Дурная слава Дурная слава \"Ангел лицом и дьяволенок нравом\", - говорили о Марджори де Варенн с детских лет. И как же нелегко найти для этой красавицы подходящего супруга среди надменных норманнских аристократов, полагающих, что женщина должна быть лишь украшением пиров и турниров, которые устраивает ее супруг! Однако Марджори сама отлично знает, с кем намерена связать свою судьбу. Конечно, с мужественным рыцарем Гаем де Бошаном, знаменитым воином и не менее известным обольстителем! Свадьба должна вот-вот состояться. Но коварные происки опекунов девушки грозят навеки разбить счастье влюбленных... АСТ 978-5-17-047215-4
110 руб.
Russian
Каталог товаров

Дурная слава

  • Автор: Вирджиния Хенли
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Шарм
  • Год выпуска: 2007
  • Кол. страниц: 317
  • ISBN: 978-5-17-047215-4
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
"Ангел лицом и дьяволенок нравом", - говорили о Марджори де Варенн с детских лет. И как же нелегко найти для этой красавицы подходящего супруга среди надменных норманнских аристократов, полагающих, что женщина должна быть лишь украшением пиров и турниров, которые устраивает ее супруг! Однако Марджори сама отлично знает, с кем намерена связать свою судьбу. Конечно, с мужественным рыцарем Гаем де Бошаном, знаменитым воином и не менее известным обольстителем! Свадьба должна вот-вот состояться. Но коварные происки опекунов девушки грозят навеки разбить счастье влюбленных...
Отрывок из книги «Дурная слава»
Пролог

Марджори де Варенн сидела на скамье в первом ряду величественного собора в Честере и смотрела, как ее брат Линкс де Варенн венчался с женщиной, которую любил больше всего на свете. Джейн Лесли, очаровательная рыжеволосая дочь управляющего замком Дамфрис, была обручена с братом Марджори год назад, с того самого времени, когда он именем короля Эдуарда Плантагенета занял этот шотландский замок.

Джейн уже родила ему сына – воплощение самых сердечных устремлений Линкса, но согласилась выйти за него замуж лишь после того, как Линкс выздоровел после тяжелого ранения при Ирвине, ибо рана могла оказаться смертельной.

Заботливый уход и любящие руки Джейн вернули Линкса к жизни. И вот теперь, когда он был готов к новым битвам, он, наконец, женился на Джейн, чтобы иметь возможность произнести клятву в вечной любви женщине, которую боготворил.

Трепещущее пламя длинных свечей на алтаре завораживало. Внезапно Марджори испытала острый приступ паники. Ей вспомнились другие свечи, которые горели много лет назад на другой свадьбе.

Как странно, что прошедшие годы принесли ее брату немыслимое счастье и процветание, тогда как ее собственная судьба превратилась в груду обломков!

«Ах, если бы я тогда поступила иначе…»
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ДЖОРИ
Глава 1

– Неужели, правда? Ты… ты потеряла девственность? – В широко распахнутых зеленых глазах Марджори де Варенн сверкала смесь возбужденного любопытства и ужаса. Она распахнула дверь спальни и помогла принцессе Джоанне Плантагенет снять накидку с капюшоном.

Джоанна обернулась и с веселым удивлением посмотрела на свою юную подругу. Потом громко расхохоталась.

– Джори, твоя наивность просто поражает. Я потеряла невинность больше двух лет назад. Мне тогда было шестнадцать.

Джори явно была потрясена.

– Когда ты клялась, что дашь себе волю перед свадьбой, я решила, что последним актом неповиновения будет тайный любовник на одну ночь… и…

– Ты думала, сегодня вечером я в первый раз пойду с мужчиной до конца, чтобы тоже познать чувственные радости? Джори, какая благословенная наивность! Разумеется, я всегда была осторожна и, уж конечно, не позволяла себе вольностей, когда отец был здесь, в Виндзоре, тем не менее, радости плоти мне знакомы. Чем я, по-твоему, занималась на тайных свиданиях?

Джори расстегивала принцессе платье. Ее воображение не смело идти дальше тех отчаянных эскапад, на которые она сама решалась в своих отношениях с противоположным полом.

– Ну… отчаянно флиртовала… Может быть, позволила ему себя поцеловать…

Джоанна сбросила туфельки, повалилась спиной на шелковое покрывало и потянулась с чувственной грацией.

– О Господи! Неужели это все, что тебе довелось испытать в обществе представителей мужского пола? А я-то считала, что подаю тебе достойный пример! Хлопать ресницами, качать золотистыми локонами – это, конечно, хорошо, но игра в соблазн на самом деле куда острее. «Губы мужчине – не только молиться, а его член – не только мочиться».

– Тебе нужна сегодня ванна? – Джори говорила шепотом: слова Джоанны породили в ее воображении живописные картины плотских грехов.

– Ну, разумеется, нужна. – Принцесса села, уголки ее губ приподнялись в удовлетворенной усмешке. – Но до утра я не стану смывать его мужской дух и молочную сущность его вожделения. Это была моя последняя ночь и мой последний каприз. Завтра мой древний жених прибывает в Виндзор.

– Гилберт де Клэр, граф Глостер. Первый из знатных людей Англии. Твой отец хочет оказать тебе честь, Джоанна.

– Выдав замуж за человека на тридцать лет старше меня? Ну, нет! Король думает лишь о том, чтобы почтить Глостера, своего лучшего военачальника, у которого больше воинов, чем у любого другого графа. В мире Эдуарда Плантагенета женщина почти ничего не значит. Она может служить только наградой, как замок или титул. Даже если эта женщина – дочь короля. – Джоанна говорила с обдуманной горечью. – Мать тоже оказалась глуха к моим просьбам. Королева всегда была больше женой, чем матерью. Она боготворит его и ни за что не посмеет возразить.

Принцесса Джоанна, темноволосая красавица с огромными черными, как ягоды терновника, глазами, дочь короля Эдуарда Плантагенета, уже несколько месяцев сопротивлялась планам отца выдать ее за стареющего графа Глостера. Ни яростные протесты, ни категорические отказы, ни мелодраматические угрозы лишить себя жизни не дали ровным счетом ничего. Отец оставался непоколебим. Он всегда был непоколебим. Не только в вопросе брака дочери, но и во всех остальных жизненных перипетиях. Если Эдуард Плантагенет принимал решение, оно было окончательным.

– Я могу обвести вокруг пальца любого мужчину, любого… кроме отца.

– Потому что ты его боишься, – промурлыкала Джори.

– О да. Признаю. Ты бы видела, в какое бешенство он пришел, когда я стала возражать и заявила, что Гилберт де Клэр – старик. «Старик? – завопил отец. – Да он на пять лет моложе меня! Гилберту нужен наследник. Твой сын унаследует все земли и замки Глостеров в Англии и в Уэльсе. И еще, древность рода де Клэров делает его одним из немногих, кто может претендовать на родство с Плантагенетами». А когда я сказала, что Гилберт слишком стар, чтобы я могла от него родить сына, он меня едва не ударил. «Видит Бог! Мне далеко за пятьдесят, а я и сейчас способен стать отцом!» – ревел он.

Джори присела на кровать рядом с принцессой.

– Мне так тебя жаль, Джоанна. Я бы всем сердцем хотела, чтобы ты выбрала мужа по душе. Молодого. И чтобы ты его любила. – Джори запнулась. – Как его зовут?

Джоанна несколько мгновений с недоумением смотрела на подругу.

– Ты имеешь в виду сегодняшнего? Генри… Годфри… или Хэмфри? Как-то так. Не помню. И, разумеется, я в него не влюблена.

Джори потрясенно спросила:

– Не помнишь?

– В Виндзоре полно аристократов и их сыновей. Все собрались на королевскую свадьбу. А она состоится всего через пять дней. Таких коротких пять дней. Вчера, Когда мы стояли на Круглой башне и смотрели, как шеренги всадников въезжают во двор, я выбрала экземпляр помоложе и повыше ростом. Раз уж мне пришлось капитулировать и согласиться на брак с Глостером, должна же я получить награду?

У Джори проснулось чувство юмора.

– Тебя послушать, это и правда была награда.

– Завтра мы снова пойдем. На этот раз будет твоя очередь. Может быть, тебе кто-нибудь тоже понравится. Твой дядя, Джон де Варенн, и твой брат Линкс скоро займутся твоим браком. Тебя никто не спросит. Так что, пока есть время, можешь развлечься с каким-нибудь горячим молодцом, от которого у тебя закипит кровь. Все равно потом заставят покориться и стать примерной женой.

– Дядя Джон и Линкс ни за что не сделают меня несчастной. Я верчу ими, как хочу. Они исполняют любой мой каприз. Ведь два года назад они разрешили Мне стать твоей придворной дамой здесь, в Виндзоре.

– Это случилось через год после женитьбы твоего старшего брата на Сильвии Байгод, фрейлине королевы. Дочь маршала Англии, конечно, недурна, но ей далеко до твоей утонченной красоты, Джори. Должно быть, ее смущала мысль, что в замке де Вареннов, великолепном Хедингеме, будут жить и соперничать за мужское внимание сразу две красивые женщины. Сильвия не любит конкуренции, и, когда тебе исполнилось шестнадцать, она, вероятно, решила от тебя избавиться.

Джори затихла. Джоанна тем временем полностью разделась и, голая, нырнула под одеяло. Джори, внешне очень веселая и яркая девушка, всегда стеснялась своей ранимости и старалась скрыть ее как можно глубже. Своих родителей она не помнила, и у нее никогда не было своего дома. Мать Джори умерла родами, и в сердце девушки навсегда поселилось чувство вины. А через несколько месяцев ее отец, Линкольн де Варенн, погиб в битве, но успел принести победу Эдуарду Плантагенету.

Старший брат Джори унаследовал замки и земли отца в Эссексе. Детей, до совершеннолетия Линкса, взяли в семью отцова брата, Джона де Варенна, графа Суррея. Дядя и брат баловали Джори и были очень снисходительными опекунами, она всегда чувствовала, что ее любят, тем не менее, девочка ощущала себя обузой, грузом, который непрошено лег на их плечи. Страх быть отвергнутой лишь увеличивал ее неуверенность.

«Неужели Сильвия избавилась от меня, отправив фрейлиной к принцессе Джоанне?»

Джори подобрала брошенное платье, повесила его в шкаф и медленно направилась к двери в ее собственную, смежную, комнату.

– Спокойной ночи, ваше высочество.

Джоанна села на кровати.

– Ну-ка вернись! И не смей так официально со мной разговаривать! При дворе несколько дюжин знатных леди, которые кланяются, шаркают ножкой и называют меня высочеством, но у меня есть лишь одна настоящая подруга.

Джори повернулась и медленно пошла назад.

– Никогда не думала, что Сильвия хотела от меня избавиться, – задумчиво проговорила она.

– Джори, ничего она не хотела, хотя, конечно, должна была хотеть, если бы у нее были мозги. Я сама потребовала тебя, потому что пожелала иметь веселую и жизнерадостную подругу, чей ум и грация могли бы затмить всех прочих придворных дам. А если уж говорить всю правду, то я выбрала тебя еще и за светлую красоту. Твои сияющие серебристо-золотистые волосы и бледно-зеленые глаза составляют великолепный контраст знойным краскам моей внешности, доставшимся мне от кастильских предков матери.

Слова Джоанны развеяли сомнения девушки, вернули ей уверенность, Джори улыбнулась:

– Да, действительно, вместе мы притягиваем все взгляды.

– Не спорю. Мужчины разевают рты, а женщины чахнут от зависти. Знаешь, Джори, видит Бог, когда ты потеряешь, наконец, невинность, то будешь излучать такую чувственность, что никто не устоит. – Джоанна вздохнула. – Сегодня ты выглядишь настоящим ангелом, словно бы никогда в жизни не видела обнаженного мужчины.

– Я и не видела! Где бы я, по-твоему, могла видеть обнаженных мужчин?

– Шутишь? Я тайком пробралась в баню, когда мне было всего двенадцать лет. А у тебя была возможность в прошлом году, когда мы ездили в Эссекс, во владения Брюса, когда Брюс передавал старшему сыну графство Каррик. Все пятеро братьев Брюс каждый день нагишом купались в реке.

Леди Марджори Брюс была тезкой и крестной матерью Джори.

– Братья Брюс – грубые молодцы. Их земли соседствуют с нашими, потому я их знаю всю мою жизнь. Роберт Брюс ужасно вредный, он беспощадно пугал меня своим хорьком и обещал скинуть, в воду. Так что я держалась подальше от реки.

– О! Могу спорить, его хорек был премиленьким и очень пушистым.

Джори захихикала.

– Я упустила шанс проверить.

– Вот ты и развеселилась. А сейчас иди спать и не буди меня до девяти.

Принцесса Джоанна с нетерпением ждала окончания последней примерки свадебного платья. Ее окружал целый рой портних королевы и собственных фрейлин. Подгонка свадебного наряда синих с золотом цветов Плантагенетов была в разгаре.

– Я просто лопну, если вы сейчас же меня не отпустите! Снимите с меня эту дрянь!

Одна отчаянная особа бесстрашно возразила:

– Надо еще…

Джори увидела на лице Джоанны признаки бешенства, которые всегда предшествовали взрыву королевского темперамента, и поспешила сгладить конфликт:

– Платье безупречно. Даже вы, мадам, не в состоянии усовершенствовать совершенство. – Она помогла Джоанне высвободиться из бесконечных ярдов шуршащей голубой парчи, затканной сверкающими золотыми нитями, и передала платье старшей швее.

Через полчаса подруги уже стояли на Круглой башне и, прикрыв глаза от ярких осенних лучей, наблюдали, как молодые аристократы въезжают в сопровождении своих свит в ворота замка и, гарцуя, следуют во внутренний двор.

– Вон, смотри! – вскрикнула Джоанна и указала пальцем на кавалькаду. – Я узнаю шевроны де Клэра. – Она внимательно разглядывала всадников, пытаясь отыскать своего будущего мужа в колонне под знаменами с гербом де Клэра. Ее взгляд остановился на рыцаре во главе колонны. Ребенком она видела де Клэра, но тогда не обращала на него внимания. – Самый знатный вельможа в королевстве одет как простой солдат.

Джори посмотрела туда, куда указывала подруга. Всадник снял шлем, но был так далеко, что она не сумела разглядеть, действительно ли он такой старый.

– Ха! Гилберт Рыжий превратился в Гилберта Седовласого! Интересно, бешеный темперамент, какой приписывают рыжим, тоже угас? – Джоанна с триумфом посмотрела на спутницу. – Я без труда заморочу ему голову, он через день будет есть у меня с ладони, как комнатная собачка.

Но Джори не услышала ни слова из самонадеянной речи подруги. Ее глаза были устремлены на величественную фигуру всадника на вороном жеребце, в черных же латах и шлеме с плюмажем. Рядом бежал огромный черный пес. Свита всадника была не столь многочисленна, как у других дворян, но все расступились, когда во внутренний двор замка въехал этот поражающий воображение рыцарь. Даже с такого расстояния можно было оценить исходящую от него властную силу. У Джори вдруг подкосились ноги. Чтобы не упасть, она ухватилась за парапет.

«Кто он?»

Она перевела взгляд на его штандарт. Там красовался золотой медведь на черном поле. Однако мысли ее пришли в такое смятение, что она не узнала герб. Джори не могла отвести глаз от незнакомца, словно ее терзала жажда, а вид этого всадника мог эту жажду утолить. Сердце ее бешено колотилось. Черный рыцарь направил лошадь к Гилберту де Клэру. Сопровождавшие графа дворяне расступились. Джори не поняла – от страха или из уважения. От этой мысли ее пронзила дрожь, а во рту пересохло. Она лихорадочно облизала губы. Мужчины о чем-то поговорили, расхохотались. Девушка поняла, что они хорошо знакомы.

– Де Клэр ехал, по крайней мере, три дня. Теперь он несколько часов будет отмываться и переодеваться. Я не увижу свою комнатную собачку до завтрашнего банкета. Значит, пока я совершенно свободна, – жизнерадостно заключила Джоанна.

А у Джори разыгралось воображение. Она пыталась представить, как черный рыцарь, абсолютно нагой, входит в ванну с исходящей паром водой. Перед ее глазами возник довольно смутный портрет, а ей страшно хотелось разглядеть все подробности.

Джоанна думала лишь о том, чтобы вырваться на свободу.

– Думаю, мне сейчас поможет скачка в Виндзорском лесу… Может, взять с собой сокола… Ты со мной?

– Любая из твоих дам с восторгом составит тебе компанию. Когда ты так открыто предпочитаешь мое общество, они чувствуют себя заброшенными. – Джори пыталась найти повод и нашла-таки. – Я останусь ждать приезда Линкса.

– К дьяволу эти семейные обязанности! Держи ушки на макушке и не пропусти какого-нибудь молодого лорда, который сумеет тебя развлечь.

Джоанна удалилась. На лице Джори появилась удовлетворенная улыбка. Она многому научилась у королевской дочери, и не последним было умение хитрить, манипулировать людьми, льстить, а в результате поступать по-своему. Она ухватилась за зубчатую стену и посмотрела вниз. И вовремя. Ей как раз удалось поймать миг, когда рыцарь в черных доспехах сделал мощный взмах ногой, одним легким движением спрыгнул со своего жеребца, сохранив при этом безупречную осанку и гордую посадку головы. И исчез из виду.

Джори вернулась во внушительные верхние покои – резиденцию принцессы Джоанны и ее фрейлин. Окинув служанок оценивающим взглядом, Джори выбрала одну и позвала ее к себе в спальню.

– Дора, ты примерно моего роста. Хочешь получить платье, которое сейчас на мне?

– О, миледи, это же парча! Неужели вы изволите его подарить?

– В том-то и дело. Мне нужно вот это твое серое платье. Поменяемся?

– Совсем моим удовольствием, леди Марджори. У меня их с полдюжины.

Джори быстро расстегнула платье, а Дора тем временем поспешно снимала свое. Застегнув пуговицы на спине служанки, Джори сказала:

– Иди и посмотри в зеркало, как тебе идет. – Повесила серое платье в шкаф, надела другое, схватила нижнюю юбку Джоанны, свернула ее вместе со своей, которую тоже пора было постирать, и отправилась в прачечную замка – мрачное помещение под кухнями, где несколько дюжин прачек весь день напролет трудились над горами грязной одежды и белья. Кипящая вода, мыло, крахмал, щелок наградили этих женщин распухшими красными руками – верным признаком их ремесла. В прачечных были сушильни, гладильни и кладовые для хранения чистого белья.

Старшая прачка поклонилась, а ее молодые помощницы разинули рты над своими стиральными досками.

– Чем могу служить, миледи?

Джори улыбнулась обезоруживающей улыбкой сразу всем женщинам.

– Вы так добросовестно все исполняете. Я пришла, чтобы поблагодарить каждую из вас. За стирку личных вещей принцессы Джоанны отвечает Мод Клиффорд, но у меня есть подозрение, что она поручает это одной из вас.

– У Мэри самые нежные руки, – подтвердила прачка. Джори уронила нижние юбки в корыто Мэри и благодарно улыбнулась.

– Мне бы хотелось все здесь осмотреть. У вас так много работы! Пожалуйста, проводите меня по всему помещению.

Старшая прачка проглотила наживку и махнула Мэри, чтобы та услужила фрейлине принцессы. Джори не стала терять времени и сразу направилась в гладильню, где хранилась полотняная одежда всех слуг замка. Прогуливаясь между стеллажей, она высматривала нужные ей вещи. Наконец Джори увидела на полке стопку белых чепцов и заявила:

– Мне всегда было интересно, что надевают банщицы, когда парят благородных гостей Виндзора в бане? Они же вымокнут с головы до ног!

– Я покажу вам, миледи. – Мэри провела девушку по другому проходу. – Банщицы надевают эти полотняные рубашки. Они быстро сохнут.

Джори пощупала ткань.

– Удивительно… Я возьму одну. – И она понизила голос до конфиденциального шепота: – Когда принцесса Джоанна выйдет замуж, она сначала переедет в великолепное поместье в Кларкенвелле около Тауэра. У графа Глостера больше замков и поместий, чем у любого другого аристократа. Если хочешь попасть в штат ее прислуги, я могу тебя порекомендовать, Мэри.

– О, благодарю вас, миледи. Я буду счастлива служить принцессе.

Джори сунула под мышку похищенный наряд и подмигнула Мэри.

– Считай, что дело решенное.

От прачечной до бани, расположенной в цокольном этаже над подвалами, было совсем близко. Каменное строение являлось частью наружной стены со стороны Темзы, откуда качали, а затем нагревали воду. Всю систему позаимствовали у древних римлян, которые строили в Британии бани много веков назад.

Ни одна женщина не смела приблизиться к этому исключительно мужскому сооружению, где уже более ста лет совершали омовения короли, принцы, графы, бароны, высшее духовенство и королевские чиновники. Джори не позволила себе даже задуматься над тем, что она намеревалась сделать, иначе мужество непременно изменило бы ей. Она зашла слишком далеко и не остановится. Уже от входной арки до нее донеслась какофония возбужденных мужских голосов: крики, проклятия, смех. Под бешеный стук собственного сердца она прикрыла волосы белым чепцом, а на платье натянула холщовую рубашку. Одеяние оказалось таким просторным, что Джори почти тонула в его складках. Подхватив подол, девушка скользнула внутрь помещения. Солидные размеры работающих там крепких раскрасневшихся женщин тотчас объяснили ей, почему у банщиц такие огромные рубашки.

Сквозь плотные клубы пара Джори вглядывалась в туманные очертания фигур и поняла, что часть из них – обнаженные мужчины. Тут какая-то женщина, очевидно, старшая банщица, сунула ей в руки корыто с мыльной пеной и указала:

– Отнеси-ка Глостеру, да побыстрее.

Джори едва успела сделать шаг, как банщица рыкнула вдогонку:

– И соль! Соль прихвати!

Джори подхватила кусок соли, который швырнула ей женщина.

– Соль?

– Для зубов графа, безмозглая ты девчонка! На негнущихся ногах Джори побрела в указанную сторону и с облегчением вздохнула, когда молодой человек с гербом Глостеров на тунике забрал у нее банные принадлежности, передал их какой-то мощной, мускулистой женщине, а сам отступил в сторону, чтобы набрать ведро воды. Тут перед изумленным взором девушки предстал абсолютно обнаженный жених, вытянувшийся в мраморной белой ванне. Банщица обильно полила его грудь мыльной пеной, потом сунула руку в воду, нащупывая интимные части его тела.

Потрясенная Джори застыла на месте. Руки и ноги Гилберта де Клэра были покрыты шрамами, его мускулы от многих лет физических упражнений бугрились мощными узлами, но он вовсе не выглядел стариком. Волосы на голове и груди действительно слегка поредели и засеребрились, однако лицо графа говорило о решительности и силе. «Ну, нет, Джоанна, граф – не комнатная собачка».

– Окати! – раздался грубый голос банщицы, и на графа выплеснулось ведро воды.

Де Клэр весело расхохотался.

– Одним ведром меня, парень, не утопишь. Сильные руки женщины подняли одну ногу графа. Она внимательно рассмотрела его ступню, глянула на Джори и распорядилась:

– Пемзу.

Тут полотняная штора возле ванны сдвинулась. Из соседнего мраморного корыта шагнул обнаженный мужчина и протянул банщице кусок пемзы.

– Возьми мою, я уже закончил.

Джори окаменела, ее ноги вросли в пол, рот изумленно открылся. Перед ней во всем великолепии стоял высокий широкоплечий мужчина. Его широкую грудь покрывали черные кольца густых волос. Блестящая кожа на могучих плечах бугрилась рельефными мышцами. Джори не смела поднять глаз на его лицо. Вода струйками бежала по плоскому животу и узким бедрам, Джори следила за ней взглядом, который вскоре уперся в запретную часть тела между его ног. Она была потрясена размерами этого мужского символа, в то же время она удивилась, что его вид способен привести ее в такое оцепенение.

В верхние покои она добиралась, оставаясь все в том же трансе. В ее мыслях царил образ безупречного обнаженного тела, которое только что явилось ее глазам. Она не сомневалась, что тело это принадлежит знатному всаднику, привлекшему ее внимание утром при въезде в замок, однако имя незнакомца по-прежнему оставалось загадкой. Властная манера рыцаря в черных доспехах зачаровала ее, а теперь, когда Джори увидела его обнаженным, она совсем потеряла голову.

«Кто ты? О, дьявол, кто ты такой?» Джори сама удивилась, что на ум ей пришло слово «дьявол», но в глубине души она понимала причину этого. Он был темным и мощным, обладал каким-то мрачным, греховным обаянием. От него исходило ощущение опасности, угрозы, запрета. Джори еще не видела лица незнакомца, но успела все это почувствовать.
Глава 2

– Не желаю надевать эту вуаль! – отмахнулась от камеристки Джоанна, рассматривая свое отражение в полированном серебряном зеркале. – У меня слишком красивые волосы, чтобы их прятать. – Она уже отказалась от венка из девственно белых роз, который прислала королева.

Тут вмешалась Джори:

– Ты можешь надеть диадему.

– Правильно. Ну-ка принесите ту, что похожа на корону. Не мешает напомнить Глостеру, что принцесса королевской крови выше графа.

Джори принесла украшение и поднялась на цыпочки, пристраивая драгоценности на головке принцессы.

– Наденешь горностаевую накидку?

– Нет. Поберегу ее для свадьбы. – Джоанна засмеялась, но, взглянув на Джори, нахмурилась. – А ты почему не одета?

Девушка ответила шепотом:

– Сегодня вечером у меня секретное дело.

Джоанна понимающе приподняла бровь:

– Свидание?

– Сначала мне надо выследить добычу, а главное, узнать, кто она.

– Удачной охоты! У твоей жертвы нет ни единого шанса.

Джори подождала, пока принцесса с фрейлинами не отбыла на банкет. Покои Джоанны пребывали в таком беспорядке, что сначала девушка немного прибралась, развесила одежду, которая кучами валялась по всему помещению. Во всем, что касается одежды, у Джори был от природы хороший вкус. В последние два года ей довелось пользоваться услугами самых искусных королевских портных, а потому ее представление об элегантности еще более усовершенствовалось. Она научилась понимать, какие фасоны больше всего подходят для ее хрупкой фигурки и какие цвета подчеркивают привлекательность ее зеленых глаз и серебристо-золотистых волос.

Закончив с уборкой, Джори вернулась в свою комнату и надела серую холщовую рубашку прачки и белый полотняный чепец. С колотящимся от волнения сердцем она осмотрела себя в зеркале, пытаясь понять, сойдет ли за местную служанку, затем убрала за ухо выбившийся локон и быстро пробормотала молитву.

Большой зал в Виндзорском замке был переполнен. Бароны и графы явились, чтобы себя показать и людей посмотреть. Присутствовавшие были явно расположены к королю Эдуарду. Благородным гостям представился редкий случай собраться в одном месте и в одно время, чтобы поговорить, обменяться мыслями, сгладить разногласия, возразить против новых налогов, затеять интригу, заключить союз или сделку, а также подыскать выгодную партию для сына или дочери.

Вассалы, составлявшие свиты вельмож, главным образом занимались едой, выпивкой, картами и удовлетворением всех страстей, которые соответствовали их аппетитам.

Когда явилась Джори, пир был в самом разгаре. Сначала девушка заглянула на кухню, перекусила куском жареной дичи и пирогом с айвой, затем взяла кувшин с элем и вошла в зал. Она решила держаться подальше от королевского помоста, где сидели Плантагенеты, их почетный гость Гилберт Глостер и некоторые другие вельможи.

Спрятавшись в затененном алькове, Джори быстро оглядела присутствующих. Королева сидела по левую руку от короля, его сын и наследник – по правую. Молодой Эдуард был моложе своей сестры, но иерархия соблюдалась очень строго. Граф Глостер сидел рядом с принцессой. А далее располагался Джон де Боун, граф Херефорд и констебль Англии.

По левую руку королевы сидел Томас Ланкастер, племянник короля и председатель суда пэров, затем Роджер Байгод, граф Норфолк и маршал Англии. Глаза Джори расширились от удивления, когда она заметила своего дядю, Джона де Варенна. Тот был графом Сурреем, но все же девушка понятия не имела, что король настолько ценит его.

Джори не знала о приезде дяди и лишь теперь догадалась, что ее брат Линкс и его жена Сильвия тоже должны присутствовать в зале. «Нельзя, чтобы они увидели меня в роли служанки! Неприятностей не оберешься!» Джори решила смотреть в оба и держаться на приличном расстоянии.

Большой зал был уставлен длинными столами и скамьями, чтобы вместить всю знать и многочисленную свиту. На каждом столе стояли огромные блюда с рыбой, дичью, громадными кусками говядины, целыми поросятами.

Джори подхватила кувшин с элем и, игнорируя множество протянутых к ней кружек, засеменила по залу. Ей то и дело приходилось отбиваться от мужских рук, которые норовили хлопнуть ее по заду или же коснуться других частей тела, но она ухитрялась внимательно разглядывать гербы на туниках гостей. В поисках золотого медведя на черном поле она увидела массу девизов и всех доступных воображению животных, но так и не нашла нужной эмблемы. Вдруг у нее в ухе прозвучал глубокий мужской голос: – Эй, подруга! У меня в глотке настоящая арабская пустыня! Пожалей умирающего от жажды!

Джори резко обернулась и уставилась в пару таких темных глаз, что их чернота отливала пурпуром. Перед ней оказался самый красивый мужчина, какого она только видела в жизни. Каждая черта его лица выражала неуемную гордость. Демонстрируя врожденную вежливость, незнакомец поднялся и стоя ждал, пока она наполнит его кружку. Теперь, когда он поднялся во весь рост, Джори, чтобы заглянуть ему в лицо, пришлось задрать подбородок и откинуть назад голову.

Ее жадный взор пробежал снизу вверх до широкой груди, где Джори увидела золотого медведя, изображенного на черном бархате камзола. Глаза их встретились, в голове у Джори словно что-то щелкнуло, и она тотчас узнала девиз. «Уорик! О Господи, это же знаменитый граф Уорик! Его называют Волкодавом!» Джори застыла на месте, широко распахнув глаза, словно голубица, изготовившаяся к полету. В ее ушах вдруг зазвучали колокола, словно предупреждая об опасности. Джори сунула кувшин в руки мужчине и побежала прочь.

Граф, явно заинтригованный, резко поставил кувшин с элем на стол и двинулся вслед за девушкой.

Джори не остановилась, пока не выскочила из зала, и лишь потом несколько раз глубоко вздохнула, наполняя легкие свежим воздухом.

– Простите, мадемуазель. Если вы ищете компанию, то уже нашли. Гай де Бошан к вашим услугам.

Джори резко обернулась:

– Уорик?

Мужчина ухмыльнулся и признал:

– О да, я – Уорик. – И он протянул к ней руку.

Джори оторвала взгляд от его лица и посмотрела на эту руку, крупную, мозолистую, с красивыми длинными пальцами. Неподражаемую руку. «Разве могу я ему отказать? Он обладает какой-то невидимой силой, которая увлекает меня…» Импульсивная натура Джори не оставила ей ни секунды на колебания. Не задумываясь, она вложила ладонь в его руку, и он обвил ее пальцами. Девушка тут же почувствовала, как в нее вливается его тепло и нечто еще более значительное – его внутренняя сила.

– Как мне называть тебя, малышка?

– Меня зовут Map… – Она замолчала, осознав, что собиралась назвать свое настоящее имя, и заметила, как волнующе изогнулись его губы.

– Маргарет? Пойдем со мной, Маргарет.

– Куда, милорд?

– Куда хочешь. – Он говорил глубоким, мягким голосом, который проникал в самую душу Марджори. Она очень остро чувствовала врожденный французский шарм Гая де Бошана, от его галантности у нее быстрее застучало сердце.

Сначала девушка подумала, что стоит пройтись вдоль реки, но потом решилась и сказала:

– Я бы погуляла в саду.

Его пальцы стиснули ее запястье.

– Куда бы вы ни отправились, мадемуазель, я пойду следом.

Рука об руку они вошли в верхние покои, прошли по террасе вдоль государственных апартаментов под арку, ведущую в строго спланированный сад. Королевский сад был обнесен стеной и заперт, но Джори знала потайную калитку. Она вытащила ладонь из руки рыцаря и дрожащими пальцами отодвинула задвижку.

Оказавшись внутри, Уорик не стал снова искать ее руки, вместо этого он тотчас обнял девушку за плечи. Одуряющий аромат цветов, исходящий от рыцаря мощный мужской дух вскружили ей голову.

У скамьи, удобно спрятавшейся под каскадом ивовых ветвей, пара замедлила шаг. Лунный свет обливал гуляющих призрачным серебристым светом. Джори вскрикнула, когда могучие руки спутника обхватили ее за талию и поставили на скамью, уничтожив, таким образом, разницу в их росте.

Уорик впился взглядом в лицо девушки.

– Ты совсем дитя, ma petite.

– Мне восемнадцать! – запротестовала Марджори.

Его рот выразительно изогнулся.

– Прекрасный возраст невинности!

– Да!.. Нет. Возможно, – с вызовом отвечала Джори.

– Невинность, стремящаяся к более глубоким знаниям и жаждущая опыта?

– Да, милорд. Так и есть, – чуть слышно пробормотала девушка.

Длинными пальцами он крепко обхватил ее лицо. Бесконечно долгое, мучительное мгновение его рот нависал над ее губами, прежде чем их коснуться. Раскачиваясь на месте, Джори закрыла глаза, словно бы отравленная его поцелуем.

Он удержал ее от падения, потом приподнял и крепко прижал к себе. На этот раз его поцелуй был долгим и глубоким, а настойчивый язык легко заставил Джори приоткрыть губы. Язык скользнул к ней в рот, и рыцарь ощутил медовую сладость этой бархатистой пещеры. Ослабив хватку, Уорик позволил ее телу соскользнуть вниз так, что ноги девушки снова коснулись скамьи. Его руки принялись гладить ее спину, сползая все ниже, пока не достигли ягодиц.

Прижатая к крепкому телу нечаянного спутника, Джори воображала его обнаженным. Желание все сильнее разгоралось в ее крови. Бедрами она ощущала его напряженную плоть, ее собственное лоно отвечало взволнованным трепетом. Джори обхватила руками мускулистые плечи и дугой выгнулась в объятиях рыцаря.

Уорик опустился на скамью, притянул Джори к себе на колени и с силой впился в ее губы. Долгие, неторопливые поцелуи сменились жадными, настойчивыми, требовательными.

– Откройся для меня, cheri.

Глаза Джори распахнулись, как будто она внезапно вышла из транса. Девушка рывком сдвинула колени, как в ловушку захватывая его хищные пальцы.

– Сейчас же прекратите! Нельзя! Мне не следовало приходить сюда с вами.

Темные глаза Уорика впивались в ее лицо.

– Конечно, я прекращу. Хотя нельзя отрицать, что ты принимала мои авансы. – В голосе рыцаря слышалось сожаление. – Мне незачем принуждать женщину.

– Я действительно принимала ваши поцелуи… Вы меня будто заворожили, – с дрожью в голосе призналась девушка. Ее грудь вздымалась от волнения: так трудно сопротивляться, бороться с тягой к этому человеку, когда каждой клеточкой своего тела она рвется к близости с ним и в то же время ругает себя, что выглядит как настоящая шлюха.

Джори перестала стискивать колени и почувствовала, как ладонь мужчины скользнула вниз по ее голени. Когда его кисть вынырнула из-под подола платья, девушка поражение заметила, что он коварно похитил одну из подвязок, после чего самодовольно воскликнул:

– Так я и думал! Ты не из прислуги. Признавайся!

Джори была потрясена.

– Откуда вы знаете, милорд?

– Служанки довольно грубые на ощупь. Ты – из другого теста. Подозреваю, что ты камеристка какой-нибудь благородной дамы. – Он ухмыльнулся. – А она знает, что ты утащила ее подвязки?

Облегчение волной накатило на Джори. «Благодарение Богу, он думает, что я служанка».

– Неудивительно, что ты меня остановила. Ведь ты заслуживаешь кое-чего получше поспешной случки в кустах. Придешь в мои покои?

Джори облизала губы и ощутила вкус его поцелуев. Желание с новой силой вспыхнуло у нее в крови. Этот ужасный Уорик завораживал ее. Надо спасаться, и как можно быстрее, пока он совсем не зачаровал ее. Джори спрыгнула с его колен.

– Уже поздно… Мне надо идти… Мои обязанности…

– Я не отказываюсь от мысли пригласить тебя. – Он не сводил с девушки темных глаз. – Придешь ко мне завтра вечером?

Джори с жадностью вглядывалась в его лицо. «Он обладает невидимой силой, которая влечет меня как магнитом. Как же я могу отказать?»

Губы рыцаря изогнулись в самоуверенной улыбке.

– Я знаю, ты не откажешь мне, малышка.

Джори сделала шаг назад, развеивая чары, потом развернулась и побежала.

Уорик вернулся в зал и с облегчением обнаружил, что помост почти опустел. Королева удалилась, будущая невеста тоже исчезла. С полдюжины графов беседовали с королем. Уорик решил к ним присоединиться. Взяв кружку эля с подноса у слуги, он осушил ее одним глотком и, пока шел по залу, успел получить от знатных дам, сопровождающих мужей на королевскую свадьбу, три весьма откровенных предложения и еще два, выраженных более деликатно. Гай де Бошан привык к женскому вниманию. Его темный хищный облик в сочетании с бранной славой служил достаточным искушением. А если добавить к этому разговоры о его успехах у женщин, то неудивительно, что множество смелых матрон горели желанием поиграть с огнем, чтобы на себе испытать обжигающее пламя его страсти.

Уорик шел, не обращая внимания на женские взгляды. Минувшие годы досыта накормили его распутной любовью знатных дам.

– Уорик, отчего ты не остался с нами на помосте? – спросил король Эдуард.

– Ваше величество, я не хотел омрачать торжества в честь предстоящего бракосочетания Глостера своими возражениями против утверждения новых налогов, которое вы собираетесь потребовать у парламента. – Де Бошан поднялся на помост и встал рядом с Глостером.

– Кто тебе сказал, что я намерен созвать парламент?

– Виндзор так близко от Вестминстера. Ручаюсь, вы не упустите случая сделать это, пока мы все собрались здесь на свадьбу.

– Разумеется, не упущу. Надо принять решение. Мои переговоры с Филиппом Французским ничего не дали. Растет вражда между английскими моряками юго-восточных портов и нормандскими рыбаками, которые незаконно ведут лов в наших водах. Филипп воспользуется этим предлогом, чтобы захватить Гасконь, последнее из наших французских владений.

– Ваше величество, вы планируете начать войну с Францией? – напрямик задал вопрос Джон де Варенн.

– Именно так. Я собираюсь ввести войска во Фландрию и захватить ее. Еще одну армию пошлю, чтобы отобрать Гасконь, если Филипп дерзнет сунуть туда нос.

– Война-дорогое удовольствие, ваше величество. Лично я не желаю платить больше налогов, – снова возразил Уорик.

В разговор вмешался Роджер Байгод, граф Норфолк:

– Раз речь зашла об этом предмете, то, должен сказать, я тоже возражаю против созыва парламента и полностью согласен с Уориком.

– Деньги мне нужны, – веско заявил Эдуард. – Нравится вам это или нет, собрать их необходимо.

«Предполагается, что мы станем танцевать под королевскую дудку», – подумал де Бошан. Он понимал, что король вступает на опасную тропу, ибо такое повышение налогов нарушало Великую хартию вольностей.

Тут в разговор вступил Джон де Боун, граф Херефорд:

– Джентльмены, не будем ссориться, по крайней мере, до тех пор, пока Глостер не сыграет свадьбу. Позже, в Вестминстере, мы обсудим наши разногласия.

Эдуард, желавший оттянуть предстоящее сражение с людьми до конца свадебных торжеств, с облегчением приказал подать всем вина.

– За здоровье жениха! – провозгласил король и поднял кубок. Графы последовали его примеру. – Гилберт Глостер! Да пошлет тебе Бог множество сыновей!

Иметь сына и наследника – это составляло основу чаяний каждого феодала. У самого короля Эдуарда родилось четверо сыновей, но трое из них умерли, не достигнув зрелости, и теперь у него оставался только один. Де Варенн не имел законного сына. У Байгода была только дочь. Все завидовали де Боуну, имевшему двоих взрослых сыновей.

Уорик хлопнул своего друга Глостера по спине. Его темные глаза заискрились весельем.

– Король полагает, что как только ты сделаешься его зятем, то станешь поддерживать любое королевское начинание.

– Он просто заблуждается, – подмигнул Гилберт.

– Да, нелегко мне придется. Надо будет выбирать, у кого из вас нрав круче. Плантагенет страшен в гневе, но мне случалось и тебя видеть в ярости, она способна землю спалить.

Гилберт недоверчиво посмотрел на друга.

– Ты и сам не отличаешься кротостью. Просто бешеный. Недаром про Уорика ходят легенды.

– Только если меня разозлят. Я научился сдерживать бешеных псов своего темперамента и горжусь этим.

Сзади подошел Эдуард и положил руку на плечо Гилберта:

– Завтра я устрою в твою честь охоту. Полагаю, оленина – лучшее блюдо для свадебного стола.

Джори раздвинула портьеры в спальне принцессы и впустила бледный утренний свет.

– Чудесный день, Джоанна. Надеюсь, вчерашний пир оправдал все твои надежды?

– Не надо иносказаний. Ты хочешь узнать, оправдал ли мои надежды Глостер? – Принцесса откинула одеяло. – Он действительно оказался лучше, чем можно было рассчитывать. Не обижался, если я его игнорировала. Не задавался и не пытался продемонстрировать превосходство. И не льстил мне. По возрасту Глостер мог бы быть моим отцом, но он, во всяком случае, не подхалим. – Джоанна сунула ноги в тапочки и надела пеньюар. – А вот после пира я чуть не взвыла от тоски. Королева пожелала, чтобы я продемонстрировала всем свадебные дары, которые выставлены в Длинной галерее. Дело на десять минут, но тянулось целых два часа. Королева и придворные дамы с необыкновенным интересом рассматривали каждую золотую чашу и каждую серебряную вилку. Я же подумала, не заколоться ли одной из подобных штук, просто чтобы хоть чем-то развлечься.

Джори засмеялась.

– Разглядывать богатые дары – одно из самых больших удовольствий на королевской свадьбе, – с улыбкой заметила она.

– Твоя невестка Сильвия очень въедливо пыталась узнать, где ты пребываешь, и жаловалась, что ты еще не представилась им. Я придерживаюсь мнения, что не следует проявлять излишнее любопытство, но сейчас как раз твоя очередь ответить мне на парочку вопросов. – И Джоанна спросила словами самой Джори: – Неужели, правда? Неужели ты действительно потеряла девственность?

Джори таинственно улыбнулась:

– Я тоже не люблю нежелательных вопросов. Научилась этому у королевской принцессы.

– Значит, ты и правда с кем-то флиртовала! По крайней мере, скажи, как его зовут.

– Жерве… Джайлз… или Гай? Не помню.

– Ах ты, маленькая проказница. Так он француз?

Джори закатила глаза.

– Это уж точно.

– А сегодня вечером у вас назначено рандеву?

– Да, он пригласил меня, – призналась Джори. – Но я не собираюсь идти. Я твердо решила. В любом случае мне придется присутствовать на торжествах, которые королева Элеонора устраивает в твою честь.

– Ах да. Завтрак на открытом воздухе в парадном саду, потом прогулка на королевской барже по Темзе от Виндзора до Лондона. А мужчин отец на целый день забирает на охоту. Им повезло.

– Ты же любишь речные прогулки, – возразила Джори.

– Не спорю, люблю, но в обществе своих фрейлин, а не чванливых придворных дам королевы, которые задирают свои длинные носы и смотрят на меня с осуждением. К тому же матушка считает, что я должна помнить имя и титул жены каждого графа и барона. А я не могу отличить ее светлость Лошадиную морду от ее сиятельства Куриные мозги.

– Ты просто притворяешься, будто не помнишь их. Чтобы повеселиться.

– Ты так хорошо меня знаешь, Джори.

– Сегодня утром, ваше высочество, вам будут прислуживать Мод Клиффорд и Бланш Бедфорд. А я должна явиться, наконец, с визитом к Линксу и Сильвии и своему дяде Джону де Варенну.

– Не пытайся сменить тему. Королевская баржа вернется к ночи. Охотники тоже. Между закатом и рассветом останется достаточно времени для флирта.

– Сегодня я не поддамся искушению. Я… я твердо решила.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Пролог
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ . ДЖОРИ
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
ЧАСТЬ ВТОРАЯ . ПРЕДАННАЯ ЖЕНА
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ . ВЕСЕЛАЯ ВДОВА
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ . БЛАГОРОДНАЯ ГРАФИНЯ
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Штрихкод:   9785170472154
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   260 г
Размеры:   207x 134x 16 мм
Тираж:   6 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Моисеева Е.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить