Девять уроков Девять уроков Новость о беременности жены приводит Огаста в ужас. Ведь больше всего на свете он боится, что никогда не сможет стать хорошим родителем. В отчаянии мужчина обращается за советом к отцу. Но тот вместо поддержки предлагает сыну странную сделку. На каждый месяц беременности по одному уроку… Уроку гольфа. Но то, что Огаста получает взамен, навсегда меняет не только его жизнь, но и жизнь его семьи. Каждый роман Кевина Алана Милна мгновенно становится бестселлером! Автор раскрывает тайны мужской души и делает шокирующие признания. Его романы – это трогательное послание женщине, которое позволяет иначе посмотреть на чувства мужчин. Кевин Милн родился в 1973 году в штате Орегон, в тихом провинциальном городе к югу от Портленда. В 1991 году Кевин окончил Шервудскую Среднюю школу, а затем получил бакалавра в области психологии в Университете имени Бригама Янга. В 2000 году Милн получил степень MBA в Университете штата Пенсильвания. Свою писательскую карьеру он начал в 2007 году. По первому опубликованному роману Кевина Милна в 2011 году была поставлена пьеса. На сегодняшний день его авторский портфель состоит из 6 книг. «Буду честен, я читаю немного (с пятью детьми у меня не так уж много лишнего времени, чтобы просто взять книжку и почитать!). Но я бесконечно рад, что благодаря писательству могу делиться с вами своими надеждами, мечтами, страхами, ожиданиями, радостями и даже сожалениями. Я написал уже шесть романов и каждый из них требовал тяжелой работы и отдачи энергии. Если у вас найдется пара часов, чтобы потратить их на мои слова, очень надеюсь, вы почувствуете то же, что и я, когда писал их: жизнь прекрасна!» Эксмо 978-5-699-88262-5
321 руб.
Russian
Каталог товаров

Девять уроков

Видео
Девять уроков
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (2)
  • Отзывы ReadRate
Новость о беременности жены приводит Огаста в ужас. Ведь больше всего на свете он боится, что никогда не сможет стать хорошим родителем. В отчаянии мужчина обращается за советом к отцу. Но тот вместо поддержки предлагает сыну странную сделку. На каждый месяц беременности по одному уроку… Уроку гольфа. Но то, что Огаста получает взамен, навсегда меняет не только его жизнь, но и жизнь его семьи.


Каждый роман Кевина Алана Милна мгновенно становится бестселлером! Автор раскрывает тайны мужской души и делает шокирующие признания. Его романы – это трогательное послание женщине, которое позволяет иначе посмотреть на чувства мужчин.
Кевин Милн родился в 1973 году в штате Орегон, в тихом провинциальном городе к югу от Портленда. В 1991 году Кевин окончил Шервудскую Среднюю школу, а затем получил бакалавра в области психологии в Университете имени Бригама Янга. В 2000 году Милн получил степень MBA в Университете штата Пенсильвания.
Свою писательскую карьеру он начал в 2007 году. По первому опубликованному роману Кевина Милна в 2011 году была поставлена пьеса. На сегодняшний день его авторский портфель состоит из 6 книг.

«Буду честен, я читаю немного (с пятью детьми у меня не так уж много лишнего времени, чтобы просто взять книжку и почитать!). Но я бесконечно рад, что благодаря писательству могу делиться с вами своими надеждами, мечтами, страхами, ожиданиями, радостями и даже сожалениями. Я написал уже шесть романов и каждый из них требовал тяжелой работы и отдачи энергии. Если у вас найдется пара часов, чтобы потратить их на мои слова, очень надеюсь, вы почувствуете то же, что и я, когда писал их: жизнь прекрасна!»
Отрывок из книги «Девять уроков»
Гольф популярен так потому, что это лучшая в мире игра,
в которую можно играть плохо.
Алан Милн

Гольф.Как шутят не слишком удачливые игроки в эту игру, ее назвали так потому, что другие ругательства уже были заняты. Я и правда знаком с парнем, который регулярно «выражается» этим словечком наряду с общеупотребительными «дьявол», «черт возьми» и «проклятье». Более изощренные наблюдатели склонны считать, что создатели гольфа страдали от острой формы дислексии . Это и побуждало их выговаривать название новой игры задом наперед. Так нам недвусмысленно намекнули на то, что перекатывание мячика по траве чем-то похоже на телесное наказание .
Очевидно, что ни один из этих умников не встречался с моим отцом, Освальдом Лондоном Уиттом. Уж он-то никогда не сомневался в том, что гольф – не просто спорт или хобби. Это, как мне не раз доводилось слышать, целая жизнь. «Гольф – лучший из моих учителей, сынок, – сказал он мне как-то с торжественной серьезностью. – Гольф – это жизнь, а жизнь – это гольф».
В то время я понятия не имел, о чем он говорит, но видел, что отец не шутит. Сколько я его помню, слова эти определяли каждый его поступок. Если он не встречал посетителей в своем оформленном «под гольф» ресторане, то вы наверняка находили его на поле для гольфа, где-нибудь поблизости от него или перед экраном телевизора, за просмотром все той же игры. Гольф поглотил отца целиком и полностью: только он придавал смысл самой его жизни.
Как это свойственно многим родителям, Лондон всем сердцем надеялся на то, что его собственное увлечение станет центром и моей вселенной. Едва ли не с первых дней моего появления на свет он начал наряжать меня в костюмчики для гольфа, как будто крохотные жилетики, штанишки до колен и вязаные носочки способны были, как по волшебству, воспламенить во мне страстную любовь к этой игре. Я еще не вышел из младенческого возраста, а отец уже начал предсказывать мне будущее новой звезды гольфа. «Вот увидите, – не раз повторял он друзьям, – из парня вырастет второй Бобби Джонс! Моего сынишку ждет ошеломляющий успех!»
К сожалению, пытаясь передать своему единственному отпрыску эту всепоглощающую любовь к гольфу, отец не учел пары важных моментов. Его завышенные ожидания легли на меня тяжким бременем. Это давление оказалось таким сильным, что любая ошибка выбивала меня из колеи, едва ли не с самого начала обрекая на полный провал. Но куда важней было то, что мне не хватало чисто физических способностей. Каждый взмах клюшкой грозил окончиться не столько ударом по мячу, сколько по моей собственной голове. Если же я все-таки задевал эту чертову штуковину (мяч, а не голову), то лишь Господу было ведомо, куда она в итоге полетит. Да и с его стороны это было не более чем догадкой.
К тому моменту, когда мне исполнилось десять, Лондон уже успел насмотреться на мои неуклюжие попытки, и это заставило его поумерить свои ожидания. И все же он продолжал лелеять надежду, что в один прекрасный день я достигну подлинных вершин в его любимой игре. «Чуть больше практики, и парнишку будет не узнать! Он еще познает незабываемый, волшебный аромат успеха!» Однако весь мой успех сводился к нескольким удачным ударам, которые, как дешевый одеколон, не способны были заглушить зловоние моей природной бездарности.
На смену детской неопытности пришла подростковая неуклюжесть, и это лишь ухудшило ситуацию. Отцу ничего не оставалось, как признать, что его отпрыск никогда не преуспеет в гольфе. Это открытие серьезно осложнило наши и без того натянутые отношения. Лондон заявил, чтобы я забыл про гольф и сосредоточился на развитии тех способностей, которые еще могли у меня проявиться. Это стало серьезным ударом для подростка, который ужасно хотел угодить отцу. В то же время, его слова лишь убедили меня в том, о чем я и без того догадывался: я навсегда останусь неудачником в глазах родителя из-за неумения блеснуть на поле для гольфа.
В ответ на обиду я еще больше отстранился от человека, благодаря которому появился на свет, ну а он и вовсе погрузился в свой обособленный мирок,состоящий из лунок и мячей. Мысленно я поклялся, что впредь и пальцем не прикоснусь к клюшке для гольфа, а главное – никогда не стану таким, как Лондон Уитт. Я готов был пойти на что угодно, лишь бы избежать судьбы своего отца.
В то время я еще не понимал, что судьба, как и пресловутые клюшки моего детства, подобна маятнику. Чем дальше мы пытаемся отшвырнуть ее, тем сильнее будет ответный удар. Мало-помалу, благодаря целой цепочке судьбоносных взмахов, я вынужден был признать безусловную правоту отца: гольф – это жизнь, а жизнь – это гольф, тогда как сами мы – игроки на поле. И каждый хочет только одного: как можно лучше закончить свой раунд.
Мое имя Огаста Уитт. Отец назвал меня в честь Национального гольф-клуба Огасты, где ежегодно проходит легендарный турнир «Мастерс». Но я избавился от этой «гольфоподобности», когда понял, насколько она мне не подходит. И только Лондон еще пытается называть меня этим именем. Для всех остальных я просто Огаст.

Глава 1

Если вы взываете к Богу прямо во время удара, умоляя улучшить ваши показатели, то используете тем самым «внешнее воздействие», обрекая себя, по правилам гольфа, на соответствующее наказание.
Генри Лонгхерст

Кое-кто открыто морщится, услышав о том, что мы с женой обручились уже на третьем свидании, а месяцем позже и вовсе связали себя брачными узами. Многие недоуменно вскидывают брови, и на лице у них отчетливо читается: «Ну и идиоты! Разве можно узнать за столь короткое время человека, с которым собираешься провести всю жизнь?» Так мыслят в основном те, кто не способен распознать настоящую любовь, даже если она обрушится им прямо на голову. Мы с женой влюбились друг в друга едва ли не с первого взгляда, и даже время не смогло охладить наших чувств. И все же был в пору наших непродолжительных ухаживаний (если можно так назвать парочку совместных обедов да посещение боулинга) один крохотный вопросик, который – всплыви он вдруг во время разговора – вполне мог бы повлиять на готовность невесты выйти за меня замуж. Дети.
Прежде чем вы начнете строить догадки насчет моего характера, позвольте заверить, что у меня никогда не было проблем с чьими-либо детьми. Меня пугала сама мысль о том, что придется передать по наследству все свои недостатки. Что уж говорить об ответственности за воспитание и благополучие другого человеческого существа, которая безоговорочно ложится на твои плечи! Сам я вырос под опекой отца, которого уж точно нельзя было назвать заботливым. Так о каких родительских инстинктах могла идти речь? Я точно знал, что никогда не смогу стать хорошим отцом для своего ребенка.
Но после того, как нас объявили мужем и женой, вопрос о детях, подобно дождевому червю, сумел вырваться-таки на поверхность. Где-то между свадебным приемом в Берлингтоне, штат Вермонт, и медовым месяцем на склонах лыжного курорта, жена, раскрасневшись от смущения и поцеловав меня в щеку, спросила:
– Как думаешь, нам лучше начать сразу или подождать немножко?
Мне казалось, я хорошо понимаю, о чем она говорит, но все же я решил не рисковать и передать решение в ее руки.
– Не хотелось бы торопить тебя, Шатци. Когда будешь готова, тогда и начнем.
Сразу хочу отметить, что жену мою зовут вовсе не Шатци. Ее имя Эрин. Но уже на втором нашем свидании, разнежившись после первого поцелуя, я вспомнил остатки школьного немецкого, и назвал ее MeinSchatz – то есть, «мое сокровище». Со временем из этого слова получилось воркующе-голубиное Шатци.
Жена просияла, и я сразу понял, что ответил весьма разумно.
– Я так люблю тебя, – нежно заметила она, – и ужасно рада, что стала твоей женой, – наклонившись, Эрин снова поцеловала меня. – Думаю, нам стоит зачать ребенка в ближайшее время, не откладывая это на потом.
Глядя на ее радостное лицо, я сразу понял, что ответил очень неразумно.
– Ребенка! – Я невольно ударил по тормозам, и машину швырнуло на заледеневший склон. Не потрудившись даже осмотреть автомобиль, я принялся убеждать жену в том, что чистенькие и аккуратные домашние животные – прекрасная альтернатива хнычущему потомству. Через двадцать минут, когда рядом притормозила чья-то машина, я продолжал объяснять Эрин, почему мне не хочется иметь детей: – Из меня получится чудовищный отец, – настаивал я. – Нет ничего хуже, чем стать вторым Лондоном Уиттом – папашей, который пытается навязать свои неосуществленные мечты собственному сыну. Нет, я и думать не хочу о детях. Ни сейчас, ни потом.
К тому моменту, когда нашу машину отбуксировали на стоянку отеля, Эрин просто содрогалась от рыданий. Остаток ночи мы продолжали спор, погружаясь время от времени в неловкое молчание. В такие моменты оставалось лишь размышлять, продлится ли наш брак хотя бы до рассвета.
С наступлением утра я все еще мог считать себя женатым человеком, но лишь потому, что Эрин оказалась на редкость терпеливой женщиной. За завтраком, прервав трехчасовое молчание, она объявила, что любит меня достаточно сильно, а потому готова ждать, пока я не изменю своего решения насчет детей. Эрин, должно быть, казалось, что рано или поздно я смягчусь в этом вопросе. Но она и не подозревала, как долго ей придется ждать!
Шли месяцы, которые понемногу превращались в годы. Эрин не уставала напоминать о том, как сильно ей хочется детей, не ставя, впрочем, никаких условий и не обвиняя меня в бездушии. Она продолжала надеяться, что каким-то чудом я проникнусь ее желанием и позволю ей стать матерью – а именно этого ей хотелось больше всего.
Прошло семь лет, а я по-прежнему не проявлял ни малейшего намерения стать отцом. Тогда Эрин изменила тактику и передала вопрос в высшие инстанции. Она стала молиться со всем пылом своей души, поглядывая на меня украдкой во время бесед со Всемогущим, чтобы убедиться, что я тоже слышу.
«Прошу тебя, Господи, – повторяла она, – смягчи сердце моего упрямца-мужа. Мне так хочется детей, и я уже устала ждать его согласия. Но если сердце супруга так и не растает, что ж... тогда я вознесу тебе хвалу за несовершенство наших противозачаточных средств».
В ответ я тоже начал молиться вслух, несмотря на то что с детства не проговаривал ничего более внятного, чем «Аминь». «Я уверен, Господи, что ты устал от просьб моей жены не меньше меня самого. Прошу тебя, сделай так, чтобы она, наконец, угомонилась».
Судя по всему, молитвы Эрин скорее дошли до Господа, чем мои, поскольку пару месяцев спустя случилось немыслимое. В третью пятницу апреля, когда я приехал домой с работы, из ветеринарной клиники, жена лежала на полу в ванной, смеясь и рыдая одновременно. Одной рукой она сжимала тест на беременность, а второй отирала с лица слезы. Это были слезы радости и благодарности за то, что ей выпал шанс утолить жажду материнства.
Когда я понял, в чем дело, меня едва не стошнило. Я выхватил у Эрин тест и ошеломленно уставился на него.
– Что за...! – выдохнул я, не в силах поверить глазам. – Как такое могло случиться?!
У жены вырвался легкий смешок.
– Тебе и правда требуются объяснения? Как ветеринар, ты должен разбираться в этих вопросах лучше остальных.
– Я не о том. КАК такое могло случиться? Мы же предохранялись всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Да у старухи-монахини было больше шансов забеременеть, чем у тебя!
Эрин встала и легонько похлопала меня по груди.
– Ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов, дорогой, – лукаво улыбнулась она. – Господь действует своими путями.
– Это все ты подстроила! – заорал я. – Не знаю, как, но это ты во всем виновата!
– Не только я, – подмигнула мне Эрин. – Ты тоже постарался.
Я был настолько ошеломлен, что слова ее дошли до меня не сразу.
– Но я... мне... о чем ты вообще? То есть, да...
Лучшее, что я мог сделать в тот момент, это заткнуться и отправиться к себе, чтобы как следует обо всем поразмыслить. Но я не умолк и не ушел. Слова полились из меня потоком.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785699882625
Масса:   390 г
Размеры:   205x 135x 20 мм
Тираж:   10 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы Рид.ру — Девять уроков
5 - на основе 2 оценок Написать отзыв
2 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
09.07.2016 12:15
"Девять уроков" - это роман о гольфе, и роман о жизни. Не случайно его герои утверждают, что гольф - это жизнь. 27-летний ветеринар Огаста Уитт с детства ненавидевший своего отца и не находивший с ним общий язык, не желал сам иметь детей, потому что разочаровавшись в своем отце считал, что не сможет стать хорошим родителем. Незапланированная беременность его жены вызвала в нем только негативные эмоции, пока его отец не узнал об этом и в обмен на записи о его матери, умершей, когда Огасте было семь лет, предложил сыну давать уроки гольфа, того самого, который стал камнем предкновения в их отношениях. Ведь отец, страстно любящий этот вид спорта, хотел сделать из сына знаменитого гольфиста, но Огаста не имел к этому никаких талантов. "Итак, о самой сделке. Ты соглашается на девять уроков гольфа - по одному на каждый месяц беременности Эрин. За это я буду вручать тебе каждый месяц по новой стопке карточек из сундука. К тому моменту, когда родится малыш, ты сумеешь познакомиться со своей мамой, а заодно - я очень на это надеюсь - усвоишь парочку вещей на счёт гольфа", - говорит отец Огасте. Читая дальше понимаешь, что книга эта с претензией на философию (уроки гольфа превращаются в уроки жизни), так же имеет еще один смысл заключающийся в том, чтобы люди давали своим близким "вторую попытку". Прощали их, менялись сами, двигались вперед и доводили задуманное до конца. Нельзя отворачиваться от родных. Без них жизнь наша будет не достаточно полной и счастливой.
Цитата: "Наконец, я знаю, что из него получится замечательный отец, просто потому, что сам он в этом сомневается. Плохим родителям это без разницы".
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
04.05.2016 17:06
Это уже второй роман Милна, который я прочитала. Я осталась в восторге от Шести камешков на счастье, вот и Девять уроков не оставили меня равнодушной. У автора 100% есть свой фирменный стиль, и я получаю эстетическое удовольствие, читая его романы. Я в очередной раз убедилась, что есть люди, наделенные редким даром – тонко чувствовать психологию людей. А когда к такому дару еще и талант писателя прилагается, то получаются по истине замечательные произведения!
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 2
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Девять уроков» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить