Купидон со сбитым прицелом Купидон со сбитым прицелом В жизни Яны Цветковой, яркой тридцатипятилетней блондинки, наступила черная полоса. Ее прямолинейность сыграла с ней злую шут ку,и она потеряла свою любовь. И не кого-нибудь, а красавца, умницу и целого чешского князя в одном лице. От безысходности... АСТ 978-5-17-062971-8
93 руб.
Russian
Каталог товаров

Купидон со сбитым прицелом

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
В жизни Яны Цветковой, яркой тридцатипятилетней блондинки, наступила черная полоса. Ее прямолинейность сыграла с ней злую шут ку,и она потеряла свою любовь. И не кого-нибудь, а красавца, умницу и целого чешского князя в одном лице. От безысходности...
Отрывок из книги «Купидон со сбитым прицелом»
Татьяна Луганцева Купидон со сбитым прицелом
Глава 1

– Жаркий шар наполняется энергией… – бубнил монотонно женский голос. – К нему устремляется множество теплых потоков. Шар крепнет, увеличивается и вырастает до таких размеров, что хочет жить самостоятельной, отдельной от вас жизнью, – голос приобрел нотку убедительности. – И тогда вы начинаете отдавать шару, этому сгустку, всю негативную энергию, всю свою боль, все свои страхи, потери и разочарования. Вы чувствуете, как огненная лава энергии расплавляет все ваши невзгоды, не оставляя от них даже молекулы, и наконец эта негативная энергия вырывается из вас, как из жерла вулкана, и вы освобождаетесь от нее раз и навсегда!

«Как здорово! – подумала Яна. – Главное, не попасть под этот вулкан, когда будешь стоять рядом с человеком, занимающимся такой ерундой, а то просто собьет с ног. Такой сгусток негативной энергии-то…»

Яна Карловна Цветкова, цветущая блондинка тридцати пяти лет от роду, предавалась подобным размышлениям на занятиях групповой психологической коррекции. Занятия проходили в элитном медицинском центре «Олимп» для группы из десяти человек, которые посчитали, что без этой самой коррекции больше не могут нормально существовать. Знания стоили дорого. Даже у Яны, женщины весьма обеспеченной, полезли глаза на лоб, когда ей предъявили счет.

– Конечно, дороговато, – вздохнула менеджер и захлопала длинными наращенными ресницами, давая понять, что ни в чем не виновата и не с ее подачи здесь такие цены на услуги. Мол, сама-то она полностью на стороне клиента, но всегда готова разъяснить, что входит в такое VIP-обслуживание за такие VIP-цены.

«Дороговато… Смею даже предположить, многие пациенты после ознакомления с прайсом вылечиваются сами собой».

Яна почувствовала раздражение, хотя уж она-то не отличалась скупостью, скорее, наоборот. При походах в магазин Яна скупала все подряд, забивая порой антресоли и гардеробную комнату нарядами, многие из которых так ни разу и не надела. А о щедрости ее в плане подарков родственникам, знакомым, друзьям и коллегам легенды ходили.

– За такие деньги можно жить в президентском люксе, – сообщила она менеджеру.

– В президентском люксе с вами не будут работать врачи такой квалификации, как у нас. Вам не предоставят такой огромный пакет услуг, как у нас, – возразила менеджер с бейджиком «Ольга» на лацкане пиджака.

– Что же это за пакет? – поинтересовалась Яна Цветкова.

Эта высокая и очень худая женщина выглядела вызывающе. Еще бы – ведь она имела смелость порой перейти грань разумного в понимании стиля и смешения цветов, тканей и украшений. Яна любила одежду вызывающего цвета, облегающего силуэта и минимальной длины. Такое разнообразие щедро сдабривалось обилием крупных украшений, как правило, недешевых и эксклюзивных. Эта сверхдорогая безвкусица на Яне превращалась в стиль «так и было задумано», или «наверное, это сейчас модно, раз оделась такая молодая и яркая женщина». А уж в яркости ей не отказать! Синие глаза, длинные светлые волосы, громкий голос – термоядерная смесь! Когда Яна входила в помещение любой площади и с любым количеством народа, казалось, она заполняет собой все пространство.

– Курс гипноза… – начала перечислять услуги Ольга, с трудом отвлекаясь от созерцания украшений на худых запястьях Яны и ее длинных пальцах.

– Меня он не берет! – тряхнула длинными светлыми волосами, собранными в хвост, Яна.

Душой она не кривила. Жизнь уже не раз сталкивала ее со странными личностями, которые пытались повлиять на нее как психологически, так и другими нетрадиционными способами. Но госпожа Цветкова всегда оставалась в твердом уме и здравой памяти, если так можно назвать ее обычное состояние, а вот всем этим магам, гипнотизерам и целителям часто требовалась помощь обычной медицины. Довести до сумасшествия она могла кого угодно – к этому у нее был особый талант. Потому что, где появлялась Цветкова, там начинались неприятности. Просто хоть часы сверяй. Убийство, другие преступления, где она проходила как свидетель или даже как главное действующее лицо, следовали за Яной по пятам. Ее отпечатки пальцев имелись в компьютерной базе данных правоохранительных органов, а в ее сумочке визитка следователя с Петровки лежала вместе с визиткой мастера по маникюру и педикюру и карточкой скидок магазина элитной косметики. Потому что это могло понадобиться госпоже Цветковой в любой момент и все сразу.

– Наш гипноз действует на всех, – заверила менеджер Ольга. – У нас практикует гений исследования человеческой психики Глеб Наумович Шефер. Не слышали?

– Боюсь, что нет, – отозвалась Яна.

– Великий специалист. Снимает страхи, зависимость, депрессии, неврозы, освобождает подсознание от ненужных мыслей, словно кишечник от шлаков, – как автомат, отчеканила Ольга.

Яне сравнение не понравилось, она не хотела, чтобы ее мозги промывали клизмой. И даже уверения Ольги, что Глеб Наумович не одну женщину вернул к жизни, ее не убедили.

– Цветотерапия… – дрогнувшим голосом пролепетала администратор.

– Что? – переспросила Яна, отвлекаясь от воспоминаний.

– Лечение цветом. Наша аура многоцветна, и при любой болезни какой-либо оттенок выпадает из нее или даже несколько, и организм дает сигнал об этом. Вы сами выбираете то, чего вам недостает, и под определенную музыку впитываете их, насыщаетесь ими, тем самым подлатывая свою ауру. Кроме цветотерапии, есть еще музыкотерапия, а также лечение через обонятельные рецепторы. То есть вдыхание ароматических смесей, эфирных масел и других веществ, способных пробудить особые клетки мозга, которые стимулируют выделение «гормонов радости». Вы получите у нас комплекс массажей любой направленности. Сауна и бассейн, услуги косметолога, парикмахера и стилиста также включены в стоимость. Вы научитесь управлять эмоциями, контролировать чувства, что значительно улучшит качество вашей жизни. И, смею вас заверить, мы гарантируем полную конфиденциальность! У нас вы подружитесь с очень хорошими людьми, тоже испытывающими трудности, то есть решаемые проблемы… и поделитесь своими. Знаете, многим становится легче…

«Еще бы! Русскому человеку хорошо, не когда ему хорошо, а когда соседу плохо», – вспомнила афоризм Яна.

– Вы поймете, что проблемы не только у вас! – Ольга нервничала все сильнее. Да, эта худощавая блондинка с большими ярко-синими глазами и упрямо поджатыми губами доставит массу проблем, менеджер чувствовала интуитивно. – Человеку становится легче, когда он понимает, что не одинок в своих заморочках.

– Я уже это поняла! – кивнула Яна, звякнув золотыми браслетами по столешнице.

– Люди все уважаемые, прошедшие отбор, так что компания собирается очень достойная, – продолжала канючить Ольга.

– Как вы это проверяете? По-моему, все решается просто – может человек оплатить такие дорогостоящие услуги или нет, – подала голос Яна.

– А зачем вас проверять? И так видно, что вы приличная молодая женщина. Вы прошли наш негласный фейс-контроль. – Ольга улыбнулась, пытаясь все обратить в шутку, в непринужденную беседу двух очень хорошо знакомых людей: ведь приятелю тяжелее отказать в деньгах.

«Какая же ты хитрая и, главное, знаешь свое дело», – невольно восхитилась Яна, криво улыбаясь в ответ.

А Ольга смотрела на Яну во все глаза и удивлялась смелости этой блондинки. Она позволяла себе очень яркий макияж с эпатажными стрелками на глазах, обилие блесток, румян и так далее… и главное, это ее совсем не портило. Есть чему позавидовать…

– Хорошо. Я согласна. Мне рекомендовали вас как неплохое заведение, способное решить мои психологические проблемы, – сдалась Яна и подписала договор.

Так она решила свою судьбу на несколько дней, а затем пришла на занятия с психологом. Этот мужчина имел весьма колоритную внешность оперного баса. Высокий, с гордой осанкой, большим животом и ухоженной бородой в стиле Карла Маркса, одет он тоже был соответственно – дорогой костюм-тройка, черные лаковые туфли и бабочка на белоснежной рубашке.

Яну сразу напрягло, что занятия групповые. Сначала она думала, что Ольга шутит. Как можно сидеть среди чужих, совершенно посторонних тебе людей и рассказывать про свою жизнь? И не просто про жизнь, а говорить о проблемах, комплексах и неудачах? Оказывается, очень даже можно. Люди сидели на обычных стульях полукругом и с восторгом смотрели на Глеба Наумовича обожаемого, то есть врачевателя, всем своим помпезным видом внушающего, что и у них в скором времени все будет хорошо – как у него.

Яна пришла в святая святых – на групповое занятие – в ярко-розовом платье, такого же оттенка туфлях, черных колготках и с черной сумочкой тисненой кожи, если этот огромный баул можно назвать сумочкой.

– У нас новенькая! Поприветствуем ее. – Глеб Наумович радостно распахнул объятия.

– Яна Цветкова, – холодно представилась клиентка, обводя взглядом собравшихся.

На сеансе групповой психотерапии присутствовали трое мужчин и три женщины. Мужчины смотрели на Яну или с интересом, или безучастно, а вот во взглядах женщин сквозила непримиримая агрессия. Возможно, оттого, что она нарушила своим присутствием хлипкое равновесие между их виртуальными парами. Лица, впрочем, у всех были напряженными и отчужденными, что сразу наводило на мысль: у этих людей действительно проблемы.

«Веселые люди» поочередно представились, и Яна, недолго думая, плюхнулась на пустующий стул и скрестила длинные ноги, весело размахивая туфелькой не маленького размера и напевая про себя песенку: «Потому что на десять девчонок по статистике девять ребят…»

– Сразу видно, что вы новенькая, – покачал головой знаменитый экстрасенс (или психотерапевт, как его там)… – Так сидеть нельзя.

– Как? – не поняла Яна.

– Скрестив ноги. Вы закрываете свою нижнюю карму для общения, – назидательно произнес Глеб Наумович.

– Вы знаете… – хмыкнула Яна, – а я и не собиралась пока ни с кем здесь общаться… тем более, извините, нижней кармой…

– Нет, эта поза искусственная. Вы так пытаетесь закрыться от внешнего мира и выделиться тем, что несущественно, – упрямо повторил Глеб Наумович хорошо поставленным, красивым, грудным голосом.

На Яну это не произвело впечатления. Но, встретив колючие взгляды своих «будущих соратников и друзей», Яна подчинилась и села так, как все.

– Вот и славно! Так ваше тело более расслабленно и подготовлено… – промурлыкал психотерапевт.

– К чему?

– К исцелению! – изрек известный врачеватель душ, и Яне пришлось смириться.

Она с тоской обвела комнату взглядом.

– А теперь возьмемся за руки, друзья, и настроимся на общую волну, – продолжил раздражать Яну Глеб Наумович. – В прошлый раз к нам присоединился господин Евгений Артурович. Он выслушал ваши истории и сегодня готов сам поведать нам о своей проблеме. А вы, Яночка, пока обживайтесь, слушайте и готовьтесь в следующий раз довериться нам, – сказал психотерапевт. – Ну же, Евгений… начинайте.

Собравшиеся обратили взгляды на явно нервничающего господина. Слегка полноватый мужчина с добрым лицом и телячьими темными глазами нервно передернул плечами. Судя по бледности, ему стоило больших усилий решиться на публичное выступление.

– Мне тридцать лет, и, по моему внутреннему ощущению, уже давно пора жениться…

Двое мужиков переглянулись, и этот взгляд не укрылся от Яны. Они словно говорили друг другу: «Ну и дурак же этот осел!» Или наоборот: «Ну и осел же этот дурак!»

– Но как-то все не встречалась подходящая женщина, – продолжил Евгений, почему-то глядя на Яну, словно она была яркой представительницей тех, на ком жениться не надо было.

– Да это мужиков сейчас нормальных не найти! – прервала его громким возгласом аппетитная белокожая брюнетка с коротким ежиком на голове и ярко накрашенным ртом.

По ее похотливому взгляду Яна сразу поняла, что она здесь делает. Там, где появлялись существа с недельной щетиной и в брюках, сразу же заводились такие вот гражданочки с печатью на лице «Сделаю все, только возьми меня!» «Интересно, какие проблемы у нее?» – подумала Яна, вспоминая, что брюнетку зовут Сашей.

– Девочки, тему «Все бабы – дуры, а все мужики – козлы» мы обязательно затронем в наших следующих беседах. А сейчас позвольте Евгению выступить публично перед нашей группой. Вспомните: вы все были на его месте, и вам было так же тяжело рассказывать о сокровенном, – напомнил всем психолог-психотерапевт.

Весьма скептически настроенной Яне казалось, что он обычный шарлатан.

– Спасибо, – поблагодарил его Евгений и снова, краснея, посмотрел на Яну. – Ну, так вот… Все как-то не везло мне. Мои девушки курили, пили, носили вызывающую одежду и яркий макияж… черные чулки…

– Мы уже все поняли! – прервала его Яна, поднимая руки вверх. – Красный лак на ногтях, короткую юбку и прочее… Только я не курю! Сколько ни пыталась себя заставить, так и не пристрастилась!

– Да я не про вас… – вконец сконфузился Женя.

– А что вы тогда на меня смотрите? – возмутилась Яна, под всеобщие смешки размышляя, не зацепить ли его на том, что он еще и описывает ее одежду и макияж.

– Я просто… – побледнел Женя, – новое лицо… рассматриваю.

Он был весьма неубедителен. Глеб Наумович не смог не прокомментировать их диалог. Для пущей убедительности он водрузил на нос очки:

– У Евгения патологическая страсть к ярким девушкам, и сейчас он нам это доказывает. Он жалуется, что его девушки не соответствуют идеалу, на котором можно жениться. Мол, они сами к нему липнут. Но в действительности он сам психологически тянется к таким ярким, сексуально активным женщинам. Но это не плохо и не хорошо, это просто его выбор. Что же гнетет нашего Женю? Спокойно бы взял, да и женился. Нет, он не может! Кто-то навязал ему образ женщины, на которой он может жениться, и все, кто не подходит под этот образ, становятся камнем на его совести, плодом «самобичевания и прелюбодеяния». Ну же! Евгений, расскажи мне, то есть нам, извините, отвлекся, забыл, что я не на индивидуальной психокоррекции, а на групповом тренинге. Что тебе, Женя, говорила твоя мама в детстве? Какой она хотела видеть невестку? Твою жену? Кого она приняла бы без конфликта? Итак, Женя, внимание! Пять характеристик! Пять прилагательных! Думай и говори! – Глеб Наумович вошел в раж и фактически гипнотизировал этого растерявшегося кролика, который хотел найти свою крольчиху.

– Добрая, хозяйственная, скромная, тихая и…

– Смотрите, друзья, что происходит?! – заорал психотерапевт не своим голосом. Все даже подпрыгнули на стульях. – Скромная, тихая! Незаметная девственница. Что и требовалось доказать! И когда Женя идет вразрез с пожеланиями своей мамы, он каждый раз словно предает ее и, естественно, испытывает чувство вины. И этому не будет конца, пока Евгений не избавится от подобного чувства! Скромные девушки – не всегда хорошие жены, а главное, не всегда верные жены! Жизнь часто преподносит сюрпризы! А яркие индивидуальности в коротких юбках вполне могут быть добрыми, хозяйственными и верными. Причем маму Евгения вряд ли можно убедить в обратном, он должен принять собственное решение! Понятно? – Психотерапевт обвел торжествующим взглядом присутствующих.

Немая сцена из «Ревизора». Яна понимала только одно: где-то в середине рассказа предположили, что она «сексуально активная», но у нее есть шанс стать хорошей и, главное, верной женой. Психотерапевт преподал им мастер-класс и сейчас упивался своей значимостью.

– Продолжайте, Женя! – милостиво разрешил он.

Тот вообще, казалось, забыл, что он тут делает. Но взгляд на длинноволосую блондинку Яну с яркой помадой на губах вернул его в действительность.

– Ну вот… Извините, надо собраться с мыслями. Никогда не думал о своих женщинах в таком ракурсе…

– А стоило бы! Мы, женщины, весьма непредсказуемы! – снова встряла Саша, у которой юбка угрожающе поползла вверх. – И чем женщина раскрепощеннее, тем она интереснее! А тихони, они и в постели тихони, и поговорить с ними не о чем! – Она кинула взгляд в сторону малосимпатичной дамы в застегнутом наглухо сером костюме.

Когда их представляли друг другу, эту женщину, единственную из всех, назвали по имени-отчеству. И это стоило того, чтобы повторять снова и снова. Любовь Любомировна Чеснокова. Яна в ту минуту чуть не прыснула. Так вот, Любовь Любомировна побагровела при этих словах и сжала в кулачки маленькие ручки с обгрызенными фактически до зоны роста ногтями.

– У меня все нормально с личной жизнью! – завизжала она. – Не то что у некоторых, у кого вся личная жизнь сводится к фразе: «Поматросят и бросят!»

– Да у тебя вообще нет личной жизни! – парировала Сашенька.

– Девочки, прекратите! Не ссорьтесь! – встрял психотерапевт. – Продолжайте, Женя!

Яна чувствовала себя зрителем цирка-шапито, к тому же понимала, что у бедного Жени нет шанса закончить рассказ о проблемном поиске девственницы. Но он все-таки смог собраться с мыслями:

– И вот год назад я встретил девушку, которую полюбил, и отнесся к ней вполне серьезно.

– Браво!! Наконец-то! – не удержалась Яна и закрыла рот ладонью, чтобы не рассмеяться.

– Год мы с ней встречались… Я ухаживал, думаю, что красиво, дарил цветы, подарки. Галя отвечала мне взаимностью…

– С чего ты взял? – хмыкнула Саша.

– Я предложил Гале выйти замуж, и она согласилась, – пояснил Евгений.

Саше пришлось прикусить язычок.

– И что же? – правильно предположил непременное развитие этого рассказа Глеб Наумович, раз уж Женя в конечном итоге оказался у него в сетях.

– Все шло к свадьбе, но когда Галя узнала, кем я работаю… – Женя опустил голову и почесал затылок. – Она отказала мне сразу же… Я, честно говоря, в шоке… Думал, что Галя любит меня, что я интересен ей как человек. Какая ей разница? Главное – какой я сам! – впервые занервничал Евгений.

Присутствующие на столь увлекательном занятии переглянулись. И снова подала голос Яна. Хоть она и новенькая, но к представителям робкого десятка себя не причисляла.

– Ну, это еще как посмотреть… Если работа не совсем адекватная, незаконная, и жених от меня скрывал бы этот факт, я бы тоже обиделась.

– Вполне нормальная работа, – ответил Женя.

– Может, ты киллер?! – воскликнула Саша.

– А я бы ни за что не стала встречаться с человеком, который, например, убивает животных… Сдирает с норок шкурки или отправляет собак на мыло, – тут же откликнулась Любовь Любомировна.

– Ой, а я бы в жизни не стала целоваться или не легла бы в постель с человеком, который возится с трупами, делает вскрытие или, например, гримирует их, укладывает в гробики, украшает цветами… – вставила свое лыко в строку Яна.

Психотерапевт удивленно окинул взглядом собравшихся.

– Ого, девочки! Да у вас у всех большие психологические проблемы! У каждой свои страхи и предрассудки!

– Наверное, поэтому мы все здесь и собрались, – ответила ему Любовь Любомировна, поигрывая пуговицей на пиджаке пальчиком с обгрызенным ноготком.

«Как бы он теперь не заставил нас бороться с собственными страхами, – невольно подумала Яна, – а то мне придется встречаться с патологоанатомом, а своему парню объяснять, что я сплю с ним не ради удовольствия, а исключительно ради лечения психики».

– У меня не так все запущено, – улыбнулся Евгений. – Я работаю в районном коллекторе по утилизации человеческих отходов. Даже больше скажу, я там главный.

– Перерабатываешь какашки?! – неподдельно ужаснулась Саша.

Яна захохотала – сдерживаться не было сил, а Евгений сконфузился.

– Не я лично этим занимаюсь… Все не так красочно выглядит, как вы себе представляете. Биологические отходы утилизируют автоматические системы, все происходит в трубах, резервуарах и контейнерах. А я – главный инженер и неплохо, между прочим, зарабатываю. Я колдую там над всеми этими системами.

– Тоже мне, колдун над гов… Ой, простите! – Саша уже билась в истерике.

– Прекратите, в самом деле! – попробовал утихомирить пациентов психотерапевт, даже покраснев то ли от злости, что ситуация выходит из-под контроля, то ли сдерживая смех. – Вы же взрослые люди! Человек поделился с нами своей проблемой, а вы…

– Ничего, ничего… Я привык уже, что люди неадекватно реагируют на род моей деятельности. Но я не ожидал такой реакции от любимой девушки. Она говорила, что любит меня, что я ей нужен, что она жить без меня не может. Она целый год обманывала меня!

– Так твое самолюбие задето? Или ты тоскуешь по ушедшей любви? – спросила Саша, вытирая слезы, и Евгений задумался.

– Может быть, и то и другое… Но я в шоке, что любимая так запросто бросила меня. Мало того, она сразу нанесла повторный удар – Галя сообщила, что выходит замуж за другого. «Который не возится в какашках целый день!» – заявила она мне.

– Да… обидно, братан, – колыхнул толстым животом мужчина по имени Олег Андреевич.

– Так вот в чем настоящая причина! – закричала чересчур энергичная Александра. – Твоя работа – всего лишь отговорка! На самом деле у нее появился другой мужик, и твоя Галина не знала, как найти повод, чтобы отвязаться от тебя. А тут твое признание! Такой подарок!

Яна внимательно посмотрела на Сашу – в ее словах была доля истины.

– А я все равно считаю: то, что произошло с Евгением, – плохо пахнет! – заявила Яна и спохватилась: – Ой, то есть я не то хотела сказать!

– Мы поняли… – расплылась в улыбке под звуковое сопровождение хохота Саши Любовь Любомировна.

У Яны все поплыло перед глазами от всеобщего веселья.

– Я хотела сказать, что все ваши слова – сплошное лицемерие! Мы все ходим в туалет по нескольку раз в день, элегантно нажимая на кнопку спуска воды в унитазе. И нас абсолютно не интересует, что дальше происходит, извините, с нашими отходами. А ведь стоило бы задуматься. Не будь этой службы, мы бы потонули в собственных испражнениях. Вот тогда, действительно, было бы весело! Так что бросать Женю из-за его профессии очень подло! – Речь Яны заслужила бурные аплодисменты. Она хлопнула Евгения по широкому плечу. – Правда на твоей стороне! Не достойна эта девушка тебя! Между прочим, даже потому, что ты из-за нее попал к психотерапевту на прием!

– Но это вы, Яночка, зря, – забеспокоился Глеб Наумович. – По любой тяжелой жизненной ситуации можно проконсультироваться со специалистом.

«Ага, чтобы подарить тебе свои денежки», – подумала Яна, а вслух продолжила:

– Да я и без специального образования скажу: выбрось из головы и забудь! Твоя работа и твои деньги не пахнут! То есть я не это хотела сказать… – сконфузилась Яна под смешки собравшихся.

– Почему сегодня все говорят, то есть подсознательно вспоминают, про запахи? – с умным видом взял инициативу в руки психотерапевт. И пояснил, делая вид, будто не замечает, что люди от смеха уже бьются в истерике: – Потому что работа Евгения ассоциируется с неприятным запахом.

– Да что вы? – съязвила Яна, думая про себя, что она за свои же большие деньги все же попала в цирк-шапито, и это развлечение стоит того.

– Вот именно! И возникает ассоциативная цепочка. Запах испражнений автоматически переходит на человека, работающего там… Мало того! Мозг человека очень внушаем, а сильнее самовнушения ничего нет. Человек может внушить себе что хочет, активизировать любые клетки в коре головного мозга, в том числе отвечающие за обоняние, и сам начинает реально ощущать запах, которого нет. Вот невеста Евгения и стала мучиться от запаха нечистот.

– Говори уж, как есть – гов… – хихикнула Саша.

– Прекратите, Александра! Что за слова?! Здесь собрались интеллигентные люди! – оборвал ее Глеб Наумович.

«Что-то я в этом не уверена», – подумала Яна.

Ей стало жаль Евгения. Он, судя по выражению лица, очень сожалел, что доверил свою проблему этому «кружку по интересам».

– Чем я могу помочь вам, Евгений? – спросил, словно сам себя, Глеб Наумович.

Яне вообще показалось, что этот человек очень любит разговаривать сам с собой. По всей видимости, из-за отсутствия внимания извне, а деньги отрабатывать надо.

– Я бы мог поговорить с вашей девушкой и снять у нее комплекс неприятия того, чем занимается ее мужчина. Для этого существует множество методик. Но я не вправе это сделать из-за того, что она выходит замуж за другого человека. В такой ситуации я готов только посочувствовать вам и пожелать быстрее забыть ее. Вот так! И заметьте, Евгений, я не советую вам срочно менять место работы. Совершенно верно было отмечено, работы разные нужны, и не в работе дело. Просто это был не ваш человек.

«Иногда все-таки в его речах есть смысл», – вынуждена была признать Яна.

– Поблагодарим Евгения за то, что он нашел в себе силы публично признаться в своей проблеме, – сказал психотерапевт. – А вы, Яна Цветкова, готовьтесь завтра довериться нам.

– Я могу и сейчас! Мне не надо готовиться! – Излишне смелую Яну словно дернули за язык. Видимо, подействовали «открытые кармы».

Она постаралась выдержать вопросительные взгляды пациентов Глеба, потому что все разом с удивлением уставились на нее. Еще бы! Рискнуть рассказать что-то личное этой стае шакалов, которые только что стерли одну несчастную историю в порошок, вернее, превратили ее в цирк…

Глеб Наумович уже догадался, что перед ним «крепкий орешек», но что она пойдет на такой шаг, удивило даже его.

– Ну что ж… если присутствующие не против…

– Конечно нет! Нам интересно, что привело сюда такую птичку? – хихикнула Саша.

– Да, нам интересно, – колыхнул животом Олег Андреевич.

– Тогда мы слушаем вас, – кивнул Глеб Наумович.
Глава 2

– Когда-то давно я заслужила, завоевала…

– Охмурила и отобрала, обокрала и обдурила, – помогла ей несносная Александра.

Яне показалось даже, что она несколько не трезва.

– На момент встречи со мной Ричард был вдовцом и, предвидя ваши инсинуации, сразу скажу, что я не убивала его жену, – продолжила Яна. – Так вот, я завоевала этого мужчину, мы создали семью, родили сына. И все было хорошо, пока я все не разрушила. Да, я виню только себя. Я ушла от Ричарда. – Яна замолчала, ей было очень неприятно вспоминать давние события своей жизни.

– Кто у нас Ричард? – спросила Саша.

– Похоже, бывший муж, – ответила ей Любовь Любомировна, исподтишка разглядывая Яну.

– Так вы здесь из-за мужчины… – вздохнул с облегчением Евгений, узнав, что не он один мучается от безответной любви.

– Он оказался не тем, кого ты хотела видеть в качестве мужа? – подал голос психотерапевт, напуская на себя важный вид человека, выполняющего важную миссию.

– Хуже… Если бы он оказался подонком, я бы выкинула его из головы и забыла, и мне не понадобилась бы ваша помощь, будьте уверены. Ричард Тимурович Алисов оказался самым добропорядочным мужем, любящим отцом, заботливым семьянином. Он красив, умен…

– Но не способен к лидерству? Не умеет зарабатывать деньги? И ты устала быть лидером? Тащить на себе психологический груз? – предположил Глеб Наумович.

– Ричард богат, организован, и, если бы не он, я бы давно потерялась в этой жизни… Нет, не уговаривайте меня, я вычислила идеального мужчину, и за все время, проведенное с ним, не нашла в нем ни одного изъяна или недостатка.

– Адресок дай, – встряла Александра, – он-то сейчас свободен?

– Так что же тогда разлучило вас? – вмешался психотерапевт.

– Бьюсь об заклад, этот «мистер совершенство» был замешан в какой-нибудь интрижке. Уж очень ты деятельная, и вот он устал! – горячилась Александра.

– Я уже сказала, что ушла от него я. Только я и разрушила нашу семью. Все очень банально. Я влюбилась. – Яна слушала себя и понимала, насколько все глупо звучит.

– Влюбилась? – переспросил руководитель группы. – А разве Ричарда вы не любили?

– Все так сложно… Конечно, я любила его. То есть я думала, что люблю, пока не встретила Карла.

– Карла? Ты мужчин выбираешь по странным именам? – хохотнула Александра. – Есть у меня знакомый Наум…

– Я не думала об именах… Карл – чех.

– Кем же это надо быть, чтобы затмить «мистера совершенство»? – не унималась Саша. – Хулиганом?

– Не угадала. Вторым «мистером само совершенство», – ответила Яна.

– Где ты живешь, детка? По какой земле ты ходишь? Ты прилетела к нам со звезды Сириус? – завалила ее вопросами Александра. – Почему мне попадаются одни дармоеды и негодяи?

– Мне они тоже попадались, не переживай! – отмахнулась Яна. – А тут вот такой двойной удар. Два идеальных мужчины, очень близких мне и очень любящих меня. Со мной всегда так, и снаряд бы влетел в одну воронку. Я очень долго сопротивлялась вновь охватившему меня чувству, очень долго… несколько лет. Но я ничего не смогла поделать, это чувство оказалось сильнее меня. Я развелась и ушла к Карлу.

– Мне бы такие проблемы, – хмыкнула серая мышка Любовь Любомировна.

– Ты злилась на себя? – спросил психотерапевт.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170629718
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   130 г
Размеры:   165x 102x 15 мм
Оформление:   Тиснение цветное
Тираж:   20 000
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить