Майя и другие Майя и другие Сборник \"Майя и другие\" из совместной книжной серии журнала “Сноб” и издательства “АСТ” посвящается Майе Михайловне Плисецкой. Великая балерина и удивительная женщина, она была и остается для нас прекрасной победительницей, обладавшей единственным и неповторимым даром быть самой собой в любых обстоятельствах, при любой системе, и на любых, самых престижных сценах мира. История Плисецкой — один из самых притягательных мифов ХХ века, в котором сошлись и отразились судьбы многих ее современниц. Кого-то из авторов и героинь этой книги она знала лично, как например, Элизабет Тейлор. Кто-то был ей заочно интересен, как Рената Литвинова, а кто-то восхищался и аплодировал ей самой, как Марлен Дитрих и Симона Синьоре. В любом случае все они, желая того или нет, оказались включены в магический круг имен, который по-прежнему волнует воображение читателей, заставляя снова и снова обращаться к их жизни и творчеству. Книга “Майя и другие” — это еще одна попытка узнать и полюбить их заново. По традиции в сборник включен и обширный раздел современной прозы, представленный именами Татьяны Толстой, Людмилы Петрушевской, Михаила Шишкина, Александра Кабакова, Марины Степновой и других. АСТ 978-5-17-094347-0
827 руб.
Russian
Каталог товаров

Майя и другие

  • Твердый переплет. Плотная бумага или картон
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Сноб
  • Год выпуска: 2016
  • Кол. страниц: 416
  • ISBN: 978-5-17-094347-0
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Сборник "Майя и другие" из совместной книжной серии журнала “Сноб” и издательства “АСТ” посвящается Майе Михайловне Плисецкой. Великая балерина и удивительная женщина, она была и остается для нас прекрасной победительницей, обладавшей единственным и неповторимым даром быть самой собой в любых обстоятельствах, при любой системе, и на любых, самых престижных сценах мира. История Плисецкой — один из самых притягательных мифов ХХ века, в котором сошлись и отразились судьбы многих ее современниц. Кого-то из авторов и героинь этой книги она знала лично, как например, Элизабет Тейлор. Кто-то был ей заочно интересен, как Рената Литвинова, а кто-то восхищался и аплодировал ей самой, как Марлен Дитрих и Симона Синьоре. В любом случае все они, желая того или нет, оказались включены в магический круг имен, который по-прежнему волнует воображение читателей, заставляя снова и снова обращаться к их жизни и творчеству. Книга “Майя и другие” — это еще одна попытка узнать и полюбить их заново. По традиции в сборник включен и обширный раздел современной прозы, представленный именами Татьяны Толстой, Людмилы Петрушевской, Михаила Шишкина, Александра Кабакова, Марины Степновой и других.
Отрывок из книги «Майя и другие»
I. Легенда осени.
Сергей Николаевич.
Майя навсегда.
В детстве я больше всего боялся, что никогда не увижу её на сцене. Всё-таки ей уже было немало лет, и все её ровесницы давно сидели по домам или вели кружки бальных танцев при домах культуры. А она продолжала танцевать Одетту-Одиллию, Кармен и другие заглавные балетные партии. Случалось это, правда, довольно редко. Большую часть сезона она проводила где-то далеко, на гастролях, за границей, откуда то и дело доносились победные фанфары. Программа "Время" подробно рапортовала об очередной победе советского балета и его главной звезды, народной артистки СССР, лауреата Ленинской премии и т. д. Отсюда и стойкое ощущение, что она не здесь, не с нами. Что в любой момент может улететь, исчезнуть, истаять в воздухе, как виллиса из второго акта "Жизели". Ведь танцевала же она Мирту, повелительницу виллис. И, говорят, гениально. Только никто этого уже не помнил, кроме старичков-балетоманов, так давно это было. В общем, надо ловить момент.
Я ходил мимо белых простыней театральных афиш, расклеенных по Кутузовскому проспекту, вчитывался в списки действующих лиц и исполнителей (тогда за месяц вперёд вывешивали все балетные и оперные составы). Как правило, не находил её имени и со спокойной душой отправлялся в школу, утешая себя, что наша встреча просто откладывается на неопределённое время.
Но однажды произошло то, на что я уже перестал надеяться: афиша извещала, что 6 апреля 1972 года состоится спектакль "Анна Каренина". В главной роли она! Первая мысль – попрошу денег у мамы и сам поеду к кассам КДС и Большого. Однажды я уже стоял в длинной очереди, извивавшейся по подземному переходу к станции метро "Библиотека им. Ленина". Вполне себе была приличная и, я бы даже сказал, одухотворённая очередь. Не за паласами стояли пять часов, за билетами в Большой. Правда, когда, наконец, меня допустили к заветному окошку, выяснилось, что больше половины названий из списка вычеркнута. Осталась одна только "Иоланта".
– Но это же опера! – взвыл я.
– А на балет билетов нет, – срифмовала кассирша. – Кончились!
Так я и ушёл с ненужными мне билетами на "Иоланту" и с чувством, что хоть ночь напролёт стой у этих дверей, никогда ничего тебе тут не обломится. В общем, ехать туда было бессмысленно. Знакомых в театральном мире у нас с мамой не было. Оставался единственный шанс – пострелять лишний билетик перед самим спектаклем. Это потом я овладел этим нехитрым искусством: посмотреть весело, улыбнулся дружелюбно и, придав голосу самый вкрадчивый и нежный обертон, спросить: "У вас не будет лишнего билета?" Но в 13 лет я стоял около обезвоженного бронзового фонтана в своей куртке на вырост, дубина дубиной, и смотрел, как мама носится по пыльному скверу, приставая к незнакомым людям с просьбой о билете на "Анну Каренину". Теперь я понимаю, что в этой сцене было что-то от Достоевского: тень бездомной Катерины Ивановны Мармеладовой витала над нами, пробуждая то надежду, то отчаянье, то вызывая истерический хохот. Колонны Большого театра еле удерживали неистовый людской поток, рвавшийся к парадным дверям. Тогда ещё не было металлоискателей и такого количества полиции, как сейчас. Стояли одни бывалые капельдинерши с программками. Но пройти мимо них незамеченным было невозможно.
В какой-то момент рядом с нами как будто из воздуха материализовался некий господин в котелке.
– У вас есть билет? – спросила мама и вцепилась в его рукав.
– Нет, но я могу вас провести в театр, – сказал господин, понизив голос до шепота.
– Не меня, сына, сына! – не веря своему счастью, взмолилась мама.
– Давайте сына.
– Сколько?
– Десять.
Мама достала розовую десятку с Лениным и отдала господину.
– Иди с ним, – скомандовала она.
Я пошёл. Впереди маячило серое пальто и импортный котелок. Людские волны то прибивали меня к нему, и тогда я слышал запах его сладкого импортного одеколона, то разлучали, и мне казалось, что он сейчас исчезнет с нашей десяткой навсегда.
Господин оглянулся на меня только один раз, когда мы подходили к барьеру, отделявшему счастливых обладателей билетов от бушующего безбилетного моря. Невидимый кивок седой капельдинерше. Колючий взгляд в ответ. Она сделала вид, что меня не видит.
– А теперь марш на четвёртый ярус, – прошептал одними губами господин и исчез, так же как появился.
Я буквально взлетел на последний ярус. Но там меня поджидало дикое разочарование. Краешек сцены, открывавшийся моему биноклю, был не больше спичечного коробка. Я спустился в бельэтаж в надежде пристроиться в одну из лож. "Ваш билет?" – спрашивали меня служительницы с ключом наготове. Все двери были наглухо закрыты. Звучал уже третий звонок, и опоздавшие зрители пробирались на свои законные места, а я все тыркался в запертые двери. Потом меня долго преследовал один и тот же сон: я в пустом театре, звучит увертюра, и я никак не могу попасть в зал, где сейчас должен начаться главный спектакль в моей жизни. И всё, что мне дано увидеть, – это только гаснущие огни люстры в какой-то полуоткрытой створке немедленно захлопнувшейся двери.
Я поднялся на свой третий ярус. Там было душно и тесно. Я бросил на пол сумку, которая была со мной. А когда совсем потушили свет, встал на неё на колени. Теперь я мог видеть не только оркестровую яму и край сцены, но и кусок золотого занавеса, подсвеченного огнями рампы. Потом всё погрузилось в кромешную тьму, под музыку занавес торжественно двинулся в разные стороны, открывая вид на пустоватую сцену с падающим бутафорским снегом, железнодорожными фонарями и группой артистов, которые что-то старательно выделывали ногами, изображая светское общение на вокзальном перроне. А потом я увидел её.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
I. ЛЕГЕНДЫ ОСЕНИ
СЕРГЕИ НИКОЛАЕВИЧ. Майя навсегда
РИЧАРД БАРТОН. ЖИЗНЬ без нее проходит
ВПУСТУЮ
ЭРИК ХАНУТ. Млрден Дитрих: I wish you love
ЮТТА ЯКОБП. Кто она, Цара Леандер?
СИМОНА СИНЬОРЕ. Монро
МАЙЯ ТУРОВСКАЯ. Казус Ольги Чеховой. Шпионка
Сталина пли конфидентка Гитлера?
АЛЛА ДЕМИДОВА. Таинственный и новый
МАРФА ПЕШКОВА. ДОЧЬ ТИМОШИ
МАША СЛОНПМ. Мама, или Гамак жизни
АНДРЕИ МАКАРЕВИЧ. О Балерине
II. ОПАСНЫЕ СВЯЗИ
ДИАНА АРБЕНИНА. Конец прекрасной эпохи,
или Как закалялась сталь
МАРИЯ ГОЛОВАНИВСКАЯ. Укус Софы. Рассказ
писателя N
ВИКТОРИЯ ТОКАРЕВА. Я надеюсь...
ЛЮДМИЛА ПЕТРУШЕВСКАЯ. Санаториум
РЕНАТА ЛИТВИНОВА. Всё о Венере. Рассказ
командировочной
дамы из поезда
МАРИНА СТЕПНОВА. Покорми, пожалуйста, Гитлера
ТАТЬЯНА ТОЛСТАЯ. Девушка в цвету
ДАНИЛ ГУРЬЯНОВ. Диктатор и сумасшедшая
АЛЕКСАНДР КАБАКОВ. Маленькая слабость Л.
МИХАИЛ ШИШКИН. Пальто с хлястиком
Штрихкод:   9785170943470
Аудитория:   16 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   750 г
Размеры:   216x 176x 18 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Альбом, Антология, Сборник
Тип иллюстраций:   Фотографии цветные
Составитель:   Николаевич Сергей, Шубина Е.Д.
Отзывы Рид.ру — Майя и другие
Оцените первым!
Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
26.12.2015 03:40
"Майя и другие" - неплохая книга главного редактора журнала "Сноб" Сергея Николаевича. Она выпущена к юбилею великой русской балерины Большого театра СССР Майи Михайловны Плисецкой (1925 - 2015). Плисецкую знают все. Даже те, кто ни разу в жизни не был на балете и никогда на него не пойдет. Потому что Плисецкая - это не только балерина, это символ. Красоты, изящества, успеха и таланта. 20 ноября ей должно было исполниться 90 лет. Качество книги отличное. Твёрдый переплёт, суперобложка, качественная офсетная бумага, цветные фотографии, чёткий, легко читаемый шрифт. Формат стандартный. Книга привлекла меня своей обложкой и названием. В моей домашней библиотеке есть книга "Я, Майя Плисецкая...", автором которой является сама Майя Михайловна. Она была выпущена издательством Аст в 2008 году. Но мне хотелось узнать что-нибудь новое о приме-балерине СССР, известной не только в нашей стране, но и во многих странах мира. Но, к сожалению, немного была разочарована книгой, так как она не вся о ней Плисецкой. Из 416 страниц ей посвящены только 70. Остальные - другим артистам: Элизабет Тейлор, Марлен Дидрих, Мериллин Монро, Ольге Чеховой, Татьяне Литвиновой и др.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Майя и другие» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить