Забытый вкус кислички Забытый вкус кислички Роман Пак Вансо «Забытый вкус кислички» — вторая книга автора, изданная по-русски. Писательница вспоминает детство и юность, пришедшиеся на слом истории Кореи, освобождение от японского правления, гражданскую войну, разделение единого народа на два противоборствующих лагеря. Время 978-5-9691-1424-1
509 руб.
Russian
Каталог товаров

Забытый вкус кислички

  • Автор: Пак Вансо
  • Твердый переплет. Плотная бумага или картон
  • Издательство: Время
  • Серия: Самое время!
  • Год выпуска: 2016
  • Кол. страниц: 320
  • ISBN: 978-5-9691-1424-1
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Роман Пак Вансо «Забытый вкус кислички» — вторая книга автора, изданная по-русски. Писательница вспоминает детство и юность, пришедшиеся на слом истории Кореи, освобождение от японского правления, гражданскую войну, разделение единого народа на два противоборствующих лагеря.
Отрывок из книги «Забытый вкус кислички»
Написанное как автопортрет
Не знаю, можно ли назвать это романом. Я попробовала написать произведение, основанное лишь на том, что сохранила память.
Выпустив в свет несколько книг, я обнаружила, что все время использовала историю своей жизни как материал для романов и эссе. Но вместе с тем не оставляла ее без художественного вымысла и приукрашивания, чтобы произведение получилось законченным. На этот же раз, сдерживая желание сочинять, я старалась основываться исключительно на сохранившемся в памяти материале, и из этих событий, сверяясь со временем, создавала максимально правдивый рассказ, словно строила дом из кирпичиков. Однако ради масштаба и равновесия этого дома, названного романом, из огромной груды воспоминаний неизбежно отбирались отдельные фрагменты оставшихся в памяти картин, и чтобы они естественно соединились в одну цепь с тем, что уже забылось, требовались звенья, рожденные моим воображением.
Еще большую проблему создавала недостоверность воспоминаний. Становясь старше, в беседах с родственниками или друзьями я часто перебирала прошлое, и при этом каждый раз удивлялась, насколько разнятся воспоминания о событиях, пережитых нами вместе, и в конце концов поняла, что память — это всего лишь сила воображения каждого человека. Я попробовала написать произведение, которое немного отличалось бы от предыдущих, но у меня не было стремления хоть как-то изменить свой способ создания художественной прозы. Мной владело настроение, какое бывает у художника, пожелавшего написать несколько автопортретов. До сих пор среди многочисленных действующих лиц, созданных мной, ни разу не было персонажа, чьим прототипом являлась бы я сама, поэтому я решила выставить себя напоказ, задрав нос: вот, пожалуйста, это я. Но преодолеть желание приукрасить себя оказалось очень сложным делом.
Перечитывая текст в процессе корректуры, я обнаружила, что по сравнению с описаниями родственников или других действующих лиц, сделанными тщательно и
беспощадно, свой портрет я обрисовала неясно, говорила о себе, не вдаваясь в подробности, и многое сокращала. Я думала, это как раз доказательство того, насколько трудно быть честным перед собой. В наше время средняя продолжительность жизни любого художественного произведения становится все короче, соответственно и отношение к нему меняется: его стали воспринимать как что-то незначительное, не имеющее ценности, но от этого писательский труд ничуть не стал легче. Если кому-то это кажется несправедливым, то можно просто не писать; и все равно обидно. Когда я получила от издательства «Ундин» соблазнительное предложение написать роман о жизни с детства до юности, то отнеслась к нему с интересом, поскольку мне сказали, что это произведение должно быть похожим на автобиографию, следовательно, нет необходимости придумывать сюжетную линию, характеры персонажей. Одним словом, возникла мысль попробовать написать что-то без особых усилий. Но, как оказалось, ничто не требует столько мужества, сколько прямой взгляд на самое себя. Кроме того, печаль по кровным родственникам, в детстве оказавшим на меня влияние, заставила вновь испытывать страдание.
Сожаление и грусть вызывают воспоминания о том, с каким трудом создавалось это сочинение, поскольку в конце я чувство- вала себя так, словно из меня вытянули все жилы. Но хочется добавить, что я сделала все возможное, чтобы предстать перед читателями живым очевидцем с более подробными и правдивыми показаниями о состоянии общества, обычаях, нравах, внутреннем мире человека 1940-х — начала 1950-х годов, чем уже имеющиеся свидетельства разного рода.
Может быть, это звучит не очень хорошо, как будто я рисуюсь, но сейчас мне, совершенно выбившейся из сил, требуется утешение. Мне хочется услышать, что я теряю столько энергии не ради какого-то товара одноразового использования, при печатании которого загрязняется окружающая среда. Спасибо издательству за долгое ожидание. Благодаря «Ундин» впервые после литературного дебюта у меня появился не роман с продолжением, публиковавшийся в газете из номера в номер, а отдельная книга. Кроме того, я поминаю это издательство добрым словом за то, что смогла написать длинное произведение.
Сентябрь 1992 года
Пак Вансо

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785969114241
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   290 г
Размеры:   170x 132x 18 мм
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить