Уроки куртизанки Уроки куртизанки \"Красавица Рия - самая элегантная и роскошная из лондонских дам полусвета. Многие столичные аристократы мечтают заполучить се в любовницы, однако сама она не торопится выбрать покровителя. Никому не удается разгадать тайну блестящей куртизанки. И только соблазнитель и повеса граф Джастин Бэйбсри знает, что под маской Рии скрывается его законная жена Виктория, которую он когда-то покинул наутро после свадьбы. Джастин бросил ее ради роковых красоток сомнительной репутации? Отлично. Рия сыграет с ним в рискованную и опасную игру на его же территории — и повергнет в пламя исступленной страсти.\" АСТ 978-5-17-062151-4
71 руб.
Russian
Каталог товаров

Уроки куртизанки

  • Автор: Дженна Питерсен
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2009
  • Кол. страниц: 315
  • ISBN: 978-5-17-062151-4
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
"Красавица Рия - самая элегантная и роскошная из лондонских дам полусвета. Многие столичные аристократы мечтают заполучить се в любовницы, однако сама она не торопится выбрать покровителя.
Никому не удается разгадать тайну блестящей куртизанки. И только соблазнитель и повеса граф Джастин Бэйбсри знает, что под маской Рии скрывается его законная жена Виктория, которую он когда-то покинул наутро после свадьбы.
Джастин бросил ее ради роковых красоток сомнительной репутации? Отлично. Рия сыграет с ним в рискованную и опасную игру на его же территории — и повергнет в пламя исступленной страсти."
Отрывок из книги «Уроки куртизанки»
Пролог

1812 год

Завтра утром она уже не будет девственницей. Виктория Рид – нет, Виктория Толбот – рассматривала свое отражение в зеркале. Разве могла она сама остаться прежней, если всего за несколько часов ее мир перевернулся с ног на голову?

Теперь у нее новое имя и новый дом. Она даже получила титул. Леди Бэйбери. Графиня Бэйбери.

Звучит как-то неправильно. Это само по себе неправильно.

Виктория спрятала лицо в ладонях. Еще месяц назад она жила нормальной жизнью. Да, ей приходилось сносить пьяные выходки и гневные тирады отца, но она уже давно к ним привыкла.

И вдруг ни с того ни с сего отец заявил, что организовал ее помолвку с Джастином Толботом, графом Бэйбери, сыном своего бывшего лучшего друга – которого ныне отец ее презирал и проклинал. Когда Виктория спросила, из каких соображений отец выбрал для нее эту партию, то получила вместо ответа хлесткую пощечину. На этом объяснения закончились.

И вот теперь она сидела в хозяйской спальне в поместье своего новоиспеченного мужа и смотрела на себя в зеркало. В какую же историю втянул ее отец?

Громкие голоса за дверью вывели ее из задумчивости. Она вскочила и шагнула к двери. Хотя Виктория ни слова не могла разобрать, она тотчас же узнала развязный тон отца. Он снова пьян.

Второй голос тоже оказался ей знаком – он принадлежал ее мужу. Хотя за последний месяц они разговаривали не больше десятка раз, она мгновенно его узнала: низкий, с хрипотцой, идущий откуда-то из груди.

Голоса сделались громче: за дверью о чем-то спорили. Виктория наклонилась к двери и прислушалась. Из гневной речи ей удалось выловить лишь несколько слов: «пьян», «недействительный», «жена», «тайна». От каждого слова она вздрагивала, как от укола.

Джастин Толбот сохранял удивительное спокойствие по поводу их будущей свадьбы. Когда они оставались наедине, он ограничивался пустыми вежливыми фразами. Она с самого начала предполагала, что их брак – своего рода сделка. А теперь Виктория задумалась, не принудил ли отец Джастина к нему против воли, также как и ее?

И если дело обстоит именно так, как он поведет себя с ней? Виктория не настолько хорошо знала своего жениха, чтобы судить об этом.

Ей не удалось развить эту мысль: дверь внезапно распахнулась, и Виктория буквально выпала из комнаты. Лбом она уткнулась в чью-то широкую теплую грудь. Сильные руки подхватили ее. Что ж, теперь нет смысла отрицать, что она подслушивала.

Виктория медленно подняла голову и встретилась взглядом с мужем. Господи Боже, он красив, как дьявол: жесткие черты, волевой подбородок, чувственные губы.

Если бы ей потребовалось описать его одним словом, это было бы «темный». Темные волосы, темные глаза, умело скрывавшие его чувства… Казалось, вокруг него самый воздух темнеет и сгущается. С первого взгляда даже самый неискушенный наблюдатель мог бы сказать, что этот человек имеет немало тайн и пороков, о многих из которых даже его репутация скромно умалчивает.

Виктория высвободилась из его объятий и отступила на несколько шагов. Он молча смотрел на нее… Он ждал.

– Я… я ус-слышала г-голоса, – запинаясь, проговорила Виктория. Как же она в этот момент ненавидела краску, прилившую к щекам! Ей так не хотелось показывать ему слабость. – Я не нарочно…

– Правда? – ровно спросил он. Зол ли он, обижен ли, или его попросту забавляет эта ситуация? Чувств своих он ничем не выдал, – И что же вы слышали?

Виктория покачала головой:

– Ничего.

Он долго смотрел на нее, как будто бы решая, правду она сказала или нет. Потом вошел в спальню и захлопнул за собой дверь. Он рассматривал ее ленивым и властным взглядом, от которого у Виктории холодела спина. Он оценивал ее, как другой оценивал бы корову или кобылу!

И что еще хуже – как ни бесила ее эта мысль, ей было интересно, к какому заключению он пришел. Он – мужчина, по слухам, ненасытный любовник; она – обычная девушка в простеньком пеньюаре из белого хлопка.

– Не надо смотреть на меня так, будто я собираюсь придушить вас подушкой. Я не причиню вам зла. Вы слышали, как мы с вашим отцом разговаривали. – Кажется, его глаза еще больше потемнели. – Мистер Рид просто хотел пожелать нам всего наилучшего перед тем, как отправиться в гости.

Теперь уже ее глаза сузились – от недоверия.

– То, что вы описываете, лорд Бэйбери, вовсе не похоже на моего отца. И уж тем более нельзя сказать, что вы тепло прощались. Вы спорили.

Его взгляд скользнул от бутылки виски на другом конце комнаты к ее лицу. На его лице застыло удивление. И снова у Виктории свело живот от волнения. Она надерзила ему. Какое наказание за этим последует?

Но он не зарычал на нее и не ударил. Джастин запрокинул голову и тихо рассмеялся:

– Мне всегда нравились женщины с характером!

Виктория поджала губы.

– Милорд, я не нахожу в этой ситуации ничего смешного. Если вас каким-то образом принудили жениться на мне, я требую правды.

Его смех затих, и он снова посмотрел на нее. Этот взгляд тоже был оценивающим, но на этот раз его интересовало не ее тело. Может быть, ее намерения… Характер. Джастин никак не обозначил, к какому заключению пришел.

– Во-первых, зовите меня Джастин. Мы женаты, и глупо обращаться друг к другу с учетом титула. Во-вторых, как или почему мы создали этот «союз», совершенно не важно. Мы оба сейчас здесь, и мы по всем правилам – муж и жена. Ну, почти по всем. Осталось еще кое-что, чтобы этот брак вступил в силу.

Виктория не сводила с него глаз. Он взглядом указал на большую кровать у дальней стены спальни и вопросительно изогнул бровь: Виктория рассматривала постель. Его постель. Сколько женщин делили ее с ним до нее?

И сколько их будет после нее?

– Да, – сказала она наконец, прочистив горло, чтобы голос не казался севшим. Не помогло. – Я… м-м-м… отец и горничная рассказали мне кое-что о том, что мне предстоит пережить сегодня. Я понимаю, что это мой долг, и уверяю вас, что сделаю все возможное, чтобы вынести это.

Бровь Джастина взлетела еще выше. Он сделал шаг к ней, медленно протянул руку и взял ее за подбородок. Внезапно Викторию окатило горячей волной. Она вздрогнула от его прикосновения.

– Знаешь, а ты красивая, – рассеянно сказал он, будто никогда прежде этого не замечал. Большим пальцем он нежно поглаживал ее по щеке. – Виктория, не знаю, что за чушь тебе наговорили, но лучше забудь это.

Она вздрогнула, когда ее имя соскользнуло с его губ. Раньше он всегда называл ее «мисс Рид». Было что-то неуловимо чувственно в том, как он произнес ее имя.

– Забыть? – пискнула Виктория.

Он кивнул, запустил руку в ее волосы и принялся пропускать ее локоны между пальцами. Бледно-голубая лента, которой она повязывала голову, скользнула на пол.

– Представить не могу, что твой отец наговорил тебе про сегодня, – сказал Джастин. – Но что бы ни случилось, пока ты со мной, тебе не придется ничего «выносить». Ты станешь самой активной участницей действа.

Виктория открыла было рот, чтобы возразить, но он не позволил, запечатав ей губы неожиданным поцелуем. Поцелуй этот не был нежным. Не был сладким. Так целует не тот, кто ухаживает. Так целует тот, кто требует. Кто вот-вот возьмет ее.

Его горячие губы и язык требовали от нее ответа. Волна не испытанных прежде ощущений нахлынула на нее, смутила – но она воспротивилась, подчинилась его воле, будто не совсем себя контролировала, будто что-то заставило ее положить руки ему на грудь и вцепиться в лацканы шерстяного сюртука.

Джастин отстранился так же внезапно, как и начал этот поцелуй. Он смотрел на нее, и сквозь пелену тумана перед глазами Виктория видела, что он хмурится.

Неужели она разочаровала его? Нет, не то. Он выглядел… смущенным. Через мгновение это впечатление улетучилось. Он погладил ее, спускаясь ниже и ниже по пеньюару.

Виктория была потрясена тем, что мужчина, которого она едва знает, касается ее так. И в то же время это безумно возбуждало. Она не сдержала вздоха, когда его пальцы проникли под слои ткани, прикрывавшей ее тело. Несколько быстрых движений – и пеньюар упал к ее ногам. Виктория осталась в такой же простой и безыскусной ночной рубашке.

Он осмотрел ее с ног до головы. Темные глаза его расширились, он покачал головой.

– Не очень красивый наряд для такого красивого тела.

Она была слишком взволнована, слишком потрясена происходящим, чтобы ответить. Да он и не ждал ответа: он поддел пальцами тонкие бретельки ее ночной рубашки и потянул вниз.

Виктория сглотнула. Это трудно – стоять совсем голой перед человеком, который тебе совсем чужой. Ее разрывали противоречивые чувства: стыд – ее тело выставлено напоказ, в то время как все горничные, гувернантки и тетушки твердили, что его нужно тщательно скрывать, – и волнение: а вдруг Джастину не нравится то, что он видит? И что-то еще внизу живота… Легкая дрожь, единственное имя которой – желание.

– Да-да, очень красивого тела, – промурлыкал он.

Она задрожала от этого комплимента.

Он обнял ее за плечи и заглянул ей в глаза:

– Не бойся. Я подарю тебе наслаждение, Виктория. Клянусь.

Она безмолвно кивнула, неспособная на что-то большее. Всего за несколько мгновений этот человек сплел вокруг нее сеть могучих чар. Он заглушил голос ее рассудка и здравого смысла, оставив лишь одно – ощущение его присутствия. Он склонил голову, и Виктория успела подумать, что это очень опасно – всего за несколько секунд полностью потерять контроль над собой. А потом он прошелся губами вдоль горла, и все мысли испарились, остались только ощущения. Губы Джастина скользили по ее телу, оставляя за собой легкий чувственный след. Когда он накрыл ртом ее сосок, у нее подогнулись колени. Он поддержал ее и прижал к себе плотнее, не отрывая губ от ее груди. Волны наслаждения расходились от точки соприкосновения, заставляя ее прижиматься к нему бедрами в поисках… чего-то. Чего – она не знала, но чувствовала себя так, будто до этого самого момента просто спала.

Плавным и сильным движением Джастин поднял ее на руки и отнес на кровать, опустил на мягкое покрывало. Он отступил на шаг и долго смотрел на нее, потом сорвал сюртук, галстук, жилет, льняную рубашку. Виктория приподнялась на локтях, когда он принялся за брюки. Она никогда прежде не видела, как мужчина раздевается. Он постепенно обнажал мускулистое тело, и это зрелище завораживало ее.

Ей снова пришло в голову, что они друг другу совсем чужие люди. Они не знати друг друга, не любили друг друга – и все же через несколько мгновений они станут близки в самом сокровенном смысле этого слова. Еще немного, и она увидит…

У нее перехватило дыхание и пересохло во рту, когда он ногой отшвырнул снятые брюки.

Вот оно. Она увидела напряженный жезл из плоти между его бедрами.

– У тебя глаза как блюдца, – криво усмехнулся Джастин, располагаясь рядом с ней на кровати. – Вот почему я всегда избегал девственниц.

Виктория зарделась. Его слова напомнили ей, что она всего лишь невинная девушка, в то время как он потрясающе опытный мужчина.

– Я… я хотела бы знать, чего ты хочешь, – задыхаясь, проговорила она. – Но я не знаю.

Он коснулся ее губ двумя пальцами.

– Тебе понравилось, как я целовал тебя?

Горячая кровь прилила к ее щекам. Виктория, смущенная, отвернулась. И медленно кивнула.

– А когда я трогал тебя? – Его рука накрыла одну из грудей. Джастин пальцем потеребил набухшую вершинку. – Вот здесь…

– Да, – простонала Виктория.

– Тогда не беспокойся о том, что будет дальше. Просто доверься мне.

Она заглянула в его глаза. Такие темные, даже не карие, а почти черные. Красивые глаза… но добрыми их никак не назовешь.

– Как я могу довериться тебе, если почти не знаю тебя? – пробормотала она.

Его улыбка поблекла.

– Вряд ли у нас есть выбор. Это должно произойти, и мы можем получить от этого удовольствие.

Он наклонился к ее груди. Сосок окутало теплое облачко дыхания. С каждым его прикосновением в ней росло и ширилось лихорадочное желание. Его губы снова сомкнулись вокруг ее соска, и она откинулась на подушки с бессильным вздохом.

Наслаждение нарастало, пульсировало между бедер. Джастин продолжал дразнить ее груди, а рука его в это время скользнула вниз, сначала к животу, потом – ниже…

Сквозь туман в голове ее сознания достигали лишь отзвуки новых ощущений. Виктория удивилась, когда рука Джастина мягко накрыла ее холмик.

– Джастин… – выдохнула она, распахнув глаза. Когда он касался ее вот так, там, глубокое томление в теле только усиливалось. Виктория боялась, что вот-вот потеряет над собой контроль.

– Тсс, просто почувствуй, – напомнил он и пощекотал дыханием у нее под грудью. Его пальцы тем временем медленно раздвинули влажные складочки, раскрывая ее плоть самым интимным образом.

Его уверенные руки ласкали ее, возбуждали, играли с ней, сводили с ума, а когда она почти потеряла сознание от наслаждения, он проник в нее пальцем, и Виктория издала громкий стон, который, казалось, эхом отозвался в ее теле.

Он нежно продвигался внутрь, деликатно массируя большим пальцем крохотное сплетение нервов, спрятанное между складками плоти. Блаженство нарастало с ослепляющей скоростью, волнами прокатываясь по ее телу, пока Виктория не сдалась. Ее спина выгнулась дугой. Она закричала, содрогаясь от наслаждения. Он безжалостно тянул ее по ступеням наивысшего счастья, пока она не ослабела на подушках.

Когда зрение Виктории прояснилось, она медленно перевела на него взгляд. Джастин смотрел на нее с непроницаемым лицом. Единственное, что можно было прочесть на нем, – страшный чувственный голод.

Он извлек палец из ее вздрагивающего тела, но оставил Викторию ненадолго: перекинул через нее длинную мускулистую ногу и накрыл ее тело своим – напряженным, жарким. Джастин сжал ее голову в ладонях и приник к ее губам. Виктория инстинктивно выгнулась ему навстречу и не стала возражать, когда он раздвинул ей бедра своими.

Она тихонько вздохнула, ощутив прикосновение его твердой плоти у своего потайного входа, но звук этот потонул в его поцелуе. Джастин поцеловал ее с еще большим пылом, сметая все ее защиты и страхи. Он прижал ее к себе и двинулся дальше.

Внезапная вспышка боли рассеяла сладостное наваждение. Виктория удивленно вскрикнула. Он отодвинулся и посмотрел ей в глаза.

– Прости, – прошептал Джастин. Он извинялся искренне. – Но без этого никак нельзя обойтись.

Она кивнула, потрясенная его извинениями. Ее горничная рассказывала ей множество страшных историй о том, какой жуткой болью будет сопровождаться потеря девственности. А еще о том, какими бессердечными и грубыми становятся мужчины, когда дело доходит до этого. Но Виктория ощущала вполне терпимую боль, которая таяла с каждой секундой, пока Джастин находился в ней, наблюдал за ней и ждал, пока она привыкнет к новым ощущениям.

Виктория попробовала пошевелиться: она сжала его плоть своей и слегка приподняла бедра ему навстречу. К ее изумлению, Джастин зажмурился и издал дикий, животный рык.

– Тише! – выдохнул он. – Я пытаюсь сдержаться.

Виктория заглянула ему в глаза – и потонула в безудержном наслаждении. Какое же это счастье – быть под ним голой, быть слитой с ним, быть его…

– Джастин, – прошептала она, – не сдерживайся.

Он выругался шепотом, но спорить не стал. Он отпрянул от нее и вошел снова. Второе движение оказалось гораздо менее болезненным, чем первое. Третье не принесло боли вообще. Остальные превратились в чистое блаженство.

Виктория царапала ему спину, трепетала под ним, а он двигался безостановочно, вращая бедрами, чтобы доставить ей наибольшее удовольствие. Движимая инстинктом, Виктория выбрасывала бедра ему навстречу. Поразительно, что действо, о котором ей говорили только дурное, оказалось таким восхитительным.

Наслаждение, которое Виктория пережила под пальцами Джастина несколько минут назад, вернулось с новой силой. Она почувствовала, что подошла к самому краю, но на этот раз уже не удивилась. Она бросилась в этот омут удовольствия, извиваясь и содрогаясь под мужем, неистово выбрасывая бедра вверх, пока он не выплеснул в нее семя с рыком дикого наслаждения.

Они долго лежали не шевелясь. Тело Джастина придавливало ее восхитительной, чувственной тяжестью, два дыхания сливались в одно. Удивительные ощущения – Виктория чувствовала невесомость и удовлетворение. Сумела ли она доставить ему такое же блаженство?

Она открыла глаза и увидела, что он пристально на нее смотрит. Как только взгляды их встретились, Джастин скатился с нее и потянулся за брюками. Холодно.

– Я не сделал тебе больно? – тихо спросил он, не глядя на нее.

Она приподнялась, с сожалением провожая взглядом его мускулистые ягодицы, которые скрылись под тканью брюк.

– Нет. Вначале было немного больно, а потом – нет. – Она вспыхнула. – Это было великолепно.

Он замер и бросил на нее взгляд через плечо:

– Хорошо. Меня радует этот факт. – Он прочистил горло, как будто ему было не по себе. – Виктория, завтра на рассвете я еду в Лондон.

Она моргнула в недоумении. Отец привез ее в Бэйбери, и она полагала, что они с Джастином проведут здесь несколько недель, прежде чем отправиться обратно в столицу. Но если он намеревался возвращаться так скоро, то почему распаковали ее вещи?

– Ты хотел сказать, мы едем?

Он едва заметно вздрогнул и покачал головой:

– Нет, еду я. Ты остаешься здесь.

Виктория набрала в грудь воздуха, но новость оказалась для нее настолько неожиданной, что она не нашлась что ответить. Джастин прервал молчание вместо нее:

– В поместье есть вся необходимая прислуга. Я позабочусь, чтобы ты не нуждалась в деньгах. Ты свободна управлять этими землями по своему усмотрению – естественно, в пределах разумного. Все подготовлено.

Он бросил на нее ничего не выражающий взгляд, и щеки Виктории вспыхнули ярким румянцем. Она торопливо набросила на себя одеяло. Под столь пустым взглядом ее нагота вновь стала постыдной.

– Я ничего не понимаю, – произнесла она настолько спокойно, насколько могла.

Он нахмурился и направился через всю комнату к бутылке виски, на которую посматривал вечером. Налил себе стакан и опустошил его.

– Ты уже знаешь, что этот брак был заключен как сделка. Не больше и не меньше. Ты сама говорила, что мы друг другу чужие люди и нас ничего не связывает, кроме клочка бумаги с гербовой печатью и одной ночи, проведенной вместе.

Виктория встретилась с его холодным взглядом. По мере того как до нее доходило осознание сложившейся ситуации, ее губы сжимались все плотнее.

– Я поняла тебя, – сказала она наконец. – Ты узаконил этот брак, а теперь просто отмахнешься от меня и вернешься к прежней жизни, не задумываясь о клятвах, которые мы друг другу принесли сегодня днем.

Уголки его рта поползли вниз.

– Эти клятвы ничего не значат, – сказал он.

Виктория подавила вздох.

– Может, для тебя и не значат…

Он покачал головой:

– Здесь тебе будет житься не хуже, чем в отцовском доме. Ты получишь деньги и уважение, которые приличествуют графине. Я уверен, что ты легко обзаведешься новыми друзьями, и все у тебя будет хорошо.

– Я буду твоей женой только формально. – Виктория гордилась тем, что может совладать с собой и говорить ровным тоном, будучи столь сильно униженной.

– Боюсь, я больше ничего не могу для тебя сделать, Виктория. – Джастин поставил на стол пустой стакан и пожал плечами. – Можешь ненавидеть меня, если хочешь… Но завтра я еду в Лондон.

Она кивнула, стараясь удержать себя в руках: разочарование грозило вот-вот сломить ее.

– Если вы намерены это сделать, – проговорила она, – не смею вам препятствовать. Если вы закончили, милорд, желаю вам доброй ночи.

Джастин открыл было рот, собираясь что-то сказать, но закрыл его вновь. Он поклонился, как того требовали приличия и вышел из комнаты, оставив Викторию одну.

Впервые в жизни она оказалась совершенно одна во всех смыслах этого слова.
Глава 1 Урок первый Все мужчины любят загадки

Три года спустя

1815 год

Джастин Толбот, граф Бэйбери, с широкой улыбкой на устах вошел в битком набитый бальный зал. Он окинул взглядом шумную толпу и ощутил тепло – приятно возвращаться домой. После долгих месяцев за границей, где он вкусил много французских удовольствий, долгое время недоступных из-за беспорядков и войны, он рад был снова оказаться в Лондоне.

– Вы только посмотрите, кто вернулся на британскую землю! – загромыхал за спиной Джастина знакомый голос. Он не мог сдержать улыбки, глядя, как его добрый друг Рассел Шоу широкими, уверенными шагами приближается к нему. – И как тебе только удалось оторваться от французских красоток, а, старина?

Джастин засмеялся, когда Шоу хлопнул его по спине в знак приветствия.

– Калеб сказал, что ты сегодня непременно будешь здесь, – заметил он.

Шоу улыбнулся и посмотрел в толпу:

– А где же твой младший братец?

Джастин кивнул в том направлении, куда удалился Калеб:

– Пошел за выпивкой, разумеется.

– А-а. – Шоу понимающе кивнул. – А ты, должно быть, еле на ногах стоишь. Ты же только что вернулся, верно?

Джастин пожал плечами:

– Я вернулся утром, но, к несчастью, почти весь день мне пришлось провести с родителями и сестрой.

Шоу ничем не выдал своих эмоций. Все знакомые Джастина знали, что Калеб – единственный член семьи, с которым он близок. Друзья строили различные предположения о причинах раздора, но правды никто не знал и не догадывался о ней, включая Калеба, который, хотя изо всех сил старался заручиться поддержкой семьи, точно так же в этом не преуспел.

– Но Калеб, нимало не считаясь с моей головной болью, притащил меня сюда, – продолжил Джастин. – Он сказал, что здесь будет нечто такое, что я не должен пропустить. Это все очень загадочно. Что я пропустил, будучи на континенте?

В ярко-голубых глазах Шоу зажегся огонек веселья.

– С чего бы начать? Ну, без тебя имели место несколько драк, бессчетное число разгульных вечеринок… Ах да, старый Миддлмач наконец-то застал свою женушку с Франклином.

– Ну, это должно было рано или поздно случиться, – рассеянно заметил Джастин. – Аделаида не очень осмотрительна в своих связях. Вот почему я с ней порвал.

Шоу кивнул:

– И я тоже. А разве с братом твоим она не любезничала?

Джастин ухмыльнулся:

– Боюсь, она любезничала со многими из нас. А что еще? Ничто из этого не тянет на роль той тайны, которой Калеб окутал этот вечер.

Шоу задумчиво пожевал губы, потом его глаза осветила догадка.

– О, кажется, я понял, с чем носится твой братишка. Тайна эта касается Рии. Она – единственное интересное и значительное событие, которое ты пропустил.

– Рии? – переспросил Джастин, оглядывая текущую вокруг толпу мужчин и женщин, которые пришли на этот бал.

Несмотря на то, что он проходил в респектабельном доме и оркестр играл для танцующих пар, он сильно отличался от обычных скучных лондонских раутов. Здесь не было жеманных девственниц и цепких мамаш в придачу. Здесь джентльмены развлекались в компании своих любовниц, куртизанок и оперных певичек, каждая из которых не прочь была согреть чью-то постель. Мило, очень мило.

– Шоу, ты все испортил! – рассмеялся Калеб, брат Джастина. Он подошел к ним с двумя стаканами виски. Один он протянул Джастину и продолжил: – Я сам хотел представить Рию своему брату. В качестве подарка на возвращение домой.

Джастин усмехнулся и покачал головой. Хочешь попасть в женские сети – послушай Калеба. Женщины, выпивка и карты сводили его с ума с младых ногтей. Похоже, Джастину придется решать новую проблему, прежде чем о ней узнает отец и его хватит апоплексический удар.

– Кто она? Оперная певичка или танцовщица? – Джастин сделал глоток виски.

Калеб пожал плечами:

– В этом-то вся прелесть. Никто не знает наверняка.

Джастин, заинтригованный, склонил голову.

– Что ты имеешь в виду?

– Об этой юной леди никто не слышал до последнего времени. О ней стали шептаться около месяца назад. Поговаривали, она уединилась где-то в глуши с одним солдатом, который научил ее самым безнравственным способам любви. – Глаза Калеба загорелись. – Потом появились те, кто якобы знал мужчин, изведавших ее любви, и они говорили, что она лучшая куртизанка во всей Англии. Когда недели две назад она прибыла в столицу, ее встретили с восторгом. Ходят слухи, что она ищет нового покровителя. Кого-нибудь повыше положением, чем солдат, начитавшийся фривольных книг на службе в Индии.

– На мой вкус, это какая-то мерзость, – фыркнул Шоу. – Но я должен признать, она красавица. Притягательная, как спелый персик, который так и просит, чтоб его сорвали. Если она знает хотя бы половину тех премудростей и секретов любви, которые ей приписывает молва, я готов даже забыть о ее богатом прошлом.

Джастин улыбнулся. Новая женщина – это звучит многообещающе. У него давно не было любовницы. Так, случайные женщины – его постель редко пустовала, но каждый раз это была лишь мимолетная связь. С тех пор как…

Он оборвал эту мысль.

– Так что, Джастин? – спросил Калеб. – Ты собираешься за ней приударить? Заключим пари – кто из нас первым затащит ее в постель?

– Да, Бэйбери… – Шоу рассмеялся. – Хочешь сделать процесс еще более увлекательным?

Джастин почал головой:

– Понятия не имею, откуда в вас такая страсть выбрасывать деньги на ветер. Если эта Рия – лучшая, как вы ее представляете, тогда я завоюю ее. Я всегда побеждаю.

Шоу фыркнул насмешливо:

– Хвастливый ублюдок!

Калеб отступил за спину Джастина.

– Но прежде чем мы заключим пари, брат, позволь представить тебе предмет спора. Вот она, прекрасная Рия.

Джастин обернулся к дверям и увидел, как в зал вошла молодая женщина. Люди хлынули ей навстречу, чтобы поприветствовать ее, Джастин заметил только темные волосы и алое платье с неприлично глубоким вырезом. В конце концов, люди расступились перед ней и дали ему возможность разглядеть ее получше.

Пустой стакан выскользнул из пальцев Джастина и разбился. Хрустальные осколки брызнули во все стороны. Рия действительно оказалась самой красивой женщиной из всех, кого он видел. Но она не была незнакомкой. Она часто являлась ему во сне с тех пор, как три года назад он в последний раз видел ее. Видел ее обнаженной и прекрасной. В своей постели. Она была его женой.

Виктория набрала в грудь побольше воздуху в надежде, что это поможет ей успокоиться. Она прибыла в Лондон уже две недели назад и с тех пор каждый раз, когда посещала одно из этих скандальных собраний, она страшно боялась, что кто-то обнаружит ее обман или, и того хуже, что она сделает что-то совсем неуместное и раскроет себя перед вьющимися вокруг нее мужчинами, которых вдохновили сказки о ее необычайном любовном искусстве.

Она выпрямила спину и подарила ближайшему джентльмену дразнящую улыбку, другому дерзко подмигнула. Она не может позволить себе проиграть или раскрыть карты. Не может позволить страху победить себя. Истинная цель ее прибытия в Лондон важнее всего.

Ее взгляд скользил по залу: она пыталась определить, присутствует ли на вечере кто-то из тех, кто ей нужен. Виктория приветствовала своих многочисленных поклонников и улыбалась им. Боже милостивый, как же просто возбудить в мужчине страсть. Знай она это несколько лет назад…

Виктория отмахнулась от этих мыслей и продолжила путь по залу, отмечая тех, чье внимание ей особенно нужно. Список огромен, а она, кажется, еще очень далека от того, чтобы соблазнить самых завидных мужчин высшего общества. Нет, все это чушь. Глупые сомнения, навеянные воспоминанием о человеке, который отвернулся от нее. Виктория стиснула кулаки. Она не позволит мыслям о Джастине Толботе поставить под вопрос ее успех.

Его сейчас даже нет в Англии. Из некоторых источников она узнала, что он отправился в путешествие по континенту. Несомненно, развлекается там со всем, что движется и умеет мило улыбаться. Во рту у нее стало горько от этой мысли.

– Дорогая, вы в порядке? – раздался голос у ее локтя.

Она обернулась и обнаружила, что рядом стоит Мортимер Сент-Джеймс, пожилой джентльмен, организовавший этот веселый вечер. Один из многих желающих украсить ею свою галерею, чтобы доказать, что возраст никак не сказался на его физических возможностях. Он положил голую, без перчатки, ладонь на ее руку, и Виктория едва удержалась, чтобы не шарахнуться в сторону.

– Да, со мной все в порядке, мистер Сент-Джеймс, – ответила она с фальшивой улыбкой. – Сегодня очень многолюдно, не правда ли?

Он кивнул, окинул гордым взглядом движущиеся группки людей и разразился выспренной речью о том, сколько влиятельных гостей присутствует сегодня в его доме. Виктория старалась сдержать раздражение.

Боже, как все это скучно! Ни один из тех, кого она встретила, вернувшись под именем Рии, не заинтересовал ее дольше, чем на несколько секунд. Все они – только напыщенные идиоты, которые жаждут затащить ее в свою постель. От этой мысли ее передергивало. Если бы ей и в самом деле необходимо было найти любовника, здесь она точно не преуспела бы.

Слава Богу, ее истинная цель состоит совсем в другом.

– Итак, раз уж я так известен, кому вас представить? – наседал Сент-Джеймс. Он придвинулся поближе и стиснул ей руку. – Конечно, если вы не решили одарить благосклонностью меня…

Виктория проглотила ком, подкативший к горлу, и осторожно высвободилась из когтистой хватки.

– О, мистер Сент-Джеймс, – проворковала она, – боюсь, что я с легкостью могла бы влюбиться в вас, а в моей профессии это опасно. Возможно, будет лучше, если вы представите меня кому-то, кто представляет собой меньшую опасность для моего нежного сердца.

Она едва сдерживалась: до того смешна была эта ложь, но Сент-Джеймс только кивал как заведенный, будто у него голова крепилась на шарнире. Отличная возможность, чтобы приблизиться к одной из настоящих мишеней.

– Назовите его, – провозгласил Сент-Джеймс.

– Ну, к примеру, сэр… – заговорила Виктория, но в этот момент глаза ее спутника загорелись.

– Ах, вот идет один из самых влиятельных господ в Лондоне. Уверен, вы захотели бы свести с ним знакомство.

Виктория выдавила из себя улыбку. Она не в том положении, чтобы чего-то требовать от этого человека. Все, что ей остается, – это соглашаться с ним и надеяться, что человек, который идет к ним, – один из тех, с кем ей необходимо встретиться.

Она медленно повернулась к новоприбывшему. Но обнаружила у себя за спиной не вожделеющего незнакомца… У Виктории задрожали ноги, сердце забилось вдвое быстрее. Это… это…

– Дорогая, разрешите представить вам графа Бэйбери, Джастина Толбота. Бэйбери, это…

– О, я прекрасно знаю, кто это, – сказал Джастин с улыбкой, от которой у Виктории мороз прошел по коже – настолько она была неискренней. В глазах не было ни тени приязни.

Он намеревался разоблачить ее. Она на последний цент поспорила бы, что это так. Его губы – с того самого момента, как она узнала их вкус, они притягивали ее внимание, проклятая слабость – жестоко изогнулись. Он чувствовал праведный гнев, и это потрясло Викторию до глубины души.

Он не имел права ничего к ней чувствовать, а уж злость или право собственности – меньше всего! Он отказался от этих прав, равно как и от других супружеских обязанностей.

– Рия, – проговорил он тихо и в то же время очень властно, – самая блистательная из куртизанок. Женщина, с которой все мужчины жаждут… – Он замолчал, заменив слово многозначительным взмахом руки. О, эти руки, Виктория помнила их! – Познакомиться, – закончил он сухим, как старые дрова, тоном.

Виктория выдохнула с облегчением: разоблачение откладывается. Вряд ли, конечно, он пошел на это ради нее. Джастин всегда в первую очередь руководствуется только самыми эгоистичными мотивами. Либо он оберегает свою репутацию, либо просто хочет помучить ее, оттянув страшный момент.

Сент-Джеймс вклинился между ними и принялся что-то бубнить Джастину, но тот не сводил взгляда с Виктории, даже когда отвечал коротышке. Сент-Джеймс, казалось, не в состоянии был заткнуться даже тогда, когда воздух от напряжения сгустился так, что его можно было бы резать ножом, который Виктория на всякий случай прятала в туфельке.

Но на этот раз его болтливость оказалась ей на руку. Джастин не мог подойти слишком близко к ней, и Виктория использовала драгоценные мгновения, чтобы собраться с духом. Первое потрясение утихало. Она смотрела на него во все глаза, стараясь не упустить ни одной черточки.

Боже, как же он красив! Она изменилась, и она знала это. За три года, что прошли с момента их последней встречи, она пережила страшную сердечную муку. Естественно, девочка, которую он соблазнил, превратилась в совсем другую женщину. Но он остался прежним.

Джастин ростом превосходил большинство мужчин своего времени. Широкие плечи, длинные мускулистые руки и ноги будили в ней воспоминания о том, как восхитительно было лежать под большим телом и соприкасаться с ним голой кожей. Он отпустил волосы длиннее, чем предписывала мода, и они с элегантной небрежностью спадали на глаза.

Да, он ни капельки не изменился. Такой же заносчивый и загадочный, в ореоле греховности, который, казалось, вихрем закручивается вокруг него. Виктория сразу же ощутила, как возвращаются к ней все воспоминания, которые она так старалась в себе убить. Она презирала себя за это.

Сент-Джеймс болтал без умолку. Джастин скрестил руки на груди и склонил голову набок, оглядывая ее с головы до ног. Она будто снова вернулась в первую брачную ночь, в ту минуту, когда он так же оценивающе осматривал ее. А потом лишил ее одежды, невинности – и маленькой частички души. Ей уже не вернуть ее.

Стиснув зубы от злости – на себя и на него одновременно, – она хотела уже отвернуться, когда Джастин ухмыльнулся. Ухмыльнулся, как будто ее волнение доставляло ему удовольствие. Он наслаждался властью, которую получил над ней. Паника и мимолетное желание, которое она ощутила при встрече с ним, мгновенно улетучились, уступив место гневному возмущению. Вот ублюдок! Черта с два она позволит ему одержать над ней верх. Не бывать этому больше! Нельзя, чтобы Джастин помешал ей исполнить свой долг.

– Сент-Джеймс, вы не станете возражать, если мы с… – Джастин вновь выдержал паузу и бросил на нее пустой взгляд, – Рией перемолвимся словечком наедине?

Сент-Джеймс посмотрел на них с сальной улыбочкой и быстро закивал:

– Конечно, конечно. Но только, Бэйбери, если вздумаете претендовать на ее общество единолично, не забывайте, кто вас познакомил.

Джастин наконец-то отвел глаза от Виктории и вперил в Сент-Джеймса испепеляющий взгляд:

– О, не беспокойтесь. В жизни не забуду.

Сент-Джеймс не обратил ни малейшего внимания на гневный тон Джеймса, вежливо поклонился и растворился среди гостей, оставив их одних – настолько, насколько это было возможно посреди любопытной толпы.

– Чем могу служить, милорд? – спросила Виктория, гордая тем, что ее собственный тон был так же холоден, как и его. По крайней мере, голос не выдавал страха, смятения и других чувств, в которых она уже запуталась.

Виктория, к своему удовольствию и радости, обнаружила, что этот ледяной тон его задел. Наконец-то в его глазах вспыхнул гнев! Он схватил ее за руку.

– Не здесь! – прорычал Джастин.

Без тени обходительности, которую так расхваливала молва, он потащил ее через весь зал на террасу.

Виктории немедленно захотелось вырваться, но она сдержалась. Не стоит устраивать скандал у всех на глазах: возникнет слишком много вопросов и слухов. Это может все разрушить. Лучше будет поговорить с ним наедине.

Эта мысль заставила ее руки задрожать: от страстного желания придушить мерзавца – и острой потребности коснуться его кожи.

Воздух дышал ночной прохладой. Джастин нашел на террасе укромный, никем не занятый уголок и затащил ее за большой горшок с декоративным растением. На большее уединение рассчитывать не приходилось.

Как только Виктория уверилась, что их никто не видит, она вырвала руку из его хватки и с удовольствием одарила его самым испепеляющим взглядом, на какой была способна, Так она смотрела на зарвавшихся служанок и арендаторов-должников.

– Что все это значит? – осведомилась Виктория. – Для чего вы притащили меня сюда? Вы не имеете права…

У Джастина отпала челюсть.

– Не имею права?! Ты явилась на этот бал, все мужчины пускают слюни и состязаются за право стать твоим новым покровителем… А ты говоришь мне, что я не имею права, Виктория?!

О, зачем же он назвал ее по имени? В одно мгновение она вернулась назад, в первую брачную ночь, и звук ее имени, слетевший с его губ, родил в ней ту же чувственную дрожь, что и тогда. Не важно, насколько она презирает Джастина Толбота и не понимает логики его поступков, она до сих пор желает его. Несмотря на все то, через что ей пришлось пройти благодаря ему.

Она стряхнула наваждение и улыбнулась, хотя не чувствовала ни веселья, ни удовольствия.

– Какой сюрприз! – Она будто выплюнула эти слова – и в то же время ненавидела горечь, проскользнувшую в голосе. Она обнажала слишком много чувств. – Вы помните, как меня зовут.

Джастин сжал пальцы в кулаки.

– Разумеется, я помню, как тебя зовут, – прошипел он, и Виктория почувствовала, что ему пришлось приложить титанические усилия, чтобы не сорваться на крик. – Ты моя жена.

Она вздрогнула и покачала головой.

– Нет, Джастин, я никогда не была тебе женой. По-настоящему – нет. А что и с кем я здесь делаю – не твое дело.

Она собиралась пройти мимо него и вернуться в дом, надеясь, но не веря до конца, что он позволит ей уйти.

Он, конечно, не позволил. Быстрым плавным движением он схватил ее за плечи и прижал к стене дома. Горячие руки жгли обнаженную кожу, и предательское тело отзывалась на это прикосновение ненавистным, пронзительным желанием.

Он такой сильный, такой тяжелый, такой мускулистый… Джастин прижал ее к стене всем телом, удерживая на месте. Виктория едва сдержалась, чтобы не поднять лицо ему навстречу и не предложить ему губы для поцелуя. Вновь ощутить его вкус, узнать, чувствует ли он то же самое, что и она. Проверить, было ли совершенство их единения – фальшивым воспоминанием, вызванным недостатком опыта и глупыми надеждами.

– Я хочу знать, что ты здесь делаешь, Виктория! – прорычал Джастин. – И ты удовлетворишь мое желание.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Пролог
Глава 1 . Урок первый . Все мужчины любят загадки
Глава 2 . Урок второй . Никогда не теряй самообладания… пока сама этого не захочешь
Глава 3 . Урок третий . Заставить мужчину желать тебя просто. Но не желай его сама
Глава 4 . Урок четвертый . Если тебя пожелал один мужчина, тут же появится второй
Глава 5 . Урок пятый . Ни один мужчина не заставит тебя потерять голову… пока ты сама ему не позволишь
Глава 6 . Урок шестой . Наслаждение – самое страшное оружие
Глава 7 . Урок седьмой . Поцелуй не значит ничего, но он может изменить все
Глава 8 . Урок восьмой . Пусть он желает большего
Глава 9 . Урок девятый . Шлюха продает себя за деньги. Куртизанка берет намного больше
Глава 10 . Урок десятый . Любовница – это не жена, и не важно, как сильно ей хочется быть женой
Глава 11 . Урок одиннадцатый . Каждая женщина должна в совершенстве владеть искусством остроумной беседы
Глава 12 . Урок двенадцатый . Леди должна красиво одеваться – как на балу, так и в спальне
Глава 13 . Урок тринадцатый . Всегда уходи первой
Глава 14 . Урок четырнадцатый . Будь осторожна с тем, кому доверяешь
Глава 15 . Урок пятнадцатый . Никогда ни о чем не проси
Глава 16 . Урок шестнадцатый . Не играй с огнем: можешь обжечься
Глава 17 . Урок семнадцатый . Нет ничего дороже твоего достоинства
Глава 18 . Урок восемнадцатый . Ложь и тайны рано или поздно открываются, так что будь к этому готова
Глава 19 . Урок девятнадцатый . Не путай слабость с уязвимостью. Это не одно и то же
Глава 20 . Урок двадцатый . Твое тело – самое ценное, что у тебя есть. Береги его
Глава 21 . Урок двадцать первый . Никогда не влюбляйся
Глава 22 . Урок двадцать второй . Если уж нарушаешь правила, делай это от всей души
Штрихкод:   9785170621514
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   275 г
Размеры:   205x 132x 15 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Малолетова М.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить