Странствия мага. Том 1 Странствия мага. Том 1 Трудная дорога, политая кровью врагов и друзей, слезами отчаяния и скорби, приводит Хранителя Алмазного и Деревянного Мечей, мага и некроманта Фесса в Нарн, обитель Темных эльфов. Но обитатели волшебного леса отказывают ему в пристанище, прозревая будущее черного волшебника, как апостола тьмы, которому на роду написано принести гибель Эвиалу. Есть один способ проверить правдивость этого страшного пророчества, и Фесс принимает его, двигаясь дальше с погоней Святой Инквизиции за плечами и с надеждой на чудо в душе. Святая Инквизиция идет по следам Фесса, деревенская ведьма творит заклинание недоступное Высшим Магам, трижды нарушено Слово Некроманта. Только постепенно обретаемая Фессом память помогает ему избегать трагической развязки. Эксмо 978-5-699-07905-6
225 руб.
Russian
Каталог товаров

Странствия мага. Том 1

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Трудная дорога, политая кровью врагов и друзей, слезами отчаяния и скорби, приводит Хранителя Алмазного и Деревянного Мечей, мага и некроманта Фесса в Нарн, обитель Темных эльфов. Но обитатели волшебного леса отказывают ему в пристанище, прозревая будущее черного волшебника, как апостола тьмы, которому на роду написано принести гибель Эвиалу. Есть один способ проверить правдивость этого страшного пророчества, и Фесс принимает его, двигаясь дальше с погоней Святой Инквизиции за плечами и с надеждой на чудо в душе.

Святая Инквизиция идет по следам Фесса, деревенская ведьма творит заклинание недоступное Высшим Магам, трижды нарушено Слово Некроманта. Только постепенно обретаемая Фессом память помогает ему избегать трагической развязки.
Отрывок из книги «Странствия мага. Том 1»
СИНОПСИС, ИЛИ ЧТО БЫЛО РАНЬШЕ?

В первой Летописи Разлома, именуемой "Алмазный Меч, Деревянный Меч", была изложена история несостоявшегося Пришествия Спасителя в один из миров великой Сферы Упорядоченного. В давние годы, когда в том мире властвовали и вели между собой смертельную борьбу расы гномов и молодых эльфов, иначе называемых также Дану, мастерами-волшебниками этих двух народов были созданы два магических меча: гномами - Алмазный, или Драгнир, а Дану, властителями лесов, - Деревянный, или Иммельсторн. Вся сила и ярость народов оказалась вложена в эти Мечи; и, сойдись они в бою, этой яростью вполне мог быть уничтожен весь мир. Волею всемогущей судьбы два этих Меча пробудились одновременно. Иммельсторн попал в руки рабыни Дану, по имени Сеамни Оэктаканн, Драгниром не без хитрости, коварства и предательства завладел гном Сидри Дромаронг. Затем Деревянный Меч захватили маги людской расы, гном же Сидри благополучно добрался до убежища своего племени. Во вспыхнувшей войне, где все сражались против всех: людская Империя - против Радуги, семи магических орденов, Дану и гномы - против людей и друг с другом, вдобавок началось вторжение странных существ, именовавших себя Созидателями Пути; миру Мельина это грозило уничтожением. В кровавом хаосе войны начали сбываться зловещие Пророчества Разрушения, Алмазный и Деревянный Мечи уверенно шли навстречу друг другу, неся с собой смерть.
Среди сподвижников Императора людей был некто Фесс, молодой воин и волшебник, рождённый вдалеке от плоти того мира, где ему пришлось сражаться. Он происходил из загадочной Долины магов, таинственного места в Междумирье, где испокон веку жили одни из сильнейших чародеев Упорядоченного. Фессу давно прискучила размеренная жизнь Долины, и он покинул родной мир, сделавшись воином и прознатчиком Императора в мире Мельина.
Фесс был тем, кто в воцарившейся сумятице смог понять, что же нужно делать. В завязавшемся сражении, когда легионы Мельинской Империи сошлись с воинством гномов, нёсших с собой Драгнир, и последним отрядом Дану, направляемых и ободряемых Иммельсторном, Фессу удалось оказаться рядом со столкнувшимися наконец в последнем бою Алмазным и Деревянным Мечами...
После чудовищного катаклизма Фесс, пытавшийся вернуться домой, в Долину магов, оказался вброшен в Эвиал, один из миров Упорядоченного, мир закрытый, со своими особенными законами магии. Запад этого мира занимала непроницаемая Тьма, и обитатели Эвиала верили, что эта Тьма вот-вот вторгнется в населённые людьми пределы, и тогда наступит неминуемый конец времён. В Эвиале сильна была вера в Спасителя, власть Церкви, и Инквизиция железом и кровью выкорчёвывала ереси.
Память Фесса была искажена, и значительную часть воспоминаний, равно как и боевых навыков, он утратил. Он забыл своё прошлое, ничего не помнил о Долине магов и об Алмазном и Деревянном Мечах. Случайная встреча со старым магом Парри, открывшим в странном пришельце чародейские способности, привела Фесса в город Ордос, во всемирно известную Академию Высокого Волшебства.
Судьба сделала Фесса аколитом факультета малефицистики. Он стал некромантом, Тёмным магом, изгоем, которого Церковь, Инквизиция и Белый Совет терпели только из-за участившихся случаев нападений Нежити, справиться с которой некромант мог лучше всех.
Досрочно выпущенный из Академии, Фесс был направлен в северный приморский город Арвест, где он встретился с гномом Сугутором и орком Праддом, ставшими его верными спутниками.
Упокаивая кладбище, где пробуждались к жизни свирепые и кровожадные чудовища, Фесс впервые в открытую столкнулся с Инквизицией, прибегавшей для достижения тех же целей к человеческим жертвам.
Это столкновение переросло в настоящую войну, в один из моментов которой Прадд и Сугутор оказались в руках арвестских инквизиторов. Чтобы спасти их, Фесс вернулся в город - и как раз в это время на Арвест обрушилось вторжение Империи Клешней, молодой и хищной островной державы на дальнем западе Эвиала, почти у самых границ той самой Тьмы. В результате схватки город был разрушен до основания. Фессу и его спутникам удалось бежать. Отныне для Инквизиции, Церкви и сообщества Белых магов Эвиала они стали непримиримыми врагами...

Зачин Железный Хребет. Изгнанники

Не топчи дорогу сапогами без смысла -
заведёт на край света, не воротишься...
Заповедь путешественников
- Правда, мэтр, красивые у нас в горах рассветы? - Коренастый гном бестрепетно стоял на самом краю глубокой пропасти и, не щурясь, смотрел на поднимающееся солнце.
- Побывал бы ты, бр-рат гном, у нас на Волчьих островах, не хвастался б попусту, - проворчал в ответ здоровенный клыкастый орк - он, в отличие от своего товарища, всем огромным телом прижимался к отвесной скале: тропинка, что вела над обрывом, здесь почти что сходила на нет, оставляя лишь узкий, в две ладони шириной, уступ.
- Чего я там у вас не видел? - фыркнул гном, заложив руки в карманы, и, бравируя храбростью, покачался с носка на пятку. - Зимой вьюги с буранами, летом туманы с марями! И комары, а я их терпеть не могу. Небось в наших шахтах их не встретишь.
- Зато у вас крыс каменных полно, зазеваешься - мигом отъедят тебе... - Орк явно собирался сообщить гному, какой же именно, по его мнению, части тела лишат каменные крысы его сотоварища, но тут в разговор вступил третий путник - человек в поношенном тёмном плаще, с мечом у пояса и длинным посохом мага в руке. Чёрное древко заканчивалось округлым каменным янтарно-жёлтым навершием. Человек выглядел ещё совсем молодо, но его короткие волосы уже успели полностью побелеть.
- Хватит вам, - устало сказал человек, тот самый, кого гном назвал мэтром. - Горы позади оставили - радоваться надо, а вы всё препираетесь.
- Э-э, мэтр! - беззаботно махнул рукой гном. - Горы пройти - то ж полдела, даже четверть дела! Невелико искусство - старыми шурфами проползти, сторожевые посты позади оставив! Вот теперь, мэтр, дельце предстоит посложнее - с Тёмными эльфами Нарна шутки плохи, что и говорить. Меня они, конечно, знают, хаживали мы, как говорится, и в этих краях, но...
- Будет тебе болтать, Сугутор! - Орк оскалил клыки. - Нечего сказать - - лёгкая дороженька твоими шурфами оказалась, ох, разрази меня на этом месте, очень даже лёгкая! - Орк выразительно поднял секиру. Лезвие покрывали свежие зазубрины и какие-то тёмные пятна, словно окалина. - Славно нас там встретили, долго помнить буду. Кабы не мэтр... Да и то сказать - куда нам деваться? На месте Арвеста яма дымная, на плечах - погоня... и Святая Инквизиция, гори она на собственных кострах, и вроде как даже маги Академии... Одна надежда, что в Нарн они не полезут.
- Полезут, не полезут - что гадать-то? - заметил волшебник. - Обратного пути нет. С теми... гм... ну, которые в шахтах... я б второй раз дело иметь не хотел. Значит, пойдём вперёд.
- Вперёд-то вперёд, оно, конечно, да, - вздохнул орк. - Да вот только...
Он умолк, глядя вниз. Чародей тоже сделал шаг к пропасти. Все трое, человек, гном и орк, замерли, молча глядя на открывшуюся их глазам картину.
За их спинами вздымались остроконечные, кое-где покрытые вечными снегами вершины Железного Хребта, в недрах которого трудолюбивые гномы проложили целые лабиринты ходов и шахт в поисках золота, самоцветов и вообще всего ценного, что только может залегать под землёй. Неприступные скалы резко обрывались вниз тысячелоктевой пропастью, и там, подёрнутые покрывалом утреннего тумана, темнели вершины бесчисленных деревьев - великий лес простирался далеко на юг и восток.
Нарн почти не знал лиственных пород - молчаливыми рядами, словно готовое к бою войско, стояли ели, сосны, лиственницы, кедры и пихты. Всё это причудливо перемешивалось, чего никогда не увидишь в лесу обычном. Кедровая роща на холме плавно переходила в болотистый ельник низины.
- А высоченные-то какие... - оглядывая деревья, нарушил молчание орк.
Человек и гном согласно кивнули. Деревья Нарна и впрямь вырастали куда выше их обычных собратьев в других местах, хотя непонятно почему - - земля тут не отличалась плодородием, бесчисленные речушки, водопадами срываясь со склонов Железного Хребта, оборачивались там, внизу, застойными прудами и мелкими болотами, на которых, по идее, ничего не могло расти, кроме клюквы и мха. А тут - исполинские кедры!
Туман поднимался высоко, аж к самым вершинам, землю невозможно было разглядеть, но деревья начинались почти что от подножия древних скал, упрямо пробиваясь сквозь завалы каменных осыпей. Ветки упирались в склоны, вонзались в них, точно копья в тело врага, словно лес вознамерился медленной, непрерывной работой где-нибудь за ближайшую сотню тысяч лет обратить в ничто весь величественный кряж Железного Хребта.
- Ну, хорошо, Сугутор, - наконец проговорил орк. - Мы пришли, и мы на обрыве. Дальше уступ кончается. Что делать будем?
Гном Сугутор пожал плечами:
- Как мэтр Неясыть скажет. Скажет - вниз полезем, скажет - назад повернём, другое место поищем. Я тут путей немало знаю.
Орк и гном повернулись к волшебнику, ожидая его слова.
Неясыть-Фесс долго смотрел вниз. Он чувствовал себя донельзя уставшим и опустошённым. Беспорядочные схватки во тьме старых шурфов, когда он не видел врагов, а лишь чувствовал дремучую, древнюю злобу, - эти схватки выжали его до последней капли. Проклятая плоть подводила. Он не имел права на слабость. Сейчас, когда погоня вроде бы отстала, заплутавшись в лабиринтах горных троп и ущелий, он обязан был принять решение... но что-то удерживало его от простых слов "давайте все вниз".
Перед ним лежал Нарн, тот самый Нарн, столь ненавистный святым отцам Аркина и их громящему кулаку - Инквизиции, тот самый Нарн, что не признавал никаких Спасителей, а о всех сакральных книгах Церкви отзывался как о собрании сказок, достойных лишь потешать детей. И небо не разверзалось над богохульниками, земля не поглощала их - Нарн жил, успешно отбивая все попытки лихих владетелей Эгеста, всех его дюков, баронов, графов и виконтов привести его к покорности. Более того, он сам наступал на людские области, отвоёвывая их не столько мечами и стрелами, сколько щедрыми посулами (и частенько даже исполняемыми). Дело дошло до того, что Святой Престол в Аркине издал энциклику, призывая добрых чад Великой Матери-Церкви вступить в союз с язычниками-эльфами Вечного леса, теми, что именовали себя светлыми, вечными и непримиримыми противниками жителей Нарна.
Академия Высокого Волшебства, напротив, с Тёмными эльфами Нарна не враждовала. Более того, выходцы из его мрачных чащоб нет-нет, да и оказывались среди аколитов Академии. Случалось даже, что и деканы с асессорами отправлялись из Ордоса на север, пересекая Бурную, пограничную реку, испокон веков отделявшую владения Империи Эбин от Нарна. Правда, Фесс не знал, к чему привели эти визиты. Нарнийские эльфы в Ордосе держались особняком, ни с кем не сближаясь, и никогда не искали встреч с ним, Фессом, а ему за нехваткой времени было просто не до них. Кто же мог подумать, что тропа некроманта приведёт его сюда, на угрюмую границу, где лес и горы сошлись в бесконечной и бессмысленной войне, невесть для чего оспаривая друг у друга право смотреть в вечное синее небо?
Правда, во всех землях Эвиала каждый знал, что Нарн принимал изгоев. Те, кому становилось тесно под Святой Инквизицией или надоедало платить подати баронам Эгеста, частенько уходили в его чащобы. Назад никто не возвращался, но никто не видел этих людей и мёртвыми. Эльфы не выставляли на всеобщее обозрение их голов вместе с пробившими их меткими стрелами - как они обычно поступали с теми, кто являлся в их лес со злом.
"Так. чего же ты медлишь, маг Неясыть? Ты не отступал перед неупокоенными, перед костяными драконами и прочей нечистью, ты выдержал безумную схватку на горящих улицах Арвеста с нахлынувшей ордой из Империи Клешней - чего же ты ждёшь теперь? Какого знака, какого знамения? Или, может, вести от Даэнура, учителя и наставника в многотрудном деле некромантии?.. Но Даэнур далеко, за сотни лиг, там, на Юге, в Ордосе, и нечего даже пытаться почувствовать его - кто знает, быть может, милорд ректор, господин Анэто, сумеет перехватить даже это, идущее по путям Астрала послание?
Ты медлишь, Неясыть. Может быть, ты вновь, в который уже раз, вспоминаешь страшную судьбу Арвеста? Наследство Салладорца явило себя во всей красе, лучшего и не придумаешь. Атлика, самая, что ни на есть обыкновенная девица лёгкого поведения, не волшебница, не магичка, никогда ничему не учившаяся, - уничтожила большой каменный город вместе со всеми, кто не успел оттуда выбраться с той же лёгкостью, с какой человек давит таракана".
Ему, Фессу, и в страшном сне не привиделись бы такие пределы сил; да, Тьма могущественна, но и цена, запрашиваемая Ею за силу, поистине неподъёмна. Теперь, запоздало, он думал, что не всё было так страшно и ужасно с Арвестом: да, Империя Клешней привела со своими легионами много искусных чародеев, а в городе хоть и были Белые волшебники, но они не владели боевыми заклинаниями, и потому десанту имперцев- островитян удалось взять город. Но павший город можно отбить обратно. Можно поднять многочисленные полки семиградского ополчения, можно запросить помощи у Империи Эбин (не может быть, чтобы её правители остались равнодушны к такому успеху своего давнего врага!), вызвать подмогу из Ордоса, напомнить о старом союзе лихим морским воякам Волчьих островов... да, это означало войну, но войну обычную, привычную, от которой можно убежать и спрятаться, если ты слаб или стар. И Арвест наверняка можно было б вернуть.
"Но тысячи жизней всё равно были б потеряны, - услыхал он беззвучный голос в собственном сознании. - Погибли бы воины, которых послали бы штурмовать стены Арвеста. Погибли бы люди в окрестных сёлах, когда туда пришли бы солдаты Клешней. И никто не знает, где жертв оказалось бы больше. Не торопись судить, некромант..."
"Не торопись судить... да, верно. Об этом говорил и Даэнур. Не суди. Не вставай ни на чью сторону. Ты - сам по себе, некромант, у тебя нет друзей и нет союзников (ну, за малым исключением, вроде Сугутора и Прадда), у тебя есть только враги - уже выступившие в открытую или же пока ещё только собирающиеся".
Фесс покачал головой. Враги... да, враги были всегда. Да, его боялись и ненавидели. Но почему он должен бояться и ненавидеть в ответ? Потому что это так "по-человечески"?
"Нет, - сказал он себе. - Атлика, ты совершила ужасное. И самое главное, это необратимый поступок. Враги могут захватить город, но их можно оттуда и выбить. А теперь Арвеста уже не вернёшь. То, что случилось, - зло, зло в чистом виде. Я не могу доказать это логически (кто знает, быть может, война за освобождение Арвеста и впрямь унесла бы ещё больше жизней, чем один роковой удар Тьмы), но я знаю, знаю неколебимо твердо - нельзя побеждать врага такой ценой. Потому что это даже хуже, чем поражение".
На душе было мутно и тяжело. Пока длилось бегство, пока они пробирались подземными ходами и галереями гномов, спасались от поселившихся в катакомбах страшилищ, с которыми даже Фесс решил не связываться, - эти мысли как-то отступили на второй план. А сейчас вот, когда опасности, казалось бы, позади и осталось всего-навсего спуститься в Нарн, куда за ними не посмеет сунуться никакая погоня, всё это вновь вернулось.
"Тьма, я же не верил, что ты есть Зло. И ты - не оно, ведь так? Зло - в каждом из нас, оно в сердцах, душах и поступках, оно - не ужасного вида скелет на громадном троне, каким его рисуют порой на гравюрах. Оно незримо и неосязаемо. Его нельзя победить раз и навсегда, ему надо противостоять каждый день, порой... порой, да, творя меньшее зло, чтобы предотвратить большее..."
Так кто же он, Салладорец, - гений, открывший новую дорогу всем жаждущим познания, или тот, кого будут потом проклинать все оставшиеся в живых, когда его знание попадёт в дурные руки? Если Атлика оказалась способной стереть с лица земли Арвест - где поручительство, что кто-то из другого ковена, озлобленный на весь человеческий род, не пустит в ход это знание, скажем, перед императорским дворцом Эбина?..
От этих мыслей по коже продирало морозом.
И что же стало с погибшими в Арвесте? Отправились ли они прямо в Серые Пределы - или же Атлика, сама уходя во Тьму, прихватила их с собой?
"Ох! Как же я не сообразил этого раньше? - с раскаянием подумал Фесс. - Как мог пропустить такую возможность - уходя во Тьму, неофит просто разрушает всё вокруг себя?"
Может быть, может быть...
Но не зря он не хотел читать трактат Салладорца. Не зря страшился поднять обложку роковой книги. А вот точно было зря - попытки Инквизиции оставить в Эвиале хотя бы один том, как приманку для недовольных, обиженных, тех, кто "думает поперёк". Нельзя было этого делать. Если его предположения верны и Наследство Салладорца в руках любого аколита способно стереть с лица земли большой город, то...
"А что тогда? У тебя ведь нет доказательств. Помни, некромант, тебе необратимые поступки запрещены сугубо и трегубо. Ты, стоящий на самой грани Серых Пределов, не имеешь права выпустить в мир - случайно или по небрежению - те ужасы, для описания которых люди не придумали ещё слов и названий, что таятся там.
Ладно. Запомни это крепко-накрепко, Фесс. Атлика сгинула, растворилась во Тьме вместе с жутким трактатом - считай, что она умерла, её больше нет, как нет и обратной дороги из вековечного мрака. Ты свободен от этого груза. Свободен, по крайней мере, на какое-то время, некромант..."
...Фесс смотрел вниз. Ничего особенного там он, конечно, не видел - ну, деревья, ну, туман - что же тут такого? И магии никакой он не чувствовал тоже - Нарн не спешил являть себя чужаку во всей красе.
И всё-таки маг не мог отвести взгляда. Туман медленно плыл, чёрные копья елей, казалось, рвали на части призрачное покрывало - и Фессу всё сильнее казалось, что лес сейчас смотрит на него мириадами глаз, не принадлежащих в отдельности никакому живому существу - ни наделённому плотью, ни лишённому её. Это не лесные духи смотрели из- под корней и из дупл, это не бродящие по лесу странные создания поднимали головы, потревоженные пристальным взором чародея - их он бы узнал, и с ними он сумел бы управиться. Казалось, на Фесса смотрит сейчас весь огромный лес, от южных дубрав вдоль Бурной до карабкающихся по каменным уступам кривых сосен на южных скатах Железного Хребта, смотрит каждым листом и каждой иголкой на ветвях, каждой чешуйкой коры и каждым торчащим из земли корнем, каждым живым существом в своих пределах - причём существо это даже не догадывается, что кто-то иной, неизмеримо более могучий, использует его сейчас просто как ещё одну пару глаз.
Фесс ещё никогда не сталкивался ни с чем подобным. И не помнил, чтобы о такой особенности Нарна упоминалось хоть в одной из прочитанных им магических книг. Даэнур о таком точно ничего не говорил. И милорд ректор Анэто тоже.
Орк и гном терпеливо ждали.
Фесс уже совсем было собрался с духом, чтобы сказать - мол, нечего
больше ждать, еды всего ничего, пускаемся! - как вдруг туман возле самых скал внезапно расступился, на миг обнажив тёмную землю, покрытую серыми пятнами толстого мха, подступившего к самым камням и упорно пытающегося вскарабкаться вверх по скальному склону. Призрачные волны мглы заколебались, отхлынули в стороны - и на крошечный пятачок между деревьями и откосом выбралось удивительное существо, подобного которому Фессу ещё никогда не приходилось видеть.
Больше всего это создание напоминало здоровенный ходячий шалаш, сплетённый из толстых веток и сучьев. Получилось нечто вроде паука - вздутый купол спины, упирающиеся в землю лапы-корни, густые брови из мха и громадные круглые глаза из светящихся гнилушек. Ростом это создание раза в два превосходило даже высокого Прадда.
При виде этого лесного страха орк глухо зарычал, невольно хватаясь за секиру, - хотя, ясное дело, взобраться по отвесной скале создание не могло. Гном удивлённо поднял брови и оттопырил губу - мол, никогда такого не видывал.
Фесс невольно крепче сжал в руке посох. Чёрное древко отозвалось - ладонь стало слегка покалывать, навершие слабо осветилось. Явившееся им существо было в чём-то сродни тем, кого Фесс повергал при помощи этого посоха, - всем этим костяным драконами прочей Нечисти - такое же изначально мёртвое, оно получило жизнь только благодаря Силе этого места. Или его создали эльфы-чародеи Нарна? Кто знает...
Деревянный паук тем временем вплотную подошёл к скале, потрогал её лапой-веткой, недовольно зашуршал, заскрипел сразу всем своим плетёным телом, засучил конечностями, взрывая землю, а потом внезапно поднял гротескную физиономию, вперив взгляд зелёных буркал в троицу замерших на обрыве путников.
- Ишь, зырит-то как, - проворчал Прадд, на всякий случай поднимая секиру повыше.
- Ничего особенного, - явно храбрясь, заявил Сугутор. - Мало ль в Нарне чудес! Будь оно опасным, я бы знал, ведь я-то...
- Помолчи, гноме! - рявкнул орк. - Помолчи! Мэтр скажет, что делать.
Паук тем временем явно собирался обосноваться тут надолго. Основательно врыл в землю все свои бесчисленные корни, как-то опустился, осел, зелёные глаза прикрылись, точно веками, завесами из зелёного папоротника, беззаботно росшего прямо тут же, на толстых брёвнах каркаса. Сразу несколько десятков веток потянулись к поверхности скалы, коснулись камня, замерли...
Человек, гном и орк долгое время молча ждали - ничего не происходило. Казалось, диковинному существу не было до них никакого дела.
- Нет, мэтр, как угодно, а я спускаться здесь не буду, - вдруг решительно заявил Сугутор. - Не нравится мне эта крошка, очень не нравится! Лучше ещё с десяток миль отмахать, чем задницей по скале скрести прямо у неё на виду.
- Так, выходит, она всё-таки опасна? - ухмыльнулся Прадд. - Опасна или нет? Можешь сказать? Сугутор ответил только кривой ухмылкой. Орк и гном вновь взглянули на Фесса. Некромант молчал. Как ни странно, он даже не смотрел вниз - его взгляд рассеянно скользил вдоль самого горизонта, там, где покрывавшая Нарн туманная пелена сливалась с серыми облаками. Солнце поднималось всё выше и выше над мглистой дымкой, но лучи дневного светила, казалось, были бессильны пробиться сквозь этот призрачный щит, неведомыми силами воздвигнутый над таинственным лесом. Угрюмая чаща словно бы не нуждалась в живительном тепле, она жила сама по себе, и ей ничего не было нужно от этого мира, даже того, без чего не может обойтись ни одно живое существо, - солнечного света.
Плетенник, как Фесс про себя назвал застывшее у подножия скал загадочное создание, по-прежнему занимался своим делом - медленно, но неуклонно вгрызался бесчисленными своими корнями в неподатливый камень. Настанет день, когда его работа окончится - подточенная долгим трудом, неприступная на первый взгляд скала рухнет вниз водопадом мелких, бессильных и безвредных камней. И тогда, возможно, сюда придут другие порождения леса, которые превратят безжизненный камнепад в землю, готовую принять в своё лоно юные саженцы. И, глядишь, когда уйдут в слепой прах внуки внуков тех, кто сейчас лежит в колыбелях, - на месте этой скалы поднимется молодой ельник. Лес наступает, он умеет защитить себя от разящей стали людских топоров и, похоже, всерьёз вознамерился проложить себе дорогу по ту сторону Железного Хребта, прорваться в Семиградье; отчего-то Фесс словно наяву представил себе молчаливую и беспощадную лесную армаду, наступающую на обжитые людьми земли, выбрасывающую перед собой авангарды прикрытых магическим туманом разведчиков, и как лес-победитель методично покрывает покинутые селения и города и в конце концов остаётся один - раскинувшийся на сотни лиг, от западного моря до восточной степи, единый, великий, безмолвный лес...
Но Прадд прав. Спускаться здесь действительно не стоит.
- Сугутор, уходим отсюда. Желательно, не залезая под землю.
- Есть, мэтр. И то верно - я зверюшек такой величины и так-то не сильно люблю, а уж коли они из веток и палок, так и совсем нравиться перестают...
Орк ничего не сказал, только подхватил заплечный мешок.

* * *

Они благополучно спустились со скал в нескольких милях к северо- востоку. Окутывавший деревья туман оказался неожиданно тёплым, внизу, возле древесных корней, его не было совсем, шагалось по лишённому подлеска старому еловому бору легко. Трое путников двинулись прямиком на восток - никаких троп в дикой чаще не имелось, и даже всеведущий Сугутор, не раз, по его уверениям, бывавший здесь, не мог сказать, куда им идти дальше.
Лес сомкнулся над их головами, сдвинул ворота стволов за спинами - Сугутор как-то неуверенно обернулся, держа наготове топор, и Фесс на мгновение подумал, что если этот лес решит ударить, то едва ли поможет и вся его, Фесса, некромантия.
Правда, сам молодой волшебник не чувствовал ничего необычного. Лес, пусть даже мрачноватый, не таил в себе ничего заметного. Никакого чародейства, доступного ощущениям выпускника факультета малефицистики. Туман над головами, конечно же, не был обычным туманом - но вот понять, в чём же тут дело, Фесс не мог. Как известно, самое сильное чародейство - то, эффект которого ты видишь, но не можешь даже предположить, как это сделано.
Мало-помалу местность понижалась, потянулись длинные полосы плотного серо-зелёного мха, перемежавшегося стоячими чёрными лужами.
- Болота близко, - уронил озадаченно осматривавшийся гном.
- А ты думал - я решу, будто вокруг пустыня салладорская? Сам всё вижу, гноме, - рыкнул орк. - Скажи лучше, куда мы идём? У меня брюхо сводит от голода, а вокруг даже жалкой пичужки не видно!
- Ты и в корову с пяти шагов-то промажешь, тебе ль об охоте толковать, - пробурчал уязвлённый гном.
Фесс молча поднял руку, и язвительный ответ орка так и остался невысказанным.
Там, за болотом, на невысоком пригорке в окружении совершенно невозможных для этого места кедров, среди камней стоял невысокий покосившийся обелиск. Отчего-то он представился Фессу языком белого пламени, бесшумно рвущимся из земли. Неясыть знал - на юге, в Кинте Ближнем, земля источает из себя чёрную маслянистую жидкость, на основе которой алхимики султанов варят свой знаменитый жидкий огонь, горят там и негасимые факелы - трещинами из неведомых подземелий поднимается горючий газ; но это пламя, белое пламя Нарна, магическому взору Фесса представлялось смертоносно-ледяным, холодным, точно вечные льды на самой северной макушке мира, где зимой по полгода не появляется солнце.
Сколько Неясыть простоял так, на самом краю болота, с плотно зажмуренными глазами, он не знал. Гном и орк терпеливо ждали, не шевелясь, замерев, точно изваяния, - похоже, они оба прошли хорошую школу ещё до того, как поступили к Фессу на службу.
- Всё в порядке, мэтр? - осмелился нарушить молчание Сугутор, когда Неясыть наконец пришёл в себя.
Фесс коротко кивнул. Поднял посох, очерчивая янтарным навершием защитный круг около себя и спутников. Приближаться к загадочному обелиску, источнику Силы, без соответствующей подготовки было бы просто глупо.
Сугутор и Прадд молча и не дожидаясь приказаний отошли Фессу за спину.
Фесс ощутил знакомое покалывание ледяных иголок вдоль позвоночника - охранное заклятье начинало действовать, но как-то странно, словно с трудом находя свой путь в тумане. Незримые концы обруча едва-едва сошлись друг с другом, и силы для поддержания защиты требовалось куда больше, чем обычно.
Некромант, выстраивая заклинание, идёт от сложного - к простому, от живого - к мёртвому; всё вокруг - земля, вода, воздух - содержит в себе мельчайшие частицы праха, того, что некогда было живым; очень трудно заставить это повиноваться, это вам не свежий неупокоенный, но Фесс к такому и не стремился - навернoe, сотворить подобное было по силам одному Салладорцу. Можно поступить проще - увидеть отсвет чужой Силы на этих частицах. Опытный некромант сможет немало сказать, проведя за расшифровкой не один год.
Посланная вперёд Сила некроманта столкнулась с источаемой белым обелиском мощью; Фесс внутренне сжался, ожидая резкой и болезненной отдачи, но нет - соприкосновение вышло неожиданно мягким и плавным, словно встали на место две тщательно подогнанные друг к другу детали. Некромант не сумел уловить и малейшего отражения чужой Силы на рассеянном повсюду прахе, его словно подхватил плавный водоворот, перед мысленным взором молодого волшебника закружились видения: высокие стройные деревья с переброшенными между кронами мостками и изящные фигуры в зелено-коричневых одеяниях; однако это длилось лишь короткое мгновение. Словно унесённые ветром, образы исчезли, и их место заняли другие.
Тёмная волна, поднявшаяся до самых звёзд, зависшая над западным горизонтом. Молчаливая, терпеливая, ждущая, когда её соберётся достаточно, чтобы перехлестнуть через гребень плотины и потом всёуничтожительным потоком устремиться вниз, в цветущую долину... И когда этот день настанет, дарительница жизни превратится в беспощадного и неуязвимого убийцу. Хорошо, если в обречённой долине окажется опытный и сильный маг, прошедший все этапы школы Воды, он сможет если не остановить бедствие, то, по крайней мере, направить ревущий поток в сторону от селений.
А кто сможет повернуть вспять поток не воды, не огня - а Тьмы? Или, что ещё хуже, - не Тьмы, а Смерти, Уничтожения, Ничто, что стоит за этим словом в человеческой памяти?..
И пришедшая после этого в голову Фесса мысль заставила его надолго забыть даже о таинственном белом пламени. Когда наступит час тёмного прилива, этот тайный огонь не долго сможет сопротивляться натиску призрачного моря. Нарн продержится чуть дольше, рот и всё. Его Сила замедлит агонию, но не предотвратит гибель.
Но пока чёрная стена хранила недвижность, замерев в гордом сознании своей силы; Фесс знал, чувствовал, и белый огонь ещё больше усиливал эту уверенность - время пока ещё есть, плотина ещё поднимается над медленно наступающим морем, ещё остается возможность остановить, помешать, быть может - даже повернуть поток вспять...
А для этого нужно совсем немногое - научиться поворачивать Тьму.
Или найти те самые Мечи, о которых так пекутся маски, те двое неведомых, скрывшихся под личинами Бахмута и Эвенстайна.
Третьего не дано.

ГЛАВА ПЕРВАЯ
НАРН. ЭЛЬФ И ДИКАЯ ОХОТА

Ночью все кошки серы, ночью все эльфы прекрасны.
Народная мудрость
Эльфа звали странным для людского слуха именем Ирдис Эваллё, впрочем, как раз вполне обычным среди его расы. Опустившись на колени, он быстро, раз за разом, зачерпывал пригоршнями воду из родника, торопливо подносил ко рту и жадно пил, совсем забыв о приличиях. Он пил и никак не мог напиться. По тонкому лицу стекал пот - вещь для Перворождённого вообще неслыханная. Колчан за спиной, покрытый зелёными и бурыми разводами, опустел на три четверти; оперения оставшихся стрел были перемазаны грязью и кровью. На боку эльфа болтались пустые ножны - сломавшийся меч давно пришлось бросить. Уцелел лишь кинжал за голенищем правого сапога. Погоня как будто отстала - отстала только сейчас, хотя слова "...в лесу за эльфом гнаться!.." давно уже с успехом заменили поговорку "...ищи ветра в поле...". Зелёная куртка Ирдиса, на которой обычно росли живые трава и цветы, вся покрылась коричневыми дымящимися пятнами; вместо стеблей и лепестков там остался только пепел.
Вокруг него расстилался Нарн, родной, привычный, знакомый до мелочей Нарн, в котором эльф, если нужно, мог в одиночку управиться с целой сотней людских панцирников, не побоялся бы схватиться с десятком магов, устоял бы даже против пары-тройки горных огров или троллей, не применяя ни ловушек, ни волшебства; но на сей раз он мог только бежать. Бежать что было сил, надеясь лишь на помощь сородичей да на магическую мощь Потаённых Камней, священных мест Тёмных эльфов Нарна, средоточия силы их чародеев, мало в чем уступавших заносчивым выпускникам знаменитой Академии в Ордосе.
Эваллё был тёртым и опытным траппером, не раз хаживал через Эгест, людские владения, в Вечный лес и даже дальше; его стрелы помнили просторы замекампских степей, сапоги топтали весеннее разнотравье цветущих тундр, случалось ему бывать и в самом сердце Железных гор, случалось брести под палящим салладорским солнцем, а один раз судьба странствующего эльфа занесла его даже в Ближний Кинт, где он (правда, недолго) служил султану в передовых пограничных отрядах, прославившись там как непревзойденный лучник. Словом, он едва ли испугался бы даже кого-то из неупокоенных - но на сей раз ему противостояли отнюдь не они. И эльф, чья память хранила подробности сотен стычек, больших и малых, кто сражался на всех берегах вокруг Моря Надежд и Моря Призраков, на сей раз не знал ответа.
Этот страх был совершенно новым. Никто не знал, как с ним бороться, - после того, как обычные мечи и стрелы оказались бессильны. Эльфы Нарна собирали дань с мелких людских поселений вдоль края мрачного леса, там, где болота расступались и на невысоких холмах за недлинное северное лето успевали вызреть рожь с ячменём; люди платили охотно - защита эльфов сплошь и рядом оказывалась куда надёжнее баронского и герцогского покровительства, а на церковные проклятия лесовики давно махнули рукой - да, собственно говоря, мало кто из них и принадлежал к истинно верующим. В сумрачном Нарне нашли свой приют остатки многих ересей, огнём и кровью выкорчеванных в Империи, Семиградье, Эгесте, Аркине и Мекампе. Еретикам эльфы казались куда ближе своих собственных братьев по расе.
Петухи, одна из лесных деревенек (семь дворов да водяная мельница на быстрой лесной речушке), стала первой жертвой. Прибывшие гоблины- погонщики, коим вменялось в обязанность забрать у землепашцев предназначенный к продаже хлеб, не нашли в селении ничего живого. Только пятна высохшей крови да видимые для эльфов застывшие смертные тени - над теми местами, где людей настигла гибель. Не осталось ни обглоданных костей, ни скорбящих душ - враги пожрали и уволокли всё: и плоть, и то, что превыше её. Тёмные эльфы встревожились. Они привыкли отвечать ударом на удар, их ратей страшился даже император Эбина, но они отличались также и осторожностью. Из зачарованного сердца Нарна, того самого места, о котором другие эльфы, именующие себя Светлыми, или ещё Летними (в противовес Тёмным, прозываемым также эльфами Зимы), говорили не иначе как с ужасом, отвращением и содроганием - из сердца Нарна по одному-двое к границам отправились разведчики. Одним из таких и был Ирдис Эваллё - и именно ему выпало столкнуться лицом к лицу с неведомой угрозой.
...Он вступил в бой и не устоял. Пришлось бежать - причём погоня следовала за ним неотступно, и густое, тяжкое марево чужой магии не давало Эльфу даже передать весть сородичам.
Его гнали на север и одновременно оттесняли к горам. Эльфы славятся неутомимостью бега, тем более Эваллё был в родных краях, где он знал каждый куст, овраг или тропку, ему удавалось не подпускать преследователей особенно близко, но и оторваться от них он не мог.
Железные горы, северный предел Нарна, неумолимо приближались, и эльфу оставалось лишь утешать себя тем, что он увёл врагов за собой и тем самым, возможно, спас жизнь не одному сородичу.
Однако даже Ирдис, эльф-странник, разведчик, выносливый, точно взламывающая камни трава, не выдержал этой безумной гонки. Силы начали покидать его, он переставал чувствовать уже и Сердце родного леса, чего с ним не случалось даже в далёком Кинте. И вот он жадно пил, не заботясь об изяществе движений и элегантности позы, пил, словно дикий зверь, - потому что, подобно тому же зверю, ощущал погоню у себя за плечами.
Хрипло вздохнув, эльф заставил себя оторваться от воды. Поправив колчан, он перемахнул на другой берег ручейка - прыжок вышел тяжёлым, натужным, совсем не похожим на его всегдашнее лёгкое, почти невесомое движение. Бежать, бежать, снова бежать, надеясь, что на сей раз ему удастся опередить погоню и он окажется у Потаённого Камня раньше преследователей. Пока что им вполне успешно удавалось отрезать ему дорогу к нему.
- Ар-р-р-г-х-х-х... - сказали ему из кустов. Вроде как даже с насмешкой.
Эльф замер. Руки сами тянули стрелу из колчана, сами набрасывали её на тетиву - руки, они отказывались понимать, что всё это более чем бесполезно.
- Ур-р-р-р... - донеслось с другой стороны.
Эльфу не требовалось поворачиваться, он и так умел видеть всё вокруг себя, не довольствуясь обычным зрением.
Не дрогнула ни одна веточка, не хрустнул ни один сучок; враги надвигались бесшумно; голос они подали, лишь желая показать жертве - они пришли, они настигли его.
Неужто вся погоня уже здесь?..
Нет, кажется, нет. Эльф не чувствовал сомкнувшейся петли - похоже, против него оказалось всего две твари. Правда, и этого достаточно.
Белая стрела мелькнула в воздухе; эльф не промахнулся, он не промахнулся ни разу и до этого - без всякого результата. Он мог утыкать врага стрелами, точно ежа, однако это бы лишь немного задержало преследователей.
Рычание стало яростным, враг приходил в бешенство не от боли - эльф подозревал, что никто в этой чудовищной погоне вообще не чувствовал боли, - а от того, что ему кто-то посмел оказать сопротивление.
Эваллё сделал обманное движение, надеясь прорваться мимо засевших в кустах чудищ - однако те, похоже, за время охоты тоже кое-чему научились. Они кинулись на него с двух сторон, словно только этого и ждали. Волна ледяного холода накрыла эльфа, неодолимая сила сшибла с ног, он покатился по земле, так и не выпустив из рук бесполезное сейчас оружие.
Встать, встать, сразиться и умереть. Тёмные эльфы, эльфы Зимы, не сдаются. Когда отступать некуда, значит, пришло время умирать. Доблестно сражавшиеся и не бросившие оружия, быть может, возродятся в иных лесах, в иных мирах, под другими солнцами, чтобы и там свершать вековечный круг жизни, сражаясь со Смертью до тех пор, пока Тьма не смежит их глаза...
Он ощутил бросок врага - пульсирующее касание холодного трепещущего Нечто, ощутил ледяные незримые клыки, с лёгкостью пронзившие его защиту, защиту из чар Нарна, дрожь отчаяния, кровь, что останавливается в жилах, обращаясь в ядовитый лёд. Эльф закрыл глаза и наяву увидел раскрывающиеся небеса и вершины деревьев, готовых простереть над погибающим эльфом свои величественные, раскидистые кроны.
- Эге-гей! Гойда! Хей-яа!!! - внезапно раздалось совсем рядом, и это ничуть не напоминало утробное бестелесное рычание преследователей.
Холодное покрывало, уже окутавшее эльфа, внезапно лопнуло. Через прорехи хлынул обжигающий ливень, небеса закрывались, извергая из своей утробы потоки пламенеющего дождя. Рычание в кустах сменилось неистовым воем, в котором, однако, чувствовалось куда больше разочарования, чем предвкушения добычи.
Сошедший с небес огонь обращал в ничто холодную пелену, на смену предсмертному оцепенению приходила боль, наверное, подобная той, какую испытывает младенец, выталкиваемый из тёплого и ласкового материнского лона в большой мир, к жизни - и неизбежной гибели в конце пути, ибо никто не бессмертен - ни эльфы, ни даже боги...
Боль смяла и снесла защитные слои эльфийской магии, до последнего прикрывавшей самое естество Перворождённого. Понимая, что на сей раз бороться бесполезно, эльф отдался безжалостно поволокшему его потоку.
А потом до его сознания донеслись голоса:
- Э-э, мэтр, но зачем нам возиться с этим, гм, безнадёжно дохлым эльфом?
- Поосторожнее в выражениях, Сугутор, не забывай, что мы в Нарне...
- А-а, мэтр, забудьте, меня здесь знают. И, если я вижу дохлого эльфа, я так и говорю, и никто на меня не обижается. Потому что дохлый эльф, да простят меня Потаённые Камни Нарна, ничем не отличается от дохлого, к примеру, гнома, или орка, или человека.
- Не замечал за тобой раньше такого неуважения к мёртвым, Сугутор...
- И-и, мэтр, о чём вы? Смерть нельзя уважать, она всего лишь жалкая грязная нищенка, клянчащая подаяние. Пни её как следует! А когда наступит твой час, просто закрой глаза и уйди, не разговаривай с ней и не смотри в её буркала - так говорят у нас в горах.
- Не слыхал от тебя такого, друг гном...
- Ты, друг орк, от меня ещё много чего не слыхал. Ну что, зарывать этого молодца нельзя, придётся тащить к Потаённому Камню, а Камень этот пока ещё сыщешь...
Говорившие обращались друг к другу на причудливо искажённом людском диалекте Империи Эбин. "Странная компания, - успел подумать эльф, - человек, гном и орк - здесь, в нашем Нарне! Или это враги сумели так хитро перекинуться?"
- Стойте, он приходит в себя, - внезапно и резко сказал человек - холодным сильным голосом.
- Да ну? - поразился гном. - Крепкий какой... Я уж думал - всё, отплыл свои леса искать...
Ирдис Эваллё сделал над собой поистине запредельное усилие и открыл глаза.
Над ним склонились трое - точно, человек, гном и орк. В потрёпанных, грязных плащах, гном и орк вооружены до зубов. Человек тоже носил меч у пояса, но при этом он опирался на длинный посох - явно посох мага, с округлым янтарно-жёлтым каменным навершием без всякой резьбы или эмблем.
Посох был чёрным, и эльф от удивления на миг даже забыл про боль, попытавшись приподняться на локте.
Его не занимал вопрос, что нужно Тёмному магу в Нарне - эльфы этого края, как известно, сами прозывались Тёмными. Куда более удивительным было другое - откуда здесь вообще взялся Тёмный маг, если о них уже давным-давно забыли и в куда более мрачных, нежели Нарн, местах?!
- Лежи смирно, - проворчал волшебник, откидывая капюшон, и тут эльф увидел, что чародей ещё совсем молод - правда, коротко стриженные волосы его успели стать белее снега. - Лежи и не дёргайся, не хватало тебе и впрямь помереть сейчас, после того как мы отогнали ту парочку...
- К-какую п-паро... - голос Ирдиса Эваллё пресёкся.
- Это уж тебе лучше знать, какую, - мрачно пошутил чародей. - Донельзя отвратную, скажу я тебе.
- Вот именно, - поддакнул гном. - Я аж света белого невзвидел, едва их почуял.
Ирдиса не оскорбила фамильярность человека, хотя вообще Тёмный эльф отличался гордостью и, честно говоря, недолюбливал людскую расу, несмотря на то, что провёл среди людей немало времени.
- Ты видел... видел их? - выдавил из себя эльф. Чёрный маг покачал головой:
- Нет. И не думаю, что их кто-то вообще способен увидеть.
- Я видел! - оскорбился Эваллё. - Я стрелял... я попадал!
- Ты стрелял и попадал в миражи, созданные твоим собственным страхом, - усмехнулся чародей. - Эти твари способны представиться кем угодно. Впрочем, кое-какой ущерб они от твоих стрел потерпели... иначе мы с тобой бы не разговаривали.
- О... откуда они? Маг досадливо дёрнул плечом - очевидно, это означало "не знаю".
- А вот это у тебя спросить надо, - снова влез гном. - Тебя они гнали, не нас.
- Погоди, Сугутор, - орк протянул громадную лапу, тронул гнома за плечо. - Не стоит сейчас... помолчи. Нарн как-никак.
- С-сугутор? - Ирдис сдвинул брови, стараясь разглядеть лицо гнома. - Ты? Тот самый Сугутор?..
- Тот самый, - насмешливо поклонился гном. - Что с того теперь? Мне нельзя больше переступать границы Нарна?
- Совет не принимал такого решения, - ответил Эваллё. Боль отступала, он вновь чувствовал магию Потаённых Камней; это придавало уверенности. Гном Сугутор был известен в Нарне - как отличный наёмник. Тёмные эльфы зачастую прибегали к оплаченным звонким серебром мечам - когда дело почиталось недостойным чести воина со знаком Потаённых Камней на груди.
- Тогда, я думаю, здесь найдётся местечко для меня и моих друзей, - продолжал болтать гном. - Нарн ведь принимает изгоев, не правда ли?
- Если Совет сочтёт их полезным делу Нарна, - по инерции ответил Ирдис Эваллё давным-давно затверженной фразой. Нарн давал убежище - но, конечно, далеко не всем. Персональным врагам волшебницы Меганы, например, здесь делать было нечего. Даже владеющие силой Потаённых Камней не дерзали связываться с хозяйкой Волшебного Двора.
- Погоди, Сугутор, - вступил в разговор чародей. - Рано говорить об убежище. Почтенный, не знаю твоего имени...
- Ирдис Эваллё.
- Почтенный Ирдис Эваллё, мы действительно ищем убежища в Нарне. Но сперва о тех, кто преследовал тебя. Мы отогнали их, но не уничтожили. И почти ничего не видели. Но я не сомневаюсь, что это лишь малая часть какого-то вражьего сонма, откуда он взялся и что он такое, я пока не понимаю, но и того, что я почувствовал, вполне достаточно, чтобы сказать - - Нарн в большой опасности. Не знаю, какое чародейство сможет по- настоящему повредить этим тварям. Точнее - какое из стихийных, - тут же поправил сам себя волшебник. - Думаю, обо всем этом есть смысл поговорить с вашим Советом. Ты можешь идти? Ты можешь отвести нас туда?
Ирдис попытался подняться. Тело слушалось ещё плохо, но сила Потаённых Камней уже смывала боль, точно вода - засохшую грязь.
- Я могу отвести вас к Поляне Ожидания. Обычное дело...
- Ты хочешь вести нас в сердце Нарна с этой тёплой компанией за плечами? - неожиданно заговорил орк. Называвшие себя Светлыми эльфы давно и свирепо враждовали с орками. Тёмные из Нарна, случалось дрались с ними, потом мирились, случалось, орки Волчьих островов, охотники за добычей, появлялись в наёмных отрядах Нарна - Тёмные свыклись с ними, даже, пожалуй, сжились, но не более. И, уж конечно, никогда бы не потерпели от орков никаких советов. Равно как и вопросов.
- Не стоит показывать сейчас свою гордость, эльф, - холодно произнёс волшебник, и это несмотря на то, что лицо Ирдиса Эваллё после слов орка осталось совершенно бесстрастным.
Он был прав. Усилием воли Ирдис заставил гнев отступить.
- Мой спутник и друг Прадд задал хороший вопрос, - глядя прямо в глаза эльфу (на что, кстати, отваживались немногие люди), проговорил Чёрный маг. - Я бы постарался ответить на него как можно серьёзнее. - Он слегка приподнял посох и разжал пальцы, отполированное чёрное древко скользнуло вниз, острый конец вонзился в землю, и Эваллё услыхал сдавленное змеиное шипение.
- Нас подслушивали, - заметил чародей.
- Змеи? Где? - потешно подпрыгнул на одном месте гном. - Терпеть их не могу! Раздави её, Прадд!
Волшебник медленно поднял посох - Ирдис ожидал увидеть нанизанное на остриё серочешуйчатое змеиное тело, но нет - наконечник посоха был пуст; и лишь холодное сероватое свечение, исходившее от него, свечение, пропитанное чарами гнили, распада и разрушения, яснее ясного сказало эльфу, что маг не промахнулся.
- Кто это был? - вырвалось у Ирдиса.
- Я знаю об этом не больше тебя, - пожал плечами маг. Его спутники, гном и орк, уже давно стояли с оружием наголо. - Некое магическое существо, правда, совершенно незнакомого мне вида. Мой посох ему не слишком понравился, однако же, не убил и не изгнал из этого мира - драка с такими может выйти жаркой, особенно если эти создания навалятся все скопом.
- Тогда я, в свою очередь, должен задать тебе вопрос, - медленно проговорил Эваллё, откидывая со лба слипшиеся волосы. - Они долго гнали меня, я бежал, рассчитывая лишь на помощь нашей магии, магии Нарна...
- Или магии Потаённых Камней, если говорить прямо, - ввернул гном. Эльфу пришлось довольствоваться лишь гневным взглядом, который наглый гном предпочёл попросту не заметить.
- Рассчитывая лишь на магию Нарна, - с нажимом произнёс эльф. - И вопрос мой... как ты думаешь, Тёмный маг, Нарн сумеет их остановить? Или мне лучше увести - тварей подальше от родных мест, с тем чтобы там... - Голос его неожиданно дрогнул.
- Не надо поспешных решений, - заметил волшебник. - Ты опасаешься, эльф, что Потаённые Камни не смогут защитить тебя, а твои преследователи причинят им вред?
Эваллё молча кивнул.
- Я ничего не знаю о Потаённых Камнях, - признался некромант. - И на твой вопрос ответить не смогу. Но замечу, что драться возле источника Силы, неважно, какого именно, мне будет гораздо легче. Решай, эльф, решай быстро - поведёшь ли нас на Поляну Ожидания или к одному из Потаённых Камней или же мы просто расстанемся тут, предоставив друг друга нашим собственным судьбам?
Больше всего на свете эльфу хотелось сказать: "Да, предоставим!"; холодная сила волшебника его просто пугала и, наверное, Ирдис Эваллё так бы и поступил - если б из кустов не потянуло внезапно ледяным, пронзающим холодом, уже ставшим привычным для уставшего от непрерывной погони эльфа.
- Решай быстрее, эльф. - Маг оглянулся, глаза его недобро сверкнули. - Решай, они вот-вот будут здесь!
- Может, хоть поглядим на них наконец-то, - хмыкнул гном. Казалось, ему мало только что закончившейся схватки.
- Не советую тебе глядеть на них, брат гном, - заметил орк по имени Прадд, и Эваллё, не удержавшись, согласно кивнул.
- Мы пойдём к Потаённым Камням, - наконец выдавил из себя эльф. Всё его существо протестовало против этих слов, но холодный страх всё- таки пересилил. Как бы то ни было, гордый разведчик и воин Нарна отнюдь не хотел умирать; и больше всего на свете он боялся признаться в этом - даже самому себе.

* * *

Угнаться за Ирдисом Эваллё оказалось непросто даже могучему Прадду. Эльф не шёл, а будто бесшумно скользил по воздуху, не замечая ни корней, ни коряг, коими изобиловало то подобие тропинки, по которой они пробирались. Угрюмый Нарн нависал над ними, давя на плечи, словно тяжкая ноша. Лес не отрывал от трёх пришельцев своего холодного, изучающего взгляда. Казалось, ему нет никакого дела до одного из своих чад - Ирдис ведь так и не получил помощи, - а вот человек, гном и орк его неожиданно заинтересовали. Впрочем, едва ли здесь уместно было слово "заинтересовали" - лес не оставлял без внимания ничего из происходившего в его пределах.
Ирдис несколько раз оглянулся - он постоянно отрывался от путников, устало спотыкавшихся на тех местах, что эльфу представлялись совершенно ровными.
- Эй, погоди! - наконец не выдержал Сугутор. - У меня брюхо сейчас взвоет от голода! Если я немедленно не поем, можете меня хоронить.
Фесс в душе был совершенно согласен с гномом. Их собственные припасы кончились на третий день пути через Нарн, а добыть в зачарованном лесу им ничего не удалось, несмотря на похвальбу гнома и проклятия Прадда. Последняя схватка с неведомыми тварями потребовала всех сил без остатка.
Ни гном, ни орк, как обычно, не задали Фессу ни одного вопроса - если мэтр сочтёт нужным, он сам всё расскажет. Эльф, судя по всему, прямо- таки умирал от желания вытянуть из своего спасителя все мыслимые подробности - но ему приходилось смирять своё любопытство.
Тропа вела дремучими чёрными борами, карабкалась по крутым увалам, оставляя позади тёмные моховые туши дремлющих болот. Эльф уверенно шёл на юго-запад, в самую глубь Нарна - однако Фесс не мог не чувствовать известной неуверенности их проводника - Ирдису по- прежнему очень, очень, очень не хотелось вести Чёрного мага к самому средоточию Силы Нарна.
Сугутор шагал перед Фессом, Прадд замыкал шествие - обычный их походный порядок. Маг тяжело опирался на посох - путь через Нарн требовал от него не только телесных усилий. Глубокие вибрации Силы, рождавшиеся впереди, в глубине великого леса, отзывались болезненной дрожью во всём его теле; избавиться или защититься от этой боли он не мог, слишком велика была мощь леса, слишком стара и уверена в себе, слишком привыкла она играть с неведомой Силой, незнамо как оказавшейся здесь, в её распоряжении, чтобы обращать внимание на боль какого-то ничтожного смертного. И не стоило раздражать неведомого хозяина этих мест даже своей попыткой защититься - тем более что "хозяин", увы, не существовал в обычном смысле этого слова.
Ирдис пропустил слова Сугутора мимо ушей. Знай шел себе и шёл, словно пытаясь хоть этим залечить уязвленную гордость Тёмного эльфа. Эти трое видели его слабость, его бессилие, они спасли ему жизнь. Не надо было обладать даром чтения мыслей, чтобы понять, что творится сейчас у него на душе.
Прадд за спиной Фесса что-то злобно проворчал сквозь зубы - не слишком лицеприятное об эльфах вообще и именно об этом эльфе в частности; поступок более чем неразумный, если учесть, где они сейчас находились. Неясыть напрягся, однако великий лес то ли попросту не обратил внимания на возмущение одного ничтожного муравья в своих пределах, то ли счёл за благо до времени не выказывать своего возмущения.
В Академии о Нарне рассказывали всякое - и правду, и отчаянные небылицы. Болтали о сказочной красоты дворцах - и о тёмных пещерах, о домиках-гнёздах на вершинах высоких, поднимавшихся до самых облаков деревьев; шёпотом передавали "наидостовернейшие" сведения о скрытых лесом древних руинах, где, забытые всеми, лежат сокровища, награбленные ещё старыми хозяевами Эгеста - некогда молодого разбойничьего королевства, ещё не распавшегося на десятки мелких и мельчайших герцогств, графств и баронств; мелькали в рассказах ведьмы, упыри, волшебники-самоучки, из тех, кто не смог или не захотел стать студиозусом почтенной Академии Высокого Волшебства - Нарн в потоке этих рассказов представал истинной terra fantastica, землёй сказок и чудес. При этом почему-то никому не приходило в голову поинтересоваться, как же там всё обстоит в действительности у самих Тёмных эльфов, кои всегда имелись среди аколитов Ордоса.
Увиденное Фесса слегка разочаровало. Не было никаких "небеса подпирающих" деревьев - да, сосны и ели здесь оказались куда выше, чем в иных местах, но всё-таки не настолько, чтобы дотягиваться до облаков. Да, всё здесь выглядело мрачнее, чем, к примеру, в тех же Лесных Кантонах, здесь обитала незримая для простых смертных Сила - но ничего из поражавших воображение студиозусов вещей Фесс тут пока не увидел.
- Эй, эй, Ирдис, ну так что насчёт пожрать? - взмолился тем временем гном. - Ей-ей, взвою сейчас с голодухи! Ужель у тебя там ничего не завалялось в заплечнике?
Эльф остановился, неспешно повернул голову, в упор взглянул на осекшегося Сугутора.
- Какая тут тебе еда, гноме? - прошипел Ирдис. - У нас за плечами смерть, точнее - даже не смерть, а нечто похуже смерти! И как можешь ты...
- Ух-ух-ух, - опомнился Сугутор, выразительно поигрывая топором. - Хуже смерти, дражайший эльф, да не затупятся вовек твои уши, может быть только голодуха, сиречь смерть голодная, и вот она-то меня как раз сейчас и настигнет - куда раньше этих самых врагов. Жрать я хочу, жрать, и весь сказ!
- Погоди, Сугутор, эльф-то дело говорит, - вступил в разговор орк. - До жратвы ли нам сейчас? Иль ты не понял, что надо к Потаённым Камням успеть прежде, чем нас Дикая Охота схарчит?
- Как ты сказал? - Неясыть невольно отвлёкся от чёрных мыслей. - Дикая Охота? Человечьи скелеты верхом на конских костяках? Скачущие по небу?
Эта самая Дикая Охота довольно подробно описывалась в книгах по некромантии; но сейчас Фесс не чувствовал в преследовавших маленький отряд врагах ничего даже отдалённо похожего.
Орк ухмыльнулся, обнажив отменной белизны клыки.
- Никак нет, мэтр, совсем не то же самое. Про ту Охоту, небесную, мы на Волчьих островах не понаслышке знаем, поверьте уж. Видели мы эту Охоту, во всех видах видели, да и не только видели. А чародейники наши даже и отпор давать научились.
- Гм! - не удержался эльф.
- А что? - Прадд пожал могучими плечами. - Так оно всё и было. Кого хошь у нас на островах спроси.
- Не отвлекайся, - строго сказал Фесс. - Так что это за дело с Дикой Охотой, которая на самом деле не Дикая Охота?
Прежде чем ответить, Прадд несколько раз оглянулся, словно рассчитывая обнаружить эту самую Охоту прямо у себя за плечами.
- Дык, мэтр, дело-то всё в том, что видел я три раза эту Дикую Охоту, дома ещё, на островах. И запах её... э-э-э... нет, не запах... - Прадд скорчил гримасу, пытаясь подобрать нужное слово. - Короче, след... тень... не знаю! - сдался он наконец.
- Пропусти, - нетерпеливо бросил Фесс. - Давай, Прадд, к сути, пожалуйста!
- К сути, мэтр, как есть к самой сути и подбираемся. Так вот, сродни они друг другу вот именно следом своим, который не есть след, или тенью, которая вовсе и не тень. Сродни, но не более. Как у нас говаривают: всё родство - пиво из одного ковша пили.
- Гм, из одного ковша, - встрял со своими сомнениями гном, хотя его мнения никто не спрашивал. - Можно подумать, ты сам с ними бражничал!
Прадд только оскалил клыки и досадливо затряс головой - мол, что с тобой говорить, пустоголовым?..
- Из одного ковша пили, - упрямо повторил орк, переводя взгляд на Фесса. - Виноват я, мэтр, только сейчас сообразил, что к чему...
- Ну хорошо, - сказал Неясыть. - То есть как тебя надо понимать? Что на наших сегодняшних приятелей может подействовать то же, что и на вашу Дикую Охоту?
Орк несколько раз кивнул:
- Именно так, мэтр, именно так.
- А ты можешь что-то из вашей магии вспомнить? - спросил Фесс. - Владеешь чем-нибудь?
- Владеть-то владею, но... - Прадд виновато развёл руками, - в ход пустить не могу. Тут не могу, - сразу поправился он, глядя на сдвинувшиеся брови Фесса. - Это ведь Нарн, сами знаете, мэтр, тут чужую магию не больно любят. Вам они преград поставить не могут, силёнки не те, а вот мне - запросто.
- Да что ты такое несёшь?! - снова возмутился эльф - Силёнки не те! Да Нарн Великий, если хочешь знать, может...
- Тогда что ж он эту Охоту, что за нами пустилась, назад не завернёт? - ухмыльнулся орк. - Что ж твой лес тебя ей на съедение бросил?
От лица эльфа, и без того не по-человечески бледного отлила последняя кровь, а глаза опасно сузились. Фесс не успел даже рта открыть, а между Праддом и Эваллё шариком живой ртути вкатился гном.
- Эй, эй, эй, хорош, хорош, спорщики! Ты, почтенный эльф, давай дорогу показывай, так уж и быть, на ходу пожую корешок какой. А то нам до твоих Камней небось ещё топать и топать, а погоня-то, она небось близко.
Эльф едва слышно вздохнул, гася гнев. Как-то очень невесело покачал головой и снова вздохнул.
- В том-то и дело, - неожиданно тихо сказал он, обращаясь к Прадду и не трогаясь с места. - Лес не стал мне помогать... не дал защиты. И потому... кто знает, - он опустил голову, устало махнул рукой, - может, нам сейчас лучше разойтись. До Потаённых Камней немного уж осталось, направление я вам дал, не собьётесь, особенно, - эльф взглянул на молодого чародея, - если ты, господин некромант, их сам почувствуешь. А мне, наверное, в другую сторону - тварей этих из Нарна уводить.
Наступило неловкое молчание.
- Эй, ты что, брат эльф, помирать никак собрался? - всполошился Сугутор. - Нет уж, ты это брось, мы с мэтром очень не любим, когда при нас кто-то умирает, это, знаешь ли, вредит душевному равновесию. А вообще хватит болтать! - внезапно побагровев, заорал гном, да так громко, что с деревьев им на головы посыпались сухие листья. - Пошли, подпоркой шахтной не стой!
Как ни странно, эльф выслушал запальчивые слова и вопли Сугутора совершенно спокойно.
- Ты не понимаешь. И вы все не понимаете. Лес всегда помогал нам. Когда не справлялись наши луки и мечи, в дело вступала его сила. И тварей, подобных этим, Нарн никогда не оставил бы без внимания. Ты прав, орк, лес никогда не дал бы им разорвать меня ибо этот враг - превыше моих сил и моего оружия. А раз лес отказался от меня, не помог даже в малом, - значит, мне пришло время умирать. Дерево сбрасывает листья, чтобы пережить холода, и лист не может сетовать, ибо таков порядок вещей.
- А кто тебе сказал, что лес оставил тебя без помощи? - деланно удивился гном. - Он ведь вывел нас прямо к тебе - это ли не помощь? Мы ведь могли пройти милей южней или северней.
Эльф изумлённо вскинул брови - верно, никак не мог смириться с подобной трактовкой помощи Великого Нарна.
- Хватит, - наконец не выдержал Фесс. - Идём, почтенный Ирдис, я даю тебе Слово - пока мы живы, эти твари до тебя не доберутся. Только давай не будем терять больше времени, иначе у нас тут вот-вот появится компания! Идёмте же все, идёмте! Хватит пререканий, Прадд, рассказывай всё, что знаешь.
- Слышал, брат эльф, что мэтр сказал? - Сугутор топнул на Ирдиса ногой. - Он тебе своё Слово дал, понимаешь ты, неразумный, Слово некроманта!
На скулах эльфа вспухли и затвердели желваки. По бледному лицу вновь разлился румянец. Эваллё быстро, отрывисто кивнул и прежним лёгким, упругим шагом устремился вперёд, не то скользя по земле, не то паря над ней.
Человек, гном и орк заторопились следом.
- А пожрать-то всё ж, небось стоило, раз уж всё равно останавливались, разговоры разводили, - пробурчал Сугутор, перекидывая топор с одного плеча на другое. - Говори не говори, а в брюхе-то, как ни крути, пусто.
Ему никто не ответил.
Они продолжали путь ещё несколько часов. Смерклось и в руке эльфа холодным голубоватым светом засиял небольшой продолговатый кристалл. Тропа вспыхнула серебром, сапфировые брызги разлетались из-под ног путешественников, словно они шли по мелкой воде. Свисавшие до земли серые плети древесных мхов тоже светились голубым, но не столь ярко и более глубоким оттенком. То тут, то там, под корнями, в дуплах, в гуще ветвей над головами вспыхивали парные зелёные огоньки - путников провожали внимательные взгляды чьих-то глаз. Фесс дорого дал бы за то, чтобы узнать, какие существа там прячутся - он не чувствовал обычных лесных духов или призраков.
- Красиво у вас тут, - проворчал Прадд, озираясь по сторонам - огоньки поднимались всё выше, цепочки крохотных искорок тянулись вверх, к вершинам деревьев, повисая там длинными блистающими гирляндами. Растекавшийся от эльфийского кристалла свет преображался в дивные бесплотные украшения. Лес словно извинялся за неласковый приём, оказанный троице беглецов.
Ирдис едва заметно пожал плечами.
- Потаённый Камень близко. Его магия растекается окрест, и, встречаясь с волшебством уважаемого некроманта...
Про себя Фесс удивился - он лично не ощущал ничего схожего с тем, что испытал возле белого обелиска на самой границе Нарна с Железным Хребтом. Сейчас же он чувствовал только странный, обволакивающий покой, весьма и весьма несвоевременный, особенно если учесть висящую на плечах погоню.
- Так сколько ещё-то идти? - ворчливо спросил гном.
- Потаённый Камень покажется сам, как только придёт время. - Эльф поджал тонкие губы.
- Эх, все вы, нарнийцы, мастера загадками говорить, - рассердился Сугутор. - По-простому ответить не можешь? Нам, можно сказать, ещё спину друг другу прикрывать придётся.
- Что я тебе отвечу, бородатый? - оскорбился эльф. - Говорят же тебе, Потаённый Камень близко. К нему я вас привёл, как обещал. Но вот когда он нас к себе подпустит - Камень сам решит.
- Гм, гм, сам... - проворчал гном, но дальше спорить не стал.
Сгустилась ночь, лёгкий осенний ветер разогнал тучи, вызвездило щедро и ярко. Все четверо странников шагали уже с трудом, даже двужильный Сугутор. Прадд хрипло и зло рычал, переставляя свои колонноподобные ножищи; Фесс тоже готов был уже махнуть на всё рукой, упасть и уснуть прямо здесь, положив голову на древесный корень.
- Ещё немного, - почти умоляюще сказал Ирдис. Походка эльфа тоже утратила лёгкость, глаза лихорадочно блестели. - Враг силён. Идёт за нами. Нам надо...
Никто так и не понял, к чему клонил Эваллё, эльф недоговорил, потому что в спины путникам ударил, точно секущий кожу кнут, высокий и злобный вой, сопровождавшийся словно бы хлопаньем множества крыльев.
Эльф замер как вкопанный, глаза расширились.
- Нам конец, - едва слышно выдавил он. - Тут все набольшие. Я их чую.
Четвёрка застыла на краю глубокого, залитого тьмой оврага. Там, впереди, не сверкало ни одного огонька, столь щедро украшавших лес за спинами путников; из зева оврага в лица странникам дохнуло донельзя привычным и знакомым Фессу ледяным мертвенным холодом, обычным признаком живой мертвечины.
- А-а, рванина, чтоб тебя перекосило! - Гном с размаху влепил оцепеневшему эльфу звонкую оплеуху. - Иди! Беги! Птицей лети! Беги, беги, если жить хочешь!
Эльф пошатнулся, с трудом устояв на ногах. Из разбитой губы по острому подбородку пробежала кровяная струйка; однако, как ни странно, более чем сомнительное средство Сугутора подействовало: Ирдис и впрямь побежал - сперва медленно, из последних сил, затем всё быстрее и быстрее, словно обретя второе дыхание.
- Эй, эй, не так скоро! - завопил мгновенно отставший гном.
Вой за спинами четвёрки путников повторился - только на сей раз выло уже множество глоток. Сбоку, сверху, сзади - вой раздавался повсюду, враги брали Фесса и его спутников в полукольцо, прижимая к глубокому и тёмному оврагу, куда молодому некроманту отчего-то очень и очень не хотелось соваться.
Вой был совсем рядом, ледяной и надрывный, терзавший слух и заставлявший зажимать уши; Прадд с проклятием остановился, вскинул наперевес секиру; Сугутор что было мочи потащил орка за собой, из-под кованых башмаков гнома клочьями летел вырванный мох.
- Быстрее! - крикнул Фесс своим. Теперь и он тоже ощущал впереди нечто, источник Силы, сейчас неважно уже, какого вида и какими ещё наделенный свойствами. - Да шевелитесь же! - И он взмахнул посохом над головой. Янтарное навершие запылало, словно маленькое солнце; чёрное древко задрожало в руках Фесса, высвобождая накопленную мощь.
Лес вокруг осветился мрачным оранжево-жёлтым заревом, серебристые и голубые эльфийские огни погасли, точно задутые ветром. Тьма в овраге заколебать, раздаваясь в стороны, вдавливаясь в землю, словно бы отступая под натиском рвущейся из каменного навершия мощи. Только теперь путники увидели переброшенный через овраг узкий висячий мост, паутинную сеть над пропастью, внезапно всем без исключения показавшейся истинно бездонной. Нити вспыхнули жёлтыми и оранжевыми сполохами, по мосту заструился холодный огонь; тьма на другой стороне оврага послушно раздвинулась в стороны, и Неясыть увидел: окружённый крепостной стеной чёрных древесных стволов, на небольшой округлой поляне высился обелиск, четырёхгранный, острый, словно наконечник копья, цвета густой запекшейся крови. Чем-то он напоминал тот, другой, белый, на рубеже Нарна, только был раза в три повыше. По граням его то и дело пробегали стремительные сполохи света; камень жил, его переполняла сила, и Фессу на миг почудилось - гранитные веки сейчас поднимутся, и незрячие от века глаза впервые за много столетий взглянут на мир - но горе тем, на кого падёт этот взгляд!
- Туда! К нему! - не своим голосом взвизгнул Ирдис, первым бросившись к мосту. Паутина тревожно закачалась под ним, нити натянулись и угрожающе затрещали; а из оврага вверх потянулись, словно в ожидании добычи, тёмные отростки клубящегося мрака, словно алчные щупальца неведомого голодного зверя.
- Осторожно! - запоздало крикнул Сугутор, но мост под ногами Ирдиса стремительно расползался, рвалась паутинная сеть, нити лопались, словно под незримым клинком; эльф отчаянно рванулся вперёд, прыгнул, как-то немыслимо, нечеловечески изогнувшись всем телом, - и повис, вцепившись в корень, что торчал из противоположного склона. Мерцающие обрывки паутины, кружась, словно сорванные листья, медленно опускались вниз, и темнота поглощала их один за одним.
И вновь из непроницаемого мрака, из-за спин путников, оттуда, куда не доставал бьющий из навершия посоха свет, раздался вой неведомой своры врагов, словно они видели всё случившееся. Вой торжествующий, вой победный - словно скрывающимся во мраке тварям оставалось теперь только насладиться мучениями полуживой, трепещущей в агонии жертвы.
- Ну уж нет, рано радуетесь! - заорал Сугутор, становясь рядом с Праддом и поплёвывая на ладони. - Дорогонько вам станет мной поужинать, смотрите, как бы сталью не подавиться!
Темнота захохотала. Издевательский смех нёсся из-за громадных стволов, с вершин деревьев, даже с неба откуда чья-то громадная рука словно бы смыла одним движением все звёзды. Сполохи света, отбрасываемого посохом Фесса, затрепетали, точно под сильным ветром; Неясыть ощутил леденящий холод, ползущий от древка по его пальцам; враги, кем бы они ни были, мгновенно нащупали его слабое место. Посох - источник силы мага, но в то же время и причина слабости. Умный и ловкий враг может воспользоваться посохом мага, словно тропинкой к его душе и рассудку, опьянить ложным чувством силы, заманить на зыбучие пески миражей, после чего волшебника не нужно ни сжигать, ни замораживать в груде льда - он сам оказывался в плену, в призрачном мире, без надежды на возврат и избавление.
Орк и гном застыли, оружие на изготовку, однако никто из обступившего путников полчища не торопился предложить им честный бой.
- Эй, эльф, хватит там корячиться, беги к своему Камню, пока нас тут не схарчили! - не оборачиваясь, гаркнул гном.
Фесс тем временем опустил посох. Струившийся из навершия яркий свет стал блекнуть - незачем было даром тратить силы, врага явно не удастся отпугнуть, и здесь, в отличие от Арвеста, не воспользуешься любимой уловкой некромантов - не поднимешь себе на помощь пару- тройку зомби.
Сейчас молодому волшебнику было просто не с кем сражаться. Враг упрямо не показывался, а вот тьма в овраге... уж больно это смахивало на отвлекающий маневр.
Ирдис тем временем, обдирая руки, едва-едва сумел выкарабкаться из оврага и без сил растянулся на земле - словно преодолел самое меньшее отвесную стену в десяток человеческих ростов.
Фесс в растерянности смотрел на Потаённый Камень. Красный обелиск гордо возносился над ними, пропоров податливую земную плоть, и не было ему никакого дела до каких-то там двуногих, копошащихся невдалеке от его подножия. Кто знает, для чего, для каких битв сберегалась сила Потаённого Камня, каким врагам должна она была закрыть дорогу в Нарн; пока же вторжение неведомой Дикой Охоты ничуть не обеспокоило колдовской монолит.
Как, впрочем, и сам Нарн.
- Эгей, эльф, жив ты там? - рявкнул Прадд, поигрывая секирой. - Жив али нет, спрашиваю?!
- Ж-жив, - донёсся слабый ответ с противоположной стороны оврага. - Скорее, чародей, используй силу Камня, иначе...
- Легко сказать - "используй"! - заорал, в свою очередь, Фесс. - Плевать хотел твой Потаённый Камень и на нас, и на вторжение! Он не подпускает меня к себе!..
В самом деле, все усилия Фесса хоть как-то почерпнуть сил в неиссякаемом и бездонном колодце Потаенного Камня наталкивались на ледяную непробиваемую стену. Кто-то очень умелый и искушённый в волшбе постарался оградить драгоценный источник от всяких там бродяг, почему-либо могущих и заглянуть, куда не следует. И пусть даже этим бродягам приходится сейчас драться насмерть.
Фесс ощутил, как вспотевшие от напряжения ладони начинают скользить по чёрному древку. Все уроки Даэнура ничем не могли сейчас помочь - против них выступала не та Дикая Охота, о которой говорили манускрипты Академии, а нечто совершенно неведомое и невиданное.
Однако враги медлили. Они не нападали и не уходили; они давили одним лишь присутствием, чётко и последовательно претворяя в жизнь девиз Гильдии боевых магов, о существовании которой Неясыть сейчас само собой, ничего не знал - "побеждай присутствием"
Бездействие становилось невыносимым. На той стороне оврага Ирдис сумел-таки подняться на ноги, шатаясь, подошёл к краю оврага, глянул вниз. Лицо его исказилось от омерзения.
- Не туда! - взвизгнул он, с неожиданным проворством отскакивая назад. - Не через овраг! Там, там... - Он потащил из колчана стрелу.
- Сами знаем, - рявкнул гном. - Только интересно, как же нам перебраться? Я вот крылья что-то забыл себе отрастить, всё, знаешь ли, как- то недосуг...
- Чародей, выжигай овраг! - по-прежнему не своим голосом выкрикнул эльф. - Выжигай, в пепел, в прах, это же... эт-то... - Он захлебнулся собственным криком, лицо исказила гримаса несдерживаемой ненависти и отвращения, длинная стрела сорвалась с тетивы, впиваясь в затопивший ложбину мрак.
Стрела ещё в полёте бесшумно обратилась в облачко чёрной пыли, сгорев мгновенным бездымным огнём.
- Вот это да... - услыхал Фесс бормотание гнома. - "И спереди, и сзади", - как сказала одна коза, когда из-за неё поспорили два пастуха. Один, спереди, её хотел резать, а другой, сзади, соответст...
Занимательная история оказалась прервана самым неделикатным образом.
Мрак в овраге вскипел, словно вода в котле. Громадные пузыри вздувались и лопались, потянуло затхлым, гнилостным смрадом. Чёрные щупальца клубком разъяренных змей устремились вверх по склонам, в один миг перехлестнув через края оврага. Эваллё что-то выкрикнул, пустил ещё одну стрелу - её постигла судьба первой - и бегом бросился прочь, к алому обелиску. Ничего сделать он не мог, и даже его смерть ничем не помогла бы Фессу. Ничем, кроме, пожалуй, лишь одного - отдав некроманту те силы, что вырвались бы на волю в миг расставания души с телом эльфа.
Мир раскололся надвое. Одна часть сознания Фее-га судорожно пыталась отыскать пути к спасению - стремительно перебирая самые разрушительные и убийственные заклятья известных ему разделов магии, - в то время как другая внезапно вспомнила навязчивый, настойчивый шёпот масок: "Найди Мечи, найди Мечи, найди Мечи".
Мечи, холод стали, извив травленого узора: шершавый эфес в руке, тяжесть оружия...
Нет, не то.
Что-то властно толкнулось в мозг, потянулось наверх даже не из памяти, почти начисто опустошённой в тот миг, когда Фесс вступил в мир Эвиала - а, наверное, из того недоступного никаким богам и магам дальнего Астрала, где, говорят, оставляет свой отпечаток каждая мысль и каждое чувство, пережитое живыми, наделёнными сознанием существами, - оттуда пришло странное видение - Меч, словно бы выросший из цельной ветки дерева, не вырезанный, подобно детской игрушке, но именно выращенный, чья форма задана самим взрастившим его стволом; Меч, напоённый мощью, впитавший в себя силы бесчисленных зелёных ростков, крошечных и незаметных, но под натиском которых крошится и растрескивается крепчайший гранит скал и крепостных стен.
Деревянный Меч.
Иммель...
Фесс застонал. Его словно пробила внезапная молния боли - возвращалось то, от чего он бежал. Хитрые маски, о, какие хитрые маски! Они понимали, что можно разрезать Фесса на куски, запытать до смерти, испробовать на нём весь свой магический арсенал, которому он не сможет противостоять, - но ничего не добьются. Память Фесса была чиста, и в ней не сохранилось никаких воспоминаний о тех самых роковых Мечах.
Но воспоминания эти сохранились в другом месте Фесс не знал, как оно называется, Астрал ли или как-то иначе - да это сейчас и не имело никакого значения. То, от чего он бежал, настигало его, и не оставалось ничего другого, как повернуться к врагу лицом и принять бой, пусть даже и самый безнадёжный.
Хватит бежать и прятаться. От этого врага не убежишь. Рано или поздно он настигнет тебя - и тогда силы окажутся ещё более неравными.
Всё это верно. Все мы мастера говорить красивые слова и призывать к геройской смерти. А вот когда смерть сама смотрит на тебя своими волчьими буркалами, только у сказочных героев не трясутся поджилки и не уходит в пятки душа. Фесс судорожно сжимал в руке посох, однако по- прежнему не мог понять, что же ему сейчас, собственно, делать - некромантия всё-таки требовала известной подготовки, тем более здесь, в глубине Нарна, даже и не пахло пусть и старым, но всё-таки кладбищем. Лес поглотил мёртвые города двуногих, но Фессу и его спутникам не повезло - поблизости ни одного не оказалось.
Это только стихийные маги могут одним взмахом посоха сводить с небес разящие сети молний или поднимать ураганы. Это только кажется, что ты, умея заглянуть за самый край смерти, приобретаешь особую власть, становясь почти всемогущим и неуязвимым. И некого было обращать в прах до срока, подобно тому, как он поступил в Арвесте с воинами Империи Клешней. Враг теперешний сам пришёл с той, серой стороны и не страшился подобных заклятий. Фессово волшебство хорошо могло помочь против живых или мёртвых, но не против тех, кто не относился ни к тем, ни к другим.
Чёрные щупальца перехлестнули через край оврага. Сугутор яростно рубанул топором, сталь вспыхнула зелёными и голубыми сполохами, отсечённый извивающийся отросток толщиной с бедро Фесса забился и затрепыхался под ногами гнома.
- Кроши их, Прадд! - заорал гном, размахивая топором во все стороны.
Не теряя ни секунды, орк присоединился к другу. Топор и секира заплясали в извечном своём танце, железо теснило мрак, и чернота на миг отступила; и прежде чем Фесс успел подумать, что победа далась слишком просто, особенно если учесть сгоревшие в воздухе стрелы эльфа, - до его слуха донёсся грубый многоголосый хохот. Так, наверное, могли бы смеяться зомби, умей они вообще смеяться.
- Ловушка! - крикнул Фесс, отчаянно взмахнув посохом. Навершный камень вспыхнул было - и тотчас погас, словно задутый ветром фонарь. Лес вокруг зашумел, затрещал, ветви древесных исполинов летели наземь, хотя воздух вокруг оставался недвижен.
Тьма была теперь со всех сторон, и оружие орка с гномом, как и положено, ничего не могло больше с ней сделать.
Тёмная волна накрыла невысокого гнома с головой, Сугутор захлебнулся отчаянным воплем; Прадд продержался лишь на миг дольше.
"Мечи, Мечи, Мечи", - ожил на миг в сознании чужой шёпот.
А что они могут сделать? Что может сделать он сам?!
"Как что?!" - услыхал он внезапно голос Ирдиса. - Используй силу Потаённого Камня, некромант!"
"Значит, он добрался-таки".
Земля содрогнулась, нет, даже не содрогнулась, а словно бы просела под ногами Фесса - как будто чья-то громадная грудь выдохнула воздух из лёгких. Сквозь Сужающий некроманта сумрак внезапно пробилось алое сияние - это ожил, пробуждаясь от сна, Потаённый Камень. Фесса с головы до ног окатила незримая ледяная волна - но не мертвяще-холодное дыхание раскрытой могилы, а скорее порыв свежего северного ветра.
Сила. Она здесь, она совсем рядом, - и теперь её хватит, чтобы превратить в оружие те заклинания, которые обычно он только хранил про запас, зная, что никогда не сможет им и воспользоваться - если, только, не будет стоять над дымящейся свежей кровью ямой с телами тысяч и тысяч замученных.
Страшны заклинания истинной, глубинной некромантии, и нет от них спасения.
Эти чары пришли из самых древних томов, наверное, ещё из арсеналов сородичей Даэнура. Никакой, даже совершенный и прошедший все стадии ученичества некромант не способен привести их в действие одной лишь собственной Силой - только прибегнув к ритуальным пыткам и массовым жертвоприношениям.
И те несколько заклятий из этого списка, что имели несчастье осуществиться в действительности, навсегда сделали само прозвание некроманта пугающим и отвратительным для большинства обычных людей.
Мрак не рассеялся, он даже как будто сгустился ещё сильнее, серыми призраками проступили скелеты древесных стволов, а за ними - огненными тенями мелькнула вереница скачущих бешеным галопом людских костяков верхом на костяках конских. Свитое в тугие струи пламя служило копьями; нагнав их, Дикая Охота во весь опор мчалась прямо на замершего Фесса.
Кто знает, была ли это просто иллюзия, сознание ли Фесса придало надвигающемуся врагу хоть сколько-нибудь привычные очертания - или неведомый враг и в самом деле имел такой облик? Дюжина наездников, две дюжины растянувшихся над землёй в стремительном беге псов - не привычных любому некроманту костяных гончих, а неведомых страшилищ, с длинными, вытянутыми вперёд, словно у крокодилов, нелепыми челюстями, многосуставчатыми когтистыми лапами, хвостом, словно у мантикоры, увенчанным изогнутым костяным жалом, в котором Неясыть даже отсюда чувствовал скопившийся зелёный яд.
Зелёный яд... стоп! Что-то уж больно похоже на тех ордосских многоножек, что вызвали памятный мор! Кажется, случилось это давным- давно, годы, если не десятилетия, назад.
Растерянность Фесса сменилась лихорадочным плетением заклятья. Он почувствовал сродство, теперь он знал слабое место врага, он мог ударить - тем более имея за спиной всю мощь Потаённого Камня.
Но, сражаясь с многоножками, он имел рядом с собой Даэнура, да и Белый маг Анэто, надо признать, годился не только показывать ярмарочные фокусы; сейчас Фесс остался один против многократно более сильного врага.
Память услужливо развёртывала свитки и списки. Нужные заклятья творились словно сами собой - он работал сейчас, словно заведённый механизм.
И первое, что он увидел, когда его чары начали действовать, был след. Чёткий, ровный, с извивами - очевидно, Дикая Охота петляла, преследуя Ирдиса Эваллё. И начинался этот след где-то в населённых людьми областях, в Эгесте, а отнюдь не в каком-нибудь мрачном провале или на заброшенном погосте.
Дикая Охота была уже совсем близко. Неясыть видел и трепещущих призрачными крыльями не то ящериц, не то обретших ноги змей - похоже, одну из таких тварей он проткнул своим посохом. Тогда некромант смог всего лишь отбросить врага. На этот раз всё выйдет по-другому.
Да, Неясыть не видел истока, не видел самого начала той дороги, что привела Дикую Охоту сюда, но этим он займётся позже. Затыкать крысиные дыры будем после, сейчас надо извести самих гадов, пусть даже они и посвящены Тьме.
Остриё посоха вонзилось в землю Нарна. Поток льющейся от Потаённого Камня Силы запульсировал в такт ударам сердца некроманта; и когда Фесс произнёс наконец слова Повеления, от устремившейся по его приказу в бой мощи стало не по себе даже ему самому. На миг он словно бы взглянул сквозь плоть самого Потаённого Камня, глаза обожгло сияние темно-алого кристалла, скрытого под многими слоями гранитной брони, - а в следующую секунду посланная некромантом вперёд Сила столкнулась с Силой наступающих.
Нет, это были не молнии, столь любимые магами Воздуха, не разящие каменные глыбы или тут же, на месте созданные глиняные големы, оружие магов Земли; не вихри, полные ледяных игл, что пронзают любые доспехи, какими пользуются чародеи Воды, и не волны всесжигающего пламени, к которым прибегают повелители Огненной стихии, - Фесс привёл в действие мёртвую плоть мира, ту самую плоть, откуда его сила изгнала все тонкие создания; на помощь некроманту шёл прах, то, что некогда жило, но давно завершило свой путь, то, что ещё помнило, каково это - жить и умирать.
Тьма стала на пути Тьмы. Сотканный из смерти щит столкнулся с из неё же выкованным мечом. И, подобно тому, как опытный мечник щитом отбрасывает слишком горячо налетевшего на него нерасчётливого противника, так и оживлённый словом некроманта прах отбросил, властно растолкнул в стороны почти сомкнувшееся вокруг Фесса кольцо давящей темноты - не той, которой он вроде как служил и где черпал силы, а отражение той самой западной Смерти, что пугало одно поколение магов Белого Совета за другим.
Рты несущихся на молодого мага всадников раскрылись в беззвучном крике. Огненные копья вздёрнулись, готовые к последнему удару.
Но навстречу им неслись такие же точно воители, в чёрной броне, со столь же внушительного вида копьями, верхом на конях, что более походили просто на сгустки мрака, - Неясыть, даже помимо своей воли, использовал принцип зеркала, врага ожидали его собственные двойники.
На очистившейся от мрака земле рядом с Фессом лежали бесчувственные Сугутор и Правд. Ни тот, ни другой так и не выпустили оружия.
Конные рати сшиблись. Чёрные и огненные копья скрестились, и ночь взорвалась скрипучими воплями мёртвых голосов - защитники Фесса бились молча, Дикая же Охота не жалела глоток - хотя, если разобраться. чем могли кричать лишённые языка, гортани и лёгких ходячие костяки?
Мрак и пламя схлестнулись, слились, обращаясь в бешено терзающие друг друга вихри. Алые всадники разили врага своими копьями, но чёрным рыцарям это словно бы и не вредило (другое дело, что каждый достигший цели удар отзывался у Фесса острой болью), а вот чёрные клинки не знали промаха, с налёту рассекая и доспехи, и кости врагов. Копья тёмных воинов опрокидывали противников наземь, копыта их скакунов дробили черепа поверженных, обращали в пыль рёбра и хребты; Дикая Охота продержалась всего несколько мгновений - атака Фесса смела её всю, без остатка.
"Неужели?" - обессиленно подумал Фесс. Нельзя сказать, что он выложился весь, без остатка - но попотеть-таки пришлось, несмотря на помощь Потаённого Камня.
Тьма из оврага тоже исчезла бесследно, а куда - кто знает?..
На земле зашевелился, застонал Сугутор. Гномы, как известно, отличаются немалой устойчивостью к магии любого рода, случается, что и пущенный в упор огненный шар лишь рассыпается искрами, не причиняя им никакого вреда. И на сей раз подземный житель оправился быстрее могучего, но не слишком привычного к колдовству Прадда.
- Ox-ox, м-милорд м-мэтр, мы что, уже все умерли? А где ж тогда Вечный Горн?..
- Умерли, - с трудом переводя дыхание, ответил Фесс. - Как есть умерли, Сугутор. Сейчас вот нами твой Вечный Горн растапливать станут.
- Т-тьфу, м-мэтр, не шутите так, - гном с кряхтением поднялся. - Эй, Прадд, вставай, хорош щёки отлёживать, всё уже кончилось, мэтр их перебил.
Орк застонал, переворачиваясь на спину.
- Вставай, вставай, - торопил друга Сугутор. - Вон господин эльф нам с того "берега: машет. Пойдём, пойдём, зелёный, пойдём, валяться будем, когда до Камня доберёмся.
Орк неразборчиво выругался и поднялся - сперва на одно колено и только затем выпрямился. Вид у него был более чем помятый.
- Скорее, скорее! - донёсся голос эльфа. - Это было только начало. Ты чувствуешь их, некромант?
- Что-о? - вытаращил глаза гном. - ЭТО было не всё?! О, Вечный Горн, второго раза я не выдержу!
- Выдержишь, как миленький выдержишь, - прорычал орк. - Жить захочешь - выдержишь. Пошли, борода, что зенки-то выкатил?!
- Т-только в овраг ты первым полезешь, - мрачно заявил Сугутор.
- Хорошо, хорошо, первым полезу. Милорд мэтр, вы, это, давайте в середку.
Фесс выдернул из земли тёплый после недавнего боя посох. В жёлтой глубине каменного навершия ещё перемигивались, угасая, мрачные багряные огоньки.
Троица быстро перебралась через овраг, в котором не осталось и малейшего следа тьмы.
Ещё сотня-другая шагов - и они очутились возле самого подножия Потаённого Камня. Зачарованный обелиск уже закрылся, поток лившейся оттуда на Фесса Силы иссяк. На ощупь камень был очень, очень холодным. И где-то там, в глубине, под слоями гранита, таилось истинное сердце зачарованного монолита - тот самый багровый кристалл, привидевшийся Фессу в горячке боя.
Кристалл... магия камней испокон веку, как и положено, числилась подразделом Земного волшебства, однако в Академии к знатокам магических свойств камня всегда относились с уважением куда большим, нежели к остальным мастерам Земной стихии. Было что-то об этих камнях, кристаллах, какой-то слух... Почему же память, доселе столь безотказная в этом мире, сейчас не хочет служить?!
Ирдис осторожно подошёл, коснулся плеча. Глаза эльфа смотрели на Фесса с какой-то странной грустью - так смотрят на друга перед расставанием, когда догадываются, что за разлукой может и не последовать встречи.
- Ты сдержал своё Слово, некромант, - тихо проговорил эльф. - Я не думал, что такое возможно, не верил. Могущественна Тьма, велики твои силы. Но, поверь мне, мои глаза не могут обмануться. Каждое твоё заклятие, каждый твой успех - это просто ещё один шаг вниз по ступеням, ведущим...
- Вот чего я терпеть не могу в эльфах, - нагло влез в разговор Сугутор, - так это вашу тягу к высокопарным словесам. Только что дрались насмерть, нет бы там фляжку поднести с чем-нибудь покрепче - нет, тут разговоры разводят, всё о пророчествах каких-то да предсказаниях; ох, и набили ж они мне оскомину, ещё когда вместе с твоими сородичами, Ирдис, я в Замекампье хаживал!
Эльф вздохнул. Казалось, он пропустил слова гнома мимо ушей.
- Я не знаю, куда тебя поведёт твой путь, но, сдаётся, он ведёт в ту Тьму, которой страшимся даже мы, Нанийские эльфы, сами прозываемые Тёмными.
- Уши у меня вянут от этого эльфийского красноречия! - возмутился гном. - Хлебом не корми - дай попредсказывать, дай про великую Тьму да вселенское зло порассуждать.
- Сугугор, - наконец повернулся к гному Ирдис - ради Великого леса, помолчи. Вот тебе фляжка, берёг на самый крайний случай, думаю, не разочаруешься. И, готовься к худшему - потому что действо ещё не кончилось. Мы отбили только первую атаку. Бой ещё не выигран.
- А что же твой Потаённый Камень? - спросил Фесс. - Он закрылся. Я больше не чувствую его силы. А этот враг, скажу тебе без утайки, дорогой эльф, мне не по зубам. Если б не этот обелиск - мы бы не устояли.
Рядом раздалось негодующее бульканье Сугутора - гном крепко приложился к заветной эльфийской фляжке, но смолчать не мог всё равно - как это так, его мэтр сам признаётся в том, что не справился бы с врагом без помощи какой-то там эльфийской каменюки!
- Потаённый Камень подчиняется только лучшим волшебникам Нарна, - сообщил эльф. - Мне он неподвластен - и сам решает, что и как ему делать.
- Славно, славно придумано, - угрюмо бросил Прадд. - Значит, нам осталось только сидеть и ждать, пока не подойдёт вторая их волна?
- Если у тебя есть другие идеи - давай излагай, - дёрнул щекой эльф. - Пока эти бестии топчут землю Нарна, нам лучше дать бой здесь. Тут мы, по крайней мере, можем надеяться на помощь.
- 3-значит, останемся здесь, - слегка заплетающимся языком объявил Сугутор. - С-спасибо тебе, И-ир-дис, возвеселил ты меня-а. Славное пойло вы тут варите, славное.
- Зачем ты это сделал? - нахмурившись, сказал эльфу Фесс. Чтобы напоить гнома, как правило, требовался добрый бочонок самого крепкого пива.
- Умирать - так не в грусти, а в веселии, - противореча сам себе, печально произнёс Ирдис.
- Я умирать, вообще, не собираюсь, а если и придётся, так на трезвую голову.
- Не бойся, этот хмель проходит очень быстро, куда быстрее, чем того, быть может, хотелось, - уронил Эваллё. - Несколько минут - и как рукой снимет. У гномов особенно - их напоить, сам знаешь, дело нелёгкое.
- Н-ничего, как до дела д-дойдёт, м-мой топор им в-всем...
- Обычное оружие нам не поможет, - грустно усмехнулся Эваллё. - Будь готов, некромант, будь готов, может потребоваться всё твоё волшебство.
"Какое такое 'всё'?" - хотел было спросить Неясыть, увидел выражение глаз эльфа, застывшую в них смертную тоску, особенно острую у этого народа долгожителей, всё понял - и промолчал.
"Будь готов использовать для победы даже нашу смерть", - сказал ему взгляд эльфа.
"Тьма бы побрала это ваше эльфийское самопожертвование! - зло подумал про себя Фесс. - Меньше красивых слов и больше..." Да, а, собственно говоря, чего больше? Чем мог помочь ему сейчас этот тонкий и изящный обитатель Нарна, с опустевшим колчаном за плечами и пустыми ножнами у пояса? Потаённый Камень не подчинялся лесному стрелку. Всё, что Ирдис мог сейчас сделать даже не для себя, для Нарна, - это, что называется, геройски умереть, дав Фессу возможность пустить в ход высвобождающуюся при смерти тела Силу.
Некромант в сердцах топнул ногой. Сам он никаких врагов, никакой "второй волны" пока не ощущал - не ощущал ничего, словно все его магические чувства в один миг отказались ему служить. Кругом негромко шумел лес. Недвижной и вечной глыбой, памятником недоступному высился прямо перед Фессом Потаённый Камень, да уходил куда-то вдаль дурно пахнущий след уничтоженной Дикой Охоты.
Прадд уселся на землю, потянул завязки на заплечном мешке. Достал нечто вроде грубо вырезанной из звериного рога губной гармошки и заиграл. Немудрёная мелодия поплыла над землёй, лес с неожиданной жадностью втягивал её, словно вынырнувший из-под воды ныряльщик - морской воздух. Ирдис вскинул было брови - разумеется, утончённому эльфу с его привычкой к кифарам, арфам и прочему могли резать слух звуки орочьей гармошки; но минуту спустя и он невольно заслушался. Прадд играл плясовую, гармошка в его лапах гудела, завывала и взвизгивала, словно тридцать три голодных неупокоенных разом, ногой орк отбивал ритм - и Фессу словно наяву привиделась толпа сородичей Прадда в развевающихся меховых накидках, праздничных уборах на бритых головах, в гремящих многочисленных браслетах на мощных запястьях - сошедшихся в лихом танце, от которого дрожит земля.
Никогда раньше Неясыть не слышал игры Прадда, никогда раньше даже не подозревал о подобных талантах своего спутника. Губная гармошка казалась сейчас дикостью - хотя, с другой стороны, что ещё делать в ожидании неизбежного боя, от которого ты не можешь уклониться и лучше, чем сейчас, подготовиться к которому ты не можешь тоже?..
Сугутор сперва было сморщился, но потом, как-то смущённо хмыкнув, полез за пазуху и выудил оттуда маленькую флейту. При виде её у Фесса глаза едва не полезли на затылок: что это ещё за бродячий оркестр?! И это наёмники, солдаты удачи? Или на службу в Академию принимали только при наличии умения играть хоть на каком-нибудь музыкальном инструменте?!
Не хватало только, чтобы к этому дуэту присоединился эльф; но тут, как нарочно, где-то за недальними деревьями глухо взвыли рога, и земля ощутимо заколебалась, не задрожала даже, а медленно поднялась и опустилась, опустилась и поднялась; вновь взвыл ледяной ветер, и Фесс невольно поднял руку, прикрывая лицо. С ветром донёсся крик, алчный и злой нечеловеческий выкрик, наподобие приказа к атаке или что-то вроде этого.
Гном и орк разом оборвали игру, вскочили на ноги.
Впрочем, останься они сидеть и продолжай точно так же дудеть в свои гармонику и флейту, ничего бы не изменилось - это был не их бой и не их враг. Мечи, секиры, топоры и даже не знающие промаха эльфийские стрелы тут ничего не значили.
Фесс поспешно вскинул посох - наперевес, словно копьё. Кто покажется на сей раз? И почему безмолвствует Потаённый Камень?
Ирдис Эваллё шагнул назад раз, другой, спина его упёрлась в каменный монолит обелиска; губы эльфа искривились, они судорожно шептали сейчас что-то, что именно - Фесс разобрать не мог. Лесной стрелок то ли молился, то ли просто поминал все Силы неласковым подсердечным словом - кто знает?
И вновь - врага никто не видел. Холодный ветер завывал всё сильнее, всё злее, звёзды померкли, тучи ползли теперь по самым верхушкам деревьев, не щадя мягкого своего подбрюшья.
"Покажи же, на что ты годен", - услышал Фесс.
Кто это говорит - он в тот миг предпочитал не знать.
Потаённый Камень за спиной оставался нем и мёртв, как и положено камню.
Что-то неторопливо шагало к эльфийскому обелиску, нечто, поднятое из самых глубин этого мира, из Древних ночных страхов, то, перед чем трепетали ещё сородичи Даэнура, и не то ли, из-за чего этот мир стал тем, что он есть?..
Догадка обожгла Фесса, словно удар плети.
Чудовище? Монстр, скопище клыков, челюстей, когтей и прочих смертоубийственных орудий?..
Неясыть не видел, как смертельно побелел зеленокожий Прадд, от лица орка разом отхлынула вся кровь, у Сугутора дрожали колени и постыдно лязгали зубы, Ирдис Эваллё закрыл лицо руками и прижался к Потаённому Камню, словно ещё надеялся найти тут спасение; и только Фесс остался твердо стоять, до рези в глазах вглядываясь в сгустившийся мрак, тщась распознать приближающегося врага. Обессиливающий страх наваливался неподъёмным давящим грузом, но страх - обычный спутник некроманта, к нему, как говорится не привыкать, плоть слаба, она боится Смерти, она не верит собственному рассудку. Делай, что должен, волшебник, и постарайся спасти если не себя, то хоть кого-то из твоих спутников.
Во мраке среди деревьев медленно проступила высоченная, добрых двенадцати футов росту, фигура. Сумерки скрадывали детали, Фесс видел только овал лица, скрещённые на груди руки и - к его особому удивлению - - широкие крылья за спиной. Сквозь неплотное тело призрака можно было разглядеть чёрные древесные стволы. Голова явившегося привидения была опущена, невидимые глаза словно бы смотрели в землю. Существо застыло недвижно шагах в тридцати от Потаённого Камня и замерших перед ним спутников Фесса.
Ни один из прочитанных чародеем трактатов по некромантии не упоминал ни о чём подобном.
Обелиск за спиной молодого некроманта стремительно леденел, замирал, точно зверь, прячущийся в глубине логова; Неясыть перестал ощущать даже заветный кристалл в его сердце.
Надо было что-то делать, бороться, драться - но руки Фесса оказались сейчас словно скованы, из головы напрочь вылетели все до единого заклятья - приближающаяся фигура внушала ужас, за ней угадывались такие муки и горе, что смертному не постичь и за десять жизней; при всей своей силе призрак сам был рабом, рабом какого-то иного заклинания, быть может, даже и не слишком сильного, но приложенного "по месту" - подобно тому как самого сильного и разъярённого зверя удержит ошейник с шипом.
Откуда пришёл он? Кем был в прошлой жизни? Кто поднял его тень из многовекового сна?..
Тот же, кто послал Дикую Охоту.
Теперь Фесс явственно ощущал это заклятье и этот след.
- И-изыди. - Язык и губы не слушались. Фесс поднял посох - рука тряслась, словно у бессильного старца. Да и само чёрное древко было мёртво, словно явившаяся из-за грани тень разом лишила оружие мага всей его мощи.
Тень неспешно плыла к ним - громадные крылья не шевелились, голова опущена, словно чудовищная сущность сама скорбела о выпавшей на её долю участи.
После многих усилий Фессу наконец удалось сплести и метнуть навстречу врагу одно из самых простых, но действенных заклинаний некромантии - "отвержения неупокоенных", волшебство, что действовало на зомби и прочих мумий не хуже, чем чеснок на вампирёныша-недоноска.
Тень не то что "не дрогнула", Фесс не ощутил даже привычного болезненного отката, отдачи от сорвавшегося заклятья. Чары рассеялись в один миг, подобно тому самому "дыму под ветром". Призрак приближался, и Неясыть впервые в этом мире ощутил, как у него подгибаются от страха ноги. Защищаться было нечем, бежать он тоже не мог.
Движения серого призрака завораживали, затягивали в бездонную пропасть не смерти, не посмертия даже, чего-то иного: не бытия и не небытия, в пропасть вечной муки, горящей памяти и бессилия, вечного балансирования над полным, всеобщим и медленным распадом - того, что не представить слабым человеческим воображением, пусть даже и воображением некроманта.
Фесс словно прирос к земле. Уповал ли он на чудо? Нет. Молил ли о пощаде неведомых богов? Просил помощи у Тьмы?
Да. Просил.
Но как видно, слишком поздно. Она не отозвалась,
Неясыть не сомневался - вечная хозяйка слышит любое слово и любую мысль в пределах этого мира.
Орк и гном тоже остались стоять на месте, Прадд скрежетал зубами, Сугутор всё пытался выругаться повитиеватее, но и его губы не слушались тоже.
А вот кому внезапно изменило сердце, так это эльфу Ирдис истошно заверещал, точно заяц под псом, и бросился наутёк, в черноту, прочь от Потаённого Камня так жестоко обманувшего его надежду выжить.
- Стой! - нашёл в себе силы крикнуть Фесс, да только куда там.
Тень же словно бы ждала этого. От медлительности не осталось и следа, громадные крылья развернулись, встопорщились сверкнувшими под невесть откуда взявшимся лунным лучом клинками перьев; призрак одним громадным прыжком настиг бегущего эльфа и размахнулся, словно косой, своим убийственным крылом.
Словно косой, словно воин Империи Клешней там, в горящем Арвесте...
"Будь готов использовать даже нашу смерть".
Сотканные из тонкого мрака клинки играючи рассекли тело Ирдиса; Фесса словно окатило жаркой волной предсмертного ужаса и боли - эльф расставался с жизнью мучительно, куда тяжелее и страшнее, чем человек, и Силы он отдавал куда больше.
- Получай! - яростно выкрикнул Фесс, взмахнув ярко засиявшим и задрожавшим от переизбытка мощи посохом. Горело не только янтарное навершие, чёрное Древко светилось тоже - блёкло-оранжевым. Руку невыносимо жгло, но сейчас Фесс был даже рад этой боли - ему, как никогда, хотелось рукопашной. Да, он потерял своё умение, но в эти мгновения он жаждал иного - сразить эту тварь. Пусть даже и умереть, если понадобится, самому.
Земля всколыхнулась, ветер чуть не сбил некроманта с ног, гулко отозвались текущие в недрах подземные воды, взъярился тот невидимый огонь, который обычные люди называют "бешенством" и "жаждой крови" Это была уже не просто обычная некромантия, скорее - соединённая сила всех четырёх стихий, заключённая в оболочку подчиняющегося волшебнику праха.
На миг вокруг серой тени словно б возник целый мир - Огонь, Вода, Земля и Воздух, все вместе, все едины и скованы, как и положено, Смертью в одно целое. Голубое, алое, чёрное и белое смешались, сеть молний оплела крылатого призрака, твердь под его ногами стала расступаться, он проваливался, уходил из Эвиала; Фесс никогда б не смог справиться с тенью в открытом бою - но против такого заклятья вожак Дикой Охоты не имел защиты.
На показавшееся Фессу бесконечным мгновение призрак задержался, завис на самой грани реальности этого мира; он не защищался - оно и понятно, заклинание Фесса умертвило вокруг серой тени саму плоть Эвиала, и теперь мир, словно громадное живое существо, отторгал от себя мёртвую ткань.
Пока ещё у Эвиала хватало для этого сил - подобно тому, как и человек в молодости справляется с болезнью безо всяких лекарств.
Голова призрака поднялась - впервые за всё время схватки, и Фесс с внезапной дрожью увидел молодое человеческое лицо. Не гротескную маску ходячего страха - именно лицо, полное той тоски, какую никогда не постичь смертному - до того мига, пока сам не переступил рокового порога.
Казалось, призрак что-то хочет сказать, но тут плоть Эвиала сомкнулась над его головой, точно вода над тонущим.
Фесс бессильно уронил руки. Он сам не мог понять, как ему удалось это заклинание. Исторжение из мира - не шутка, за всю историю Эвиала Чёрные маги пускали его в ход считанное число раз - последствия попадали во все летописи, становились причиной войн и кровавых распрей, чумы и бедствий, нашествий и прочего, прочего, прочего...
Сейчас такое колдовство удалось и ему. Правда, как обычно случалось после предельного напряжения, Фесс оказался совершенно беззащитен; как выразился бы староста Зеленух, "ты сейчас и котёнка не зачаруешь". В тот раз староста ошибся - Неясыть таки заставил обитателей деревни принять медные гроши за полновесные золотые цехины; сейчас же эти слова оказались бы полностью справедливы.
Неясыть тяжело упал на одно колено. Окажись у Дикой Охоты хоть что- то в запасе...
Но нет, лес умолк, ветры стихли - словно отдавая последнюю дань уважения погибшему Ирдису.
Эльфу, которому некромант дал Слово.
Гном опомнился, ошалело затряс головой, словно желая убедиться, что она по-прежнему присутствует у него на плечах.
- М-мэтр, вы как?
- Я в порядке, - слабым голосом отозвался Фесс. Очень хотелось упасть ничком - силы он отдал все, без остатка. Можно было только удивляться, что ему вообще удалось такое - после всего случившегося в последние дни. Был ведь момент во время пути, когда он тоже думал - всё, больше не смогу сделать ни шагу. Однако же делал. И ещё, и ещё, и ещё.
Прадд время на разговоры тратить не стал - рысью побежал к неподвижному телу Эваллё. Нагнулся - и тотчас же выпрямился. Медленно и торжественно поднял секиру, отдавая погибшему последний салют - вещь небывалая для орка. К тому же Ирдис ведь побежал, он показал врагу спину - то есть, с точки зрения тех же орков, покрыл себя вечным и несмываемым погром.
- Он спас всех нас, - негромко сказал Прадд, по-прежнему глядя на мёртвого, когда Фесс и Сугутор наконец подошли к нему.
Гном потащил с головы шапку.
- Лёгкого тебе пути через Неувядающий лес, - услышал Фесс шёпот своего низкорослого спутника. - Прямой тропы и зелёных весенних листьев.
- Он хотел увести тень от нас, - повторил Прадд осторожно кладя узкую и тонкую ладонь Ирдиса на его лук: кто знает, может, пригодится и на дороге к эльфийским зачарованным пущам посмертия?..
- Я дал ему Слово, - в тон орку откликнулся Фесс. - Прости меня, если можешь, Ирдис. Я не смог защитить тебя. Дикая Охота на сей раз взяла верх, но я клянусь тебе нерушимой клятвой той ночи, в которой кроются корни моих сил, - я отыщу того, кто пустил по твоему следу эту проклятую Нечисть. Слышишь?! - Голос Фесса крепчал. - Отыщу, и тогда он узнает, что такое пытки некромантов!
"Я слышала тебя", - вновь прозвучало в ушах Фесса, и он поспешно зажал их ладонями, словно бы это могло помочь!..
- Похоронить надо, - тяжело вздохнул наконец Прадд. - Суги, ты не знаешь...
- Не называй меня Суги! - вяло, больше для порядка огрызнулся гном. - Нет, зелень пузатая, не знаю. У эльфов свои обряды, они меня в них не посвящали. Даже когда вместе с ними я в Мекамп ходил, они своих всегда сами хоронили, нас, остальных, просто отгоняли.
- Оставим его тут, у Потаённого Камня, - предложил Фесс. - Дождёмся утра, тело я зачарую, чтоб никакая ворона...
- И то верно, - дружно согласились Прадд с гномом.

* * *

Ночь прошла без всяких происшествий. С Дикой Охотой, если только эту Нечисть можно было так называть, они покончили. Явившийся призрак навсегда был изгнан из этого мира; оставалось только отдать последний долг погибшему, и можно было идти искать других хозяев угрюмого волшебного леса. Фесс и в самом деле рассчитывал остаться тут на какое-то время - пока не восстановит силы.
О том, кто обращался к нему и что значат эти слова он думать себе запрещал.
Однако утро - не по-осеннему тёплое, хотя и бессолнечное - принесло новые вести.
Лучи света едва-едва пробились сквозь плотные серые облака, как невдалеке за деревьями Фесс услыхал негромкую и печальную песнь звонкого рога.
- Эльфы! - вскочил на ноги Сугутор. - И где ж это они, паршивцы, прятались всё это время, скажите вы мне на милость?
- Привести себя в порядок! - скомандовал Фесс. - И не надо держать наперевес секиру, Прадд. Мы ведь просим здесь убежища.
- Мэтр дело говорит, - поддакнул Сугутор. Сам гном поспешно спрятал оружие. - Гордые они ведь тут, ох, какие гордые, могут и не понять или понять неправильно. Утыкают стрелами только так, за милую душу, а потом уж разбираться станут.
Орк нехотя повиновался. Правда, клыки его остались вызывающе торчать наружу.
- Чего зубы-то на просушку вывесил? - буркнул гном. - Смотри, как бы не пообламывали.
- Сперва пусть мне шею сломают, тогда только и до клыков доберутся! - возмутился орк. Для его сородичей клыки были и оставались предметом гордости.
- Хватит вам! - оборвал своих вечно препирающихся спутников Фесс. - - Вот они. Уже совсем рядом.
Печальный рог запел вновь, на сей раз совсем уже близко. Над чёрной землёй быстро сгущался туман, весь жемчужно-серебристый, словно бы светящийся изнутри. В небе медленно разливалось зеленоватое зарево. Стали видны окружающие поляну деревья, и - о чудо! - они и в самом деле оказались "небеса подпирающими", вершины поднимались высоко-высоко, теряясь в травянистого цвета облаках. Пышные кроны сливались, ветви переплетались, образуя там, наверху, настоящие дороги и тропы. В обхвате эти стволы никак не уступали крепостным башням - спрашивается, когда Фесса обманывали его глаза: сейчас или всё время пути через эльфийский лес?! Нарн изменился, изменился и впрямь по волшебству, словно рог лесных стрелков в один миг заставил сбросить маскарадный костюм - или ж надеть его, кто знает?..
Там, где совсем недавно тянулся зловещий, тьмой залитый овраг, теперь пролегала широкая просека, настоящая дорога. В мягкой изумрудной полутьме мелодично позвякивали колокольцы, над землёй плыли неяркие огоньки, словно факелы в руках идущих. Рог пропел в третий раз, и пелена с глаз Фесса спала окончательно.
К ним приближалась великолепная кавалькада, плавным шагом шли невиданные звери, напоминавшие львов, только гораздо крупнее - с самую большую лошадь. Громадные лапы бесшумно ступали по покрытой опавшими листьями земле, пасти оскалены, белые гривы встопорщены, словно шерсть у разъярённых котов.
Верхом на львах ехали всадники в чёрном и зелёном, гордо неся великолепные копны волос, ничем не уступавшие львиным гривам. Эльфы Нарна совершенно не походили на тех, кого Фесс привык встречать в своей Академии; по крайней мере, ничего похожего на подобные причёски он не видел. Шевелюры доходили до середины спины, а объёмом могли поспорить с копной сена.
Впереди кавалькады бок о бок ехали двое - всадник и всадница, оба с тонкими серебряными цепочками в волосах. Фесс заметил, что никто из них не держал на виду оружия.
- Что ж это получается, - пробормотал Сугутор, - Они все это время где-то рядом были? Смотрели, значит, как мы с энтой Дикой Охотой управимся?!
- Молчи! - коротко пихнул его в бок Прадд.
Всадники спешились. Примерно дюжина других эльфов осталась сзади, не покидая сёдел. Белые львы глухо рычали, мотали головами, шумно, словно напоказ принюхивались - верно, запах незнакомцев им не слишком нравился. Особенно плотоядно они косились на Прадда, так что орк даже заскрежетал зубами и потянулся к секире; теперь уже настала очередь Сугутора утихомиривать спутника.
Фесс шагнул вперёд, демонстративно опираясь на посох, поклонился. Поношенный, перепачканный грязью плащ волшебника распахнулся, взорам эльфов открылся висящий на поясе некроманта Меч - тот самый, так странно выменянный в придорожной кузнице, на клинке которого запечатлены были неведомые руны. Наследство неизвестного рыцаря- охотника за нечистью (кстати, Даэнур никогда не упоминал о таковых!), казалось, прямо-таки приковало к себе взгляды эльфийки; её спутник, напротив, смотрел фессу в глаза - спокойно, серьёзно и с некоторым уважением; но в глубине взгляд лесного воителя был холоден, как вечная полярная ночь на Северном Клыке.
- Приветствую, о высокочтимый, - первым, как и положено гостю, произнёс Фесс. - Мы изгнанники, ищем убежища. Мы...
- Я знаю, - сказал эльф. Голос у него оказался неожиданно высоким, почти что женским. - Стража известила меня о вашем появлении, как только вы спустились с Железного Хребта. Я знаю о тебе всё, некромант, и о тебе, зеленокожий, и о тебе, Сугутор-наёмник. О судьбе Арвеста мне тоже всё известно, как известно о том, что Наследство Салладорца после стольких лет бездействия наконец-то пробудилось к жизни, на горе всем жившим и живущим. И что жизнь в него вдохнула ваша спутница! - голос эльфа зазвенел. - И потому...
- Нам не будет места в Нарне? - встрял Сугутор Ноздри его гневно раздувались, брови сошлись над переносицей.
- Я этого не сказал, - покачал головой эльф. - Ты, Сугутор, как известно, давно уже собственной кровью оплатил право тут находиться, - неужели ты думаешь, что мы, эльфы Нарна, вот так просто сделаемся клятвопреступниками?! Но об этом мы поговорим позже. Айлин, что ты скажешь? - предводитель повернулся к своей спутнице.
Всадница долго молчала, переводя взгляд с одного спутника Фесса на другого. Некоторое время она пристально смотрела на разрубленное мёртвое тело Эваллё; губы её при этом сжались в тонкую белую ниточку.
- Они могут остаться, - низким грудным голосом наконец сказала Айлин. - Все, кроме него, - изящная рука с унизанным браслетами запястьем вытянулась в сторону Фесса. - На нём - печать Тьмы. Он её избранник, её орудие и её оружие, о чём он сам, быть может, ещё не догадывается. Эваллё не погиб бы, если б не он.
Рука упала на белую львиную гриву, и зверь немедленно оскалил жуткие клычищи длиной в ладонь взрослого человека.
- Ты слышал слова Айлин? - обратился к Фессу эльф-предводитель. - Твои спутники могут остаться. Они получат все права, убежище, пищу, кров и достойное их мечей дело. Но ты должен покинуть Нарн. Несмотря на то что у нас нашлось бы для тебя работы более чем достаточно и ты ни в чём не знал бы нужды. - В голосе эльфа звучало искреннее сожаление. - Неупокоенных хватает и на наших границах, живущие под нашей защитой жестоко страдают от их набегов. Вторжение Дикой Охоты - тому прямое подтверждение. Но то, что стоит у тебя за спиной... мы не можем позволить твоей силе пребывать в Нарне. Тревоги и беды, идут по твоим следам, намного страшнее тех, с которыми ты можешь помочь нам справиться.
Фесс криво усмехнулся. Всё понятно. Они все обезумели в этом мире - и эльфы, и люди, и гномы. Те, кого он спасал, теперь гонят его, и в их глазах - ужас, ими самими придуманный; и кто знает, до каких глубин страха добралось их воображение?
Он хотел бы о многом спросить своих визави, застывших на спинах белых львов: о крылатой тени, погубившей Эваллё, о самой Дикой Охоте. Казалось, эльфы сами только и ждали его вопросов - но не для того ли, чтобы ответить ещё одним высокопарным рассуждением на тему Великой Тьмы?
И Фесс не сказал ничего. Боевое возбуждение спадало, подступали усталость и голод; он вспомнил, что их заплечные мешки пусты и он просто может далеко не уйти - ничего живого и съедобного на их пути через Нарн не встретилось вообще; однако, несмотря ни на что, он молчал.
Помалкивали и его спутники - понимая, что сейчас не время для патетических возгласов и клятв верности.
- Не надо их удерживать, - словно бы заглянула в его мысли Айлин. - Хороший хозяин не забывает сытно кормить своих слуг и вовремя платить им жалованье. А ты?
Фесс нахмурился - да, работа в Арвесте не принесла ему ничего, золото магистрата так и осталось в городской казне, чтобы сгинуть в неведомых безднах Наследства Салладорца.
- Они могут остаться, - повторила эльфийка. - Что будет мудро с их стороны. Не заставляй их в один прекрасный день повернуть оружие против тебя самого, как только они окончательно разберутся, кто ты такой.
- Мы пойдём с милордом мэтром, с разрешения прекрасной госпожи или ж без оного, - негромко произнёс Прадд, кладя могучую лапищу на плечо гнома - тот, похоже, как раз и собирался не к месту разразиться негодующими криками.
- Мне-то всё равно, как ты понимаешь, орк, - эльфийка слегка пожала плечами. - Мне нет до тебя никакого дела. Собственно говоря, мне нет дела ни до кого из вас, но некромант был бы полезен делу Нарна и мы позволили б вам остаться, но "Анналы Тьмы"...
Фесс едва успел прикусить себе язык. Не следовало сейчас вступать в спор и излагать услышанное в своё время от Даэнура - что "Анналы Тьмы" на самом деле не более чем искусная подделка.
- Хорошо, я уйду, - вместо этого сказал он. - Уйду немедленно. Надеюсь, вы извините меня за то, что я не могу покинуть пределы вашего леса в один момент.
- Не стоит давать волю обидам, - покачал головой эльф-предводитель. - Я должен думать о мире и покое для тех, кто доверил мне власть, - а ты сейчас прямая угроза Нарну. Как и ты, я руководствуюсь принципом меньшего зла, вот и всё. Некромант же Неясыть - не враг. Тебе дадут провианта на дорогу, если хочешь, возьми золото - у нас достаточно имперских монет. Мы ничего не имеем против мага, практикующего честную некромантию, мы готовы всячески помочь ему - но не апостолу Смерти. Горячие головы, не скрою, предлагали немедленно лишить тебя жизни, но мы с Айлин ещё не настолько глупы, чтобы убивать некроманта в наших собственных лесах. Поэтому уходи, Неясыть, уходи невозбранно, и мой тебе совет: пока не поздно, доберись до Небесной Пяты.
- Небесная Пята? - Фесс поднял брови. Название ему ни о чём не говорило.
- Примерный перевод на общеимперский нашего названия Пика Судеб, - пояснил эльф.
Глаза Фесса сузились. Это имя он, разумеется, знал. Более того - оно было на его карте. Помеченное значком как "центр" наибольшей действенности заклятий против всякого рода Нежити.
- Пик Судеб! Благодарю покорно! Вот уж куда не полез бы ни за какие деньги! - пробурчал Сугутор за спиной Фесса.
Уместнее всего было б спросить сейчас эльфа: а что же там такое? И, похоже, хозяева Нарна ждали именно такого вопроса; однако молодой волшебник вместо этого обратился к своим спутникам:
- Убежища для меня тут не предвидится. Значит, снова в дорогу, скорее всего к Эгесту. Хочет ли кто-то из вас пойти со мной или предпочтёте остаться в Нарне?
Вопрос отдавал дурным балаганом с его гротескно преувеличенными страстями, но не сказать этих слов сейчас Фесс просто не имел права.
- Как можно, мэтр? - возмущённо зашипел Сугутор. - Никогда я ещё слову данному не изменял! С вами пойду, мэтр, куда угодно, хоть на Пик Судеб, хоть в сам Волшебный Двор, к Мегане - на блины!..
- Ну и я, само собой, тут не останусь. - Прадд явил во всей красе свои клыки.
Предводитель и Айлин вновь переглянулись. Никто не произнёс ни звука, не сделал ни единого жеста, однако же беззвучный приказ прозвучал: из задних рядов по цепочке передали три увесистых мешка.
- Мы не можем позволить тебе остаться в Нарне, маг Неясыть, но это не значит, что отказываем в поддержке преследуемому Инквизицией, - проронила Айлин. - Возьмите вот это. Это не подаяние, не подачка, не милостыня - это помощь человеку по имени Неясыть и тем, кто с ним, пока он, Неясыть, ещё остаётся человеком. В Эгесте грамотный некромант не будет иметь недостатка в работе, и всё-таки...
- Спасибо, спасибо, спасибо, премного благодарен вашей милости, не извольте беспокоиться, - опередив растерявшегося на миг Фесса, скороговоркой затараторил Сугутор, мгновенно оказавшись подле мешков, с неожиданной для его комплекции быстротой и ловкостью забросил все три себе за спину, причём даже не сбив дыхание. - Помогай, Прадд, чего зенки расщеперил? Думаешь, я поднял, так и дальше всё сам понесу?
Фесс не стал препятствовать. По-прежнему не произнося ни слова, он коротко кивнул предводителю и Айлин, повернулся и размашисто зашагал прочь, демонстративно опираясь на свой посох при каждом движении. Тьма вокруг отступала, медленно и робко, но по сторонам всё же разгорались эльфийские огоньки-светочи.
Тяжело нагруженные эльфийскими дарами гном и орк дружно топали следом.
Фесс твердо знал, куда ему идти дальше - в Эгест, по следу Дикой Охоты. Неисполненное Слово некроманта должно быть отомщено.

ИНТЕРЛЮДИЯ 1. ПОКА ГРОМ НЕ ГРЯНУЛ

Клара Хюммель, боевой маг по найму, глава Гильдии боевых магов, как и положено предводителю, шла во главе своего небольшого отряда. Следом шагала валькирия Раина, рядом с ней - человек по имени Кицум, не то шпион, не то клоун, а может, и то и другое вместе. Замыкала шествие Тави.
Никогда ещё Кларе не приходилось покидать Долину, оставляя за спиной такое. Гнев Архимага Игнациуса Коппера - не шутка. Клара старалась не думать, что там делается сейчас. Уж конечно, эта стерва Ирэн Мескотт не упустит случая. Дом Клары наверняка уже сменил хозяина, все её артефакты, добытые настоящим потом и настоящей кровью, уже в казне Долины, былые товарищи спешат как можно скорее отречься от отступницы, а сам Коппер наверняка собирает экспедицию для поимки.
Но Игнациус вполне мог расправиться с ней прямо там, в своём доме, не выпустить из него вообще, и никакое оружие здесь Кларе уже б не помогло. Даже встань на её сторону и Мелвилл, и Эгмонт, и Эвис, и Сильвия - Игнациусу хватило бы одного короткого заклятья, мгновенного движения не руки, не пальца - мысли, чтобы схватка закончилась, не начавшись.
Однако он дал Кларе уйти. Мог не выпустить из Долины, конечно, не заперев пути - такое не под силу даже ему, Архимагу, но хватило бы и иных средств. Клара прекрасно понимала, что против всей Гильдии боевых магов ей не устоять. Остальные спутники в драках с волшебниками ей, конечно же, не помощники.
Значит, думала Клара, у Игнациуса имеется какой-то план и на этот случай. План ей, Кларе Хюммель, пока что неведомый. И никто не сможет сказать, что же ей сейчас надо сделать, чтобы сбросить эту незримую удавку.
Дорога в Межреальности на сей раз выдалась не из трудных. Тропа - широкая и устойчивая, никаких тебе ловушек, никаких неведомых гадов; даже островки Дикого леса, битком набитые обычно всякими премилыми тварюшками, им попадались опустевшие, покинутые обитателями, почти что безжизненные.
Чем дальше уходил отряд от Долины, тем разительнее менялось и само Междумирье, загадочное, одновременно соединяющее бесчисленное множество объединённых Упорядоченным миров и в то же время разъединяющее их, потому что дороги в Межреальности открыты были только самым сильным из чародеев; оно имело массу обличий и порой было способно представать в совершенно невообразимом виде. Когда-то дотошные картографы из Лиги путезнатцев (имелась в стародавние времена в Долине и такая) пытались составить полный пейзажный каталог Межреальности, извели целую пропасть пергамента, но, в конце концов, бросили это безнадёжное занятие.
Клара вела свой отряд самой короткой дорогой, не останавливаясь перед тем, чтобы пробивать тоннели там, где тропа начинала слишком уж сильно уходить в сторону. Ничего не скажешь, легко и приятно идти по Межреальности, когда нет недостатка в Силе! Им бы такую благость да на пути из Мельина.
Судьба хранила их - после тоннеля всегда находился новый путь, ничуть не хуже прежнего. Клара не знала, сколько времени прошло по мельинским меркам, во всяком случае, она надеялась, что не десятки лет, в противном случае шансы на успех становились исчезающе малыми - даже магия не может порой заменить слово живого свидетеля.
Дорогой говорили мало. Спутники не донимали Клару вопросами, и, предоставленная самой себе, волшебница думала, думала, думала...
Что теперь предпримет Игнациус? Её прежняя Гильдия? Девчонка, которую она, Клара, на свою беду, спасла от голодной смерти в Межреальности, - Сильвия, что задумала она? После схватки в скрине на берегу запретного мира Клара Хюммель относилась к юной чародейке без всяких скидок на её происхождение. Родившаяся в Мельине, Сильвия, похоже, ни в чём не уступала магам Долины, привыкшим считать себя избранными, лучшими чародеями всего ведомого им Упорядоченного. Клара не сомневалась, что проклятая девчонка только и ждёт, чтобы вцепиться ей, Кларе, в горло. Игнациус не смог бы при всём старании найти лучшей кандидатуры, задайся он и в самом деле целью остановить Клару раз и навсегда.
Но в то же время Клара чувствовала, здесь всё не так просто. Что же затеял Архимаг, известный тем, что он никогда и ничего не делает зря? Почему дал ей уйти? Почему дал увести команду, почему не испепелил, не лишил сознания прямо на месте? Растерялся? Едва ли, старик в свои сколько-то там тысяч лет твёрд характером словно кремень. Значит, возвращалась Клара всё к одной и той же мысли, - у Игнациуса уже был какой-то план, и старый маг, конечно же, приступил к его исполнению.
Вопрос лишь в том, какая роль в этом плане отводилась ей, Кларе Хюммель. Может, Игнациусу зачем-то было нужно, чтобы она, Клара, вылетела из его дома хлопнув дверью, вся красная от жгучей обиды, чтобы опрометью кинулась выполнять поневоле данное обещание?.. Да нет, нет, ерунда, слишком сложно - зачем Архимагу такие комбинации? Он мог бы совершенно спокойно посвятить Клару в свой замысел, всё-таки она была не случайной прохожей в его доме, она верила ему, и сам Игнациус всегда относился к ней почти что как к дочери. Для чего Копперу пытаться заставить Клару поверить в то, что он теперь - её враг? Волшебница терялась в догадках.
Выяснить же всё до конца она могла только одним способом - идти вперёд приуготовленным ей путём, стараясь не держать на Игнациуса никакого зла. Потому что если потом и в самом деле окажется, что это всего лишь его хитроумная комбинация и жёсткие слова были необходимы, иначе Клара по каким-то ей самой пока неведомым причинам не смогла бы справиться с возложенной на неё миссией, - тогда она просто посмеётся вместе с Архимагом, хотя и заметит ему, что использовать такие методы не слишком-то порядочно. Ну, а если они и в самом деле стали смертельными врагами и Коппер оставил её в живых только потому, что не хотел марать её кровью паркет своей гостиной, тогда она, несмотря ни на что, постарается "хлопнуть дверью" и на сей раз. И постарается дожить до этого, наперекор всему.
Мельин встретил их ненастной осенью. Они оказались там, где и рассчитывала Клара - тропа без всяких преград и приключений вывела их почти что к воротам Имперской столицы. Некогда великий город ныне весь утопал в жидкой осенней грязи, опоясанный, словно недужный, переломавший себе кости человек лубками - бесчисленным сплетением строительных лесов. Несмотря ни на что, работы продолжались. Клара увидела мрачных и мокрых гномов, перемазанных глиной и известью, под навесами выводивших кирпичные своды стены и прочее; не менее мрачных и не менее мокрых людей: каменщиков, плотников, кровельщиков. По улицам, утопая в грязи по ступицу, ползли тяжело гружённые возы с бревнами и камнем; каждый воз сопровождала целая ватага гномов, то и дело припрягавшаяся в помощь выбивающимся из сил волам. Клара мельком удивилась старательности Подгорного Племени - волшебница не могла считать себя великим знатоком Мельина, но, судя по сохранившимся в памяти обрывочным сведениям, гномы здесь любили людей едва ли больше, чем собаки - кошек.
Весь отряд Клары, включая и её саму, угрюмо и хмуро обозревал окрестности, стоя на небольшом возвышении невдалеке от южных ворот города. Весел и чуть ли не счастлив казался один Кицум, не обращавший внимания ни на холодный, пронзающий ветер, ни на ледяной дождь, мгновенно пробившийся сквозь старый плащ клоуна.
- Чего лыбишься? - буркнула Тави, поглубже надвигая мокрый капюшон.
- Так ведь домой вернулся, милостивая госпожа, - широко улыбнулся Кицум, показывая чёрные пеньки сгнивших зубов. - Домой, понимаете? А дом - всегда Дом, пусть даже крыша протекает, - он с усмешкой указал на сеющие водяную пыль низкие тучи.
- Я тоже отсюда родом, - огрызнулась воительница. - Только вот почему-то восторга ничуть не испытаю. По мне, так между мирами бродить и то приятнее! Не говоря уж о Долине...
- Эхе-хе, вечно вас, молодых, чужбина тянет, - вздохнул Кицум. - А по мне, так лучше Мельина нет ничего, не было, а теперь уже и не будет. Эвон, от города одни развалины и остались, нечего сказать, славно погуляли тут господа маги.
- Хватит, - остановила своих спутников Клара. - У нас есть дело. Чем быстрее мы его сделаем, тем скорее ты, Кицум, сможешь остаться тут навсегда. Надо идти по следу этих самых Мечей. Вы можете что-то мне сказать о них, Тави, Кицум?..
О да, они могли рассказать поистине немало, потому что оба как раз и оказались в самой гуще связанных с Мечами событий. Кларе поневоле пришлось то и дело подгонять рассказчиков - и всё равно их повести грозили затянуться надолго.
- Не позволите ли мне, кирия Клара? - внезапно заговорила молчавшая дотоле Раина. - Если нам надо найти эти самые Мечи, то не проще ли двинуться прямо туда, где их видели в этом мире последний раз? Клоун, показать можешь?..
Клара в сердцах хлопнула себя по лбу и обругала самыми последними словами. Ну конечно же! Как она могла?! Заслушалась, понимаешь, развесила уши.
- По дороге доскажете, - коротко бросила она.
Кицум не сплоховал. Вывел маленький отряд прямиком к тому самому смертному полю, на котором в последней решающей битве столкнулись Алмазный и Деревянный Мечи.
С той поры прошло немало времени. Тела погибших давно убрали, алчный народишко, пользуясь безвременьем, трижды и трижды пропахал всё поле в поисках хоть чего-нибудь ценного. По краям уныло и мрачно высились стены облетевшего, грудью принявшего удар осени леса. Низко нависало серое небо, с утра сеял мелкий дождик, порывами налетал ветер, швыряя в лица пригоршни холодных капель.
Настроение у отряда было под стать погоде. Особенно приуныли Тави с Кицумом - как ни крути, Мельинская Империя была их домом, пусть даже жилось тут не слишком привольно, а за ту пару дней, что отнял путь к полю, где разыгралось сражение, всем без исключения стало ясно, что созданная некогда исполинская держава стоит на самом краю гибели.
Истребительная война Императора с магами Орденов Радуги закончилась вроде бы победой молодого правителя, но именно что "вроде бы". Подробностей самые осведомлённые люди во всей Империи, а именно трактирщики и содержатели постоялых дворов, разумеется, не знали - но и сказанного ими оказалось более чем достаточно.
После исчезновения законного правителя Мельина, сгинувшего в адской пасти Разлома ("Ну-ка, ну-ка, а теперь поподробнее!" - заинтересовалась Клара), недобитая Радуга вновь подняла голову. Пока ещё маги остерегаются выступать против местоблюстителя Имперского престола, графа Тарвуса, в открытую, но это, в чём никто не сомневается, не за горами. Шёпотом передавались слухи о готовящемся заговоре ("Если о заговоре начинают заранее распространяться слухи, то это не заговор, а дерьмо!" - с военной прямотой выразилась по этому поводу Раина), маги втихомолку искали новых учеников, неофитов, пользуясь тем, что у Тарвуса по горло хватало иных забот.
Осмелели и подняли голову битые было на Селиновом валу восточные соседи, отложившиеся когда-то Имперские провинции, на границе вновь начались стычкии. Империя сдерживала натиск привычной стойкостью порубежных легионов да яростью орков, которым Тарвус за их доблесть даровал заброшенные земли возле самого Вала. Впервые за много веков обретя плодородные угодья, орки дрались за них бешено, не щадя себя, ни врагов; несмотря на ропот баронов, Тарвус снабдил орков добрым Имперским оружием, пообещав сформировать из них потом особый легион, если только им не изменит храбрость. Орки поклялись, что не изменит, и пока что слово своё держали.
Но, кроме восточных соседей, Империи грозили и иные беды. Пираты юга, прослышав о случившемся, забывали о вечной своей грызне, сбиваясь в крупные до сотни кораблей, ватаги; большой крови стоило Тарвусу отбить первую попытку морской вольницы высадиться прямо на Берегу Черепов, но на смену первым неудачникам уже шли новые - и трактирщики уныло воздевали руки к небу, потому что поредевшие за это время Имперские легионы едва ли сумели бы противостоять новому вторжению южан.
В западных пределах оживилась всяческая Нечисть, забытая уже невесть сколько веков. Вольные вступили с ней в бой, однако даже этим непревзойдённым воителям пришлось наступить на горло собственной гордости - Круг Капитанов попросил помощи у Мельинского Престола. ("Не может быть!!!" - схватилась за голову Тави, пояснив потом спутникам, что Круг Капитанов мог решиться на такое только в том случае, если б Вольным грозило не просто поражение - но всеобщее и полное уничтожение, включая стариков, женщин и детей.) Тарвус отправил три резервных легиона на запад, практически оголив северные рубежи и сведя на нет охрану самой столицы. Стражу Разлома он не решился трогать даже сейчас.
Неспокойно стало и на северной границе - вспомнили забытую было гордость остатки давным-давно вытесненных туда нечеловеческих рас. Всякие кобольды, гурры, гарриды и прочие твари, на которых в Мельине не обращали внимания чуть ли не с самого основания Империи. Полезли на юг тупоумные тролли, горные огры, увлекая за собой гоблинов и прочую мелюзгу. Для борьбы с этой новой опасностью Тарвусу пришлось даровать имперское гражданство вместе с иными правами и привилегиями воинственным свободолюбивым невысокликам, половинчикам, заочно благословляя их будущие набеги.
Маленькие лучники не подвели, встретив гоблинскую орду невдалеке от Хвалинского тракта. Наступление зеленокожих захлебнулось в их собственной крови - невысоклики били из луков ненамного хуже эльфов и Дану. Правда, и цена победы оказалась высока.
Дану тоже не остались в стороне. Верные договору, они отправили отряд лучников - семь десятков стрелков - на помощь своим низкорослым соседям. Никогда ещё Дану и половинчики не сражались плечом к плечу - а вот тут пришлось. И кто знает, если б не отвага и боевое умение закалённых воинов-Дану, та битва имела бы совершенно иной исход.
Урожай в последний год выдался скверным, слишком много рабочих рук пришлось оторвать от пашни, да и прошлогоднее нашествие саранчи не могло не сказаться. Цены росли, купцы, пользуясь тем, что Мельинскому Престолу нынче не до них, припрятывали хлеб, ожидая ещё более жирных времён, кое-где уже вспыхивали голодные бунты - и это несмотря на то что жатва только-только окончилась! Что же будет в марте, в апреле, как дотянуть до новинки?..
Клара хмурилась, слушая, платила за всё золотом, не скупясь и не торгуясь. Деньги для неё теперь мало что значили. Удастся её предприятие - - она сможет купаться в этом самом золоте, не удастся - ей не будет нужно уже ничего.
Она собирала все факты, хоть сколько-нибудь каявшиеся Разлома. Не требовалось быть семи пядей во лбу, чтобы понять - последнее волшебство принесшего себя в жертву старого мага потребовало для своего завершения гораздо, гораздо большего, чем Клара сперва смогла даже представить, - и платой за поражение козлоногих послужил вот этот Разлом. На лике Мельина остался жуткий, уродливый шрам, отныне этот мир носил на себе метку козлоногих - и Клара отчего-то не сомневалась, что эти бестии вернутся. Мельин уже отравлен их ядом, и кто знает, как долго он сможет сопротивляться? Отчего-то в памяти встал рассказ Эвис - о гибели целого мира, оказавшегося под властью козлоногих.
Клара сжала кулаки. Вот чем надо заниматься, а не искать какие-то там Мечи, да ещё по заказу... она поспешно зажала себе рот: имя того, кому она дала своё Слово боевого мага, не следовало произносить даже мысленно. Да ещё эта глупая ссора с Игнациусом. Может, старый наставник и в самом деле прав и браться за этот заказ нельзя было ни в коем случае? Кто знает, на что способен этот, которого Архимаг Коппер упрямо называл Павшим, хотя, само собой, никто не мог сказать, откуда и почему он падал? Не означает ли, что Клара может ввергнуть мир в ещё большие беды, по сравнению с которыми даже козлоногие покажутся вполне мирными и симпатичными созданиями?
- Вот оно, поле-то, - вернул к реальности глубоко задумавшуюся чародейку голос Кицума. - Куда обещал, туда и привёл.
- Да, да, спасибо тебе, - рассеянно отозвалась Клара, оглядывая уныло мокнущую под частым осенним дождём раскисшую землю. - Теперь вы с Тави смотрите в оба! Чтобы ни одна душа и близко не подобралась, ни живая, ни мёртвая.
- Чего уж тут, милостивая госпожа, поле кругом чистое да ровное, никто и так не подлезет, - с неожиданной независимостью пожал плечами Кицум. - А кто подберётся, тот моей петельки попробует.
Клара внушительно посмотрела на клоуна, однако тот нимало не смутился.
- Иль не помнит милостивая госпожа, что я не просто так по ярмаркам шлялся, а Серой Лиге служил? Так что не извольте беспокоиться, никто ни слов ваших не услышит, ничего. Делайте своё дело, а я уж со своим как- нибудь справлюсь.
- Как-нибудь меня не устраивает, - огрызнулась несколько сбитая с толку Клара.
- Идём, Тави, - вместо ответа сказал Кицум. - Двадцать шагов от меня влево сделай и смотри на меня по сторонам даже и не пытайся, потому что если к нам кто по открытому месту и подлезет, так ты, Вольными воспитанная, его и подавно не увидишь.
Тави скорчила гримасу, однако же подчинилась.
Так они и пошли вперёд - и с каждым шагом у Клары всё сильнее и сильнее кружилась голова. Поле помнило бой, помнило каждое его мгновение, помнило каждого убитого. Впитав в себя кровь и людей, и гномов, и Дану, смертное поле не делало разницы между погибшими. Для земли, принявшей последний вздох умирающих, все они были равны.
Здесь дрались остервенело, забыв о собственных жизнях, здесь шли на железо так, словно у бойцов в запасе был не один десяток жизней. Здесь столкнулись друг с другом застарелая, любовно взращённая, выпестованная ненависть и жестокая новая сила, привыкшая сметать со своего пути все, хоть сколько-нибудь мешающее. Здесь столкнулись давние и непримиримые враги, столкнулись - и щедро полили землю собственной кровью, точно старались затушить бушующий на ней незримый пламень, не понимая, что тушить его следует внутри собственных душ - в первую очередь.
И ещё. Да, Клара не могла ошибиться. Даже не прибегая к волшбе, просто одним лишь только чутьём боевоro мага, чутьём рождённой в Долине она ощущала след чудовищного по мощи магического оружия. Этот след впечатался в землю, словно прочерченная плугом глубокая борозда; Клара болезненно сощурилась, словно под ярким солнцем - она чувствовала Силу всем своим существом.
Кто, как и почему в этом ничем не примечательном мире, одном из мириадов миров Упорядоченного, сумел создать оружие такой всесокрушающей мощи? Лоб Клары покрывался потом, несмотря на более чем прохладную осеннюю погоду, - оно и понятно: таким оружием можно взламывать скорлупки миров, точно орехи. Понятно, зачем они нужны Павшему; что и говорить, лакомый кусочек. А ведь она, Клара, и близко не подобралась ещё к Мечам! Что же будет, когда они окажутся у неё в руках? Может, тогда станет понятно, чего так испугался Игнациус?
Но в Силе Мечей одновременно кроется и их слабость - спрятать такую вещь от опытного мага практически невозможно, нужно потратить поистине пропасть усилий и времени, чтобы сплести отвлекающее маскирующее Мечи заклятье. Неужто такие артефакты - и остались скрыты от Павшего? Непонятно. Уж кого-кого, а подобных ему Клара недооценивать бы не стала, хотя кто может похвастаться, что в точности знает пределы их сил, знаний и возможностей?
Клара остановилась, потёрла налитые болью виски. Нет, тут что-то не так. Что стоило тому же Павшему пустить по следу Мечей целую свору магов и чародеев поплоше, не прибегая к её, Клары Хюммель, услугам? За таким Мечом тянется настоящая просека, и даже полуграмотный колдун- самоучка из девственных миров пройдёт по ней с закрытыми глазами.
Значит, не прошёл. Значит, или след Мечей ведёт в никуда, или это только первое обманчивое впечатление.
Так. Стоп. Кажется, это было здесь.
Клара остановилась. Она очень сильно подозревала, что след привёл её как раз на то место, где Алмазный и Деревянный Мечи столкнулись, так сказать, во плоти.
"И как это они не разнесли в клочья при этом весь мир Мельина?" - удивилась про себя волшебница. Высвобождение таких сил не могло пройти бесследно. рухнувшие горы, сменившие путь реки, бездонные пропасти на месте широких равнин и новые моря там, где тянулись песчаные безжизненные барханы, - вот самое меньшее, что следовало б ожидать там, где артефакты столь, невероятной мощи оказались ввергнуты в открытый бой.
Ладно. Хватит строить догадки и предположения, надо работать. Давши слово - держись...
- Раина, - вполголоса окликнула Клара валькирию. - Мне нужно немного твоей крови.
Воительница вопросительно подняла бровь. Оно и понятно - кто знает, не придётся ли в следующий миг драться?
- Совсем чуть-чуть, - едва ли не умоляющим голосом сказала Клара. - Ты... ты породнена с оружием, ты чувствуешь его ещё лучше, чем я, по- другому, острее, как часть себя, а не просто как некий артефакт, пусть даже и могущественный. Прошу тебя, помоги мне. Без тебя я тут не справлюсь.
- Как будет угодно кирии, - хмуро проронила Раина, закатывая левый рукав. - Но не могу не предупредить кирию Клару, что очень скоро нам придётся помахать клинками, не будь я валькирией Асгарда, честное слово!
Предчувствие одной из Дев Битвы многого стоило; Клара сама невольно схватилась за эфес. Кинула быстрый взгляд влево, вправо - всё пусто, тихо, спокойно. Правда, не видно ни Кицума, ни Тави - неужто нашли где укрыться посреди чистого ровного поля?..
Клара не встревожилась, потому что дыхание этих Двух своих спутников она слышала отчётливо и ясно.
Хитрый Кицум показывал, что в Серой Лиге он хлеб ел не зря.
- Ты уверена, Раина? - Клара позволила себе бестактный вопрос. - Мне сейчас придётся возиться с магией. Не исключено, что уйду в глубокий транс. Если ты уверена, то придётся ждать.
- Уверена, - отрубила валькирия. - Но они тоже что-то ждут, кирия Клара. Сейчас нападать не станут. Может они, хотят дождаться, пока вы не сделаете дело.
- Почему их чувствуешь ты и не чувствую я? - в упор спросила Клара. Прибегать лишний раз к волшебству ей не хотелось - тем более здесь и сейчас когда все её помыслы были заняты Мечами.
- Потому что у меня долгая память, кирия, - нехорошо усмехнулась воительница. - Это не ваш враг это мой. Мой и тех, кто был со мною вместе.
- Вот как... - протянула Клара, с изумлением глядя на валькирию. - Твой враг? Твой, но не мой?
- Я куда старше, чем выгляжу, кирия, - усмехнулась Раина. - Для вас это новость? Впрочем, стоит оставить разговоры. Они пока ещё ждут. Им нужны не вы, им нужна я. О таких, как вы, они никогда даже и не думали. А о таких, как я, забыли или почти что забыли. Что ж, придётся напомнить. - Глаза валькирии опасно сузились.
- Ты права. - Клара заставила себя выбросить из головы все сумбурные мысли, касавшиеся Раины, столь внезапно чуть приоткрывшей завесу над своим прошлым, и сосредоточиться на Мечах. Когда придёт время драться, она, Клара Хюммель, себя ещё покажет. - Но мне всё-таки нужна твоя кровь, Раина, хотя бы несколько капель.
- Проколите мне палец, кирия, только не делайте разрезов, - распорядилась воительница, и боевой маг по найму Клара Хюммель поспешно бросилась исполнять слова валькирии.
Несколько крупных капель густой темно-алой крови скатились прямо в ладонь Клары. Она зажмурилась, позволяя Силе подхватить её, закружить в неистовом водовороте - всё же в Астрале Алмазный и Деревянный Мечи натворили немало. Кипящая раскалённая волна обдала Клару с головой, захлестнула, поволокла за собой в горящую нестерпимо жгучим огнём пучину - старая ненависть отражалась и перерождалась в этом котле, сокрушая паутинно-ажурные сети Тонкого мира.
След Мечей читался чётко и без всякого труда. Однако, не успела Клара в очередной раз подивиться тому, что Павшему понадобились какие-то там посредники в столь простом деле, как перед её глазами полыхнула неистовой ярости и силы белая вспышка, в грудь что-то мягко ударило, но так, что Клара, словно пушинка, полетела прочь из Тонкого мира обратно, на тварную землю, на раскисшее от дождей поле старой битвы невдалеке от Мельина.
Но этого было мало. След Мечей обрывался - обрывался там, где кончался мир и начиналось Междумирье.
След не просто вёл за пределы этого мира - чего-то подобного Клара, собственно говоря, и ожидала, принимая во внимание сказанное Павшим; но след обязан был продолжиться дальше, в Межреальности, артефакты такой силы оставляют там засечки не менее заметные, чем здесь, в пределах их породившего мира. Оружие Клары, к примеру её шпагу с рубинами, Архимаг Игнациус отследить бы сумел. И об этом тоже нелишне помнить.
На несколько мгновений Клара просто повисла на руках валькирии. Удар оказался слишком силён. Лобовая атака провалилась. Врождённых способностей мага Долины не хватало, чтобы вот так просто заглянуть за грань недоступного. Очевидно, Павший всё-таки обратился к ним не зря - если не боевой маг по найму, то кто же ещё в силах решить подобную задачку?
- В-всё хорошо, Раина, - наконец смогла вымолвить Клара заплетающимся языком. - В-всё в порядке. Просто начинается работа. Проклятый дождь!..
- Лучше бы нам убраться отсюда, кирия, - мрачно проронила воительница. - Я чувствую беду. Кто-то может сегодня и расстаться с жизнью.
- Надеюсь, это будут те, у кого достанет глупости подвернуться тебе под клинок? - попыталась отшутиться Клара. Валькирия даже не улыбнулась, в глазах ее плясало дьявольское пламя.
- Кирия, они слишком долго шли за нами. И они слишком хорошо знают меня. Говорю, они пришли не за тобой, они пришли за мной.
- Послушай, хватит загадок, и без того голова трещит! - рассердилась Клара. - Хватит вещать туманными пророчествами, словно эльфийская прорицательница, белены обкурившаяся! Надо драться - будем драться; нет - займёмся другим. След Мечей обрывается тут, понимаешь ты, Раина, обрывается, кончается совсем, упирается в тупик! Мечи покинули этот мир - в этом я не сомневаюсь, - но вот куда идти дальше...
- Какие будут приказания, кирия? - подобралась Раина.
- Пока никаких. Хотя нет, скажи мне толком, что это за новые друзья появились у нас за плечами, почему они давно тебя знают и откуда взялись здесь? Вот тебе моё самое прямое и чёткое приказание.
Валькирия вздохнула:
- Меня не зря зовут Девой Битвы, кирия Клара. И когда-то, очень-очень давно, я жила не в Долине магов, а в Асгарде, крепости...
- Я знаю историю, Раина, - довольно-таки бесцеремонно перебила валькирию Клара. - Мне отлично известно, кто ты такая и где начался твой путь.
- Я же никому не рассказывала! - изумилась воительница. - Я...
- Раина, давай опустим ненужное. Ты - валькирия, этим всё сказано. Но Древние Боги давным-давно мертвы. Ты, насколько я знаю, уцелела только чудом. Но враги Древних тоже давным-давно обрели вечный покой во Всеобщем Хаосе. Ты - последняя из Асгарда, Раина, прожившая столько, что даже Архимаг Игнациус Коппер по сравнению с тобой - бабочка- однодневка. Я всё это знаю. Я не спрашивала тебя ни чём, потому что каждый сам решает, как ему жить. И всё-таки, что это за враги, откуда они взялись, почему не проявляли себя раньше и что, собственно говоря им надо сейчас? Говори скорее, Раина, потому что дел у нас - невпроворот!
Дева Битвы сдвинула брови:
- Прошу прощения, кирия Клара. Конечно же, вы правы. Всё так, как вы и говорите. Этих врагов кто-то метко назвал Дальними. Они не принадлежали к нашим привычным недругам - великанам или, скажем, Молодым богам, разбившим наши рати на Боргильдовом поле. Они были совсем, совсем, совсем чужими. Я не знаю, откуда они явились, что им нужно или...
- Дальние... - эхом отозвалась Клара, невольно кладя руку на эфес. Это название встречалось в летописях Долины - в самых старых и непонятных их разделах, где намёками и околичностями говорилось о конце казавшегося вечным правления Молодых богов: Ямерта, Ямбрена и других; появлялось оно и позже - но уже не как тень страшной угрозы, скорее - как некая загадка. Разгромленные в страшной битве при Хединсее, когда, говорят, весь мир едва не перевернулся вверх дном и не оказался ввергнут во Всеобщий Хаос, Дальние - не люди и не эльфы, не гномы и не орки, не боги и... словом, не похожие ни на кого, кроме самих себя, Дальние отступили и надолго затаились в потайных своих логовах, упрятанных так глубоко, что никто их так и не смог найти. Впрочем, особо искать тоже оказалось некому - как утверждали летописи Долимы, битва при Хединсее закончилась всеобщим и взаимным истреблением. Некому стало восседать на высоких престолах, если только они и в самом деле существовали в действительности. Собственно говоря, ведь именно так и стало возможным само существование Долины - разве какие-нибудь боги потерпели бы рядом с собой эдакую силищу?!.
Дальние. Многое становится ясным. И не надо забывать, что тот самый мессир, с которым Клара заключила сделку, тот, для чьих плеч оказался бы тесен любой из миров, вполне может оказаться тоже...
Чародейка поспешно оборвала опасную мысль.
- Думаю, они ждут начала вашей волшбы, кирия, - проговорила Раина, пристально вглядываясь в окружающие поле лесные стены. - Хотят, чтобы вы ушли в транс, и тогда атакуют. Вылезли, вонючки, решили довести дело до конца.
Клара имела весьма серьёзные основания подозревать, что последняя из валькирий тут на самом деле ни при чём, но сочла за лучшее держать это мнение при себе.
- Что же делать, Раина, у нас нет выбора. Моё волшебство обнаружить этих самых Дальних бессильно, ждать мы не можем. Нам придётся рискнуть.
- Как будет угодно кирии, - с мрачным достоинством поклонилась воительница. - Никто не сможет сказать, что я, Дева Битвы, струсила при виде каких-то там...
- Погоди, - остановила её Клара. - Возьми немного моей крови, так ты сможешь вырвать меня из любого, сколь угодно глубокого транса.
- Зачем, кирия, в своём ли вы уме?! - Раина отшатнулась от Клары, словно от прокажённой. - Или я не знаю, что сможет сделать с вашей кровью какой-нибудь недруг, некромант или кто ещё похуже?! Нет уж, кирия. Если суждено мне тут судьбу свою встретить, бежать от неё не стану и за спину чужую прятаться не буду! - Валькирия гордо выпрямилась.
- А о Кицуме и Тави ты забыла? - яростно зашипела на неё волшебница. - Не о себе думай - о них. Что с ними случится, если эти Дальние и впрямь за тебя возьмутся?! Давай платок и не вздумай возражать...
Валькирия вся словно окаменела на миг, и Клара внутренне сжалась - а ну как оскорблённая Дева Битвы решит, что её воинской чести нанесён ущерб? Это означало бы немедленную дуэль, в которой Кларе, несмотря на всё её искусство, пришлось бы или прибегнуть к магии, или погибнуть - мечом Раина владела намного лучше.
- Благодарю вас, кирия, - неожиданно мягко ответила воительница. Брови Клары изумлённо поползли вверх. Однако валькирия этим и ограничилась, а Клара не стала вдаваться в расспросы.
Тонкий, отделанный кружевами платочек с Клариной монограммой, подарок душевной подруги Аглаи Стевенхорст, сменил цвет с белоснежного на багряный и скрылся за пазухой валькирии.
- Ты поняла?.. Как только хоть что-то почувствуешь! - закончила наставлять Раину волшебница. Валькирия несколько раз кивнула.
- И позови Кицума с Тави. Незачем им в засаде сидеть, - распорядилась Клара. - А то ведь просто погибнут зря.
Вновь молчаливый кивок.
Клара поглубже вдохнула несколько раз и принялась чертить на земле остриём своей рубиновой шпаги правильную пятиконечную звезду.

ГЛАВА ВТОРАЯ
ЭГЕСТ. ВЕДЬМА И НЕКРОМАНТ

Не проси помощи у ведьм - в котёл угодишь...
Житейский опыт
Как известно, ночью все кошки серы, а все эльфы - прекрасны. А ещё известно, что в темноте нечего шастать по окраинам Нарна, пусть даже не углубляясь в него, - нечего даже для тех, кто прошёл Академию Высокого Волшебства, как, к примеру, я, Эбенезер Джайлз, маг Воздуха, выпускник этого достославного заведения. Я остановился утереть лицо. На дворе стоял более чем прохладный северный октябрь, но меня, само собои, пробивал пот. Не больно-то много радости брести во мраке по едва различимой тропе, поминутно натыкаясь на древесные корни, словно нарочно повылезавшие из-под земли, чтобы оплести ноги мне, полноправному Белому магу (пусть даже и только-только окончившему ордосскую Академию). Тяжеленный посох оттягивал руки - свой собственный мне пришлось оставить в аббатстве, куда заехал исповедаться и причаститься перед делом; святые отцы встретили меня очень душевно. Настоятель обители, преподобный Клодиус, молился вместе со мной о даровании победы над злом а потом, утерев проступившие от умиления слезы, сказал мне, отечески обняв за плечи:
- Сын мой, твоё сердце чисто, твои помыслы высоки, но вот оружие твоё... - и покачал головой, на мой посох глядя.
- Разве он нехорош, преподобный отче? - Признаться, мне стало несколько не по себе. Конечно, в Академии чего попало не дадут, но и рассчитывать на что-то экстраординарное не приходилось - окончил я свои штудии далеко не в первых рядах. Хорошо ещё, что и не в самых последних, эти бедняги поехали по богатым княжеским да графским дворам красочные иллюзии показывать, гостей на пирах развлекать - для того ли учились, спрашивается?!
- Конечно, хорош, как и всё, из благословенных рук Белого Совета вышедшее и Святой Церковью, Матерью нашей, одобренное, - ласково успокоил меня преподобный, видя мое расстройство. - Но тебе, сын мой, предстоит выступить против ужасного порождения Тьмы, зломерзкой и злокозненной ведьмы, бича и страха всей округи, да ещё и вести с ней поединок не где-нибудь, а в проклятом Нарне, в самом логове зверя; тут потребно кое-что ещё, помимо чистого сердца и крепкой, незамутнённой веры. - Преподобный наставительно поднял палец, но я и так внимал ему неотрывно. - Поэтому, сын мой, я и хочу вручить тебе иной посох, давно уже в нашем аббатстве хранящийся. В нём - могучие силы, какие - думаю, ты разберёшься быстрее и лучше меня. Сам преосвященный Ангерран Эгесткий (я невольно сглотнул) ходил с этим посохом на горных троллей и, как ты знаешь, привёл два племени в лоно истинной Церкви, пока не принял мученическую гибель от рук Тьмой науськанных язычников в третьем...
Мы оба поспешили сотворить Знак Спасителя и склонить головы в жесте пристойной скорби.
- Этот посох я и хочу тебе вручить, - торжественно провозгласил преподобный, и я почувствовал, как забилось сердце. - Он, правда, преизрядно тяжёл, но пусть мысли о святости сего предмета возвысят твою душу над плотью. А кроме того, его светлость дюк Этеноор Саттарский, каковой и является твоим, сыне, нанимателем, весьма и весьма уважает волшебников с... гм... большими... гм... посохами. Твой... гм... посох может не вызвать у него... гм... доверия. А светлейший дюк, увы, не отличается кротостью характера.
- Разве он дерзнёт оскорбить волшебника, полноправного мага с посохом Академии? - удивился я. Простые смертные нас, чародеев, как известно, очень боятся, даже тех, кто делает одно лишь добро.
- Кхе, кхе, гм, гм, - замялся преподобный Клодиус. - Конечно, ты прав, сын мой, его светлость должен выказывать известное уважение к тебе, равно как и к Другим питомцам Ордоса, выказывать вам почёт, но... наделённые властью не слишком-то любят, когда к ним является кто-то несоизмеримо сильнее. А с другой стороны, маги тоже поддерживают мир, и, насколько мне известно, Белый Совет не устаёт призывать своих верных адептов уважать интересы земных владык...
Впот так и получилось, что несу я святую реликвию не только для того, чтобы скорее и вернее поразить Зло, но и чтобы светлейший дюк не поссорился с преподобным отцом-настоятелем, не сказал бы: "Что за мальчишку ты ко мне прислал, да ещё и с прутиком вместо посоха?.."
"Что, Эби, страшно? - спросил я себя. И сам себе и ответил: - Ну конечно же, страшно! Поджилки трясутся, душа в пятках, сердце, того и гляди, из груди выскочит, хотя я отнюдь не бегу, а неспешно так, осторожно пробираюсь неприметной тропкой по самой нарнийской границе".
Собственно говоря, когда в стольный Эгест, куда я только-только вернулся после окончания академических штудий с полномерным посохом мага и заветным дипломом, когда в стольный Эгест пришла весть о том, что на северо-западе, во владениях преславного дюка Саттарского, вовсю орудует ведьма ("кровососка", на жаргоне тамошних добрых пахарей), причём с этой ведьмой не смогла справиться даже уполномоченная Святая Инквизиция тех мест, - я ни минуты не сомневался, что это - знак судьбы. Вот она, удача, вот теперь-то я покажу всем этим зубрилам и отличникам, что хорошие отметки и бойкие ответы на семинарах ещё не делают тебя настоящим магом! Вот когда я докажу, что главное - не отполированная аудиторными скамьями задница, не зубрежка никому не нужных трактатов, а быстрота, решительность, натиск!
Нечего и говорить, я бегом отправился к святым отцам-экзекуторам. Преподобный Марк, генеральный инквизитор Эгеста, принял меня тотчас, что свидетельствовало о том, что громящий кулак нашей святой Матери- Церкви на сей раз и впрямь нуждается в помощи.
- Мы прямо с ног сбились, сын мой, - развёл руками отец Марк. - Хотя, честно скажу тебе, чадо, я просто не могу послать туда столько людей, сколько нужно. Ведь что ни день - вскрываются ереси! Отпадают целые сёла, поддавшись на прельщения Тьмы. Святые отцы трудятся не покладая рук, но... - Он горестно вздохнул, и я воистину проникся к нему сочувствием и жалостью: как же это должно быть тяжело нести такой груз, спасать от Тьмы и проклятия Спасителя сотни и тысячи заблудших душ, не ведающих, что творят! Отвечать за всё и знать, что каждое твоё поражение - - ещё один безликий солдатик, встающий в строй легионов Зла, ждущих своего часа там, на Западе, за великой чертой.
- Скажу тебе, сын мой, - тучный отец Марк доверительно склонился ко мне, закряхтел от усилия, и я поспешил поддержать святого отца под руку. - Скажу тебе так, сын мой, - ведьма эта хоть и творит зло, но... я послал бы инквизиторов к дюку Саттарскому в последнюю очередь. Кажется, ты не удивлён?
- Никак нет, ваше преподобие, - с наивозможной почтительностью ответил я. - Ибо сказано: "Не бойтесь разящих тело, душу ж не могущих убить. Бойтесь растлителей, лжеволхвователей, прельстителей и сулителей, ибо мёд в поганых ртах их - есть яд и смола посмертия". Ведьма творит зло, наверное, ворует и убивает детей, насылает болезни, калечит скот, портит посевы, наводит засуху, но она не может посягнуть на души добрых землепашцев, для каковых душ куда опаснее сугубая и явная ересь.
- Превосходно, сын мой Эбенезер, превосходно! - тепло улыбнулся мне отец Марк, и, верите ли, на душе у меня тоже стало тепло-тепло и очень- очень спокойно от этой его улыбки. - Похвальное рвение проявляешь ты; я возблагодарю Спасителя. Впрочем, ты всегда был хорошим чадом святой нашей Матери-Церкви, и я рад, что вольнодумство Ордоса тебя не испортило.
Что ж, сын мой, мы дадим тебе грамоту, подтверждающую твои полномочия. На время этого задания ты - один из нас, экзекуторов, выкорчёвывателей зла и греха истребителей.
Сердце моё бешено забилось. Никогда я и не мечтал оказаться среди святых отцов-инквизиторов, каждый день которых - вечная битва с врагом, несравненно более страшным, чем какие-нибудь там взбунтовавшиеся гоблины или иные чудовища. Мне, отмеченному талантом волшебства, но, увы, не истинной Веры - ибо в противном случае я отдал бы свой шар не мастеру Воздуха, а декану факультета святой магии, - мне дорога сюда была закрыта. Увы, увы, преподобный отец Марк прав - червь вольнодумства и сомнения слишком глубоко проник в души как многих добрых студиозусов Ордоса, так и их наставников.
Не говоря уж о том страхе в чёрном, декане факультета малефицистики и его ещё более жутком ученичке которых бы я, будь моя власть, приказал бы немедленно сжечь без всякого суда и разбирательства. Подумать только, в прекрасном Ордосе, опоре мудрости и столицы познаний, - там свивает гнездо неверие, там укореняется смута, там забываются истинные слова Спасителя, не пожалевшего ради нас, грешных, даже самое себя. Увы, увы нам, в страшное время живём, близится конец, близится день, когда каждому воздается по делам его.
Погрузившись в сии благочестивые размышления, я не сразу заметил, что преподобный, улыбаясь, наблюдает за мной, а на столе перед отцом Марком уже лежит тугой свиток, с печатью красного сургуча на шёлковых шнурках.
- Твоя подорожная, сын мой, твои полномочия и несколько слов от меня преподобному отцу Игаши, главе саттарской Инквизиции, со строгим настоянием оказывать тебе, о достославное чадо, всяческую помощь и поддержку. Ступай, и да поможет тебе Спаситель!
Так я и попал сюда. Отец Маврикий, настоятель маленькой церквушки в подлесной деревне Кривой Ручей, долго и с подробностями рассказывал мне о злодействах ведьмы, и, когда он простыми, безыскусными словами повествовал о ночных убийствах, жертвоприношениях, о похищенных и сваренных заживо детях, к горлу моему подступал комок, а руки сами собой сжимались в кулаки. Да как же Он, Всевидящий и Справедливый, допускает, чтобы под Его недреманным оком творились такие злодейства?..
- Отче Маврикий, не подозреваете ли вы кого-то селянок? - счёл возможным осведомиться я, после ото как печальная повесть настоятеля окончилась.
- Нет, о любезный сын мой. - Седая голова достойного старца скорбно опустилась. - Все они у меня как на ладони, все они исправно бывают у меня на службах, ходят к исповеди. Как всем известно, ни одна ведьма не в состоянии даже переступить порог посвящённого Ему храма, сколь бы мал
Путь через Нарн на сей раз оказался не из трудных. Эльфы в изобилии снабдили путников всем необходимым до людских поселений Эгеста - более чем достаточно. Сугутор вслух мечтал о настоящей бане, куда он немедленно отправится, как только они окажутся в цивилизованных, как он выразился, местах.
- Эти, эльфы-то, они ведь не понимают, - доверительно сообщил он Фессу. - Бывало, подкатишься к ним, скажешь - мол, помывку бы для отряда устроить, запаршивел народ, мучается, а они только плечами пожмут. Им-то что, к ним грязь, похоже, вообще не пристаёт или они от неё магическим образом избавляются.
- Кто смывает свою грязь - тот смывает своё счастье, - ответил гному восточной пословицей орк.
- Как же, - проворчал Сугутор. - Ну и пусть я смою все своё счастье, лишь бы от меня так не воняло.
Поадд величественно пожал могучими плечами - мол, мы выше этих мелочей жизни. Как бы то ни было, путники через три дня подошли к границам Нарна. Лес изменился, стал ещё гуще, неприступнее, враждебнее. Наваленные тут и там деревья казались специально возведёнными преградами - острые сучья, словно копья, смотрели на восток, откуда мог появиться враг. Узкая тропка, похоже, сама по себе была наделена какой-то магией - она словно бы исчезала за спинами путников. Найти дорогу назад они бы уже не смогли.
Однако наряду с этими угрюмыми признаками близкой и неспокойной границы стали встречаться и более приветливые места - обширные росчищи посреди вековых боров, поля, небольшие, в три-четыре двора, деревушки, колодцы, огороды, всё как полагается.
- Тут эльфы беглых тяглецов на землю посадили, - объяснил всезнающий гном. - Бежит народишко из Эгеста, ох, и бежит же! А что ему, народишку-то, ещё делать, когда чуть только сболтни что небогоугодное - враз донесут и в застенок тебя, на дыбу, само собой разумеется. А там уж во всём признаешься - и что Тьме поклонялся, и что людей ей в жертву приносил, и что души смущал злоумышленным прельщением. А эльфам, глянь-кось, только того и надо. Дают землю, дают обзаведение - только работай. Правда, хлеб приходится чуть ли не даром отдавать - ну так многие в Эгесте и это не имели. Сбегли только что не в исподнем - хотя, слышал я, и такие приходили, в одном исподнем то есть. Может, остановимся, передохнём? Я вон гляжу, там никак банька топится?..
- Не время, - отрезал Фесс. - Париться да нежиться станем, когда из Нарна выберемся. Мы ж по следу Дикой Охоты идём, Сугутор, или ты не понял? Она ведь не так просто возникла, её наслал кто-то, кто-то того призрака разбудил, из неведомой могилы выдернул - и послал убивать. Эваллё всех нас спас, если хочешь знать, на себя гада отвлек - и тот им насытился, нас уже не тронул.
Сугутор нахохлился, засопел, словно здоровенный чайник на углях.
- Оно, милорд мэтр, как бы в понятности полной и сам я не забуду эльфа Ирдиса поминать, пока жив, - да только та история-то уже позади, мёртвого не воротишь, будь он даже хоть трижды эльф. Вот я и думаю - в Эгесте нам, как ни крути, надо работу искать, потому как стыдно на эльфийские подачки пить-гулять.
- Да ты ж сам только и знал, что на их серебро в эгестских кабаках гулял! - ехидно заметил Прадд. Гном немедленно взбеленился:
- На свои гулял! На кровные! Топором да щитом взятые! Честную плату пропивал, не милостыню!
- Тогда чего ж это золото с собой тащишь? - отпарировал орк. - Бросил бы в ручей какой или селянам бы бедным отдал. Избёнки-то неказистые, кривенькие, думаю, не так уж сладко тут естся и пьётся, под эльфийской-то рукой. Крыши, эвон, все соломенные, низкие, топят, глянь, по-чёрному, скотина небось с детьми вперемешку, чтобы не замерзла.
- Будет вам, будет! - Фесс остановил рассвирепевшего гнома, похоже, уже готового кинуться в драку. - Из Нарна нам надо убраться как можно скорее. След у Дикой Охоты широкий, торный, думаю, прямиком нас к тому затейнику, что наслал её, и приведёт. Выберемся из леса - обещаю, Сугутор, будет у нас время собой заняться. Пару дней вы мне нужны не будете - пока не разберусь, что к чему.
- Как же, мэтр, не нужны мы вам будем! - скептически хмыкнул гном. - - Здесь, в Эгесте, такие бароны, что им только дай - на ходу подмётки срежут так что уж нет, никуда мы вас не отпустим. Верно, Прадд?
- Угу, - тотчас же подтвердил орк. В этих делах - что касалось безопасности Фесса - они не ссорились
Границу Нарна они прошли глухой ночью. Бароны, видно, сами изрядно побаивались непокорного леса, потому что на самом его краю понатыкано было немало сторожевых башен, окружённых вполне приличными рвами и частоколами. В единую систему это конечно, свести ещё не успели, однако, судя по рассказам Сугутора, к этому дело шло.
Обмануть бдительность дозорных труда не составило. Эльфы не нападали первыми, они только защищались, а если наступали, то использовали совсем иное оружие, нежели привычные обитателям здешних мест копья и стрелы.
Сплошной лес уступил место чуть всхолмленной равнине, плавно повышавшейся к северу, где неприступной стеной поднимался, защищая нежные земли от губительных ледяных ветров, Железный Хребет.
Путники одолели примерно четыре мили от границы баронских засек и оказались на широком, наезженном тракте, где свободно смогли бы ехать в ряд аж целые три телеги - подобной роскошью могла похвастаться только Империя Эбин, да и то лишь возле столицы.
Ничего удивительного в этом не было - в Эгесте жил трудолюбивый народ, а Железный Хребет не оскудел ни рудами, ни лесом, ни пушными зверями. Свою долю дани платили и Нарн, и Вечный лес на восточной границе Эгеста; торговые караваны ходили далеко на юг, вплоть до Кинга Ближнего, жадно скупавшего пушнину; с ним соперничал в любви к роскоши Салладор, разбогатевший на своём красном золоте, кое-кем называвшемся "земляной кровью".
Казалось бы, живи не хочу. Но нет - именно здесь, в Эгесте, Империи Эбин и в Аркине, тяжёлая длань Святой Инквизиции ощущалась сильнее всего. Равно каралась и ересь, и незаконное волхвование; отцам- экзекуторам не приходилось жаловаться на нехватку работы. Некроманту Фессу предстояло убедиться в этом воочию.
Выбравшись на тракт, трое путников повернули на юг - там у дороги в некотором отдалении тускло мерцали несколько огоньков, что позволяло надеяться на постоялый двор и все сопутствующие этому удобства. Кроме того, именно туда вёл и след Дикой Охоты. Лес остался позади, вокруг расстилались поля, перемежавшиеся тёмными купами деревьев, иногда вытягивавшимися в длинные полосы, чем-то напоминая крепостные стены. В отличие от Нарна, где времена года чудили что-то своё, здесь давно уже и прочно обосновалась глубокая осень. Приближался ноябрь, листва давно облетела, ветер уныло свистел в голых, скрюченных, словно от холода, ветвях; придорожные ивы полоскали низко свесившиеся последние листья в полужидкой дорожной грязи, густой и холодной. Уныло пялилась на этот мир луна, ущербный диск давал немного света - только-только различить дорогу во мраке осенней ночи.
Странники побрели вперёд, поминутно спотыкаясь и проваливаясь в вечные, непросыхающие лужи. Прадд ругался вполголоса по-орочьи; по мнению Фесса, этот язык как нельзя лучше подходил для брани. Собственно говоря, что-либо иное на нём выразить было б довольно-таки затруднительно.
Огоньки медленно приближались; голые поля сменялись порослью кустарника; дорога пошла в гору, и, наконец, Фесс увидел впереди высокий бревенчатый частокол с покосившейся дозорной башенкой над широкими, наглухо запертыми по ночному времени воротами. Почуяв чужих, на другой стороне частокола забрехали сторожевые псы.
- Ишь, как берегутся-то, - проворчал Сугутор, отдуваясь и сбрасывая груз с плеч. - Раньше такого я не помню. Как бы не пришлось тут до рассвета торчать не связываться же с баронской стражей!
- Боишься ты её, что ли? - не преминул подколоть гнома Прадд, однако Сугутор только рукой махнул:
- Ты, зелёное пузо, видать, совсем ума лишился. На кой нам с баронами драться? Враз донесут в Инквизицию. От святых отцов бежали - чтоб к ним же и вернуться? Не-ет, мы тут будем тихими-тихими.
- Всё равно ничего не выйдет, - презрительно сплюнул орк. - Мы, все трое, настолько заметная компания, что даже слепой распознает. Ну когда это, скажите на милость, люди, гномы и орки хаживали вместе, бок о бок? Нам с Сугутором вообще на роду написано друг друга ненавидеть. Не-ет, если святые отцы не дураки - а они не дураки! - то деваться нам в Эгесте будет особо некуда. Описание наше наверняка уже разослано - магия у экзекуторов на этот предмет тоже имеется. Так что, друг гном, скрывайся мы, не скрывайся - рано или поздно весть о нас до самого последнего сельского попика дойдёт. Подерёшься ты с баронскими ухарями, не подерёшься - ровным счётом ничего не значит.
- И что же ты предлагаешь? - спросил несколько удивлённый внезапным красноречием орка Фесс. Раньше за Праддом подобного как-то не водилось.
- Уходить нам, мэтр, отсюда надо. Побыстрее и подальше. Ни минуты не задерживаться. Пройти Эгест насквозь - и в Вечном лесу схорониться. Там, как и в Нарне, нас никакая Инквизиция не достанет.
- А если и оттуда попросят? - буркнул гном, возражая, похоже, больше по привычке, чем от действительного несогласия.
- Эвиал велик, - последовал ответ. - Есть Meкамп, есть замекампские степи, есть Салладор и то, что за ним. В Кинте Ближнем, там в своих древних богов веруют, туда святым отцам особого хода нет. Ну а если там не по нраву придётся, так всегда можно ко мне помой вернуться. На Волчьи острова. Там, милорд мэтр, вас с почётом встретят. Нежити неупокоенной у нас там более чем хватает.
- Будто на Волчьих островах церковников нет! - фыркнул гном.
- Есть-то они там есть, это верно, - согласился Прадд. - Да только за пределы пары портов они носа не суют. И отцами-экзекуторами у нас не пахло.
- Ну, тебя послушать, так и вовсе там благодать, - пожал плечами Сугутор. - Непонятно только, чего мы ещё тут-то сидим.
- Я б на месте милорда мэтра и не сидел, - напрямик заявил орк.
- Ты всё правильно говоришь, Прадд, - отозвался молчавший до этого Фесс. - Ещё лучше, наверное, было б на Утонувшем Крабе скрыться - там- то рука Аркина до нас точно не дотянется. Но только ты сам рассуди - забиться навсегда в медвежий угол, сидеть там сиднем и носа не высовывать, да притом ещё и дрожать каждый день, от любой тени шарахаться - нет, это не по мне. Надо так дело повести, чтобы они и дорогу к нам забыли, чтобы во сне вздрагивали, только нас вспомнив, чтобы кровь у них в жилах леденела! - Казалось, устами Фесса заговорил совсем было позабытый Неясыть.
- Вот это по-нашему! - тотчас поддакнул гном. - Чтоб кровь их поганая заледенела - это дело хорошее, это мне по душе.
- Да и мне тоже! - Орк, конечно, не мог остаться в стороне. - Вот только как сделать, чтобы...
- А уж это - моя забота, - отрезал Фесс, хотя на самом днлн никакого плана действий у него, конечно, не было. - Пока что надо за Ирдиса расквитаться, а потом - потом у нас в Эгесте дел и в самом деле нет. Можно и в Вечный лес податься. Только это всё - дело завтрашнее, а сейчас хорошо бы внутрь попасть!
- Давай-ка постучим, Прадд, - ухмыльнувшись предложил гном.
Орк, осклабившись в ответ, взял на перевес свою двухпудовую секиру. Фесс не успел и глазом моргнуть, как топор и секира дружно ударили рукоятями в створки ворот - так, что доски загудели и зазвенели, словно от удара тараном. Псы истошно взвыли, где-то по дворам всполошенно заорали петухи.
- Тревога по всей форме, - ехидно заметил Сугутор. - Раз уж не скрыться, так зайдём, что называется, при всём параде!
Над частоколом замелькали факелы - верно, ночная стража тут не только бражничала да протирала лавки.
- Кто такие? Чего колготитесь?! - рявкнули с частокола. - По ночному времени открывать никому не велено. Строгий приказ пресветлого дюка!
- А ты посвети как следует, посвети вниз-то, не ленись! - нимало не смутившись, посоветовал Сугутор. - Посвети, посвети, десятник, не пожалеешь!
- Эй, баловать там не вздумай! - последовал ответ. - Посветить-то я посвечу, только помни - вы у моих ребят все на тетиве.
- Да хоть где. Свети, тебе говорят!
Со стены опустился факел, привязанный к длинному шесту. Трепещущий круг света упал на стоящих плечом к плечу путников. Чёрный посох Фесс нарочно держал на виду. Прятаться сейчас и в самом деле не имело смысла.
Некоторое время на стене ошеломлённо молчали.
- У-у-у, ваше волшебничество, знатный гость к нам сюда, в Саттар, пожаловал! - донеслось с частокола. - Чёрный посох! С такими, говорят, только некромансеры и хаживали.
- Милорд мэтр именно некромант и есть, - с достоинством отозвался Сугутор. - Ну, открывайте ворота! Мы которую ночь уже на ногах.
- Насчёт некромансеров милорд дюк ничего не сказывали, - ответили сверху. - Насчёт иного чародейка - да, енто было. А вот насчёт некромансеров... надо ль нам тут оных некромансеров?
Прадд двинулся вперёд:
- Слушайте, стража, ваше дело, понятно, простое честное - кого попало в городок не пускать. Вот только милорд мэтр - не кто попало. Или у вас Нежить не шалит? По округе ночами ходить спокойно можно? На погост прийти, дедам-прадедам поклониться, помянуть честным порядком? Коль скажете "да", не поверю.
Ответом было растерянное молчание.
- Ну то-то же, - заметил орк, опуская здоровенную секиру.
Заскрипели засовы. Половинка старых ворот медленно отползла в сторону, чуть ли не на треть зарываясь в грязь.
- Входите, господа хорошие, - сказал кто-то, высоко поднимая факел. - - Входите. Не велено никого пущать по темноте-то, но да уж ради его волшебничества.
Фесс вгляделся - их окружало с десяток дружинников, в добротной броне, с копьями и щитами, кое-кто держал наготове луки.
- Успокойтесь, добрые люди, - сказал молодой волшебник, поднимая руку. - Нет никакой опасности. Я пришёл, желая помочь. Если тут моё искусство не требуется, на рассвете мы двинемся дальше. Сами ведь знаете, нашего брата некроманта, как и волка, только ноги и кормят.
Стражники дружно гоготнули немудрёной этой шутке; и когда Сугутор с важным видом поинтересовался имеющимися в наличии харчевнями, трактирами, корчмами, тавернами и вообще любыми мыслимыми заведениями, где усталые путники могут получить еду и кров, ему ответили охотно и почти без страха.
Постоялый двор тут имелся, и даже не один. Саттар, как выяснилось, когда-то венчал владения одноимённых дюков; с тех времён остались несколько хороших таверн и гостиниц для проезжих людей. Однако после того, как дед нынешнего дюка выстроил новый замок полусотней миль южнее, на берегу неширокой Млатвы, возле самого рубежа своих владений, Саттар стал мало-помалу приходить в упадок. Два из трёх больших гостиных дворов закрылись, третий тоже неуклонно ветшал. Инквизиция, Церковь и дюк выколачивали каждый свою долю, и торговля постепенно хирела - здешним обитателям просто не на что стало покупать товары, и купцы постепенно забывали сюда дорогу.
Досаждала местным жителям и Нечисть - время наставало лихое, как и в Семиградье, погосты из мест последнего упокоения превращались в логовища ненасытных и кровожадных тварей, чудовищ-зомби, ходячих мертвяков; пока ещё это не стало всеобщей бедой, как подле Арвеста, но уже появились слухи - то тут, то там видели призраков и могильных духов; редкий смельчак отваживался пройти мимо кладбищ ночью.
Дружинники довели некроманта и его спутников до ближайшей корчмы -- несмотря на ночное время, сквозь плотно закрытые ставни пробивался свет. Там не спали.
Корчма "Три кинжала" внутри оказалась довольно-таки чистой и даже уютной. В печи и громадном очаге посреди зала ярко горел огонь. Ночной сиделец, ражий детина с исключительно разбойничьей рожей, тем не менее оказался с гостями отменно вежлив - впрочем, Сугутор предпринял все необходимые меры заранее, ещё с порога показав сидельцу как полновесный имперский цехин, так и во избежание ненужных соблазнов свой устрашающего вида отполированный топор.
Сиделец, похоже, внял сразу обоим аргументам.
В чугунке тотчас забулькала густая баранья похлебка, на вертел вернулся цельный молочный поросенок, пару безжалостно растолканных служанок сиделец погнал в погреб за мочёной ягодой и прочими заедками.
- Вот это хорошо, вот это по-нашенски, - бормотал Сугутор, уписывая за обе щеки варёную баранину. Гном чавкал и утробно урчал, но едва ли даже самый строгий ревнитель приличий рискнул бы упрекнуть его - после всего случившегося, начиная с гибели Арвеста.
От стола трое путников отвалились совершенно осоловевшими. Глаза Фесса слипались, в голове всё плыло, мысли путались. Завтра, завтра, завтра, говорил он себе. Завтра с утречка возьмусь за дело как следует. След Дикой Охоты ясен и чёток, интересно, прошли ли они здесь, так сказать, во плоти, или это только отражение их марша в совсем иных мирах?..
Странники едва взобрались по крутой лестнице на второй этаж в отведённую им комнату и, только переступив порог, почти что замертво повалились спать.
Утро не принесло особенных тревог, за исключением двух десятков дружинников в цветах пресветлого дюка Этеноора Саттарского; ясное дело, весть о появлении жуткого и ужасного некромансера в его владениях не могла так быстро достичь его светлости, значит, это или самодеятельность местного сотника, либо - привет от святых отцов-инквизиторов. Последнее представлялось наиболее вероятным.
Храм в Саттаре, конечно же, имелся - большой, просторный, пятиглавый, память о лучших временах этого края, спокойных и изобильных. Уж не его ли отец-настоятель не ко времени решил показать зубы?..
- Сугутор, будь добр, спроси, чего им надо? - повернулся к гному Фесс. - А ты, Прадд...
- Ясное дело, мэтр, уже наготове, - тотчас откликнулся орк, вооружаясь с головы до ног.
Особенной беды Фесс не ждал. Пока ещё святые отцы разберутся, что к чему, пока решатся... правда, и здесь, в Саттаре, успел окопаться и устроить засидку какой-нибудь местный отец Этлау - дело хуже но тоже не смертельно.
Сугутор возник на пороге самое большее через минуту - лицо перекошено, здоровенные кулачищи сжаты
- Инквизиторы! - выдохнул он, бросаясь к углу где накануне аккуратно сложил, несмотря на усталость своё оружие и доспехи.
Изрыгая проклятия, Прадд рывком вскочил на ноги и постарался как можно скорее нацепить короткий кожаный панцирь. Судя по всему, драться орк вознамерился всерьёз.
- Погоди, - остановил его Фесс. - Драка - это последнее дело. Ввязаться всегда успеем.
"Хватит с меня смертей", - подумал он про себя. В предусмотрительно запертую гномом дверь уже стучали. Правда, пока ещё довольно вежливо, обходясь без всяких там: "Оружие на пол! Выходи по одному, руки за голову!" Верно, чёрный посох некроманта ещё обладал способностью внушать некое уважение.
- Почтение и привет вашей милости! - неожиданно раздалось из-за двери.
Подняв брови, Фесс выразительно взглянул на Сугутора - мол, какая такая Инквизиция, если Чёрного мага так величают?
- За доброе слово спасибо, - отозвался он вслух. - Кто ж это ради нас в такую рань поднялся?
- Согласно повелению Святой Инквизиции! - бодро отрапортовали из- за двери.
Теперь настала очередь Сугутора выразительно смотреть на Фесса. Мол, что я говорил?
- Велено просить вашу милость соблаговолить пожаловать на завтрак к досточтимому и преподобному отцу Игаши, елико мыслимо скорее.
- А что, в гости теперь с двадцатью копейщикам звать приходят? - не удержался язвительный гном.
- Так то ж для чести, - поспешно ответили снаружи. - Для почету, как гостям особенным... чтобы не просто так...
Гном страшно выпучив и без того круглые глаза, выразительно провёл ладонью поперек горла - мол, знаем мы ваши завтраки, западня западнёй, тут даже и думать нечего.
Фесс так же молча покачал в ответ головой. Если бы их хотели взять - не додумались бы тут, в глуши, до подобных ухищрений. Такое можно ожидать ну разве что в Аркине или имперском Эбине, но не здесь, на севере Эгеста, в бывшей "столице" захудалого и обнищавшего герцогства...
- Передай преподобному отцу, что благодарствуем мы за приглашение и кланяемся ему низко, - громко ответил Фесс. - И ещё передай, что путники с дороги, платья нечищены, сапоги в грязи, невместно нам так в гости являться, вот приведём себя в...
- Виноват оченно, ваша милость, - перебил голос снаружи. - Но ведено сказать, чтобы на платье да на прочее гости дорогие бы не глядели, приходили бы аки возможно быстрее, в чём есть...
- Ну, тогда передай преподобному, что не замедлим явиться, - откликнулся Фесс, игнорируя отчаянные гримасы Сугутора.
- Нехорошо отказываться, когда тебя так вежливо в гости зовут, - усмехнувшись, пояснил некромант гному, едва только стражники убрались восвояси. - Когда ещё выпадет нам удача с инквизитором мирно позавтракать? Я такого случая упускать не намерен.
- Да это ж ловушка, мэтр! - завопил гном, размахивая руками и брызгая слюной. - Придём мы к ним... в тесноте-то и не размахнёшься как следует... навалятся все вместе, повяжут - и прямиком на дыбу, на правеж!..
- Это верно, - неожиданно легко согласился Фесс. - Коли повяжут, то тогда и впрямь одна дорога - на дыбу. И вот потому-то я и пойду один.
Сугутор и Правд, естественно, дружно возмутились однако на сей раз Фесс настоял на своём.
- Ты, Сугутор, совершенно прав, - снова и снова отвечал он, непреклонно глядя на гнома. - Особо подраться там не получится, а потому мне нужно знать что, разнеси я даже всё их инквизиторское гнездо по брёвнышку, вас не заденет. Оставайтесь здесь и будьте готовы драться, коли припрёт.
- Нет уж, милорд мэтр, - зарычал в ответ на это Прадд, с неожиданной бесцеремонностью перебив молодого волшебника. - Тут мы отсиживаться не станем. С вами пойдём. До дверей проводим. А потом где-нибудь поблизости подождём, чтобы видеть всё и, случись чего... не думаю, чтобы в этой дыре отцы-инквизиторы ещё и подземные ходы рыли.
- Точно! - поддержал товарища гном. - Насчёт магии или там по бревнышку разнести это я, милорд мэтр, соглашусь, но уж чего касаемо железом позвенеть... Тут уж мы сами решим, где нам засесть, верно я говорю, Прадд?
Могучий орк пару раз кивнул.

* * *

Правда, хитроумный план Фесса осуществить так и не удалось. Стражники стояли на своём - мол, приглашали всех троих и им, воинам, позор и поношение случится, коли они приказа преподобного отца не выполнят.
Сугутор страшными глазами в очередной раз поглядел на Фесса, но делать было нечего - пришлось идти всем вместе.

* * *

Инквизитор Саттара, преподобный отец-экзекутор Игаши оказался совершенно безобидным на вид, маленьким морщинистым старичком - правда, глаза его блестели по-молодому остро, а в движениях не чувствовалось и намёка на дряхлую расслабленность. Дом у Его преподобия был не в пример иным весьма скромным правда, в самом центре городка, на площади, аккурат напротив храма, увенчанного смотрящей в небеса перечёркнутой стрелой. У крыльца не стояло никакой охраны, да и сама дверь оказалась не заперта.
- Привели, отец Игаши, - пробасил старший из посланцев, кланяясь старику и поспешно отступая в сторону.
Инквизитор, в простой коричневой рясе, подпоясанной одной лишь толстой верёвкой, шагнул навстречу странным своим гостям, пристально вглядываясь в их лица, настолько пристально, что даже Сугутор не выдержал, потупился, процедив сквозь зубы что-то не слишком добронравное.
- Поздорову вам, поздорову, гости дорогие, - нараспев протянул отец Игаши, первым протягивая опешившему Фессу сухую и морщинистую ладонь. - Благослови вас Спаситель, в коего вы небось не веруете, но который вас всё равно любит и о вас скорбит. Проходите, проходите, не стойте на пороге; оружие можете при себе оставить, коль вам так спокойнее, я не обижусь, - добавил он с хитрой улыбочкой. - Проходите, проходите, откушайте, что бог послал.
Надо признать, что Фесс в те мгновения совершенно растерялся. Инквизитор, пожимающий руку ему, Черному магу! Благословляющий их и приглашающий к раннему завтраку! Нет, конечно, если он намерен их отравить, тогда всё понятно, но вот если нет...
Словно читая его мысли, отец Игаши подхватил со стола простую деревянную чашу, плеснул тёмного вина из оплетённой прутьями бутыли. Сделал первый глоток и протянул чашу Фессу.
- За встречу! - провозгласил инквизитор. Сбитый с толку, Фесс осторожно сделал глоток. Вино оказалось превосходным, терпким и ароматным, за время, проведённое здесь, в Эвиале, Фессу не доводилось пробовать такого; он передал чашу гнои тот отпил - и смачно причмокнул от удовольствия, с явной неохотой уступая очередь Прадду.
- Садитесь, гости дорогие, - пригласил инквизитор.
Они стояли посреди просторной, но бедновато обставленной комнаты, с широкими деревянными лавками вдоль длинного дощатого стола с несколькими простыми глиняными подсвечниками. Ставни на окнах были закрыты, и в доме царил полумрак.
Фесс, Прадд и Сугутор осторожно присели; гном заёрзал, стараясь пристроить топор так, чтобы его можно было без помех пустить в ход.
- Не буду долго кругом да около с вами ходить, гости дорогие, - глядя прямо в глаза Фессу, сказал священник. - Как только я прослышал, что какой-то Чёрный маг, а вернее сказать, какой-то некромант к нам пожаловал, сразу решил - вот удача! Потому что не обойтись нам без вашей помощи, господин хороший, имечка вашего не знаю.
- Неясыть, - коротко ответил Фесс. Инквизитор удивлённо поднял брови, но ничего не сказал. Пожевал словно в раздумье бледными тонкими губами и продолжал как ни в чём не бывало, словно каждый день в его дом заявлялись люди с подобными именами.
- Так вот, господин некромант Неясыть, не скрою, требуется нам ваша помощь, и, конечно, за бесплатно просить вас её оказать я не стану. Чай, понимаю, чем ваш брат некромант себе на хлеб зарабатывает. В общем, так, сударь мой Неясыть, - завелась у нас тут в округе ведьма, да такая ярая, что житья от неё никакого не стало. Пробовал я со слабыми силами своими изловить бестию, да не преуспел, вот беда, - отец Игаши сокрушённо развёл руками. - Отцы-экзекуторы, что в Эгесте, помощь оказать не могут - - других дел по горло, что ни день, то ереси всплывают. А народ ропщет: мол, нет никакого спасения и куда только Святая Инквизиция смотрит, не может непотребство сие под корень извести! Покоя и сна я лишился, господин Неясыть, поверите ли; не справиться мне с проклятой хоть руки на себя накладывай! И вот, едва доложили мне, что вы, сударь мой, в город наш пожаловали подумал я - вот, мол, радость! Так что вы, господин некромант, уж не откажите мне, старику, защитите народ тутошний - за что ему, народу, лишние страдания да муки? А я уж отплачу, не извольте сомневаться, отплачу - дом продам, последнюю рясу на торг отнесу но с вами рассчитаюсь. Ну как, сударь мой Неясыть берётесь?
Всё это отец Игаши выпалил едва ли не единым духом, не давая опешившему Фессу вставить и слово.
- Э-э-э... - только и смог выговорить молодой волшебник, когда отец- экзекутор наконец закончил свою горячую тираду. - Э-э, достопочтенный отец Игаши, я, гм, в общем-то, больше не против живых, а против мёртвых, неупокоенные - моя специальность, с ведьмами как-то дела раньше не имел...
- Ой ли? - вдруг хитренько прищурился инквизитор. - Так что же, неправду нам всем из Академии Высокого Волшебства сообщили - мол, на испытаниях вы очень даже ловко ведьму обнаружили и отловили?
Фесс сжал под столом кулаки. Вот так-так! Хотя, с другой стороны, чему он удивляется? Забыл о факультете Спасителевой магии? Ордос с Аркином, конечно, друг друга недолюбливают - но, как видно, не до такой степени. Вполне могли сообщить, чем его последний экзамен закончился.
Фесс откашлялся. Задумчиво потёр рукой подбородок. Взглянул в потолок.
- Почтенный отец Игаши, - осторожно начал он наконец, - ваша правда, на выпускных испытания досталась мне такая задачка, но ведь то была прост иллюзия, созданная другими деканами, другими чародеями Академии, а по-настоящему я дела с ведьмами ни разу ещё не имел. Как же я могу...
- А вы уж постарайтесь, господин некромант, - тотчас перебил Фесса старик. - Понимаю, что чародей вы, что называется, без году неделя, но, с другой стороны, - нет у нас с вами другого выхода. Пятерых детишек за последний месяц уволокла, проклятая! Мы даже и косточек их не нашли, видать, с ними вместе сожрала бедняг аль демонам каким скормила. Скотина чуть ли не поголовно больна, коровы не телятся, молока не дают, то в одной деревне пожар, то в другой, от мышей вот спасения не стало, того и гляди, всё зерно слопают, голод начнётся - и это сейчас-то, почитай, сразу после жатвы! Что ж тогда весной-то будет, господин некромант! Вымрет вся округа подчистую, как есть вымрет, потому что помощи-то нам ждать неоткуда...
- А как же Спаситель? - не удержался Фесс, правда, сразу же об этом пожалев. Однако инквизитор, как ни странно, негодующими возгласами так и не разразился.
- Спаситель за нас нашу работу не сделает. Он нам силы дал жить, а уж от смерти спасаться - делом собственных рук нужно. Легионы свои Он только в Последний День пошлёт, когда двинется в бой сама Тьма, что на западе. Вот тогда Он и придёт отделить агнцев от козлищ. А до того - не- ет, на Него не рассчитывай. Сам своё дело справляй. Понятно ли, господин некромант? Впрочем, об этом мы можем после поговорить - как только с ведьмой разделаемся. Тогда я со всем своим превеликим желанием буду в вашем распоряжении, сударь мой маг. На всё постараюсь ответить. Сможем говорить хоть до рассвета. А сейчас... И не думайте, сударь мой, что я стану на вас с дубьём наперевес кидаться только потому, что вы - Чёрный маг. Спаситель потом разберется, и каждому воздается. По делам его, как говорится. Мне людям помочь нужно, а уж с отцами-инквизиторами из Эгеста я сам всё улажу. Прислали они тут одного, - отец Игаши скорчил выразительн гримасу. - Мальчика, не мужа, у которого в голове одни только красивые слова. Маг Воздуха, понимаешь ли! Полномочия у него серьёзные, самим отцом Mарком, главой Инквизиции Эгеста, подписанные, да только не думаю я, что этот паренёк там преуспеет. Как бы и его ведьма на жаркое не пустила. Уже неделю он там - и никакого результата. Не верю я в него, прости мне Спаситель, сей грех. Ну так как же, господин некромант, сударь мой Неясыть? Берётесь?
Инквизитор выразительно воззрился на Фесса.
Некромант некоторое время молчал.
- Что вы можете рассказать мне об этой ведьме, отец Игаши? - наконец проговорил он.
Фессу нелегко дались эти слова. Слишком свежо стояло ещё в памяти относительно недавнее испытание. Инквизитор Саттара прав - деканы заставили его тогда идти по кровавому следу ведьмы; в принципе он смог бы, наверное, выследить неопытную, не прошедшую обучения, не умеющую маскировать свои неуклюжие заклинания волховательницу, воображающую, что она владеет силами Тьмы, но его привело сюда совсем другое: след Дикой Охоты, он идёт дальше на юг, задерживаться здесь Фессу вовсе не с руки; деньги пока не нужны, от эльфийских щедрот, как ни крути, кое-что перепало, на какое-то время хватит. Браться за эту работу нет никакого смысла, тем более что Фесс не слишком верил в леденящие кровь россказни о злодействах ведьмы. Жизнь у селян здесь тяжкая, вот и ищут, на кого б свалить вину за все их бедствия.
И, тем не менее, подобными приглашениями, тем более от самой Инквизиции, разбрасываться не следует. Бедная дурочка, возомнившая себя "ведьмой", если она и в самом деле существует, в конце концов попадет к тому же отцу Игаши, и тогда, Фесс смог бы прозакладывать свою правую руку, вся его доброта слет в один миг, подобно осенним листьям под свежим ветром. Несчастную сожгут, неважно, истинная ли она ведьма или просто воображала себя таковой. А вдруг сможет вытащить её? Если, конечно, "ведьма" действительно существует. Кстати, самый простой способ избавить её от отцов-экзекуторов - просто убедить их, что никакой ведьмы здесь нет, да и не было никогда, а беды проистекают совсем от других, вовсе даже естественных причин... Но сперва хорошо б узнать, какие именно беды.
- Так что вы мне можете рассказать, отец Игаши?
Инквизитор несколько раз мелко и торопливо кивнул. История получилась довольно длинная. Первые признаки появились
полгода назад - когда у всех коров в округе стало пропадать молоко. Остальное включало обычные штучки, как правило, приписываемые ведьмам, - порча посевов, расстройство браков, поражение мужчин бессилием, а женщин - бесплодием. Венчали же всё кражи детей. Пятеро малышей пропали в деревнях к югу от Саттара за последних три месяца. Подозревали зверей или даже Нежить - но ни те, ни другие никак не подходили. Дети пропали не в лесу и не в поле, они исчезли с деревенских улиц, и свидетельства других игравших с ними тогда малышей говорили о какой-то женщине, которая как будто бы увела пропавших с собой. Правда, рассказы эти, по чистосердечному признанию Игаши, не отличались чёткос- тью. Описания "злодейки" инквизитору добыть так и не удалось - отчего он и заключил, что саттарская ведьма обладает способностью менять облик.
Фесс украдкой посмотрел на орка, на гнома - те сидели с каменными, ничего не выражающими лицами, как и положено хорошим слугам, усердно выполняющим приказы и не задающим лишних вопросов.
- Я ничего не обещаю, отец Игаши, - сказал наконец некромант. - Я не могу быть уверен, что справлюсь именно с этой ведьмой. Но, если я возьмусь, то по лучу ли я все необходимые разрешения от здешних властей, как светских, так и духовных?
Инквизитор вновь торопливо закивал:
- Разумеется, сударь мой некромант, разумеется Хотел бы я посмотреть на те власти светские, кои стали бы вам препоны чинить! - Он хихикнул.
- Мне потребуется время, - осторожно заметил Фесс.
- Конечно, сударь мой, конечно. Сколько нужно. Лишь бы с ведьмой покончить!..

* * *

Выйдя вновь на грязные улицы городка, они долго шли в молчании, не произнося ни единого слова.
- Мэтр, ну зачем, зачем нам это надо?! - не выдержал наконец Сугутор. - На Инквизицию вкалывать - хуже этого только дерьмо гоблинское выгребать.
- А кто тебе сказал, гноме, что мы на Инквизицию вкалывать собрались? - невозмутимо отозвался Фесс.
- Сугутор так и раскрыл рот.
- Если ведьма тут и вправду есть, мы с ней сами разберёмся, без инквизиторов. Если нет - дальше пойдём. Дикая Охота откуда-то с юга шла, про ведьму слухи тоже оттуда, так что, конечно, эти вещи могут оказаться и связаны, но я в такое не слишком верю. Не по силам сельской ведьме такое волшебство, как вызов Дикой Охоты. Не говоря уж о том сером призраке! Там гораздо более серьёзный кто-то сидит, знать бы вот только, кто. А ведьма... это ж просто так, чтобы Инквизиция хотя б первое время под ногами не путалась. Объяснение Фесса, похоже, всех устроило. Был погожий, хотя и прохладный осенний полдень, когда они, вымывшись наконец в бане и основательно подкрепившись, покинули Саттар. Их путь лежал на юг, по старому тракту, куда вёл отчётливый и ясный след Дикой Охоты.
Места вокруг выглядели обжитыми и ухоженными, поля чередовались с небольшими деревеньками, узкие лесные островки словно б отделяли друг от друга владения разных общин. Дважды странникам попадались небольшие замки, высившиеся на придорожных холмах - скорее просто обнесённые частоколами большие хутора, чем настоящие замки, с башнями и подъёмными мостами, какими им положено было быть. Очевидно, дела шли неважно даже у вассалов досточтимого дюка.
Один раз, правда, они увидели настоящую крепость - большую и сумрачную, с высокими стенами из дикого серого камня, но ров оказался полузасыпан, подъёмный мост жалобно лежал дощатым брюхом на земле, башни зияли сорванными крышами. И только из одного угла когда-то могучего замка поднимался в небо тонкий дымок, свидетельствуя, что твердыня, в своё время наверняка выдержавшая не один штурм, всё-таки не покинута.
По дороге путникам встречалось немало народу. Крестьяне в коричневых домотканых плащах, на тяжело гружённых повозках, идущие пешком, месящие грубыми кожаными башмаками холодную осеннюю грязь. Дыхание Моря Ветров всё же ощущалось здесь, в северном Эгесте, несмотря на защиту Железного Хребта.
Едва завидев мерно шагающую троицу, люди поспешно сворачивали с тракта, многие раболепно кланялись, Фесс в ответ кивал. Уже к вечеру слухи о них разойдутся по всей округе, и потому не стоит пугать народ раньше времени. Если дело дойдёт до открытой схватки с пославшим Дикую Охоту, им и так будет чего бояться.
Переночевав на скверном придорожном постоялом дворе, в обществе громадного количества каких-то мелких ползучих кровососов, на которых не действовало ни одно Фессово заклинание, они двинулись дальше.
Второй день пути не слишком отличался от первого правда, стали заметно ближе поросшие лесом холмы, меж них зазмеились узкие просёлки, деревни сделались чуть поменьше, поля - поуже. Фесс шагал всё медленнее - исток Дикой Охоты был совсем близок.
Как, кстати, близки были и названные отцом Игаши селения, в округе которых шалила ведьма.
Было около полудня, когда им встретился покосившийся и весь потемневший от дождей старый дорожный указатель. Стрелка, указывавшая на юго-запад, куда вела ответвлявшаяся от основного тракта узкая тележная колея, гласила: "Кривой Ручей".
Фесс остановился. Долго стоял, молча вглядываясь в безрадостный осенний пейзаж, - холодные ветры уже сорвали с лесов их нарядные золотисто-багряные плащи, голые чёрные ветки сиротливо шумели, словно пытаясь спрятаться друг за друга, скрыть от чужих глаз свою наготу. Начинал накрапывать дождик, под ногами хлюпало - тележная колея вся заполнилась жидкой грязью.
- Брр-р-р, - пробормотал Сугутор, ёжась и пониже опуская капюшон плаща. - Мэтр, а что, нам именно туда?.
- Туда, Сугутор, туда, - отозвался некромант, кончив наконец созерцать окрестности. - След ведёт туда. Для прикрытия будем о ведьме расспрашивать, пергамент Инквизиции покажем, а на самом деле...
Он недоговорил, всё ясно было и так - на самом деле они займутся поисками того, кто заставил Фесса вольно или невольно, но преступить дотоле считавшееся нерушимым Слово некроманта.

* * *
Деревенька Кривой Ручей и в самом деле расположилась на косогоре, под которым журчал говорливый неширокий поток, извилистый, словно небрежно брошенная девичья лента. От осенних дождей ручей вздулся, мутная вода неслась потоком, увлекая за собой островки сорванных ветром облетевших листьев. Было промозгло и холодно, как говорится, в такую погоду хороший хозяин собаку на улицу не выгонит. Деревенька уныло мокла под нудной моросью, прохувшееся небо сеяло частой и мелкой капелью, дым из труб (у кого они были) низко стлался над соломенными и тесовыми крышами. Сумрачно и смурно было кругом: голые поля, голые рощицы, покосившаяся маковка деревенской церквушки, окружённой немудрёными надгробиями, деревянными, в большинстве своём посеревшими и потрескавшимися. К некоторому удивлению Фесса, погост тут оказался совершенно спокоен, никаких следов пробуждения Нежити он не чувствовал.
"Ну вот и первая зацепка, - подумал некромант. - Если б тут была настоящая ведьма, погост она непременно б расшевелила - даже сама того не желая. Просто потому что иначе она не умеет, не знает нужных заклятий, и нет никого, могущего научить её; путает что-то отец Игаши, не иначе как путает..."
Фесс не успел погрузиться в размышления по поводу того, каковы могли быть истинные намерения инквизитора, с такой показной охотой нанявшего Чёрного мага, - Прадд внезапно и резко повернулся, с необычайным проворством вскидывая короткий лук - он, оказывается, ухитрялся всё это время держать его наготове под плащом.
Маг едва успел повиснуть у него на руке, прежде, чем стрела сорвалась с тетивы.
Там, внизу, у края ручья, где застыл холодный и липкий осенний туман, даже не туман, а какая-то мгла хмарь, Фессу почудилось стремительное движение, взмах полы черного плаща - словно кто-то очень-очень быстро решил убраться у него, Фесса, с глаз долой. И совсем было успел - опоздав лишь самую малость.
- Не следует разбрасываться стрелами, едва вступив в деревню, - сказал молодой волшебник разъяренному ному орку.
- Мэтр, там, там... - Клыки Прадца блестели кулачищи сжимались и разжимались, лук жалобно по трескивал. - Ух, как она нас хотела! Как хотела!..
- Что ты несёшь, зеленопузый? - всполошился Cvгутор. - Кто хотел? Чего хотел? Нас - или от нас?
- Нас. Смерть, - коротко отрезал орк.
- Смерть?! Да что ты мелешь?! - возопил гном. - Перестань меня пугать, зелень несчастная, ты же знаешь, я этого терпеть не могу.
- Тихо! - гаркнул выведенный из себя Фесс. - Сугутор, помолчи. Прадд, объясни толком - кого ты увидел и почему хотел стрелять?
- Отвечаю по порядку, милорд мэтр, - чётко, словно на легионном смотру, отрапортовал Прадд. - Почувствовал взгляд. Повернулся. Увидел женщину, всю в чёрном, без лица - одни только глаза, ничего больше. Понял, что это - Смерть. Понял, что она пришла за нами. Я услышал её голос: "Ты теперь мой". У нас ей кланяться не принято и клыки самому себе обламывать тоже. Лук у меня был наготове, мэтр, я его вскинул и хотел выстрелить. И попал бы, если б вы не помешали.
- Разве Смерть может расхаживать вот так запросто по Эвиалу? - тихо спросил гном. - Не ошибся ли ты, брат орк?
Тот лишь молча пожал плечами.
- Понятно, - помолчав, сказал Фесс. - Сдается мне, друзья, что мы видели как раз того - или ту, - кто нам нужен. И, похоже, этот тип - не знаю пока, кто или что он такое, - прекрасно осведомлён о нашем вами появлении.
- И что станем делать, мэтр? - простонал гном. - Ох, как же я такие вещи ненавижу - когда я у них к на ладони, а сам дотянуться никак не могу.
- У кого "у них"-то? - угрюмо осведомился Прадд.
- А неважно, у кого. У любого, кто хочет из моей гномьей шкуры барабан ярмарочный сделать...
- Идёмте, идёмте, - поторопил спутников Фесс - Пойдёмте взглянем, что там за гостья такая мелькала.
Скользя по глинистому, блестящему под непрестанной моросью склону, они спустились к ручью. Мгла тотчас поднялась им до плеч, они словно бы окунулись в холодный поток - и без того мокрые от дождя плащи окончательно сдались.
Воткнув в землю остриё своего посоха, Фесс закрыл глаза, стараясь уловить след замеченного Праддом существа. Ему не пришлось долго стараться. След имелся. И притом донельзя чёткий. Это был след существа наделённого магическими способностями, но совершенно не умеющего эти способности использовать: подобно неумелому маляру, расплёскивающему при каждом шаге вокруг себя краску, это создание всюду оставляло следы своей силы. Так мог поступать или ничего не смыслящий в чародействе, или же, напротив, более чем опытный и искушённый, когда хочет подманить к себе незадачливого охотника, после чего оный охотник тотчас же превратится в дичь. Во всяком случае, незадачливая деревенская ведьма едва ли подходила на роль чародейки, вызвавшей из злого небытия Дикую Охоту, поэтому второй вариант - хитроумной ловушки - представлялся Фессу более чем возможным. Расставить её мог кто угодно - от Святой Инквизиции до Волшебного Двора, поэтому пренебрегать подобным было более чем неразумно.
- Возвращаемся, - коротко скомандовал Фесс. - Такую наживку глотают только новички. Идем в деревню, представимся старосте честь по чести, обсушимся, обогреемся - и за дело.
Деревня Кривой Ручей, как и ожидалось, в ужас забилась по дворам при одном лишь появлении кошмарного некромансера. Пергаментный свиток, украшенный более чем внушительной печатью Святой Инквизиции сам по себе мог вогнать в гроб любого, а поданный вдобавок такими руками и вовсе мог означать только всеобщее светопреставление. Язык у несчастного старосты заплетался, отец Агарра, настоятель деревенского храма, выглядел немногим лучше. Выжимать из них нужные сведения Фессу приходилось буквально по капле - да и то, по правде говоря, что это были за сведения? Десять раз перевранные слухи, кому-то где-то что-то показалось - и готово: вот вам и настоящий "свидетель", с пеной у рта доказывающий истинность всего им сказанного.
Вечер Фесс, Прадд и Сугутор коротали в одиночестве - имевшаяся в Кривом Ручье плохонькая не то таверна, не то пивная, грязноватая и тесная, мгновенно опустела, стоило им появиться на пороге. При этом слегка пострадала обстановка - пару лавок добрые селяне разнесли в щепки, очень стараясь всенепременно первыми оказаться как можно дальше от сего заведения. Выбитыми оказались также два окна - кое-кто из самых нетерпеливых избрал, как говорится, "прямой путь".
Трактирщика Сугутор словил за полу в самый последний момент - тот норовил ускользнуть через узкую кухонную дверь.
- Ку-у-да?! - рявкнул гном прямо в лицо несчастному. - А ну, собирай на стол, живо! Не видишь - милорд мэтр с ног от усталости валится! А назавтре ему, между прочим, вашу волховку ловить, - что ж, на пустое брюхо нам всем этим заниматься?!
- Сугутор! - укоризненно сказал Фесс, показывая бедному хозяину несколько серебряных монет. - Оставь его. Почтенный, не были б вы так любезны... Хозяин закивал с такой частотой, что казалось, голова его вот- вот оторвётся и покатится по полу. Не спрашивая даже, что желают заказать его странные гости, метнулся в кухонную дверь - только в глазах мелькнуло.
Как ни странно, обратно он всё-таки явился - хотя трясся от страха, так что пивные кружки на круглом деревянном подносе дружно исполняли какой-то замысловатый танец.
- Всё, свободен, - махнул Сугутор бедняге, едва тот сгрузил на стол принесённую снедь. - У меня о твоей дрожи в глазах рябит и в голове кружение делается.
Хозяин не заставил просить себя дважды. Трясущимися руками принял от Фесса деньги и опрометью бросился наутёк, нимало не заботясь даже о собственной таверне. Фесс слышал, как хлопнула на дворе калитка
- У-ф-ф-ф, - гном сунул нос в пивную кружку. - Посмотрим, что они тут наварили. Тьфу, разве это пиво? - сплюнул он секунду спустя. - Не-ет, милорд мэтр, давайте тут никого ловить не будем - смертный грех помогать таким, с позволения сказать, пивоварам, только славное сие звание позорящим!..
- Не помолчишь ли, гноме? - рыкнул Прадд. - Всё тараторишь и тараторишь, словно жёрнов поломанный. Не видишь - милорду мэтру мешаешь?!
- Сегодня ночью идём в поиск, - негромко сказал Фесс, невольно усмехнувшись при виде скривившегося лица Сугутора. - Я не чувствую следа Дикой Охоты - он словно бы обрывается. Исток как будто бы рядом, но непонятно где. Ночью искать такое сподручнее.
- Милорд, а не может та ведьма как раз... - начал Прадд. Фесс кивнул:
Если это просто ведьма, обычная, о каких мне говорили в Академии, то нет, не может. Во всяком случае, специально и осознанно пустить Дикую Охоту ей не под силу. Знаю, знаю, тут никогда нельзя быть уверенным на все пять - но всё-таки. Гостья твоя, Прадд, вот кто меня занимает, и чрезвычайно. Потому что это - никак не простая ведьма, какой она, быть может, хотела б прикинуться. Вот скажи мне - разве ты обыкновенную волховательницу принял бы за Смерть? Орк отрицательно помотал уродливой головой. На клыках блеснул тусклый отсвет нещадно коптящей масляной плошки.
- Вот именно, - медленно сказал Фесс. Невольно вспомнив при этом маски, полуэльфа и Бахмута - кто знает, какие обличья способны они принимать? И не они ли кроются за всей этой суматохой? Проклятые кукловоды, ведущие свою непонятную игру, со своими непонятными Мечами, о которых ни Фесс, ни, само собой, Неясыть не имеют никакого понятия!..
За окнами сомкнулась тьма. Жалкие огоньки нескольких масляных лампадок сиротливо мерцали в подступившем сумраке. Фесс поднялся, аккуратно задул огонь.
- Пошли. Сдаётся мне, мы сегодня встретим кой-кого интересного.

* * *

Шагал я торопливо, но при этом не забывая и об осторожности - ведьмы большие мастера расставлять на пути Воинов Света всяческие подлые свои ведьминские ловушки. Каждые десять шагов я осенял тропу перед собой знаком Спасителя, прося Его открыть моему взору затаённые капканы и прочее. Пока, правда, всё шло хорошо - никаких сюрпризов мне не встретилось. Каждые двести-триста шагов мне приходилось останавливаться и вновь прибегать к заклятьям поиска - увы, я не мог, как опытные, бывалые маги, идти на "запах и цвет волшебства". Прибегать к заклинаниям из арсенала воздушной магии до срока я боялся - ведьмы хитры и коварны, у них в запасе множество уловок, Злодейка может и сорваться с крючка. Нет, бить я стану наверняка, когда увижу её воочию.
Укрепляя и ободряя себя молитвой, я продвигался по ночному лесу. Дождь, моросивший почти весь день, кончился, воздух был чист и прозрачен, трепетали, словно дрожа от холода, немногие ещё удерживавшиеся на деревьях листья. Тропинка тонула во тьме, но я не прибег ни к каким заклинаниям, я даже не зажигал факела: очень боялся спугнуть ведьму. Если она всё-таки утащила ребёнка, от испуга злодейка может совершит непоправимое - я такого себе никогда не прощу.
Тропа ощутимо забирала влево, уклоняясь на запад, и это нравилось мне всё меньше и меньше - как ни крути, я пересёк незримую границу Нарна. Конечно, сила злодейского леса сказывается тут мало но всё-таки, всё- таки... В зарослях по обе стороны тропинки мне то и дело чудились какие- то подозрительные шорохи и скрипы, и я невольно вспоминал крестьянские сказки этих мест - о бродячих деревьях, стражах этого недоброго места, так и норовящих разорвать на куски незадачливого путника, о других лесных страхах, существующих, как правило, только в воображении бедных, невежественных поселян; правда, сейчас, глухой ночью, в выдуманность всего этого верилось как-то с трудом. Я едва мог унять постыдную дрожь: дух мой был крепок, слово Спасителя не давало ему поддаться низменному страху, но плоть - плоть, увы, как и положено греховному, тварному началу, дрожала от самого постыдного ужаса.
Тем не менее дух мой, как я уже сказал, был твёрд. Я не сомневался, что злодейка в моих руках и что ее бесчинствам скоро будет положен конец. Разве может что-то столь низкое противостоять истинной магии, да ещё осенённой благословением рьяных служителей Спасителя?
Тропа нырнула в глубокий, уводящий прямо на запад овраг. Я невольно остановился. Предания здешних землепашцев содержали не-не-м-мало у-у- п-по-м-ми-наний о...
Из мрака навстречу мне вышли трое, и тут меня затрясло уже всего, да так, что зубы принялись выбивать самую настоящую дробь.
- Мне кажется, тебе тут совершенно нечего делать, - сказал стоявший в середине человек; он опирался на длинный посох, явно магический: круглое навершие неярко мерцало, отбрасывая неширокий круг зловещего оранжевого света... - Поворачивай назад, и тебя никто не тронет. Это наше дело, и мы с ним сами справимся. Тебе всё понятно, чародей?
- А: о: э... - только и смогли выговорить мои губы. Мне даже не удалось произнести вслух имя Спасителя нашего Охранителя и Защитника от всякого зла.
- Штаны намочил, волшебничек? - глумливо крикнул мне второй, низкий и коренастный, судя по сложению - вроде бы гном. - Тебе неясно сказано, аль речь имперскую от страха позабыл? Говорят тебе, уматывай подобру-поздорову, пока мы за тебя как следует не взялись!
- Или выходи на честный бой, - прогудел третий, здоровенный детина, косая сажень в плечах. Лезвие его секиры тускло блеснуло оранжевым. - Если не испугаешься, конечно!
У меня тряслись все поджилки, а душа, как говорится, давно пребывала в пятках. Ноги словно приросли к земле, я не мог сотворить даже подобающей молитвы, не говоря уж о каком-то заклинании. Все, чему меня учили пять долгих лет, разом выветрилось у меня из головы. Надо было что-то делать, но что?..
Посох в моих руках внезапно потеплел. Я слышал неясный шёпот - словно разом множество голосов старались воззвать ко мне из дальнего далека, - но разобрать я ничего не мог.
Человек с посохом шагнул мне навстречу.
- Тебе сильно повезло, однокашник, - холодно проговорил он. - Сперва я принял тебя за другого и приготовил тёплую встречу. Ручаюсь, тебе бы она не слишком понравилась. Но хорошо, что я вовремя опознал одного из прошедших Академию. Я догадываюсь, тебе здесь надо; вновь говорю - предоставь это дело нам. Уходи. Возвращайся в деревню, иди куда хочешь, только не путайся у нас под ногами. Не до тебя, поверь. У меня нет времени на бессмысленно драки. Ты всё понял, чародей?
Только теперь я начал понимать, кто передо мной. И, надо признаться, зубы мои застучали ещё сильнее Я хотел сдвинуться - и по-прежнему не мог. Проклятая судьба, ну почему, за какое прегрешение ты послала мне на пути этого Тьмой взятого некромансера?
- По-моему, мы можем идти, милорд мэтр, - встрял в разговор низенький, принятый мной за гнома. - Он, кажись, оцепенел со страху. Толку с этого разговора всё равно никакого, только время потеряем. А в спину нам ударить он никогда не осмелится!
- А... ух... эх... - от возмущения я наконец-то обрёл дар речи. - Никогда и никого я в спину не бил! Даже прислужников Тьмы!
- О-о, заговорил наконец, - по-прежнему глумясь, упер руки в бока похожий на гнома, но некромант неожиданно остановил своего раба:
- Не стоит. Нам с этим магом делить нечего и ссориться тоже незачем. Сейчас он повернётся и уйдёт. С ведьмой мы. разберёмся сами. Лишних ссор нам совсем не надо.
- Я ... я не уйду, - я старался говорить внушительно и с достоинством, но голос сорвался на какой-то позорный мальчишеский писк. - Я... мне... с ведьмой, чтобы не творила зло...
- Уверяю тебя, мы добиваемся совершенно того же, - примирительно сказал некромант. - Скажу тебе больше: нас наняла Святая Инквизиция, наняла для того, чтобы мы покончили с творящимися тут... гм... беспорядками. Могу показать пергамент от отца Игаши, саттарского инквизитора. Хочешь?
- Отец Игаши? - Первый испуг наконец-то отступил, я, по крайней мере, мог владеть голосом, он больше не звучал точно детская свистулька. - - Я послан самим преподобным отцом-экзекутором Марком, главным инквизитором всего Эгеста! И у меня тоже есть пергамент!
- Знаю, знаю, - последовал ответ. - Не горячись, коллега, это вовсе ни к чему. Говорю, мы можем разойтись миром.
- Не может быть мира меж нами! - вырвалось у меня.
- Может, может, - усмехнулся некромант. - Иди помой и ни о чём не беспокойся. Я уже сказал, мы сами обо всём позаботимся. Прощай, желаю всяческой удачи, нам с тобой ссориться, повторяю, совершенно незачем. - Некромант решительно повернулся и зашагал по уходящей во тьму тропинке.
Его спутники молча поклонились мне - и двинулись следом. Мрак в овраге быстро поглотил их.

* * *

- Молодой да глупый, - ворчал за спиной Фесса Сугутор, шлёпая тяжеленными башмаками по раскисшей глине. - И куда только лезет? Его ж самый распоследний гоблин завалит, не говоря уж о неупокоенном. Верно я говорю, Прадд? Куда такому с ведьмой тягаться!
- Молодой - да, - откликнулся орк. - Глупый - да. Но и гордый - тоже. Так что едва ль мы отделаемся от него так легко, гноме. Не надейся.
- Посмотрим, - отозвался Сугутор, судя по всему, намереваясь вступить в новый спор, однако в этот момент Фесс поднял руку. Спутники мгновенно умолкли.
Где-то впереди творилось волшебство. Настоящее, высокое волшебство, никак не по скромным силам деревенской ведьмы, если только верить учебникам Академии. И это было поистине чёрное волшебство - Фесс ощущал его всем своим существом.
- Вперёд! - скомандовал он.
Всё, всё, мешкать больше нельзя!.. Волшебство, куда более мощное, чем то, с каким Фесс надеялся совладать, готово было вот-вот родиться. Перед мысленным взором молодого волшебника пронеслись жутки картины - пылающие города и деревни, толпы пленников, безжалостно избиваемых странными воинами в шипастых доспехах, очень напоминавших броню воинов Империи Клешней, только лишённую цвета; дым тянулся высоко в небо, растекался там, словно и впрямь натыкаясь на незримый хрустальный купол; и звёзды в ужасе бежали от этих густых и плотных клубов, потому что в отличие от обычного дыма этот имел цвет крови.
Ноги сами понесли Фесса по размокшей, скользкой тропе. Там, за гребнем оврага, чувствовал он, горит живой огонь, а рядом с этим костром...
Да, там был некто, наделённый силой, но, как то существо у ручья, совершенно не умеющий эту силу скрывать или использовать.
Саттарская ведьма.
Скорее, скорее, скорее, пока не случилось непоправимое!
Потому что эта несчастная дурочка, похоже, и впрямь собиралась открыть ворота в Эгест одному из орудий Истинной Смерти. Фесс ощущал знакомые ревеберации заклинаний, отзвуки знакомых обертонов из арсенала высшей некромантии - но откуда могла знать эти чары простая сельская чародейница?!
И внезапно ожил, проявился, возник словно из небытия потерянный было след Дикой Охоты. Фесс не верил сам себе - что ж, получается, ведьме оказалось-таки под силу сотворить настолько сильное чародейство?!
Он не верил в такое совпадение вплоть до последнего момента. И, как оказалось, зря.
Но кто ж тогда та странница в чёрном, привидевшаяся Прадду? Или там были следы ведьмы? Или нет.
С каждым мгновением ускоряя шаг, Фесс уже почти бежал по тёмному дну оврага. Впереди смутно замаячил подъём, овраг упирался в бок крутого безлесного холма - и там, наверху, на самой вершине, горел яркий и жаркий костёр. А возле него...

* * *

Варево в котле поспевало медленно, кипело натужно словно из последних сил исходя глухо лопающимися пузырями. Коричневато-зелёная густая смесь нехотя вздувалась, поверхность вспучивалась, и тогда над котлом начинали дрожать мелкие зеленоватые огоньки похожие на сонм крошечных светляков. Под котлом бесшумным синевато-рыжим пламенем горел чёрный уголь, что гномы добывали из самых недр Железного Хребта.
Ведьма медленно распустила роскошные каштановые волосы. Тяжёлые пряди упали до самой земли, окутав чародейку, словно плащ, - её собственные волосы, в которые она не вложила ни грана волшебства.
Колдунья была молода, ей, похоже, только что минуло двадцать пять лет - для волшебницы или даже ведьмы возраст младенческий. Лицо её нельзя было назвать ни красивым, ни отталкивающим - обыкновенное веснушчатое личико со вздёрнутым носиком да по-детски пухлыми губами. Даже глаза были обычными, карими, а не столь любимого ведьмами диковато-зелёного цвета.
Она неторопливо помешивала варево большим кривоватым корнем, напоминавшим скорчившееся от муки человеческое тело. Тело с заломленными назад руками.
Все ингредиенты ведьма уже добавила. Нужного времени ей пришлось дожидаться довольно долго, целый год, прежде чем положение звёзд и планет стало благоприятным для её замысла.
Смесь в котле лениво пыхтела и булькала. Ведьма ждала.
- Ты напрасно всё это затеяла, - негромко сказали вдруг из темноты.
Колдунья подскочила на месте, едва не выронив корягу. Она же была так осторожна, костёр окружен не одним, не двумя, даже не тремя зачарованными кругами - семью! Архан с Дивом, мелкая лесная Нечисть сторожат на тропинках, которыми могли бы двинуться через болото убийцы-инквизиторы, сумей они засечь творимые ведьмой заклинания.
- Ты напрасно всё это затеяла, - повторил голос. Горящий уголь давал мало света, но ведьма в нём и не нуждалась. Во мраке ночи она видела едва ли не лучше, чем днём, - одна из маленьких привилегий Тёмного Пути, но сейчас, несмотря на все усилия, разглядеть незваного гостя она так и не смогла.
- Я сейчас покажусь, - с лёгкой усмешкой сказал голос.
Воздух в нескольких шагах от костра задрожал, словно в знойный день над раскалённой железной кровлей, и спустя мгновение ведьма увидела человека в длинном тёмном плаще, поношенном и вымазанном грязью; левая пола оттопыривалась - человек носил на поясе меч. Опирался незнакомец на длинный посох чёрного дерева с янтарно-жёлтым каменным шаром вместо обычно принятого резного навершия.
Ведьму внезапно затрясло. Приступ панического страха накатил, заставив сердце бешено колотиться, да так, что кровь, казалось, вот-вот хлынет из носа и ушей. Ведьма испугалась не посоха - она считала, что не сплоховала бы в поединке с любым из воспитанников хвалёной Академии Высокого Волшебства; но явившийся к её костру гость, казалось, был не просто чародеем, пусть даже и имеющим право на ношение посоха.
Ведьма уже имела дело с магами Академии. На счастье, это были лишь ученики, правда, готовившиеся вот-вот пройти испытания и получить звание полноправного чародея. Их ей тогда удалось обмануть... а не то гореть бы ей, прикованной к столбу, как десяткам её менее удачливых товарок и сотням других несчастных, самых что ни на есть простых женщин, схваченных по чьему-то злому доносу.
Она знала силу магов. Но тот, что стоял сейчас перед ней, был совсем, совсем иным. Он казался частью того мрака, из которого вышел, играючи преодолев все семь магических кругов защиты, возведённых ведьмой. Тёмный плащ за его плечами уходил в бесконечность, сливаясь с вековечной тьмой, что полноправно властвовала сейчас на землях Эгеста. И посох в руке чародея был чёрным - ни один из магов Ордоса не носил этих цветов. Это ведьма знала точно.
Тем временем котёл продолжал кипеть. Вложенная в него сила смешивалась с затаённой мощью магических ингредиентов, заклятье зрело, волшебство властно требовало ведьмы, взывало к ней, и пытка бездействием становилась поистине невыносимой.
Волшебник тем временем продолжал что-то говорить, что именно - ведьма не слушала. Она внезапно осознала, что именно собирается сделать этот так некстати явившийся к её костру чародей. И стоило ей понять это, как страх, только что готовый задушить её, разорвать сердце железными незримыми когтями, внезапно стал отступать, таять без следа, а по жилам заструился знакомый огонь; рот внезапно пересох, она невольно скрючила пальцы - и не особенно удивилась, ощутив вытягивающиеся из их кончиков длинные кривые когти из чистейшей гномьей стали.
Ведьма начала преображаться, сама того не заметив. Заклятье ожило и заработало само, словно пытаясь защититься от неизбежного - помимо воли самой волшебницы.
Темный чародей осёкся на полуслове. Ведьма знала - он видит сейчас перед собой сжавшуюся, готовую прыжку громадную чёрную пантеру с неправдоподобно длинными когтями и острыми белыми иглами зубов, точно у заправского вампира.
Человеческое сознание ведьмы гасло - она ещё н достигла таких высот в искусстве преображения что бы сохранять людской разум даже в зверином обличье Потом, когда заклятье прекратит действовать, ведьма сама вновь обернётся женщиной.
- Боишься? - с неожиданной усмешкой в голосе спросил волшебник. - И правильно делаешь. Потому что незачем было браться за такие вещи, в которых ровным счётом ничего не смыслишь. - Голос его посерьёзнел. - А потому, сестра, отошла бы ты сейчас в сторону... отошла подобру- поздорову, думаю, я знаю, как управиться с той дрянью, которую ты сварила.
Молодой волшебник говорил неторопливо, умиротворяюще, совершенно обычным голосом, словно успокаивая маленького ребёнка. Он не делал резких движений, ведьма-пантера не чувствовала никакой творимой волшбы - и всё же никак не могла унять колотившую её дрожь, даже забыв о самом страхе. Видно, было нечто превыше даже защитных сил звериного рассудка; умом ведьма понимала, что, наверное, самое лучшее сейчас - сделать всё так, как велит странный пришелец, но...
Ведьма слишком долго готовила это чародейство. Не только собирала редкие травы, коренья, иные, сугубо колдовские ингредиенты, не только отдавала последние гроши за особо чистый и тонкий уголь алхимического качества, которого требовалось чуть ли не полтелеги, а уж чем и как зарабатывались эти гроши, сейчас лучше и не вспоминать; нет, это варево, прежде чем попасть в котёл, слишком долго кипело в ведьминой душе, проникая в самые дальние её уголки, отравляя всё и вся; и мука разрыва с этим призрачным двойником задуманного ею чародейства оказалась поистине невыносимой.
Волшебник внезапно осёкся, он явно растерялся, даже отступил на шаг, как-то неуверенно выставив перед собой посох, словно для защиты.
Пантера ощущала его страх, он манил и притягивал, пьянил, лишая ведьму-оборотня последних, даже звериных инстинктов самосохранения и осторожности.
Чёрное тело взвилось в воздух, распарывая его сверкающе-шипастыми когтями. Алая пасть раскрылась, лапы вытянулись, готовые опрокинуть и подмять слабую но такую сочную и лакомую человеческую плоть.
Маг не стал уклоняться. Просто взмахнул посохом - с такой быстротой, что раздался свист, - и прямо перед пантерой вверх взметнулись фонтаны земли.
Условия творимого заклятья требовали, чтобы ведьма развела свой костёр не где-нибудь, а на давно забытом и заброшенном кладбище, здесь, возле покинутой людьми и поглощённой Нарном деревни. Под землёй всё ещё оставались мёртвые - старый лес оставил в покое их кости. Враждебный людям, Нарн имел свои понятия о воинской чести и не тревожил покой ушедших.
Метнувшийся с быстротой, недоступной обычным пантерам, оборотень со всего размаха налетел на внезапно возникшую у него на пути преграду. Пантера взвыла от боли и ярости, кубарем покатившись по земле, беспорядочно суча лапами, - летевшая вверх земля, такая рыхлая на первый взгляд, оказалась крепче камня.
Однако и чародею пришлось отступить. По его лицу разливалась бледность, на удивление хорошо заметная даже сейчас, в ночном мраке. Можно сказать, его и щеки светились - но, подобно луне, светились неживым, мертвенным светом, заставляющим вспомнить второе название ночного светила - "солнце мёртвых".
Каменное навершие посоха опустилось к развороченной земле. Оборотень ощутил накатившую волну - но не обжигающе жаркой, какой следовало ожидать от заклятий Белых волшебников, а, напротив, леденяще холодной. '
Пантера оцепенела. Холод этого заклятья, казалось вот-вот обратит в камень саму бешено струящуюся жилам кровь, мороз пронзал каждую мельчайшую частицу её существа - и могучее заклятье Преображения которое ведьма считала неодолимым, дало трещину. Холод чужой магии превратил его в ледяной монолит а потом по блистающей поверхности этого монолита побежали бесчисленные трещины.
Когти втягивались обратно, исчезали клыки, лапы вновь становились руками, гротескная морда зверя - вполне миловидным женским личиком, совсем ещё молодым.
Маг сделал ещё шаг назад, тяжело опираясь о посох. Плечи его поникли; дышал он хрипло и с трудом. Видно, и ему эта волшба далась недёшево.
- Помешай своё варево... в последний раз, - неожиданно сказал он. - Вот-вот поспеет... тогда уж точно беды не оберёшься.
Он старался говорить по-прежнему спокойно, словно и не пришлось ему только что отбивать самую настоящую атаку самого настоящего оборотня, а потом ещё и возвращать этого оборотня в человеческий облик.
Ведьма кое-как поднялась, оправила порванное платье, провела рукой по спутанным, перепачканным землёй волосам. Магия пришельца на время пригасила охватившее чародейку безумие, однако, та чувствовала, что ненадолго.
- Болит? - сочувственно спросил вдруг маг. - Понимаю. Сильно должно болеть. Так всегда бывает, когда долго заклятье сплетаешь... Сплетаешь, сплетаешь и никак сплести не можешь. Потом уже, случается, и сил назад повернуть нет.
Ведьма вздрогнула от неожиданности и неволь кивнула - чародей попал в самую точку.
- Я здесь не для того, чтобы драться, - пояснил пришелец. - Я пришёл помочь. Разреши мне управиться с твоим котлом... и ты увидишь, сразу полегчает.
Незнакомец говорил по-прежнему дружелюбно ласково, но едва ли он мог предполагать, что ведьм сейчас способна заглянуть куда глубже, чем обычно позволяли ей её таланты. И то, что ведьма видела внутри, за привычной личиной чародея, пугало её больше чем вся Святая Инквизиция Империи, Семиградья, Эгеста и Аркина, вместе взятая.
Там, внутри, клубились облака беспощадного, ждущего, голодного и алчного мрака, лишь изредка озаряемые мрачными алыми сполохами. Там гулял злой ветер, в котором воедино сплелись и боль, и гнев, и жажда крови - всё то, без чего не может существовать Тёмный маг.
И Сила тоже скрывалась в этих облаках, молчаливая и безжалостная. Дружелюбный и спокойный голос был маской, чувствовала ведьма. "Ему нужен только мой котёл, - подумала она. - Мои труды... планы... надежды... он просто заберёт всё себе... всё, всё рушится!"
От отчаяния она даже застонала. Маг начеку... он ей не по силам... он отобьёт любую атаку...
Любую, кроме?..
- Успокой меня! - внезапно выкрикнула она чуть ли не в полный голос, забыв об осторожности. Ей не надо было играть. Готовое вот-вот родиться заклятье причиняло ей не меньшую боль, чем покидающий материнскую утробу младенец. - Успокой меня! - И она потянула за шнурок, распуская завязки на юбке.
Она вовсе не отличалась любвеобильностью, обычно приписываемой ведьмам. Совсем даже напротив. Но сейчас - сейчас она просто не видела другого в хода. Или она возьмёт верх - или просто умрет от мук так и не рождённого заклинания.
- Не сходи с ума! - резко отшатнулся маг. Но в голосе его ведьма с торжеством услыхала настоящий испуг. От этого волшебства он защиты не знал.
Ведьма сдёрнула юбку, швырнула наземь, дрожащими пальцами принялась распутывать узлы верхней рубахи.
Лицо чародея исказилось. Это был не страх, не похоть, не ярость - нечто большее, словно он стоял на самом краю исполинского утёса, изо всех сил борясь с головокружением и навязчивым желанием шагнуть вниз с обрыва.
- Стой, дура! - рявкнул он, вскидывая посох, словно для драки. - Стой! Не видишь сама, что сварила?!
- Не вижу, - прохрипела она. Притупленная магией пришельца боль вновь возвращалась, руки ведьмы тряслись всё сильнее, она никак не могла совладать с узлами. - Иди ко мне, ну что ты стоишь, иди же, иди...
- П-погоди... - В голосе Тёмного волшебника ведьма с торжеством уловила нотки неуверенности. - Погоди, послушай меня, ты ведь и впрямь не представляешь, что натворила... если ты всё-таки дашь этому вырваться на волю... вся округа превратится в пустыню! Ты понимаешь это или нет, ведьма Саттара? В пустыню! Никто не уцелеет! Зачем тебе это, скажи мне, ответь!
Ведьма приостановилась. Нерождённое заклятие жгло и язвило нестерпимо, но в то же время - как ни странно - человеческая неуверенность чужого волшебника то чтобы придала ей силы, но как-то... расположила к нему, что ли. Неожиданно ведьме очень захотелось сказать ему всё, во всём признаться... потому что Силе, срывавшейся за невзрачным поношенным плащом, можно было доверять.
В чем-то она была неизмеримо сильнее, несмотря на все магическое искусство её гостя. И в то же время - это его искусство открывало её внутреннему взору такие видения, что у ведьмы внутри всё оледенело и обмерло.
Она заколебалась. И маг, конечно же, тотчас это почувствовал.
- Разреши мне управиться с котлом, - вновь попросил он. - Поверь, даже Инквизиция не стоит такой цены. А я тебе помогу. Позволь только мне опростать твой котёл, и мы уйдём отсюда. Уйдём все вместе. Округа успокоится. А от инквизиторов я тебя уж как-нибудь да отстою. Вот спутников своих как-то пришлось прямо с эшафота спасать. Спроси их, они не дадут соврать. - Волшебник даже позволил себе слегка улыбнуться.
- П-поможешь? - вдруг вырвалось у ведьмы.
- Конечно! - Чародей торжественно прижал правую руку к сердцу. - Клянусь тебе в этом всемогущей Тьмой, в которой я черпаю силы, клянусь тебе в этом неподкупной Смертью, ожидающей каждого, клянусь своим посохом и своей Силой некроманта - я буду защищать тебя до последнего вздоха. А теперь давай не будем медлить, позволь мне сделать то, что я должен сделать, и в дорогу! Надеюсь, у тебя не осталось в Кривом Ручье ничего такого, за чем стоило бы возвращаться.
- Не осталось... - машинально, словно неживая, ответила ведьма. Её руки бессильно упали, остановившийся взор смотрел в одну точку, куда-то в темноту у подножия холма.
Её ночной гость дал ей самую страшную клятву, на какую только способен Чёрный волшебник. Клятву нерушимую. Он и впрямь теперь обречен погибнуть, спасая её, угоди она в руки Инквизиции.
Казалось бы, чего колебаться?
Ведьма уже открыла рот, чтобы сказать: "Ну, так делай же!", уже шагнула было в сторону, открывая некроманту дорогу к котлу, как вдруг внутри у нее словно бы взорвалась ледяная скала боли. Мириады острейших иголок вонзались, казалось, в каждую частицу естества, гася сознание, пожирая рассудок, обращая ведьму в один вопящий, корчащийся комок боли, ненависти и ужаса. Это было словно удар настигшей цель уже на излёте стрелы, неведомо кем выпущенной... Ведьма шатнулась вперёд. Все только что сказанные слова оказались забыты, даже нерушимая клятва некроманта. Остались только животные страх, боль и ярость.
Она прыгнула, выставляя вмиг. отросшие стальные когти.
- Позвольте мне, милорд мэтр, - неожиданно раздался низкий ворчливый голос. Из тьмы вынырнул коренастый коротышка, по виду - сущий гном, в мокром, облепившем его с ног до головы плаще. - Не так надо с бабами чумовыми обходиться, ох, не так...
Одним движением, катясь, словно колобок, он вдруг очутился рядом с обеспамятовавшей ведьмой. Взметнулся здоровенный кулак - ведьму спасли только не до конца ещё угасшие инстинкты оборотня, она отшатнулась, споткнувшись и рухнув навзничь.
Этого оказалось достаточно. Коротышка в один миг оказался сверху, навалившись многопудовой тяжестью, а у самого своего горла ведьма почувствовала холодное остриё короткого кинжала.
- Хватит дурочку валять! - рявкнули ей прямо в ухо, обдав при этом густым луковым перегаром. - Слушай, что милорд мэтр тебе скажет, и делай, что говорит. Тогда, быть может, до завтра доживёшь!
- Отпусти её, Сугутор, - услыхала ведьма голос мага. - Отпусти, отпусти, мне она ничего не сделает.
- То-то, что не сделает, - недовольно проворчал коротышка, не делая даже попытки подняться. - Небось как на вас она пантерой наскочила, у меня едва медвежья болезнь не случилась.
- Вставай, вставай, гноме, нечего тебе её лапать, - раздался третий голос, принадлежавший здоровенному зеленокожему детине с торчащими из-под верхней губы внущительными клыками. Детина протянул руку, играючи подняв коротышку за плечо. Гном галантно протянул ведьме отброшенную ею юбку.
- Мы тебе не враги, - наклоняясь и вглядываясь глаза ей, вновь сказал маг. - Я помогу тебе выбрать отсюда. Ты слышала мою клятву. Если хочешь, будем странствовать вместе. Вставай и давай браться за дело. Твоё заклинание... ты даже понятия не имеешь чему даёшь дорогу. Потуши костёр, я управлюсь с котлом.
- Не-е-е-ет! - вырвался у ведьмы звериный вой Она так и думала. Сбывались её самые худшие ожидания. Он пришёл убить её волшебство - то самое, ради которого она безвозвратно погубила собственную душу и готова была погубить тело.
Никаких других мыслей у неё уже не оставалось. Она забыла.
- Не отпускайте её, - скомандовал чародей своим подручным, и те, не мудрствуя лукаво, тотчас схватили ведьму за руки. Коротышка вновь приставил ей к горлу кинжал.
По щекам ведьмы потекли злые слезы. Всё, всё, всё погибло! Заклятье не доведено до конца, она не отплатит тем, кто гнал её через весь Эгест, кто сжёг её сестру, кто запытал до смерти её мать, кто повесил за "пособничество ведьмам" её отца; все они останутся жить...
Но тогда она, во всяком случае, захватит с собой этого проклятого мага, разрушившего все её планы!
Не обращая внимания на приставленное к горлу остриё, она внезапно и резко рванулась в сторону. Сталь оцарапала ей шею, но ведьма, не чувствуя боли, одним прыжком очутилась возле котла, сунула обе руки в кипящее варево (ожогов она не почувствовала) - и выкрикнула давно, бережно выпестованную формулу заклинания.

* * *

Магический удар швырнул Фесса наземь, застав несколько раз перекатиться через себя - остановил его только густые кусты, окружавшие вершину xoлма.
Глаза заливало кровью из рассечённого лба, в ушах звенело.
Гном и орк, забыв о ведьме, разом бросились к нему - поднимать.
- Пр-рочь! - в ярости заорал на них некромант. Скрюченные пальцы впились в посох. Ну, пришло время показать всё, на что ты способен, волшебник, потому что иначе тебе придётся встретиться тут с той самой Тьмой, от которой ты так стремишься убежать.
Котёл тем временем, словно отзываясь на слова ведьмы, изверг из себя тугой смерч зеленоватого пламени. Густое варево обращалось в бесплотный огонь, он поднимался всё выше и выше над холмом, размётывал серые тучи, обращая в пар капли дождя, взвивался, пронзая толщи ночного воздуха, казалось, ещё немного - и он доберётся до самых звёзд, растолкнёт, разбросает их в стороны так же легко, как матёрый медведь разбрасывает свору собак.
Фесс одним прыжком оказался возле котла, отшвырнул ведьму, - впрочем, она и не сопротивлялась. Чёрное нутро было пусто, пусто и сухо - ведьма постаралась, сплетая своё чародейство. Теперь ему оставалось только встретить удар грудью.
Но секунды шли, а ничего не происходило. Ведьма неподвижно лежала на земле, словно тряпичная кукла, очевидно пребывая в глубоком беспамятстве. Орк и гном, оба медленно опустили взятое на изготовку оружие - сражаться, похоже, было не с кем.
Фесс ожидал какого-нибудь огненного дождя, разрзнувшихся небес, появления чудовища из бездны - однако, вместо этого...
- Ты позволил ей! - раздался истошный вопль снизу, из темноты у подножия холма. Фесс вытаращил глаза.
- О-о, вот и наш петушок явился, - нехорошим голосом протянул гном, выразительно поигрывая топором. - Тебе неясно сказано было?..
Прадд не стал тратить лишних слов, просто встал рядом с Сугутором, громадная секира орка прегради дорогу волшебнику Воздуха.
Однако тот не остановился - так и продолжал бежать, словно слепой, прямо на обнажённое железо. Толстый посох в его руках едва ли смог бы послужить надёжной защитой.
- Значит, вот так, - протянул Сугутор, сделав одно выверенное движение навстречу. Фесс не успел остановить гнома, топор взлетел и рухнул, играючи перерубив надвое неловко подставленный посох.
Молодой волшебник совершенно по-детски вскрикнул: "Ой!" - и сел прямо на пятую точку, ошеломлённо уставясь на обломки посоха.
- Гноме, ни с места! - страшным голосом рявкнул Фесс, потому что Сугутор, похоже, всерьёз собирался прикончить этого несчастного мальчишку.
Сверкающий топор медленно опустился. Тяжело дыша, Сугутор повернулся к некроманту:
- Да чего ж его жалеть-то, мэтр? Не смотрите, что у него молоко на губах не обсохло - ручки-то небось в кровище аж по самые плечи.
- Не доказано, орк, - тяжело сказал Фесс. - Не убивай без надобности, да простятся мне эти банальные и напыщенные слова, но, как я вижу, иногда их повторять очень даже полезно. Остановись. Как-никак, - чародей криво усмехнулся, скорее просто дернул губами, настолько кривой и ненатуральной вышла эта усмешка, - как-никак мы с ним почти что однокашники.
Маг Воздуха только простонал. Кажется, он вообще перестал что-либо понимать - сидел, тупо уставившись на обломки своего посоха, которым так и не успел воспользоваться по-настоящему. На всякий случаи Сугутор подобрался поближе, выудив из-за голенища узкий изящный стилет, совершенно дико смотревши в его здоровенной волосатой ручище.
- Нельзя убивать магов, - сказал Фесс, переводя взгляд с одного из своих подручных на другого. - Нам сейчас понадобится всё его умение, друзья мои.
- Его умение? - Судя по голосу, Сугутор не сомневался, что достопочтенный мэтр окончательно лишился рассудка - как результат тяжёлых испытаний.
- Его умение, гноме. Котёл нашей голубушки пуст, боюсь очень скоро мы станем свидетелями поистине выдающегося представления. Как говорили ордосские актёры - беневиса.
- Беневиса? - недоумённо переспросил Сугутор.
- Ум-гум, - кивнул Фесс, подходя к обеспамятовавшему Белому волшебнику и протягивая ему руку. - Вставай! Нельзя терять времени, нам всю работу и за два дня не переделать.
- Посох... - простонал несчастный маг. - Посох... преосвященный Ангерран... Ангерран Эгестский...
- Что он несёт? - раздражённо рыкнул Прадд.
- Погоди. - Фесс нагнулся, осторожно, не касаясь, всмотрелся в обломки. - Всё понятно, не простой посох. С ним хаживал ещё сам достопамятный Ангерран, приводил, так сказать, тёмных язычников к свету и правде... сколько он сжёг еретиков, не смогли подсчитать даже аркинские крючкотворы. Эгей, парень, верно я говорю?..
Ответа не последовало. Несчастный чародей громко и совсем не по- мужски рыдал, размазывая слезы по щекам.
Сперва Фесс смотрел на незадачливого волшебника с кривой усмешкой, однако затем презрительное выражение его мало-помалу исчезло, сменившись чем-то вроде сочувствия и смущения. Как-никак этот мальчишка был магом, полноправным волшебником, окончившим ту же самую Академию Высокого Волшебства, и раньше Фесс полагал, что корпоративные чувства ему должны быть совершенно чужды, на деле оказалось, что это не так.
Паренёк - отчего-то Фесс не мог думать о нём иначе, хотя годами разница между ними выходила не слишком-то и заметной, - и в самом деле оказался в большой беде, и притом во многом из-за него, Фесса. Едва ли этого бедолагу Эбенезера погладят теперь по головке - и за сломанный посох Ангеррана Эгестского и за сбежавшую, похоже, ведьму. Посох Ангеррана - конечно, артефакт не первого ряда (такой начинающему магу просто бы не доверили), но притом и далеко не последнего. Ведьма ускользнула, её котёл пуст, заклинание чародейки, увы, работает. Да ещё и вмешательство какого-то, понимаешь, некроманта! Как ни крути, задание провалено. А отцы-инквизиторы, как известно, очень не любят тех, кто проваливает их задания, сколь бы убедительные резоны при этом ни приводились.
- Ладно, не реви, чай, не девчонка, - примирительно. и чуть ли не извиняющимся тоном сказал Фесс, протягивая Эбенезеру руку. - Вставай, однокашник, и пошли. Ведьму упускать нельзя. Посох твой, конечно, жалко... но да ничего, всё на меня можешь сваливать. Мол, вмешался какой- то там некромансер, чуть все дело не испортил...
- Ммммэтррррр! - раздалось сбоку негодующее не то мычание, не то рычание Сугутора.
- Тише, тише, гноме. Не махал бы так ретиво топором, ничего бы и не случилось, - строго сказал Фесс. - У нас тут дело. Нас наняли с ведьмой- лиходейкой справиться, а не кровопролития учинять. Так что уймись.
Понятно, что слова Фесса предназначались не столь ко Сугутору, сколько переставшему тем временем всхлипывать Джайлзу.
- Ведьма успела опорожнить котёл. - Теперь Фесс смотрел прямо в лицо магу Воздуха. - Очень скоро всей округе начнутся интересные дела, вроде массового разгула Дикой Охоты или раскрытия всех до единой могил на погостах, даже совершенно спокойных. Это первое, что пришло мне в голову, но, не сомневаюсь, неожиданностей и приятных сюрпризов нам тоже посчастливится насмотреться как следует... Вставай, вставай маг и пошли. Помоги мне взять след этой... гм... злодейки, покуда он ещё совсем свежий.
"Злодейки, - горько подумал про себя Фесс. - Хороша злодейка, если я дал ей Слово некроманта! Второй раз в своей жизни дал это Слово - причём после того, как не смог исполнить первое. Неужто теперь и впрямь придётся её убивать?"
Разумеется, Фесс не нуждался ни в какой помощи - след ведьмы он видел, что называется, с закрытыми глазами. Просто надо было занять хоть чем-то мага-неудачника, а то ещё закатит истерику, может и молнию какую в спину всадить...
Эбенезер Джайлз ещё пару раз шмыгнул носом и поднялся. Правда, отвести взор от валявшихся на размокшей земле обломков Ангерранова посоха он смог далеко не сразу.
- Эх... ох... посох мой... то есть не мой... мне ж его в аббатстве... что преподобному Клодиусу скажу... как на глаза-то ему появлюсь...
Проявляя невиданные для своих рас чуткость и деликатность, Сугутор и Прадд отвернулись, с неослабным напряжением принявшись изучать голые сплетения черных облетевших ветвей наверху. Гном, похоже, внял совету милорда мэтра.
- Ну, ничего теперь с посохом уже не сделаешь, - развёл руками Фесс. - - Подними половинки-то, приятель. Снесёшь в аббатство. Если постараются, то могут и починить. Святость посоха не пострадала, а сил он может и снова набраться...
Фесс утешал Джайлза, словно ребёнка, плачущего над сломанной игрушкой.
- А теперь пошли, приятель.
- Я тебе не приятель! - с надрывом выкрики Эбенезер.
- Неважно, - терпеливо сказал Фесс, не обращая внимания на скорчивших зверские рожи гнома и орка - клыки Прадда запросто отправили бы в обморок женский монастырь средних размеров. - Неважно, достопочтенный Эбенезер. Если я правильно понял, мы здесь для одного и того же дела. Как ты понимаешь, святые отцы с тебя голову снимут и не посмотрят, что ты - Белый, как только узнают, что ты ведьму упустил.
Последний аргумент Фесса, похоже, наконец-то возымел действие.
Эбенезер Джайлз судорожно сглотнул и, искательно заглядывая в глаза молодому некроманту, торопливо и сбивчиво заговорил, зачастую глотая окончания слов от волнения:
- Но я же не виноват, правда?.. Случайно всё так вышло, ведь верно?..
- Ты это не мне говори, - пожал плечами Фесс. - Идём, маг, надо догнать эту дурочку, пока тут не стало совсем уж жарко... Чувствуешь её след?
Джайлз быстро и поспешно закивал:
- То есть... я хочу сказать... если мы её... ну, того... схватим... мне ж тогда ничего не будет, правда?..
- Моя б воля - точно б ничего не было, - посулил Фесс. - Только ты и сам пойми - в чужую душу не заглянешь, особенно если это душа отца- инквизитора...
Дальше двинулись вчетвером. Надо сказать, что, несмотря на дрожащий голос и трясущиеся порой коленки, след ведьмы Белый маг взял и в самом деле быстро, чётко и уверенно. Раз увидев её, сбиться он уж не мог.
Глинистая тропа наконец-то кончилась, вынырнув из сырого оврага наверх, к тянущимся на запад лесным увалам. Нарн здесь властвовал уже безраздельно. Он терпел людей, но не более того, до тех пор, пока они не нарушали его законов. И чем дальше на закат, чем глубже в Нарн - тем меньше останется у преследователей шансов. Ведьме совершенно необязательно ведь возвращаться назад. Она преспокойно может отсидеться в одной из эльфийских деревушек, среди тех, кто растит хлеб хозяевам Нарна, и никакая Инквизиция ей тогда не будет страшна.
Ночь сгущалась. Беззвёздная и безлунная, глухая октябрьская ночь, когда недалёк уже День Погибших Душ - время, в кое добропорядочные пахари Эгеста после наступления темноты ни за что не высунут за порог носа, обещай им хоть эбинскую корону и гарем кинтского султана в придачу.
Правда, пока что вокруг них царило относительное затишье. Конечно, здесь могучий лес далеко не так чист, как со стороны Железного Хребта, откуда никто не ходит. Под корнями - немало, ох, немало старого - и основ давно стёртых с лица земли домов, и останков крепостных башен, и пыточных застенков, и лобных мест... не надо забывать, некогда все эти края принадлежали людям. А где люди - там и дыба, и костёр, и плаха. И ничего тут не сделаешь, ибо человек без врагов жить, как оказалось, не может. Просто никак. Когда врагов нет, их выдумывают.
Похоже, сперва ведьма просто мчалась вперёд в слепой панике, не разбирая дороги. Пару раз она кидалась прямо в болотистые клинья, протянувшиеся между высокими увалами, бросалась, рискуя жизнью, потому что в обманчиво мелких болотцах таились настоящие ловчие ямы, глубокие и засасывающие, откуда не выбрался бы и самый сильный мужчина. Правда, мало-помалу метания беглянки прекратились. Теперь, похоже, она знала, куда идёт, - след стал почти прямым, теперь ведьма обходила самые опасные места. Её преследователям оставалось только продолжать путь.
Нарн же тем временем выжидал. Фесс ясно чувствовал копящееся в недрах леса напряжение недоброе внимание, раздражение - но гнев мрачной чащи ни в чем особенным не проявился, правда, идти стало очень трудно, даже если забыть о болотах. На пути преследователей словно специально собрались все коряги и корни Нарна; ни малейшего намёка на тропу вдобавок след ведьмы вновь начал петлять, словно у nepeпуганного зайца; Сугутор высказал предположение что ведьма может что-то разыскивать.
Надо отдать должное молодому магу - Эбенезер Джайлз сумел взять себя в руки, чётко удерживаясь на следе.
Шли молча, только Сугутор время от времени начинал шумно сопеть и отдуваться, особенно когда путникам приходилось прорубаться сквозь очередные заросли какого-то странного можжевельника, отчего-то снабжённого длинными и острыми шипами.
Так прошло немало времени, ночь достигла наивысшей своей силы, чернота вокруг стала совершенно непроницаемой для обычного взора, даже отлично умевший видеть в темноте гном вынужден был уступить место в голове отряда двум волшебникам. Фесс поддерживал заклятье, позволявшее всему отряду видеть, Джайлз же чётко вёл всю четвёрку по следу сбежавшей ведьмы.
...За спинами путников полыхнуло внезапно и бесшумно, небо из чёрного на миг сделалось пепельно-серым, тени исчезли, словно смытые ливнем.
"Это что ещё такое?!" - едва успел подумать Фесс, как белое сияние вновь погасло. Тьма вступила в свои права - и только высоко над деревьями промелькнуло нечто вроде стремительного белого росчерка.
Некромант и маг Воздуха озадаченно переглянулись. Это явно было связано с заклятьем сбежавшей ведьмы, но ни Фесс, ни Джайлз никогда не сталкивались ни с чем подобным.
Некоторое время шли дальше, сохраняя прежний порядок, и всё было тихо; тихо - но лишь до поры.
Внезапно в тишине ночного леса раздался протяжный полувздох- полустон, сдавленный, точно донёсшийся из-под земли. Резкий порыв ветра пронёсся по вершинам деревьев, словно Нарн тяжело вздохнул, с трудом сдерживая гнев. Сердито зашумели наполовину облетевшие дубы, заскрежетали старыми корнями, и Фессу показалось - из-за каждой ветки, из каждого дупла на него уставились сотни ненавидящих глаз. Все четверо замерли. Эбенезер вытаращился на Фесса.
- Стоять всем, - одними губами приказал некромант.
Впрочем, никто и так не шевелился. Сугутор, похоже, даже не дышал.
Впереди долгие, поросшие смешанным лесом увалы, прослоённые узкими болотными языками, упирались в покрытую непролазным буреломом холмистую гряду.
"Когда-то там жили", - подумал про себя Фесс. Он до сих пор мог ощутить там тени домашних духов, так и не покинувшие заброшенные пепелища и сгинувшие вместе с ними.
Однако было там и что-то ещё. И, надо сказать, это "что-то" Фессу донельзя не нравилось.
Кажется, что-то связанное со Спасителем, но не только, не только, не только...
- Кажется... там часовня... была... - услыхал некромант слабый шёпот Эбенезера.
Точно, подумал Фесс. Молодец, мальчишка. Недаром Белый: у них чутье на такие вещи, не в пример моему:
- Ведьма там, - прежним шёпотом продолжал Джайлз.
- И не одна, - неожиданно проронил Прадд, перекидывая секиру с руки на руку.
- С кем-то подземным, - продолжил орка Сугутор, тоже беря топор на изготовку.

* * *

...К этому месту её, измученную и обессилена наверное, вывел или спасительный инстинкт или таинственные тёмные силы, которые она столь усердно призывала в последнее время. Она не помнила как продралась сквозь лесную чащу. Мокрая с головы до ног перемазанная в болотной жиже, она сейчас и впрямь напоминала сказочную кикимору, какой в деревнях пугают непослушных детей.
Неведомая сила взнесла её по крутому взлобку, сквозь густой бурелом, через поваленные стволы, наверх, где среди хаоса поверженных лесных исполинов тянулась узкая тропка, остатки некогда широкой и наезженной просёлочной дороги. В былые времена по гребню высокой гряды пролегал путь, соединявший несколько подлесных деревень; от тех деревень давно не осталось даже углей, а дорога заросла, подобно тому, как зарастает шрам на человеческом теле - вроде ничего и нет, а след всё равно остался.
Здесь, среди дико смешавшихся друг с другом и рябины, и можжевельника, и ольхи, и даже клёнов с грабами (казалось, чья-то рука просто натыкала тут побольше деревьев, не особенно разбирая даже, каких), в совершенно непролазной чаще затаилась небольшая часовенка. Собранную из тесовых чешуек островерхую крышу до сих пор украшал знак Спасителя - устремлённая вверх, перечёркнутая крест-накрест стрела.
Часовенке давным-давно следовало бы развалиться - она вся почернела от времени, прогнила насквозь, крыша зияла многочисленными дырами, - но все-таки строение выглядело отнюдь не как после нескольких сотен лет небрежения.
Вокруг часовни до сих пор можно было замети что-то вроде небольшого кладбища - тем более странно, погосты лес поглощает и того быстрее. Уныло стыли покосившиеся кресты - мало кто заботился тесать точное подобие Спасителева знака, просто соединил три кое-как ошкуренных бруска - и готово. Такое должно было рухнуть после первой же зимы - на окраинах Нарна, его охранная магия чувствовалась ещё не столь сильно.
Вырвавшееся на свободу заклятье еще гремело медным звоном в груди ведьмы, ещё ходили отзвуки освободившейся силы. Она чувствовала всё сейчас куда острее, чем обычно, даже когда пускала в ход свои заклинания.
Выпущенная ею на свободу мощь сейчас вихрем неслась по округе. Заклятье сплетено на славу, его теперь не смогут остановить ни инквизиторы, появись они тут, ни даже этот странный Чёрный маг, едва не испортивший всё дело...
Чёрный маг... что-то непросто было с этим Чёрным магом, он говорил ведь какие-то слова, хотел решить дело миром, предлагал... да-да, он предлагал защиту и помощь... или нет, и всё ей только привиделось?..
Но теперь это позади. Тяжело дыша, ведьма прислонилась к стволу. Она словно разрешилась от бремени - исчезла томительная тяжесть, незримый груз сплетаемых чар больше не давил на плечи. Теперь всё будет очень хорошо, а ей надо уходить отсюда подальше и побыстрее, потому что приманка наживлена, очень скоро в округе будет черным-черно от отцов- инквизиторов, и вот тогда-то её котёл и покажет себя, да так, что этим извергам, честным именем Спасителя прикрывающимся, впору будет саму Тьму Западную себе на помощь звать.
Заклятье работало. Котёл кипел не напрасно. Ведьма тихо засмеялась, впиваясь ногтями в кору, - она сделала все, как положено, и никто не смог её остановить. Одна, без наставницы, она своим умом дошла до всего, что нужно, сама всё устроила и сама свершила месть.
Долго помнить будут!..
О том, что был миг, когда она готова была принять помощь Темного мага и позволить ему погасить котёл, ведьма отчего-то уже не помнила. Как не помнила того видения, что явил её странный ночной гость - о том, к чему приведёт исполнение её заклятья.
Откуда-то сзади донёсся тяжёлый вздох, дальний отголосок - словно там рухнули в пропасть пласты земли. Беглянка невольно обернулась. Нарн окутывала ночь, холодная осенняя ночь, беззвёздная и безлунная; ведьма с лёгкостью ориентировалась в непроглядном мраке, и яркая холодная вспышка над восточным горизонтом почти ослепила её. Впрочем, это оказалась отнюдь не обычная вспышка - там, где совсем недавно горел ведъмин костёр и в котле над огнём булькало её варево, - там над лесом, над острыми вершинами елей в небо поднимался столб блеклого беловатого пламени, прозрачного и дрожащего, точно северное сияние.
Всё вокруг озарилось мертвенным бледным светом. Пепельные лучи, точно гибкие плети, обвивались вокруг стволов, они проникали повсюду - и ни одно дерево, ни одна ветка не отбрасывала тени.
Тень оставалась только у покосившейся стрелы Спасителя, до сих пор неведомо как державшейся на крыше часовенки.
Поток белого пламени тем временем поднимался всё выше и выше над лесом, разделяясь при этом на сотни и тысячи тонких отдельных струек - словно целое полчище светящихся змей плыло в тёмной воде. Выше и выше тянулись они, снежно-огненный цветок распускался меж тёмным лесом и ещё более тёмными небесами, оттеняя непроглядность и непроницаемость окружавшей черноты. Едва коснувшись туч, сплошной поток огня разделился, разбился, словно вода о камень. теперь змеи направили свой бег обратно к земле, словно успев высмотреть себе добычу; описывая громадные пологие дуги в медленном падении своем, струи пламени, как никогда, стали похожи на змей: у них даже нечто похожее на вздутые округлые "головы".
Ведьма задрожала. Ни о чём подобном она и помыслить не могла. Никакого свечения, никаких фейерверка в её заклятье не предусматривало - - по крайней мере сейчас. Чары сплетены были точно. Она не могла ошибиться. Если, конечно, всё не испортил в последний момент этот самый волшебник, назвавшийся Чёрным магом, - ведьма почувствовала, как вновь поднимается волна ненависти, её она испытала, перекинувшись в пантеру- оборотня, и не забыла тот миг. Ну, если это и в самом деле он... не сносить ему головы, пусть даже ради этого ей придётся прозакладывать свою собственную душу!..
Однако углубиться в сладостные помыслы о мести она не успела. Над самой её головой что-то ярко блеснуло, огненная змея врезалась прямо в кроны дубов, сомкнувшиеся над часовней, пламя потекло вниз длинными тягучими струями, словно вода, скорее даже как пролитая сметана. Голова - - ведьма готова была поклясться, что там и в самом деле была голова, с узкими прорезями глаз и чёрной дырой рта, - голова эта, лишившаяся всего остального тела, тем не менее скатилась по ветхой крыше, словно мячик, подпрыгивая и рассыпая вокруг себя снопы холодных белых искр, скатилась - и упала наземь среди старых могил.
И не над всеми из них стоял охранный знак Спасителя...
Ведьма поняла это слишком поздно. Огненный шар разбился о кладбищенскую землю, старый погост впитал пламя. Ведьму затрясло от смутного ужаса, она и рада была б бежать с этого места, да только куда там! Ноги её не слушались, она не могла крикнуть, не говоря уж о том, чтобы творить какие-то защитные заклинания. Да и не было у бедняжки сейчас под рукой ничего из нужных ингредиентов, не один месяц ушёл бы на их сборы и подготовку...
Земля на погосте вспучилась в нескольких местах. Затрещали, шатаясь, последние из чудом уцелею крестов. И вот тут-то над чащей и пронёсся тот самый жуткий не то вопль, не то стон, который там, внизу пути через болота, и услыхали Фесс сотоварищи.
Могло показаться, что он идёт из-под земли - и нет. Земля стонала, это верно, но точно так же отзывались ей и голые ветки, и морщинистые стволы, и узловатые корни, и даже остатки кладбищенской ограды. Словно всё живое и неживое поняло вдруг, что сейчас должно произойти, поняло и скорчилось, оцепенело не в силах ни бежать, ни даже отвести взгляда.
Дрожа и судорожно смахивая со лба обильный пот ведьма ждала чего-то вроде восставших мертвецов (хотя какие мертвецы на этом старом- престаром кладбище, где земля давно уже разъела и доски, и саваны, и кости, не оставив ничего на поживу некромантам); она мнила себя в силах справиться с ними, разумеется, только потому, что самой ей ни разу встречаться лицом к лицу с неупокоенными не приходилось.
...А потом белый огонь внезапно выплеснулся из-под земли, высветил безжалостным светом очертания старых могил, на мгновение перед оцепеневшим взором ведьмы появились даже надгробные знаки, свежие, словно только что вытесанные - оказывается, и у вещей могут быть призраки, - снежно-голубоватые лучи скрестились на тёмных стенах полуразрушенной часовни, и в следующий миг за чёрным провалом рухнувшей двери ведьма услыхала тяжёлые шаги.
Рвущийся из-под земли свет охватывал её, словно частой сетью, вливался в вены горячим ядом, кружил и дурманил голову, и ведьме начинало казаться, что он поднимается высоко-высоко в воздух, над затенёнными окраинами Нарна, и взорам её открывается вся граница, она видит и Кривой Ручей, и поля вокруг деревеньки, и тянущиеся через осенние хляби узкие, разбиты просёлки... и что она видит множество белых пятен, то фигур, не то ещё чего-то, медленно ползущих всех сторон к обречённому человеческому жилью.
В том, что к именно обречённому, ведьма отчего-то нисколько не сомневалась.
Какие силы вызвали к жизни эти создания? Что им надо? Что их влечёт к тому же Кривому Ручью? - ведьм продолжала задавать себе эти вопросы, на которые в первую же секунду без запинки ответил бы любой некромант - - разумеется, в те времена, когда этот цех был куда более многочисленным.
Видение даже оттеснило её собственный страх.
Видение! Ну да, конечно же! Он показывал ей то же самое, тот самый волшебник, странный некромант, предлагавший ей присоединиться к нему в его странствиях!..
Ведьма содрогнулась - она вспомнила всего лишь часть увиденного, но и этого было ей вполне достаточно.
Дура, дура, почему же она не согласилась, почему не дала ему погасить костёр и уничтожить содержимое котла?..
Нет. Теперь уже поздно. Кажется, ей осталось только одно.
Исправить содеянное.
Она попыталась взять себя в руки, отогнать страх, унять дрожь в коленках. Как-никак она ведьма, она сплела могущественное заклинание, и негоже ей уступать без боя.
Однако ужас не замедлил вернуться, когда наваждение схлынуло, и ведьма вновь увидала себя возле старой полуразрушенной часовенки - и услыхала тяжёлые шаги неведомого существа во тьме за черными стенами.
Это было уже больше того, что она могла вынести.
И она закричала.

* * *

- Всем стоять. Всем стоять, - словно заклинание, повторял Фесс, хотя все и так застыли подобно изваяниям - как будто сейчас это могло помочь! Тишина в чаще достигла апогея, отзываясь болезненным звоном в ушах. Ничто не двигалось, не шевелилось, не слышно было ни хруста веток, ни грузных шагов неведомого чудища - за неимением, собственно говоря, этого самого чудища. Фесс ясно ощущал где-то впереди, совсем рядом, присутствие чужой и мёртвой силы - но мертвой совсем не в том смысле, к которому он привык, и сказать, кто это такой или что такое, некромант бы не смог при всём желании. Он перебрал в уме имена всех известных ему обитателей мрака - ни одно не отозвалось, что, впрочем, его нисколько не удивило. Уж если эта деревенская ведьма оказалась в состоянии вызвать Дикую Охоту...
Потому что след вёл к ведьме, и ни к кому другому. Холодная кровь Дикой Охоты росчерком легла на покосы и пажити северного Эгеста, и след закончился здесь, у кипящего чёрного котла.
Именно ей, саттарской ведьме, предстояло ответить за мученическую смерть Ирдиса Эваллё и, самое главное, за нарушенное Фессом Слово некроманта. Некроманта, взявшего под свою защиту беглеца и не сумевшего его защитить.
И, похоже, сейчас готово было рухнуть и второе Слово, столь опрометчиво данное им саттарской ведьме.
Прадд и Сугутор, как всегда, держали оружие наготове, хотя ясно было, что сейчас оно не понадобится. Страх и ненависть ведьмы вызвали к жуткому подобию жизни такие силы, которым нипочём даже заговорённая сталь.
Неупокоенного, зомби или скелет, в конце концов, можно искрошить топором на мелкие кусочки, и на какое-то время это поможет; можно наложить чары на на меча, и простое железо станет рубить призраков не хуже, чем обычную плоть; но тут, чувствовал Фесс, на поверхность вырвалось нечто хуже призраков или обитателей могил. Здесь, похоже, не действовали обычные правила и законы классической некромантии. Фесс не отступил перед костяными драконами, но тогда он знал, что и как нужно делать. Здесь, в ночном лесу чувствуя медленное приближение неведомого существа, наделённого могущественной, истребительной мощью, единственное, что мог сделать некромант, - собрать в кулак все силы, надеясь, что тварь не выдержит состязания в чистом волшебстве. Здесь было не до утончённых трансформ. Кто дрогнет первым, тот проиграл. Ставка - четыре жизни, а если быть точным, то несколько сотен жизней - всех обитателей Кривого Ручья и близлежащих хуторов.
Молодой маг Воздуха, Эбенезер Джайлз, разумеется, не имел ни выучки орка с гномом, ни их железной выдержки.
- Некромант... Некромант!.. Что делать, некромант?! - Голос волшебника дрожал и срывался.
- Молчи, дурак! - рявкнул Правд, не выказывая и малейшего пиетета к званию полноправного мага.
Но было уже поздно. Словно тот, неведомый и невидимый враг, дотоле пребывавший в неуверенности, понял, наконец, где его истинный противник.
Саттарская ведьма тоже была где-то поблизости, натравливала своего пса, не сомневался Фесс.
Как известно, страшит только неведомое. Стоит увидеть врага в лицо - и ужас отступает перед яростью и жаждой жизни. Встань сейчас против Фесса даже самое кошмарное порождение чёрных преисподен, но встань лицом к лицу, во плоти - он принял бы бой с радостью, подобно избавлению от пытки ожиданием.
Но тварь в чаще, похоже, прекрасно понимала, что раньше времени на глаза противнику показываться не стоит. Фесс внезапно ощутил резкий и болезненны укол, затем ещё один и ещё - в нём словно бы эхом отзывался каждый шаг этого существа.
Было в нём нечто схожее с той серой крылатой бестией, что убила Ирдиса...
- Некромант! Некромант! - Эбенезер вновь не выдержал, задёргался, забился, бестолково размахивая обломками посоха святого Ангеррана. - Это он! Он! Ангел Смерти! Судящий и карающий! О Спаситель, отврати от нас шаги яростного раба твоего...
Джайлз упал на колени, принявшись громко, в голос, молиться.
Мрачное лицо Сугутора исказилось бешенством.
Топор взлетел в воздух, казалось, гном решил покончить с несчастным Белым волшебником одним взмахом железа - Прадд еле успел перехватить руку друга.
- Вставай, маг! - загремел орк, встряхивая молодого волшебника, словно мешок с трухой. - Вставай! Умрём, как подобает мужам! Не покажем спины!..
Героические слова орка куда лучше подошли бы какому-нибудь скальду-сказителю с Волчьих островов; здесь, увы, места для подвигов не оставалось. Погибать они не имели права, отступать - тоже. Им оставалось только победить.
Но вот кого и, главное, - как?.. Что-то мелькнуло на гребне тёмного холма, словно стремительное трепетание белого плаща меж повитых мраком стволов. Ледяной взгляд твари отыскал глаза Фесса, впился в них, словно вампир в шею добычи; и, содрогаясь до самых глубин своего существа, некромант не мог не поразиться чуждости своего неведомого противника. Откуда тот взялся, что представлял собой, как и чем мог сражаться - Фесс не знал ничего.
Наверное, такое случается на арене, когда опытному бойцу завязывают глаза и выпускают против него толпу юнцов, вооружённых кто чем. Но, в отличие от Фесса, слепой боец может, по крайней мере, сражаться, ориентируясь по звуку, - у некроманта не оставалось и такой возможности.
Тварь медлила. Казалось, она наслаждается видом угодивших в ловушку врагов.
А потом... нет, это был не напор грубой силы, не истребительное пламя, рушащиеся камни или что-то ещё подобное. Фесс ощутил мгновенное, лёгкое касание невидимого ледяного клинка, остриё медленно шло вдоль его горла, словно лишний раз показывая - ты в моей власти, жалкий человечишка. Вся твоя магия - ничто против меня. Заточение длилось слишком долго, и теперь-то я рассчитаюсь за всё...
Фесс не сразу понял, что он слышит мысли своего врага, точнее - обращённую к нему беззвучную речь твари.
Кто это был? Неведомый Тёмный маг, давным-давно потерявший человеческий облик, и в самом деле зайдя слишком далеко по дороге служения одному лишь себе и настигнутый в своё время Инквизицией? Или ещё более древний страх этих мест, конец кровавым злодействам которого положила меткая эльфийская стрела?..
Ледяной меч, издеваясь, скользил вдоль горла, и Фесс замер, не в силах пошевелиться. Одно движение, даже не движение - и он труп. Оружие врага невидимо, Прадд с Сугутором во все глаза смотрят на мэтра, не понимая, как близок их мэтр к полному и окончательному поражению.
Тварь совершенно правильно вычислила самого опасного противника. И совершенно справедливо не обратила никакого внимания на громко, истово молящегося Эбенезера. Но, как оказалось, напрасно.
Маг Воздуха по-прежнему дрожал от страха всем телом, однако - не без помощи того же Сугутора - все-таки сумел подняться на ноги. В руке волшебник судорожно сжимал верхнюю половину посоха преподобного Ангеррана - посох, как ни странно, источал сейчас мягкий голубоватый свет, словно небо ранним солнечным утром. Запинаясь и заикаясь, Джайлз начал во весь голос читать молитву об изгнании зла, чертя при этом в воздухе священный Знак Спасителя - посох оставлял за собой постепенно тающую огненную дорожку.
Никогда ещё доселе Фесс не видел творимых магией Спасителя чудес, если, конечно, не считать таковыми деяния славного нашего отца Этлау в деревеньке Комары. Но на сей раз - увидел.
Нет обломки посоха не извергли из себя пламя, с небес не снизошли блистающие рати Спасителя, и вообще на первый взгляд ничего не случилось - только от горла Фесса отодвинулся ледяной меч, и разошлись железные тиски, туго стянувшие сердце.
Сверху, из-за деревьев, раздался глухой вой, полный ярости и боли. Что сделало заклинание-молитва Джайлза, Фесс гадать не стал. Он просто ударил туда, где скрывался враг, ударил испытанным оружием некромантов, которое сам, впрочем, ещё ни разу не пускал в ход, потому что эти чары отнюдь не относились к числу тех, что можно пускать в ход, не опасаясь последствий.
Конечно, некроманту в какой-то мере подвластна, подобно стихийным магам, разрушительная мощь первоэлементов. В Арвесте Фессу удалось пробить дорогу своему отряду, заставив врагов стареть и умирать стремительно, словно проживая десятки лет в считанные доли секунды. Но и стихийная магия, и использованная Фессом некромантия хороши против обычных противников, из плоти и крови, пусть даже плоти давным-давно мёртвой. Разумеется, призраки и духи тоже получили бы своё, попытайся они преградить дорогу Темному магу, но то - известные призраки и духи, с вторыми ясно, чем и как бороться. Существо на гребне холмистой гряды не походило ни на что описанное "Анналах", и Фессу, несмотря на боль отката, пришось пустить в ход чары, рвущие саму тонкую плоть призрака, неважно, как и почему возникшего.
Смерть, распад и разрушение - всеобщи и универсальны. Жизнь, сотворение и созидание - единствен-неповторимы в каждом отдельном случае. Гораздо легче обрушить в пыль кажущиеся несокрушимыми крепостные стены, чем покончить раз и навсегда даже с самым захудалым призраком, обладающим способностью проникать сквозь незаговоренные стены и нырять под землю.
Заклинание, использованное Фессом, не требовало ни сложных ритуалов, ни внимательного изучения древних авторов, ожидания должного расположения звёзд и тому подобного. Оно не относилось даже к роковой магии крови. Просто некромант сам на какое-то время умирал, посылая вперёд свой бесплотный дух, бестелесную сущность, которую верящие в Спасителя именуют "душой".
Просто умирал...
И дух мёртвого волшебника стягивал к себе все силы умирающих в этот миг вокруг него существ - любых, от человека до муравья или слепого червя. Инквизитор Этлау напрасно обвинял Фесса в том, что он, Фесс, якобы пирует, точно вампир, среди кровавой битвы - ах, если бы это было так! Каждая принятая капля Силы отзывалась мучительной отдачей, тем самым откатом, который и делал мир Эвиала столь непохожим на остальные в плане действия магии.
Фесс ещё успел услыхать вырвавшееся у Сугутора полное ужаса "Мэтр!", прежде чем мир вокруг него на мгновение встал на дыбы и вновь опустился на привычное место. Тёмная чаща исчезла. Некромант вступил в Серые Пределы, где безраздельно властвовала Она - о, нет, отнюдь не Западная Тьма, а смерть, простая и понятная смерть, ожидающая в конце жизненного пути каждое чувствующее существо.
Теперь некромант видел вокруг себя не просто деревья, холмы и камни - - он видел то, что в свой черед вступит в Серые Пределы - да-да, даже камни не бессмертны, они переживут бессчётные поколения людей и им подобных, но наступит и их черёд - придорожный валун рассыплется мелким песком, и дух камня уйдет навсегда.
Всё вокруг Фесса медленно умирало. Сосны и трава, мox, кусты - всё. Гибли в вечной бессмысленной борьбе за лишний миг существования мелкие жуки, растения беспощадно душили друг друга сплетающимися корнями, даже могучие лесные исполины, корабельные сосны, непримиримо сражались друг с другом за лишний солнечный луч, за лишнюю каплю земных оков; вся природа, великая, многоголосая и беспощадная, полна была в тот миг (как и всегда) и рождений, и смертей. Вечен и неизменен этот круговорот, покуда горит солнце в небесах; но Фесс мог использовать как оружие лишь силу распада и разрушения. Не слишком-то весело, но таков путь некроманта, ибо кто укротит рвущуюся на волю чудовищную и слепую силу, заключённую в мириадах и мириадах малых смертей?..
Несложно заставить умереть раньше срока обычную человеческую плоть. Проделать то же самое с призраком невозможно, он не знает, что такое старость, и естественным путём истает лишь через много-много веков. Фесс ударил иным - силой миллионов смертей, бессловесного отчаяния и горя, заключённого в простиравшемся вокруг него мире. Конечно, извлечь силу посредством жестокого кошачьего гримуара гораздо проще, но...
Отдача почти что погасила сознание. Фесс не имел права на промах, потому что второго удара нанести бы не смог, и никакие "из последних сил" тут уже бы не помогли.
Они ударили одновременно, он и неведомая тварь, не то созданная чародейством ведьмы, не то вырвавшаяся из какой-то вековечной темницы, что лежит вне пределов обычного мира живых.
Плоть Фесса сейчас умирала в Эвиале, душа покинуло тело, вкладывая всё, что имела, в этот один-единственный удар. То, чем встретил его атаку враг, вкупе с отдачей, откатом заклинания, швырнуло сознание к грааницам жизни, и разрушение смело защитные барьеры обыденности, и уже не Фесс, не его дух, но то, для чего не подобрали названия даже сами некроманты минувших веков, встретило в этот миг взгляд самой Вековечной Тьмы.
Это было почти как во время Арвестской битвы только ещё хуже, гораздо хуже.
"Ну вот видишь, - сказала Тьма, глядя на заметавшуюся перед Её величественным бесконечным троном жалкую крупинку сознания, - видишь, как оно всё обернулось? Ты сам пришёл ко мне, потому что я изначально права. Из меня всё вышло и в меня же и возвратится. Вечен круговорот, о дерзкий дух, вечен круговорот силы и памяти, и никому, даже богам, о которых любят рассуждать смертные, не разорвать этой великой, не ими скованной цепи. Я никого не принуждаю, это только в сказках мне приписывают неутолимую алчность и злобу. Когда ты придёшь ко мне, мы управим этот мир вместе, ко всеобщему благу..."
Кажется, он - или то, что оказалось в тот миг перед очами вечной владычицы, тем не менее сумело ответить чем-то вроде: "А как ты будешь судить о всеобщем благе? И нужно ли это твоё благо тем, кто живёт на тварной земле? И почему ты стала судить о таких вещах? И зачем тебе сдался именно я?.."
"Сколько вопросов, - ответила Тьма. Она не усмехалась - она не умеет ни смеяться, ни злиться, она просто есть, и этим всё сказано. - Хорошо же, слушай. Я могу вернуть тебе память, и тогда тебе многое станет ясно. Во мне - океаны сознании. Все они стали мной, я стала ими. Они есть я, и я есть они. Не понимаешь? Не беда, своё время поймёшь. Эвиал - мир, где я не могу оставаться сама собой. Мне приходится действовать. Но у Тьмы нет ни рук, ни ног, и вся моя мощь обречена до поры оставаться скованной. Ты - мои руки и мой меч. Конечно, если бы ты оказался во мне, это сильно облегчило бы дело, я никого не неволю и не принуждаю. Ты должен при это решение сам!"
"Ты не ответила!"
"Я не сужу. Этим занимается то, что живущие часто называют Светом. Просто моё бытие требует действия. Этот мир - моё вместилище. И я не могу допустить его разрушения".
"Разрушения? О чём ты говоришь?"
"О том что в громадной совокупности миров и пространств, которое владеющие силой называют Упорядоченным, множество сил и множество воль. Я, Тьма, всего лишь одна из них. Большинство из этих сил не имеет ничего общего с привычными людям Тьмой и Светом. У этих сил вообще нет цвета, если ты понимаешь, о чём я говорю. Ты сам можешь судить об этом - по тому, что вырывается сейчас в мир и с чем тебе приходится сражаться. А потому..."
Трудно сказать, о чём ещё бы поведала Тьма, но в этот миг словно чья- то исполинская рука грубо рванула сущность Фесса обратно, к косному миру, где лежало его тело, бессильно рухнув на руки друзей.
- Получилось! - ворвался в уши срывающийся голос. Кажется, Джайлз?..
- Получилось, господин гном! Получилось! Он сейчас очнётся!.. Не были бы вы так любезны убрать... э-э-э... ваш достославный топор от моей шеи?..
Фесс открыл глаза. Он не чувствовал своего тела, не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, пока что ему повиновались только веки.
Над ним склонялись встревоженные лица орка и гнома. Рядом на коленях стоял Эбенезер, болезненно потирая ладонь - обломок посоха Ангеррана Эгестского аж дымился от брошенной в бой мощи. Да, не так прост ты, парень, как, наверное, сам думаешь...
Он знал, что сейчас придёт разрушительная боль, оставшаяся от безоглядно сотворённого заклинания. Тело было полно этой боли. И, когда он полностью придет в себя, эта боль начнет рвать и ломать его, точно свора диких медведей.
Но сейчас его взор, ещё не полностью очистившийся от магии, неудержимо скользил дальше, вдоль по склону, вверх, туда, где столкнулись две волны волшебства - его собственного и того, что враг успел выплеснуть ему навстречу.
Там, где столкнулись противоборствующие силы на первый взгляд не произошло ничего особенного, но деревья обратились в чёрные невесомые пепельные тени, точно их пожрал какой-то невидимый огонь. Трава на склонах, даже камни у кромки болота - всё стало тенями, всё ушло в Серые Пределы, оставив здесь на земле, лишь бледные отражения не плоти даже - навсегда погибших духов...
Два незримых меча столкнулись и разлетелись облаком осколков, каждый не больше пылинки, отравляя и умерщвляя всё вокруг себя.
Фесс ясно видел теперь и покосившуюся часовню, и вспученную землю на древнем погосте, и следы врага - оголодавшего и страшного и в самом деле выпущенного на волю ведьмой, а теперь - тем же ударом вбитого, вмятого обратно, закупоренного и запечатанного, но при этом отнюдь не уничтоженного. Отзвуки нечеловеческих проклятий слабо доносились до Фесса, и он поспешно отклонил слух - нельзя прислушиваться к такому, давать плоть чужому чародейству...
Ох, надолго же будет проклято это место! Ох, недобрые дела станут твориться здесь лунными ночами, когда будут на время слабеть оковы невидимой темницы! Страшна была судьба погребённого, пока он ещё ходил по земле, но троекратно страшнее - та мука, что он испытывает сейчас.
Впрочем, поделом. Фесс не ощущал раскаяния.
Так, понятно, с этим справились, от одного отбились. А ведьма-то у нас где?!
Немой вопрос повис в воздухе. Казалось, считанные мгновения занял безмолвный поединок - но чародейка успела-таки скрыться.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
СИНОПСИС, ИЛИ ЧТО БЫЛО РАНЬШЕ?

Зачин Железный Хребет. Изгнанники

ГЛАВА ПЕРВАЯ

НАРН. ЭЛЬФ И ДИКАЯ ОХОТА

ИНТЕРЛЮДИЯ 2. ГОНЧАЯ АРХИМАГА

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ЭГЕСТ. ВЕДЬМА И ИНКВИЗИТОРЫ

ИНТЕРЛЮДИЯ 3. ТЁМНАЯ ДОРОГА

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ЭГЕСТ. НЕКРОМАНТ И РЫСЬ

ИНТЕРЛЮДИЯ 4. СЛЕД ВИДЯЩЕЙ
Штрихкод:   9785699079056
Номер тома:   1
Количество томов:   В 2-х томах
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   380 г
Размеры:   200x 130x 32 мм
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переиздание
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить