс кое-что уже придумал: ты поедешь с обозом в качестве проводника. Довезешь переселенцев до форта Ларами, а там они наймут нового проводника и продолжат свой путь до Орегона.

– Капитан обоза – человек по имени Клайв Бейли, – сказал Вэнс, – в Ларами у него есть магазин. Мы полагаем, что он один из тех, кто тайно перевозит оружие. Первая задача – узнать, насколько верны наши подозрения. Возможно, этот Бейли как раз тот, кто нам нужен. Я знаю, что ты, Блейд, знаком с теми местами, – продолжал Вэнс, – твое индейское происхождение подскажет, как действовать. Капитан обоза будет поставлен в известность о том, что ты наполовину индеец.

– Понимаю, – сдержанно произнес Блейд. – Метис, которого не считают человеком, полудикарь, которого презирают и опасаются, – в его голосе чувствовалась горечь.

– Это единственный способ, Блейд, – как бы извинился Президент. – Если примешь наше предложение, для тебя начнется совершенно другая жизнь. Ты будешь поддерживать связь только с майором Вэнсом, который прибудет в Ларами в качестве заместителя полковника Гриира. У тебя есть индейское имя?

– Среди сиу меня знают под именем Быстрый Клинок.

– Как только ты попадешь в Индепенденс, то станешь индейцем по имени Быстрый Клинок. Ты должен будешь вспомнить все, чему тебя учили в племени. Забудь о десяти годах, проведенных среди белых, полагайся только на свои индейские повадки. Ты принимаешь наше предложение? После поимки преступника награда не заставит себя ждать.

Блейд посмотрел на Вэйда Вэнса, словно ожидал совета. Они дружили уже несколько лет. Мнение майора Блейд уважал. Кроме того, вознаграждение пришлось бы как раз кстати.

– Ты сделаешь для страны огромное дело, Блейд, – сказал майор Вэнс.

Этих слов было достаточно.

– Я согласен, сэр, – ответил Блейд на предложение Президента.

ГЛАВА 1
Атланта, Джорджия. Май 1867 года.

Золотистые нарциссы густо усыпали склон холма, и нежный ветерок, напоенный ароматом цветов, напоминал, что весна в самом разгаре. Но Шэннон не замечала ничего, кроме холмика свежей земли под ногами. Месяц назад никто не мог и предположить, что тетя Юджиния внезапно скончается от сердечного приступа. Ведь, несмотря на свои восемьдесят девять лет, Юджиния не была болезненной старушкой.

Шэннон любила тетушку и не могла бросить ее на произвол судьбы. Из-за преклонного возраста Юджиния не отважилась пуститься в дальний путь со всей семьей на запад.

У Браниганов всегда была сильна семейная привязанность, а у Шэннон – особенно. В будущем она планировала найти своих близких; возможно, к тому времени проложат железную дорогу от побережья к побережью. Но внезапная смерть Юджинии все изменила.

В душе Шэннон теплилась слабая надежда на то, что Такер с матерью и младшими детьми еще не покинули Индепенденс. Именно это натолкнуло девушку на мысль продать дом тети Юджинии презренным янки и купить билет до Индепенденса. Кто знает, может, удастся догнать семью, прежде чем родные отправятся с обозом в Айдахо.

– Пойдем, Шэннон, что толку стоять и смотреть на могилу тети! Этим ее не вернешь.

Заливаясь слезами, Шэннон с трудом слабо улыбнулась, затем повернулась и пошла вслед за братом. Девлин прав: вряд ли Юджиния хотела, чтобы по ней так горевали. Слава Богу, брат услышал о смерти тети и прибыл как раз вовремя для помощи в похоронах. Право же, у него просто дар появляться в нужном месте в нужное время.

– Ты действительно уверен в том, что не хочешь поехать со мной, Девлин? – с надеждой в голосе спросила Шэннон. – Ведь есть возможность догнать семью.

– Все решено, Шэннон, я уже сотни раз говорил на эту тему с Таком, поэтому не пытайся влиять на меня. Желаю всего хорошего, а о себе я позабочусь сам.



Время после похорон пролетело очень быстро. Шэннон ничем не смогла удержать брата – это огорчало. Девлин порывисто обнял сестру, пожелал удачи и уехал.

Пустота образовалась в сердце девушки, которой казалось, что все кончено. Единственное, что придавало силы, – последние слова старой леди: «Когда меня не станет, устраивай свою жизнь, Шэннон, не позволяй ужасам войны и боли от потери близких сломать тебя. Ты исключительная девушка – красивая и умная. Однажды, когда меньше всего ждешь, придет любовь, и я надеюсь, ты встретишь ее с такой же самоотверженностью и храбростью, с какой осталась здесь, в Атланте, со мной».

Юджиния словно предчувствовала свою смерть. Эти слова были последними в ее жизни: той же ночью тетушка скончалась.

Повторяя, как заклинание, слова Юджинии, Шэннон собиралась в дорогу. Матери она отправила письмо на адрес ее кузена, Кигана Бранигана, который жил в Айдахо – в Бойсе. Даже если Шэннон не сможет догнать семью, родные получат письмо, когда прибудут в Айдахо.



«Дорогая мама, я еду в Айдахо! Вынуждена с прискорбием сообщить, что тетя Юджиния мирно скончалась во сне через месяц после того, как вы покинули Атланту. Завтра утром я выезжаю в Индепенденс в надежде застать вас, но если мне это не удастся, то вы сможете получить мое письмо в Бойсе.

Девлин тоже присутствовал на похоронах, и я попыталась уговорить его ехать со мной, но, как всегда, победило его упрямство.

Янки превратили Атланту в сущий ад, и я с радостью уезжаю отсюда. Не представляю, почему Девлин так упорствует. Думаю, он приедет тогда, когда мы меньше всего будем ожидать его. Скоро увидимся, мама. Обними за меня Такера и малышей. Твоя дочь Шэннон».



Индепенденс, Миссури. Июнь 1867 года.



«Мне очень жаль, леди, но семья Браниганов уехала более двух месяцев назад. Сейчас они наверняка уже проделали треть пути». Разочарование и усталость затуманили ярко-синие глаза Шэннон. Девушка тряхнула густыми каштановыми волосами, подавляя желание дать волю отчаянью.

«Нет, это еще не конец света, – подумала она и решительно распрямила узкие плечи. – Два месяца! У меня недостаточно денег для дилижанса, но если я поеду с очередным обозом, то смогу добраться до Айдахо».

– Прошу прощения, леди, – сказал владелец магазина, – но в этом году вам вряд ли удастся уехать: большинство обозов уже в пути.

Ужас исказил прекрасные черты лица Шэннон:

– Вы хотите сказать, что я останусь здесь до весны? – Она с надеждой уставилась на владельца магазина, который, похоже, знал всех и все.

– Ну... – задумчиво произнес он, почесав заросший щетиной подбородок, – возможно, вам и повезет. За городом формируется обоз для опоздавших.

– С кем я должна поговорить? – Шэннон боялась поверить в возможную удачу.

– Пусть ваш муж поговорит с Клайвом Бейли. Он – капитан обоза и его организатор, везет товар в свой магазин в Ларами. Если не найдете его, то спросите человека по имени Блейд.

«Мой муж?» – удрученно подумала Шэннон. Но прежде, чем она задала вопрос, готовый сорваться у нее с языка, раздался низкий мужской голос:

– Тут кто-то упоминал мое имя, или мне послышалось?

Загородив собой солнечный свет, в дверном проеме возникла высокая широкоплечая фигура. Великолепный торс плавно сужался к крепким мускулистым бедрам. Шэннон невольно вздрогнула, почувствовав странную угрозу, исходящую от этого мужчины. С грацией пантеры он стал медленно приближаться к девушке, его мужское достоинство так дерзко выдавалось вперед, что Шэннон почувствовала, как ее шею заливает краска.

– Эта молодая женщина интересовалась, нельзя ли присоединиться к твоему обозу, Блейд, – пояснил владелец магазина. – Думаю, вы договоритесь, – добавил он и повернулся к очередному покупателю.

Блейд обратил все свое внимание на Шэннон, и его черные глаза, казалось, пронзали девушку насквозь. «Ей где-то около двадцати, – решил он, – и она разглядывает меня не без любопытства».

Блейд отметил привлекательность Шэннон и особый цвет волос – нечто среднее между рыжими и коричневыми, отливающими золотым блеском. Ее небольшой носик слегка вздернут и покрыт крошечными веснушками; ровные белые зубки закусили полную нижнюю губу, а внешние уголки широко расставленных синих глаз слегка приподняты кверху. Блейда охватило неясное предчувствие чего-то неизбежного.

Шэннон смело встретила взгляд незнакомца. Ее глаза заметно сузились, когда она запоздало поняла, что именно отличает этого молодого мужчину от других. Он – индеец! Мало того, что он представитель расы, которую за жестокость и дикость презирают все порядочные люди, он еще был одет в потрепанный синий мундир, что являлось неслыханным оскорблением для южан. Да, весь вид мужчины, казалось, говорил о том, как он груб и опасен.

– Если вы и ваш муж хотите присоединиться к обозу, то у вас крайне мало времени для снаряжения повозки. Капитан обоза – Клайв Бейли. Со всеми вопросами обращайтесь к нему, – сказал Блейд, улыбаясь краешком рта.

Его позабавила реакция девушки, когда она поняла его происхождение. «Ничего удивительного, – подумал Блейд со свойственной ему проницательностью. – Когда носил армейскую форму и волосы немного короче, а лицо было бледное от долгих зим, никто не подозревал, что он – сиу. А сейчас волосы отросли до плеч и небрежно повязаны полоской сыромятной кожи, лицо потемнело на солнце, каждый безошибочно признает в нем «дикаря».

– У меня... нет мужа, – с некоторой запинкой произнесла Шэннон. Она не могла опомниться от вызывающей сексуальности Блейда.

«Да, индеец красив, – честно призналась себе Шэннон. – Какие у него черные, мерцающие таинственным блеском глаза. Красиво очерченные брови будто из черного бархата, чувственный рот, изогнутый в усмешке, придает лицу еще большую притягательность. Да, похоже, он отчаянно смел и знает себе цену».

– Вы не замужем? – резко спросил Блейд. – Путешествие в обозе не для одиноких женщин, разве только они едут с семьей. Сколько вам лет, мисс?..

– Браниган, Шэннон Браниган. Мне двадцать. Вполне достаточно, чтобы самой о себе позаботиться.

– Совсем не достаточно для рискованного путешествия вроде этого. Даже разговора быть не может, мисс Браниган. Возвращайтесь домой к своим родным.

Шэннон негодующе вздернула подбородок: «Как смеет индеец, как бы красив он ни был, диктовать ей условия?»

– Возможно, мистер Бейли другого мнения.

– Хотя Клайв Бейли – капитан обоза, но я все-таки проводник, без меня обоз не тронется, – категорически отрезал Блейд. – Более того, ни один другой обоз не возьмет с собой такую молодую, красивую и одинокую девушку, как вы. Полагаю, вам следует найти мужа, мисс Браниган, если хотите отправиться на запад.

Выражение смуглого лица индейца было непоколебимо и жестоко, но это не устрашило Шэннон, и она попыталась пустить в ход женские хитрости. Что поделать? Ее отчаянное положение требовало решительных мер.

– У меня нет дома, мистер... Блейд. Это ваше имя, не так ли?

Блейд кивнул:

– Среди сиу я известен как Быстрый Клинок, но почти все зовут меня Блейдом.

– Моя семья отправилась в Айдахо два месяца назад. Я осталась в Атланте, чтобы заботиться о престарелой родственнице, которая внезапно скончалась и оставила меня одну на всем свете, – Шэннон заморгала пушистыми ресницами, стараясь выдавить слезу. – Теперь вы понимаете, в каком отчаянном положении я оказалась, мне просто необходимо уехать. Если я поеду с вашим обозом, то смогу встретиться с семьей в Айдахо.

Редко какой мужчина устоит перед мольбой женщины, но к Блейду это не относится, поняла Шэннон.

– Избавьте меня от ваших слез, мисс Браниган. Красивая молодая женщина вызовет одни неприятности, большие неприятности. Мой ответ по-прежнему отрицательный. А теперь извините, я должен сделать кое-какие покупки.

Для индейца он выражался слишком изысканно, хотя наружность как нельзя более соответствовала дикарскому происхождению. Его вежливый, но решительный отказ взбесил Шэннон, и она дала волю своему ирландскому норову.

– И все же я сомневаюсь, что последнее слово за вами, мистер... э-э... Клинок, – презрительно кривя губы, заметила Шэннон. – Какой образованный человек доверит свою жизнь индейцу? Вы можете разговаривать как белый, но в сущности вы – дикарь. С какого бедняги вы сорвали этот мундир? Остается только надеяться, что его скальп остался на месте.

Блейд так и застыл на месте от такого жестокого оскорбления, а Шэннон тем временем пронеслась мимо него и, сердито взметнув юбками вокруг стройных лодыжек, выскочила из магазина.

Блейд не мог припомнить другого случая, когда бы женщина лишила его дара речи.

«Проклятая фурия», – пробормотал он, подходя к прилавку. Стоявшая неподалеку женщина отшатнулась – на ее лице были написаны отвращение и страх. После нападения и угроз со стороны индейцев редкий порядочный горожанин имел с ними дело.

Внешне Блейд никак не отреагировал на оскорбительное поведение женщины, но внутри весь кипел от ярости. Какая ирония! Ведь он доблестно сражался за равные права всех народов, а сейчас к нему относятся как к отбросам общества. Годы, проведенные среди белых, испортили его. Блейд оказался совершенно не готов к открытому выражению презрения и почувствовал угрызения совести. Еще немного, и он вовсе забыл бы о своем происхождении, о прекрасном народе, чья кровь текла в его жилах. Будучи Блейдом Страйкером – красивым, загадочным офицером, – он пользовался огромным успехом у женщин и без преувеличения мог сказать, что они липли к нему, как мухи на мед. Самые красивые леди Вашингтона искали с ним встречи. Но за одну-единственную ночь он превратился из красавца-офицера в полукровку-индейца, в презренное существо, недостойное уважения. Даже Клайв Бейли, которому требовался опытный проводник, относился к Блейду свысока.

Блейд почти месяц провел в Индепенденсе, тайно проверяя каждый обоз, который формировался за городом. До сих пор ничего подозрительного не нашлось – ни в одной из повозок не было и намека на спрятанное оружие для индейцев. Круг поиска постепенно сужался. Наконец он привел Блейда к обозу, который формировал Клайв Бейли.

Блейд считал Бейли отъявленным мерзавцем, скользким и коварным малым. Он решил во что бы то ни стало выяснить, действительно ли верны подозрения насчет Клайва Бейли. И ни одна женщина, как бы красива она ни была, не помешает ему в этом. Интуиция подсказывала, что мисс Шэннон Браниган представляет угрозу его спокойствию.



– Я разыскиваю Клайва Бейли, – сказала Шэннон.

Бейли глянул через плечо на очаровательную молодую женщину с густыми каштановыми волосами. «О да. Выглядит она потрясающе!» – решил он, жадно оглядывая ее с ног до головы.

– Я Клайв Бейли. Чем могу служить, мисс?

Шэннон наняла небольшую коляску и приехала за город, чтобы лично поговорить с капитаном обоза. К счастью, индейца поблизости не было, и она вздохнула с облегчением.

– Я – Шэннон Браниган, а вы, как я полагаю, человек, с которым следует разговаривать о том, чтобы присоединиться к обозу.

– У вас и вашего супруга уже есть фургон, миссис Браниган? – спросил Клайв с некоторой долей разочарования, если девушка несвободна.

– Я не замужем, – сказала Шэннон и вздернула подбородок. – Это имеет какое-то значение?

– Вы едете на запад одна? А где ваша семья? – Клайва потрясло желание девушки в одиночку отправиться в такое рискованное путешествие.

– Это долгая история. Скажу только, что моя семья уехала в Айдахо два месяца назад. Я хочу присоединиться к ней, а ваш обоз формируется последним в этом году.

– Но существует неписаный закон, по которому молодые женщины путешествуют только под защитой семьи или мужа. Мне очень жаль, мисс Браниган, но я не думаю...

– Пожалуйста, мистер Бейли, сделайте исключение, – умоляюще проговорила Шэннон. – Разве нет какой-нибудь семьи, с которой я могла бы отправиться в путь? Я буду работать и оплачу дорогу. У меня нет денег, чтобы останься в Индепенденсе до весны.

– Вы слишком молоды и красивы для путешествия в одиночку, мисс Браниган. Вокруг столько свободных мужчин. Поверьте, ваше присутствие в обозе не останется незамеченным. Но возможно... – Бейли помедлил, не желая упустить возможность воспользоваться обстоятельствами. Девушка представляла собой вполне зрелый плод, который он не прочь вкусить. Кто, как не он, мог по достоинству оценить прелести молодой невинной девушки?

В бледно-серых глазах Клайва зажегся похотливый огонек. Но Шэннон не заметила этого – слишком была взволнована.

– Даже речи быть не может. Для мисс Браниган в обозе нет места, – раздался голос.

Шэннон вздрогнула. Пронзительные глаза Блейда в упор смотрели на нее и заставили девушку невольно съежиться.

– Ты уже встречал мисс Браниган? – спросил Клайв, вне себя от ярости из-за того, что метис осмелился обратиться к леди.

Клайву пришлось нанять Блейда, так как многие опытные проводники уже отправились в путь, а рисковать своим грузом он не мог, нанимая кого попало. Блейда ему порекомендовали надежные люди. Дела задержали Клайва, но товар был настолько ценен, что оставаться здесь до весны нельзя. Пришлось организовать еще один, последний в этом сезоне, обоз.

– Да, мы уже познакомились, – сдержанно произнес Блейд, кивком головы приветствуя Шэннон, – и я не хочу, чтобы она своим присутствием взбудоражила весь обоз.

– Кажется, ты забыл, что работаешь на меня, – резко бросил Клайв, – я всегда смогу найти тебе замену.

Блейд едва сдержался. Приказ из Вашингтона обязывал его проследить за деятельностью Клайва Бейли, и единственный способ сделать это – остаться проводником его обоза. Однако стоило указать девушке на опасности, которые подстерегали ее в пути. Ведь для такой красавицы путешествие может быть рискованным вдвойне.

– Кто защитит ее, когда все прохвосты обоза начнут за ней увиваться?

– Я сама о себе позабочусь! – отрезала Шэннон, злясь на то, что мужчины решают ее судьбу, даже не пытаясь прислушиваться к ее доводам.

– Ни черта у вас не выйдет! – взорвался Блейд, теряя терпение. Потом опомнился и немного умерил свой пыл. – Послушайте, мисс Браниган, я не имею ничего против вас лично, я просто не хочу, чтобы вы пострадали.

– Странно слышать это от дикаря, – фыркнула Шэннон, тряхнув гривой каштановых волос.

Клайв разразился смехом, в восторге от слов девушки. Если бы этот полукровка не был силен как бык, Клайв отважился бы поставить его на место.

– Леди сумеет за себя постоять, Блейд, видишь, какой у нее острый язычок. Я позабочусь о том, чтобы никто не причинил ей вреда. «И между делом уложу ее в постель», – мысленно добавил он.

Блейд поджал губы, видя самодовольное выражение лица Шэннон. Ему не нравилось, как все оборачивалось, но изменить что-либо он уже не мог.

Странный блеск в глазах Бейли красноречиво свидетельствовал о его планах насчет девушки. А Шэннон Браниган ничего не подозревала! Блейду оставалось только найти способ предотвратить выполнение нечистоплотного замысла капитана обоза и проследить за тем, чтобы девушка добралась до своих родных в целости и сохранности. Но почему это его так волнует?

– Хорошо. Это – ваше решение, – наконец согласился Блейд.

То, с какой неохотой индеец согласился, поколебало уверенность Шэннон в правильности своего поступка. Она прекрасно осознавала все «прелести» путешествия без надежного защитника, но девушке очень хотелось добраться до своей семьи. Такер прав, когда говорит, что она слишком упряма и иногда действует себе во вред.

– Но я настаиваю на том, что сам подыщу место в обозе для мисс Браниган, – добавил Блейд.

– Займись этим, – приказным тоном произнес Клайв, отсылая Блейда прочь небрежным взмахом руки.

Как Шэннон ни старалась, она не могла отвести взгляд от удаляющейся фигуры Блейда. Его походка завораживала своей грациозностью. Мускулистые ноги, обутые в мокасины, бесшумно ступали по пыльной земле; обтянутые штанами из оленьей кожи крепкие ягодицы плавно покачивались в такт шагам. Ненавистный синий мундир не мог скрыть великолепный торс. И воображение Шэннон повело ее еще дальше. Неожиданно для себя она представила гладкую бронзовую кожу его плеч под кончиками своих пальцев. К счастью, Клайв Бейли прервал ее опасные мысли.

– Мисс Браниган... Шэннон. Можно мне называть вас по имени? – Она кивнула, и Клайв вкрадчиво продолжил: – Хотелось бы предупредить вас насчет метиса. Его мне порекомендовали, но вы заметили – дикарских наклонностей он не утратил. Вряд ли стоит доверять ему. Я настоятельно советую держаться от метиса подальше. Образованные и воспитанные молодые леди не должны иметь ничего общего с индейцами.

– Я ценю вашу заботу, мистер Бейли, и уверяю, что не собираюсь близко подпускать к себе кого бы то ни было, особенно такого, как Блейд.

Шэннон думала, что Блейд – чистокровный индеец, и испытала некоторое облегчение, узнав, что он – метис.

– Прекрасно, Шэннон, и, пожалуйста, зови меня Клайвом. Увидишь, твое путешествие пройдет великолепно, – убежденно произнес он. «Особенно для меня», – добавил Бейли про себя.

Оставить заявку на описание
?
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить