Босоногая принцесса Босоногая принцесса Если бы циничному светскому льву Джермину Эдмондсону, маркизу Нортклифу, сказали, что однажды его похитят ради выкупа, он бы просто рассмеялся. Если бы ему разъяснили, что похитителем окажется прелестная принцесса крошечного пиренейского королевства, он счел бы эту шутку неудачной. Но... какие уж тут шутки! Джермин действительно находится в плену, а похитительница, принцесса Эми, всерьез вообразившая себя \"благородной разбойницей\", требует за его освобождение кругленькую сумму. Единственный путь Джермина к спасению - очаровать и даже соблазнить Эми. Но сделать это будет нелегко... АСТ 978-5-17-052843-1
114 руб.
Russian
Каталог товаров

Босоногая принцесса

  • Автор: Кристина Додд
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Шарм
  • Год выпуска: 2008
  • Кол. страниц: 314
  • ISBN: 978-5-17-052843-1
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Если бы циничному светскому льву Джермину Эдмондсону, маркизу Нортклифу, сказали, что однажды его похитят ради выкупа, он бы просто рассмеялся. Если бы ему разъяснили, что похитителем окажется прелестная принцесса крошечного пиренейского королевства, он счел бы эту шутку неудачной. Но... какие уж тут шутки! Джермин действительно находится в плену, а похитительница, принцесса Эми, всерьез вообразившая себя "благородной разбойницей", требует за его освобождение кругленькую сумму. Единственный путь Джермина к спасению - очаровать и даже соблазнить Эми. Но сделать это будет нелегко...
Отрывок из книги «Босоногая принцесса»
Пролог

Давным-давно, много лет назад, в маленьком королевстве Бомонтань в Пиренеях жила юная принцесса, которая решила, что, когда вырастет, она будет сражаться с драконами. И как две старшие сестры ни убеждали ее, что с драконами сражаются только принцы, она и слышать об этом не хотела. Принцесса Эми была не похожа на других девочек. Ей нравилось носиться с криками по полям или играть с палкой как с мечом и сражаться с рыцарскими латами, которые висели вдоль мраморных стен замка, или лазить по вековым дубам, отчего ее прелестные шелковые платья были часто разорваны в клочья.

К сожалению, единственным драконом, существовавшим на самом деле, была ее бабушка – властная женщина, у которой были свои представления о том, как следует себя вести принцессам. И хотя Эми отчаянно сопротивлялась, в результате она либо поступала так, как требовала бабушка… либо кто-то из слуг перекидывал ее – вопящую и дрыгающую ногами – через плечо и уносил. Сестры в это время обливались слезами, а их отец, король, наблюдал за всем этим с явным беспокойством.

Эми ненавидела свою бабушку-дракона и, лежа по ночам в украшенной кружевами и оборками кровати, молилась о том, чтобы бабушка умерла. Эми знала, что это нехорошо, но ей было все равно. Она ненавидела бабушку. Ненавидела, ненавидела, ненавидела.

Но однажды отец отослал маленькую принцессу. Больше не было ни развевающихся по ветру флажков, с которыми Эми маршировала по саду, ни длинных перил, по которым она частенько съезжала вниз, ни чудесных пони, ни нянь, ни игр. Эми знала, что на самом деле ее отослал не папочка. Виновата была, как всегда, злая бабушка. Это она отправила Эми и ее сестру Кларису не куда-нибудь, а в холодную, унылую Англию якобы для их же безопасности. Их определили в пансион, где никому не было дела до того, что Эми сражается с драконами или ведет себя не так, как подобает принцессе.

А потом пришла самая ужасная на свете весть. Папочку убили на войне, и Эми решила, что в этом виновата она. Ее злая молитва каким-то образом обошла бабушку и отняла жизнь у папочки. И она сказала себе, что эту несправедливость надо как-то исправить.

Это был год, когда Эми исполнилось девять лет. В этот год она перестала сражаться с воображаемыми драконами и начала воевать с настоящими.
Глава 1

Девон, Англия

1810 год

Если бы Джермин Эдмондсон, маркиз Нортклиф, знал, что его собираются похитить, он не отправился бы на прогулку.

А может быть, и отправился бы. Его жизнь была скучна, и ему так не хватало впечатлений!

Серый туман расстилался над покрытыми пенными барашками зелеными волнами океана и скрывал очертания острова Саммервинд. Далеко внизу под его ногами волны с грохотом разбивались о скалы. Ветер растрепал волосы Джермина и отвернул полы его незастегнутого плаща, так что они стали похожи на крылья черной морской птицы. Соленые брызги щекотали ноздри и оседали мелкими капельками на его лице. Все в этом заброшенном уголке Девона было диким, свежим и свободным – кроме него.

Он был лишен свободы. И ему было тоскливо и скучно.

Он с отвращением отвернулся от этих скал и надоевших грохочущих волн и захромал в сторону сада, где с наступлением весны из голой земли начали пробиваться первые зеленые листочки крокусов.

Но созерцание пробуждающейся после долгой зимы природы тоже не доставляло ему удовольствия. В его поместье ничто не могло бы заинтересовать такого человека, как он. Лишь деревенские балы оживляли вечера. Было весело наблюдать за краснолицыми помещиками, за хихикающими барышнями-дебютантками и их расчетливыми мамашами, вышедшими на охоту за титулами для своих дочерей.

По правде говоря, Джермин уже решил, что пришло время жениться. На самом деле он даже попросил дядю Харрисона представить ему список дебютанток и посоветовать приличную невесту. Однако он твердо знал, что ни за что не выберет себе в жены сентиментальную девицу, которая считает счастьем прогулку по сельской аллее.

Поскольку сейчас у него не было возможности ездить верхом или ходить под парусом – два месяца назад его карета перевернулась, и он сильно пострадал, – время тянулось бесконечно медленно. Ему оставались лишь долгие прогулки на свежем воздухе. И чтение.

Он взглянул на книгу, что была у него в руках. Боже мой, как же ему надоело чтение! Он уже начал читать по-латыни, чем не занимался без малого тринадцать лет. С тех пор как умер его отец. С тех пор как он навсегда отсюда уехал.

Зачем только он вернулся!

Это гордость заставила его сбежать из Лондона. Ему было ненавистно, что он стал инвалидом, и еще более ненавистно, что он оказался в центре внимания, пока выздоравливал. Когда дядя Харрисон предложил ему выбрать Саммервинд-Эбби в качестве временного пристанища, Джермин решил, что это неплохая идея. Теперь он так не считал.

В беседке он сел в плетеное кресло и потер свое несчастное бедро. Он сломал ногу, когда перевернулась карета. Деревенский лекарь, которого он позвал два дня назад, сказал:

– Лучшее лекарство – это время и прогулки. Гуляйте до тех пор, пока не устанет ваша нога, но не переусердствуйте. Гуляйте по ровному месту, где безопасно. Если вы поскользнетесь и опять повредите заживающую кость, то станете калекой навсегда.

Джермин прогнал лекаря. Только накануне его визита он спускался к пляжу по крутой тропинке в скалах и, конечно, упал. Ноги были такими слабыми, что он с трудом встал и еле доковылял до дома. Из-за сильной боли он и решил позвать лекаря, но ему не понравилось предписание гулять лишь по веранде, словно он старик или ребенок.

Открыв книгу, он погрузился в чтение романа «История Тома Джонса, найденыша» Филдинга, действие которого относилось к тем временам, когда Англия была теплой и зеленой страной, а молодость – радостью.

Сам того не заметив, он увлекся веселыми приключениями героя и вздрогнул, услышав чей-то голос:

– Милорд?

У входа в беседку стояла служанка со стаканом на подносе. Он кивнул, и она приблизилась к нему, протягивая поднос.

Он обратил внимание на три вещи. Первое – он никогда раньше не видел этой служанки. Затем – на ней было довольно поношенное голубое платье, но висевший на шее серебряный крестик был явно не дешевым. И наконец, в ее взгляде не было того почтения, с каким к нему обычно обращались слуги.

Он не сразу придал всему этому значение. Однако Джермин отметил гладкую белую кожу девушки, столь отличавшуюся от здорового румянца местных крестьянок. Ее глаза необычного зеленого цвета напоминали море перед приближающимся штормом. Темные волосы перевязаны лентой. Ей было на вид не более двадцати лет, и она была такая хорошенькая, что ему показалось странным, что ни один местный фермер еще не сделал ее своей женой.

Впрочем, отметил он, выражение ее лица было почти суровым. Возможно, этим объяснялось, что она до сих пор не замужем.

Не дожидаясь разрешения заговорить, она произнесла:

– Милорд, вы должны это выпить. Я специально пришла, чтобы принести вам это.

– Я не приказывал, чтобы вы мне это принесли. – Он не знал, рассердиться ему или рассмеяться.

– Это вино.

Смелая девушка, подумал он. Не похожа на вышколенных слуг поместья. Она явно новенькая. Возможно, боится, что дворецкий отругает ее за то, что он не взял стакан.

– Хорошо, я выпью.

Он взял стакан, а она все не отрывала от него взгляда, будто ждала, что он отопьет глоток. Тогда он сказал властным тоном:

– Все. Ты можешь идти.

Она вздрогнула, словно забыла о его присутствии или о том, что он лорд, которого следует бояться и которому надо повиноваться. Она сделала грациозный реверанс и попятилась назад, все еще глядя на стакан. Джермин откашлялся.

Она посмотрела на него, и в ее взгляде он прочел презрение. Потом, тряхнув головой, она быстро побежала через сад.

Она почему-то направлялась не к дому, а в сторону берега и при этом шла таким уверенным шагом, как будто была здесь хозяйкой. Придется поговорить о ней с дворецким, подумал Джермин. Следует научить ее заниматься своими делами и обращаться к своему господину с должным уважением.

Когда девушка скрылась из виду, Джермин сделал большой глоток, но тут же начал плеваться, так как жидкость в стакане была странного вкуса. Если это вино, то до чего горькое! Интересно, сколько времени оно пролежало в его подвалах?

По-видимому, дворецкий в его отсутствие пренебрегал своими прямыми обязанностями: нанимал дерзких служанок и наливал негодное вино. Решив, что непременно поговорит с ним, Джермин вернулся к чтению «Тома Джонса».

Но тут что-то случилось с его глазами: буквы почему-то сливались.

Джермин поморгал. Ах, вот в чем дело! Солнце уже стало садиться, и над землей поднимается туман. Этот туман уже надоел ему во время бесконечной девонской зимы.

Как странно, что его детские воспоминания о Девоне были совершенно другими. Он помнил длинные солнечные дни, частые прогулки в компании своего отца или с приехавшими погостить друзьями. Помнил он и штормы с завыванием ветра и грохотом волн. Помнил запах весенних цветов и свежескошенной травы, когда кубарем катился вниз с горы.

Джермин тряхнул головой. Все это воспоминания давно прошедшего детства.

Горькое вино вызвало жажду, и он, пусть и неохотно, сделал еще пару глотков. Вкус был тошнотворный, и он с отвращением выплеснул остатки напитка в кусты рододендрона, высаженного вокруг беседки.

Его неожиданно прошиб пот. Может, это волна весеннего тепла пронеслась по саду? Он достал из кармана носовой платок и вытер лицо, а потом сбросил прямо на пол беседки плащ.

Опустив взгляд на книгу, он обнаружил, что буквы будто скачут. «Наверное, день угасает слишком быстро, иначе слова не вели бы себя так странно», – подумал он.

Он хотел захлопнуть книгу, но она выскользнула из его внезапно одеревеневших пальцев. Язык во рту тоже словно одеревенел. Он поднял голову, чтобы посмотреть, что делается в саду, но туман застилал ему глаза.

Может, это все от вина?

Вино…

Его вдруг осенила неожиданная догадка. Он с трудом встал. Его качало.

«Вино было отравлено».

Он умирает.

Когда у его кареты отлетело колесо, экипаж перевернулся, а он упал в канаву на дороге между Лондоном и Брайтоном, он подумал о том, что он умрет. Но это… это было нечто более… более… коварное.

Пол под его ногами заходил ходуном. Он упал, почувствовав острую боль в сломанной ноге.

– Помогите! – попытался крикнуть он и услышал голоса и топот бегущих людей.

Ему сейчас помогут.

Высоко над собой он услышал грубый мужской голос с девонским акцентом:

– Сработало, мисс Розабел. Все в порядке.

Джермин с трудом разлепил веки. На уровне его глаз была пара огромных поношенных сапог. Потом его взгляд миновал ноги, кожаный пояс и остановился – совсем высоко – на туповатом лице. Над ним стоял настоящий бегемот – гигант с огромными руками и серьезным выражением глаз.

«Это не помощь. Это опасность. Что надо этому великану?»

Потом Джермин увидел рядом с мужчиной девушку. Хорошенькую девушку с зелеными глазами, которые, как ему показалось, прожгли его до самой глубины души. На ней было рваное голубое платье. Он уже где-то видел эту девушку.

– Он смотрит на нас, – прогремел голос великана. – Почему он не вырубился?

– Наверное, не выпил все до конца, – ответила девушка. – Ничего. И так сойдет. Надо поскорее убираться отсюда, пока кто-нибудь его не хватился.

«Эта девушка – служанка, которая принесла мне питье. Она обманула меня. Она меня отравила».

Девушка вытащила нож с таким блестящим и острым лезвием, что он не мог оторвать от него взгляда.

«Сейчас она меня убьет».

Джермин хотел оттолкнуть нож, но он не мог пошевелить отяжелевшей рукой. Ему захотелось закричать, но голос его не слушался.

Девушка достала из-за корсажа обрывок белой бумаги, положила его на стол и сильным и быстрым движением пригвоздила его ножом к поверхности стола.

Мужчина вытащил откуда-то белый саван из парусины.

Эти люди, эти убийцы что-то говорили, но он уже ничего не понимал. Его сердце стало биться все слабее, кровь застывала в жилах.

Приближается смерть.

Он в последний раз закрыл глаза.

Его убили в собственном саду.

Оставить заявку на описание
?
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить