Собор Парижской Богоматери Собор Парижской Богоматери \"Собор Парижской Богоматери\" - величайший исторический роман франкоязычной прозы. Книга, в которой увлекательный, причудливый сюжет - всего лишь прекрасное обрамление для поразительных, потрясающих воображение авторских экскурсов в прошлое Парижа. Книга, в которой каждый читатель найдет что-то свое... \"Собор Парижской Богоматери\" экранизировали и ставили на сцене десятки раз, однако ни одной из постановок не удалось до конца передать масштаб и величие романа Гюго. АСТ 978-5-17-050932-4
212 руб.
Russian
Каталог товаров

Собор Парижской Богоматери

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
"Собор Парижской Богоматери" - величайший исторический роман франкоязычной прозы. Книга, в которой увлекательный, причудливый сюжет - всего лишь прекрасное обрамление для поразительных, потрясающих воображение авторских экскурсов в прошлое Парижа. Книга, в которой каждый читатель найдет что-то свое...
"Собор Парижской Богоматери" экранизировали и ставили на сцене десятки раз, однако ни одной из постановок не удалось до конца передать масштаб и величие романа Гюго.
Отрывок из книги «Собор Парижской Богоматери»
Несколько лет тому назад, осматривая Собор Парижской Богоматери или,
выражаясь точнее, обследуя его, автор этой книги обнаружил в темном закоулке
одной из башен следующее начертанное на стене слово:
'АМАГКН [1]
Эти греческие буквы, потемневшие от времени и довольно глубоко
врезанные в камень, некие свойственные готическому письму признаки,
запечатленные в форме и расположении букв, как бы указывающие на то, что
начертаны они были рукой человека средневековья, и в особенности мрачный и
роковой смысл, в них заключавшийся, глубоко поразили автора.
Он спрашивал себя, он старался постигнуть, чья страждущая душа не
пожелала покинуть сей мир без того, чтобы не оставить на челе древней церкви
этого стигмата преступлений или несчастья.
Позже эту стену (я даже точно не припомню, какую именно) не то
выскоблили, не то закрасили, и надпись исчезла. Именно так в течение вот уже
двухсот лет поступают с чудесными церквами средневековья. Их увечат как
угодно -- и изнутри и снаружи. Священник их перекрашивает, архитектор
скоблит; потом приходит народ и разрушает их.
И вот ничего не осталось ни от таинственного слова, высеченного в стене
сумрачной башни собора, ни от той неведомой судьбы, которую это слово так
печально обозначало, -- ничего, кроме хрупкого воспоминания, которое автор
этой книги им посвящает. Несколько столетий тому назад исчез из числа живых
человек, начертавший на стене это слово; исчезло со стены собора и само
слово; быть может, исчезнет скоро с лица земли и сам собор.
Это слово и породило настоящую книгу.
Март 1831

* КНИГА ПЕРВАЯ *



I. Большая зала


Триста сорок восемь лет шесть месяцев и девятнадцать дней тому назад
парижане проснулись под перезвон всех колоколов, которые неистовствовали за
тремя оградами: Сите, Университетской стороны и Города.
Между тем день 6 января 1482 года отнюдь не являлся датой, о которой
могла бы хранить память история. Ничего примечательного не было в событии,
которое с самого утра привело в такое движение и колокола и горожан Парижа.
Это не был ни штурм пикардийцев или бургундцев, ни процессия с мощами, ни
бунт школяров, ни въезд "нашего грозного властелина короля", ни даже
достойная внимания казнь воров и воровок на виселице по приговору парижской
юстиции. Это не было также столь частое в XV веке прибытие какоголибо пестро
разодетого и разукрашенного плюмажами иноземного посольства. Не прошло и
двух дней, как последнее из них -- это были фландрские послы, уполномоченные
заключить брак между дофином и Маргаритой Фландрской, -- вступило в Париж, к
великой досаде кардинала Бурбонского, который, в угоду королю, должен был
скрепя сердце принимать неотесанную толпу фламандских бургомистров и угощать
их в своем Бурбонском дворце представлением "прекрасной моралитэ, шутливой
сатиры и фарса", пока проливной дождь заливал его роскошные ковры,
разостланные у входа во дворец.
Тем событием, которое 6 января "взволновало всю парижскую чернь", как
говорит Жеан де Труа, -- было празднество, объединявшее с незапамятных
времен праздник Крещения с праздником шутов.
В этот день на Гревской площади зажигались потешные огни, у Бракской
часовни происходила церемония посадки майского деревца, в здании Дворца
правосудия давалась мистерия. Об этом еще накануне возвестили при звуках
труб на всех перекрестках глашатаи парижского прево, разодетые в щегольские
полукафтанья из лилового камлота с большими белыми крестами на груди.
Заперев двери домов и лавок, толпы горожан и горожанок с самого утра
потянулись отовсюду к упомянутым местам. Одни решили отдать предпочтение
потешным огням, другие -- майскому дереву, третьи -- мистерии. Впрочем, к
чести исконного здравого смысла парижских зевак, следует признать, что
большая часть толпы направилась к потешным огням, вполне уместным в это
время года, другие -- смотреть мистерию в хорошо защищенной от холода зале
Дворца правосудия; а бедному, жалкому, еще не расцветшему майскому деревцу
все любопытные единодушно предоставили зябнуть в одиночестве под январским
небом, на кладбище Бракской часовни.
Народ больше всего теснился в проходах Дворца правосудия, так как было
известно, что прибывшие третьего дня фландрские послы намеревались
присутствовать на представлении мистерии и на избрании папы шутов, которое
также должно было состояться в большой зале Дворца.
Нелегко было пробраться в этот день в большую залу, считавшуюся в то
время самым обширным закрытым помещением на свете. (Правда, Соваль тогда еще
не обмерил громадную залу в замке Монтаржи.) Запруженная народом площадь
перед Дворцом правосудия представлялась зрителям, глядевшим на нее из окон,
морем, куда пять или шесть улиц, подобно устьям рек, непрерывно извергали
все новые потоки голов. Непрестанно возрастая, эти людские волны разбивались
об углы домов, выступавшие то тут, то там, подобно высоким мысам в
неправильном водоеме площади.
Посредине высокого готического [2] фасада Дворца правосудия находилась
главная лестница, по которой безостановочно поднимался и спускался людской
поток; расколовшись ниже, на промежуточной площадке, надвое, он широкими
волнами разливался по двум боковым спускам; эта главная лестница, как бы
непрерывно струясь, сбегала на площадь, подобно водопаду, низвергающемуся в
озеро. Крик, смех, топот ног производили страшный шум и гам. Время от
времени этот шум и гам усиливался: течение, несшее толпу к главному крыльцу,
поворачивало вспять и, крутясь, образовывало водовороты. Причиной тому были
либо стрелок, давший комунибудь тумака, либо лягавшаяся лошадь начальника
городской стражи, водворявшего порядок; эта милая традиция, завещанная
парижским прево конетаблям, перешла от конетаблей по наследству к конной
страже, а от нее к нынешней жандармерии Парижа.
В дверях, в окнах, в слуховых оконцах, на крышах домов кишели тысячи
благодушных, безмятежных и почтенных горожан, спокойно глазевших на Дворец,
глазевших на толпу и ничего более не желавших, ибо многие парижане
довольствуются зрелищем самих зрителей, и даже стена, за которой что-либо
происходит, уже представляет для них предмет, достойный любопытства.
Если бы нам, живущим в 1830 году, дано было мысленно вмешаться в толпу
парижан XV века и, получая со всех сторон пинки, толчки, -- прилагая крайние
усилия, чтобы не упасть, проникнуть вместе с ней в обширную залу Дворца,
казавшуюся в день 6 января 1482 года такой тесной, то зрелище,
представившееся нашим глазам, не лишено было бы занимательности и
очарования; нас окружили бы вещи столь старинные, что они для нас были бы
полны новизны.
Если читатель согласен, мы попытаемся хотя бы мысленно воссоздать то
впечатление, которое он испытал бы, перешагнув вместе с нами порог обширной
залы и очутившись среди толпы, одетой в хламиды, полукафтанья и безрукавки.
Прежде всего мы были бы оглушены и ослеплены. Над нашими головами
двойной стрельчатый свод, отделанный деревянной резьбой, расписанный
золотыми лилиями по лазурному полю; под ногами -- пол, вымощенный белыми и
черными мраморными плитами. В нескольких шагах от нас огромный столб, затем
другой, третий -- всего на протяжении залы семь таких столбов, служащих
линией опоры для пяток двойного свода. Вокруг первых четырех столбов --
лавочки торговцев, сверкающие стеклянными изделиями и мишурой; вокруг трех
остальных -- истертые дубовые скамьи, отполированные короткими широкими
штанами тяжущихся и мантиями стряпчих. Кругом залы вдоль высоких стен, между
дверьми, между окнами, между столбами -- нескончаемая вереница изваяний
королей Франции, начиная с Фарамонда: королей нерадивых, опустивших руки и
потупивших очи, королей доблестных и воинственных, смело подъявших чело и
руки к небесам. Далее, в высоких стрельчатых окнах -- тысячецветные стекла;
в широких дверных нишах -- богатые, тончайшей резьбы двери; и все это --
своды, столбы, стены, наличники окон, панели, двери, изваяния -- сверху
донизу покрыто великолепной голубой с золотом краской, успевшей к тому
времени уже слегка потускнеть и почти совсем исчезнувшей под слоем пыли и
паутины в 1549 году, когда дю Брель по традиции все еще восхищался ею.
Теперь вообразите себе эту громадную продолговатую залу, освещенную
сумеречным светом январского дня, заполоненную пестрой и шумной толпой,
которая плывет по течению вдоль стен и вертится вокруг семи столбов, и вы
получите смутное представление о той картине, любопытные подробности которой
мы попытаемся обрисовать точнее.
Несомненно, если бы Равальяк не убил Генриха IV, не было бы и
документов о деле Равальяка, хранившихся в канцелярии Дворца правосудия; не
было бы и сообщников Равальяка, заинтересованных в исчезновении этих
документов; значит, не было бы и поджигателей, которым, за неимением лучшего
средства, пришлось сжечь канцелярию, чтобы сжечь документы, и сжечь Дворец
правосудия, чтобы сжечь канцелярию; следовательно, не было бы и пожара 1618
года. Все еще высился бы старинный Дворец с его старинной залой, и я мог бы
сказать читателю: "Пойдите, полюбуйтесь на нее"; таким образом, мы были бы
избавлены: я -- от описания этой залы, а читатель от чтения сего
посредственного описания. Это подтверждает новую истину, что последствия
великих событий неисчислимы.
Весьма возможно, впрочем, что у Равальяка никаких сообщников не было, а
если, случайно, они у него и оказались, то могли быть совершенно непричастны
к пожару 1618 года. Существуют еще два других весьма правдоподобных
объяснения. Во-первых, огромная пылающая звезда, шириною в фут, длиною в
локоть, свалившаяся, как всем известно, с неба 7 марта после полуночи на
крышу Дворца правосудия; во-вторых, четверостишие Теофиля:
Да, шутка скверная была,
Когда сама богиня Права,
Съев пряных кушаний немало,
Себе все небо обожгла [3]
Но, как бы ни думать об этом тройном -- политическом, метеорологическом
и поэтическом -- толковании, прискорбный факт пожара остается несомненным.
По милости этой катастрофы, в особенности по милости всевозможных
последовательных реставраций, уничтоживших то, что пощадило пламя, немногое
уцелело ныне от этой первой обители королей Франции, от этого Дворца, более
древнего, чем Лувр, настолько древнего уже в царствование короля Филиппа
Красивого, что в нем искали следов великолепных построек, воздвигнутых
королем Робером и описанных Эльгальдусом.
Исчезло почти все. Что сталось с кабинетом, в котором Людовик Святой
"завершил свой брак"? Где тот сад, в котором он, "одетый в камлотовую
тунику, грубого сукна безрукавку и плащ, свисавший до черных сандалий",
возлежа вместе с Жуанвилем на коврах, вершил правосудие? Где покои
императора Сигизмунда? Карла IV? Иоанна Безземельного? Где то крыльцо, с
которого Карл VI провозгласил свой милостивый эдикт? Где та плита, на
которой Марсель в присутствии дофина зарезал Робера Клермонского и маршала
Шампанского? Где та калитка, возле которой были изорваны буллы антипапы
Бенедикта и откуда, облаченные на посмешище в ризы и митры и принужденные
публично каяться на всех перекрестках Парижа, выехали обратно те, кто привез
эти буллы? Где большая зала, ее позолота, ее лазурь, ее стрельчатые арки,
статуи, каменные столбы, ее необъятный свод, весь в скульптурных украшениях?
А вызолоченный покой, у входа в который стоял коленопреклоненный каменный
лев с опущенной головой и поджатым хвостом, подобно львам соломонова трона,
в позе смирения, как то приличествует грубой силе перед лицом правосудия?
Где великолепные двери, великолепные высокие окна? Где все чеканные работы,
при виде которых опускались руки у Бискорнета? Где тончайшая резьба дю
Ганси?.. Что сделало время, что сделали люди со всеми этими чудесами? Что
получили мы взамен всего этого, взамен этой истории галлов, взамен этого
искусства готики? Тяжелые полукруглые низкие своды де Броса, сего неуклюжего
строителя портала Сен-Жерве, -- это взамен искусства; что же касается
истории, то у нас сохранились лишь многословные воспоминания о центральном
столбе, которые еще доныне отдаются эхом в болтовне всевозможных Патрю.
Но все это не так уж важно. Обратимся к подлинной зале подлинного
древнего Дворца.
Один конец этого гигантского параллелограмма был занят знаменитым
мраморным столом такой длины, ширины и толщины, что, если верить старинным
описям, слог которых мог бы возбудить аппетит у Гаргантюа, "подобного ломтя
мрамора еще не видывал свет"; противоположный конец занимала часовня, где
стояла изваянная по приказанию Людовика XI статуя, изображающая его
коленопреклоненным перед Пречистой девой, и куда он, невзирая на то, что две
ниши в ряду королевских изваяний остаются пустыми, приказал перенести статуи
Карла Великого и Людовика Святого -- двух святых, которые в качестве королей
Франции, по его мнению, имели большое влияние на небесах. Эта часовня, еще
новая, построенная всего только шесть лет тому назад, была создана в
изысканном вкусе того очаровательного, с великолепной скульптурой и тонкими
чеканными работами зодчества, которое отмечает у нас конец готической эры и
удерживается вплоть до середины XVI века в волшебных архитектурных фантазиях
Возрождения.
Небольшая сквозная розетка, вделанная над порталом, по филигранности и
изяществу отделки представляла собой настоящее произведение искусства. Она
казалась кружевной звездой.
Посреди залы, напротив главных дверей, было устроено прилегавшее к
стене возвышение, обтянутое золотой парчой, с отдельным входом через окно,
пробитое в этой стене из коридора, смежного с вызолоченным покоем.
Предназначалось оно для фландрских послов и для других знатных особ,
приглашенных на представление мистерии.
По издавна установившейся традиции представление мистерии должно было
состояться на знаменитом мраморном столе. С самого утра он уже был для этого
приготовлен. На его великолепной мраморной плите, вдоль и поперек
исцарапанной каблуками судейских писцов, стояла довольно высокая деревянная
клетка, верхняя плоскость которой, доступная взорам всего зрительного зала,
должна была служить сценой, а внутренняя часть, задрапированная коврами, --
одевальной для лицедеев. Бесхитростно приставленная снаружи лестница должна
была соединять сцену с одевальной и предоставлять свои крутые ступеньки и
для выхода актеров на сцену и для ухода их за кулисы. Таким образом, любое
неожиданное появление актера, перипетии, сценические эффекты -- ничто не
могло миновать этой лестницы. О невинное и достойное уважения детство
искусства и механики!
Четыре судебных пристава Дворца, непременные надзиратели за всеми
народными увеселениями как в дни празднеств, так и в дни казней стояли на
карауле по четырем углам мраморного стола.
Представление мистерии должно было начаться только в полдень, с
двенадцатым ударом больших стенных дворцовых часов. Несомненно, для
театрального представления это было довольно позднее время, но оно было
удобно для послов.
Тем не менее многочисленная толпа народа дожидалась представления с
самого утра. Добрая половина этих простодушных зевак с рассвета дрогла перед
большим крыльцом Дворца; иные даже утверждали, будто они провели всю ночь,
лежа поперек главного входа, чтобы первыми попасть в залу. Толпа росла
непрерывно и, подобно водам, выступающим из берегов, постепенно вздымалась
вдоль стен, вздувалась вокруг столбов, заливала карнизы, подоконники, все
архитектурные выступы, все выпуклости скульптурных украшений. Не мудрено,
что давка, нетерпение, скука в этот день, дающий волю зубоскальству и
озорству, возникающие из-за пустячных ссор, будь то соседство слишком
острого локтя или подбитого гвоздями башмака, усталость от долгого ожидания
-- все вместе взятое еще задолго до прибытия послов придавало ропоту этой
запертой, стиснутой, сдавленной, задыхающейся толпы едкий и горький привкус.
Только и слышно было, что проклятия и сетования по адресу фламандцев,
купеческого старшины, кардинала Бурбонского, главного судьи Дворца,
Маргариты Австрийской, стражи с плетьми, стужи, жары, скверной погоды,
епископа Парижского, папы шутов, каменных столбов, статуй, закрытой двери,
открытого окна, и все это смешило и потешало рассеянных в толпе школяров и
слуг, которые подзадоривали общее недовольство острыми словечками и
шуточками, еще больше возбуждая этими булавочными уколами общее
недовольство.
Среди них отличалась группа веселых сорванцов, которые, выдавив
предварительно стекла в окне, бесстрашно расселись на карнизе и оттуда
бросали лукавые взгляды и замечания то в толпу, находившуюся в зале, то в
толпу на площади. Судя по тому, как они передразнивали окружающих, по их
оглушительному хохоту, по насмешливым окликам, которыми они обменивались с
товарищами через всю залу, видно было, что эти школяры далеко не разделяли
скуки и усталости остальной части публики, превращая для собственного
удовольствия все, что попадалось им на глаза, в зрелище, помогавшее им
терпеливо переносить ожидание.
-- Клянусь душой, это вы, Жоаннес Фролло де Молендино! -- кричал один
из них другому, белокурому бесенку с хорошенькой лукавой рожицей,
примостившемуся на акантах капители. -- Недаром вам дали прозвище Жеан
Мельник, ваши руки и ноги и впрямь походят на четыре крыла ветряной
мельницы. Давно вы здесь?
-- По милости дьявола, -- ответил Жоаннес Фролло -- я торчу здесь уже
больше четырех часов, надеюсь, они зачтутся мне в чистилище! Еще в семь утра
я слышал, как восемь певчих короля сицилийского пропели у ранней обедни в
Сент-Шапель Достойно...
-- Прекрасные певчие! -- ответил собеседник. -- Голоса у них тоньше,
чем острие их колпаков. Однако перед тем как служить обедню святому королю
Иоанну, не мешало бы осведомиться, приятно ли Иоанну слушать эту гнусавую
латынь с провансальским акцентом.
-- Он заказал обедню, чтобы дать заработать этим проклятым певчим
сицилийского короля! -- злобно крикнула старуха из теснившейся под окнами
толпы. -- Скажите на милость! Тысячу парижских ливров за одну обедню! Да еще
из налога за право продавать морскую рыбу в Париже!
-- Молчи, старуха! -- вмешался какой-то важный толстяк, все время
зажимавший себе нос из-за близкого соседства с рыбной торговкой. -- Обедню
надо было отслужить. Или вы хотите, чтобы король опять захворал?
-- Ловко сказано, господин Жиль Лекорню [4], придворный меховщик!
крикнул ухватившийся за капитель маленький школяр.
Оглушительный взрыв хохота приветствовал злополучное имя придворного
меховщика.
-- Лекорню! Жиль Лекорню! -- кричали одни.
-- Cornutus et hirsutus! [5] -- вторили другие.
-- Чего это они гогочут? -- продолжал маленький чертенок,
примостившийся на капители. -- Ну да, почтеннейший Жиль Лекорню, брат Жеана
Лекорню, дворцового судьи, сын Майе Лекорню, главного смотрителя Венсенского
леса; все они граждане Парижа и все до единого женаты.
Толпа совсем развеселилась. Толстый меховщик молча пытался ускользнуть
от устремленных на него со всех сторон взглядов, но тщетно он пыхтел и потел
Как загоняемый в дерево клин, он, силясь выбраться из толпы, достигал лишь
того, что его широкое, апоплексическое, побагровевшее от досады и гнева лицо
только еще плотнее втискивалось между плеч соседей. Наконец один из них,
такой же важный, коренастый и толстый, пришел ему на выручку:
-- Какая мерзость! Как смеют школяры так издеваться над почтенным
горожанином? В мое время их за это отстегали бы прутьями, а потом сожгли бы
на костре из этих самых прутьев.
Банда школяров расхохоталась.
-- Эй! Кто это там ухает? Какой зловещий филин?
-- Стой-ка, я его знаю, -- сказал один, -- это Андри Мюнье.
-- Один из четырех присяжных библиотекарей Университета, -- подхватил
другой.
-- В этой лавчонке всякого добра по четыре штуки, -- крикнул третий,
четыре нации, четыре факультета, четыре праздника, четыре эконома, четыре
попечителя и четыре библиотекаря.
-- Отлично, -- продолжал Жеан Фролло, -- пусть же и побеснуются
вчетверо больше!
-- Мюнье, мы сожжем твои книги!
-- Мюнье, мы вздуем твоего слугу!
-- Мюнье, мы потискаем твою жену!
-- Славная толстушка госпожа Ударда!
-- А как свежа и весела, точно уже овдовела!
-- Черт бы вас побрал! -- прорычал Андри Мюнье.
-- Замолчи, Андри, -- не унимался Жеан, все еще цеплявшийся за свою
капитель, -- а то я свалюсь тебе на голову!
Андри посмотрел вверх, как бы определяя взглядом высоту столба и вес
плута, помножил в уме этот вес на квадрат скорости и умолк.
Жеан, оставшись победителем, злорадно заметил:
-- Я бы непременно так и сделал, хотя и прихожусь братом архидьякону.
-- Хорошо тоже наше университетское начальство! Даже в такой день, как
сегодня, ничем не отметило наших привилегий! В Городе потешные огни и
майское дерево, здесь, в Сите, -- мистерия, избрание папы шутов и фландрские
послы, а у нас в Университете -- ничего.
-- Между тем на площади Мобер хватило бы места! -- сказал один из
школяров, устроившихся на подоконнике.
-- Долой ректора, попечителей и экономов! -- крикнул Жеан.
-- Сегодня вечером следовало бы устроить иллюминацию в Шан-Гальяр из
книг Андри, -- продолжал другой.
-- И сжечь пульты писарей! -- крикнул его сосед.
-- И трости педелей!
-- И плевательницы деканов!
-- И буфеты экономов!
-- И хлебные лари попечителей!
-- И скамеечки ректора!
-- Долой! -- пропел им в тон Жеан. -- Долой Андри, педелей, писарей,
медиков, богословов, законников, попечителей, экономов и ректора!
-- Да это просто светопреставление! -- возмутился Андри, затыкая себе
уши.
-- А наш ректор легок на помине! Вон он появился на площади! -- крикнул
один из сидевших на подоконнике.
Все, кто только мог, повернулись к окну.
-- Неужели это в самом деле наш достопочтенный ректор Тибо? -- спросил
Жеан Фролло Мельник. Повиснув на одном из внутренних столбов, он не мог
видеть того, что происходило на площади.
-- Да, да, -- ответили ему остальные, -- он самый, ректор Тибо!
Действительно, ректор и все университетские сановники торжественно
шествовали по дворцовой площади навстречу послам. Школяры, облепившие
подоконник, приветствовали шествие язвительными насмешками и ироническими
рукоплесканиями. Ректору, который шел впереди, пришлось выдержать первый
залп, и залп этот был жесток.
-- Добрый день, господин ректор! Эй! Здравствуйте!
-- Каким образом очутился здесь этот старый игрок? Как он расстался со
своими костяшками?
-- Смотрите, как он трусит на своем муле! А уши у мула короче
ректорских!
-- Эй! Добрый день, ректор Тибо! Tybalde alea tor [6] Старый дурак!
Старый игрок!
-- Да хранит вас бог! Ну как, сегодня ночью вам часто выпадало
двенадцать очков?
-- Поглядите, какая у него серая, испитая и помятая рожа! Это все от
страсти к игре и костям!
-- Куда это вы трусите, Тибо, Tybalde ad dados, задом к Университету и
передом к Городу?
-- Он едет снимать квартиру на улице Тиботоде [7], -- воскликнул Жеан
Мельник.
Вся компания школяров громовыми голосами, бешено аплодируя, повторила
этот каламбур:
-- Вы едете искать квартиру на улице Тиботоде, не правда ли, господин
ректор, партнер дьявола?
Затем наступила очередь прочих университетских сановников.
-- Долой педелей! Долой жезлоносцев!
-- Скажи, Робен Пуспен, а это кто такой?
-- Это Жильбер Сюльи, Gilbertus de Soliaco, казначей Отенского колежа.
-- Стой, вот мой башмак; тебе там удобнее, запустика ему в рожу!
-- Saturnalitias mittimus весе nuces [8].
-- Долой шестерых богословов и белые стихари!
-- Как, разве это богословы? А я думал -- это шесть белых гусей,
которых святая Женевьева отдала городу за поместье Роньи!
-- Долой медиков!
-- Долой диспуты на заданные и на свободные темы!
-- Швырну-ка я в тебя шапкой, казначей святой Женевьевы! Ты меня надул!
Это чистая правда! Он отдал мое место в нормандском землячестве маленькому
Асканио Фальцаспада из провинции Бурж, а ведь тот итальянец.
-- Это несправедливо! -- закричали школяры. -- Долой казначея святой
Женевьевы!
-- Эй! Иоахим де Ладеор! Эй! Лук Даюиль! Эй! Ламбер Октеман!
-- Чтоб черт придушил попечителя немецкой корпорации!
-- И капелланов из Сент-Шапель вместе с их серыми меховыми плащами.
-- Seu de pellibus grisis fourratis!
-- Эй! Магистры искусств! Вон они, черные мантии! Вон они, красные
мантии!
-- Получается недурной хвост позади ректора!
-- Точно у венецианского дожа, отправляющегося обручаться с морем.
-- Гляди, Жеан, вон каноники святой Женевьевы.
-- К черту чернецов!
-- Аббат Клод Коар! Доктор Клод Коар! Кого вы ищете? Марию Жифард?
-- Она живет на улице Глатиньи.
-- Она греет постели смотрителя публичных домов.
-- Она выплачивает ему свои четыре денье -- qualuor denarios.
-- Aut unum bombum.
-- Вы хотите сказать -- с каждого носа?
-- Товарищи! Вон Симон Санен, попечитель Пикардии, а позади него сидит
жена!
-- Post equitem sedet atra сига [9].
-- Смелее, Симон!
-- Добрый день, господин попечитель!
-- Покойной ночи, госпожа попечительница!
-- Экие счастливцы, им все видно, -- вздыхая, промолвил все еще
продолжавший цепляться за листья капители Жоаннес де Молендино.
Между тем присяжный библиотекарь Университета Андри Мюнье прошептал на
ухо придворному меховщику Жилю Лекорню:
-- Уверяю вас, сударь, что это светопреставление. Никогда еще среди
школяров не наблюдалось такой распущенности, и все это наделали проклятые
изобретения: пушки, кулеврины, бомбарды, а главное книгопечатание, эта новая
германская чума. Нет уж более рукописных сочинений и книг. Печать убивает
книжную торговлю. Наступают последние времена.
-- Это заметно и по тому, как стала процветать торговля бархатом,
ответил меховщик.
Но тут пробило двенадцать.
-- А-а! -- единым вздохом ответила толпа.
Школяры притихли. Затем поднялась невероятная сумятица; зашаркали ноги,
задвигались головы; послышалось оглушительное сморканье и кашель; каждый
старался приладиться, примоститься, приподняться. Наконец наступила полная
тишина: все шеи были вытянуты, все рты полуоткрыты, все взгляды устремлены
на мраморный стол. Но ничего нового на нем не появилось. Там по-прежнему
стояли четыре судебных пристава, застывшие и неподвижные, словно
раскрашенные статуи. Тогда все глаза обратились к возвышению,
предназначенному для фландрских послов. Дверь была все так же закрыта, на
возвышении -- никого. Собравшаяся с утра толпа ждала полудня, послов
Фландрии и мистерии. Своевременно явился только полдень.
Это было уже слишком!

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Собор Парижской Богоматери. Роман.
Штрихкод:   9785170509324, 9780009564284
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   440 г
Размеры:   207x 133x 28 мм
Оформление:   Тиснение золотом, Частичная лакировка
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Коган Надежда
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить