У дьявола в плену У дьявола в плену Преступник, безумец, чернокнижник, дьявол во плоти – так называ-ли Маршалла Росса, графа Лорна, затворника из мрачного замка Эмброуз. Какая женщина согласится разделить с ним брачное ложе? Только дове-денная до отчаяния или та, чья репутация погублена навеки. Юная Давина Макларен мечтает скрыться от жестокого мира где угодно, хоть в объятиях сатаны. Однако вместо ада она попадает в рай. Любовь к таинственному супругу зарождается в сердце Давины с пер-вого взгляда – и вскоре она уже не мыслит себе жизни без Маршалла, мужчины, сумевшего возродить в ее душе большое настоящее чувство. АСТ 978-5-17-063522-1
114 руб.
Russian
Каталог товаров

У дьявола в плену

У дьявола в плену
  • Автор: Карен Рэнни
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2009
  • Кол. страниц: 316
  • ISBN: 978-5-17-063522-1
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Преступник, безумец, чернокнижник, дьявол во плоти – так называ-ли Маршалла Росса, графа Лорна, затворника из мрачного замка Эмброуз. Какая женщина согласится разделить с ним брачное ложе? Только дове-денная до отчаяния или та, чья репутация погублена навеки. Юная Давина Макларен мечтает скрыться от жестокого мира где угодно, хоть в объятиях сатаны. Однако вместо ада она попадает в рай. Любовь к таинственному супругу зарождается в сердце Давины с пер-вого взгляда – и вскоре она уже не мыслит себе жизни без Маршалла, мужчины, сумевшего возродить в ее душе большое настоящее чувство.
Отрывок из книги «У дьявола в плену»
Глава 1

Эдинбург, Шотландия

1870 год


День свадьбы был ясным и солнечным. Ярко-голубое небо широко раскинулось над Эдинбургом. Легкий теплый ветерок был напоен ароматами весны. На площади было тихо — ничто не нарушало безмятежности и спокойствия этого счастливого утра. Казалось, что даже солнце светит как-то особенно ярко, будто благословляя бракосочетание графа Лорна и мисс Давины Макларен.

Стоя у окна, невеста радовалась прекрасной погоде. Однако она не испытывала ни предвкушения торжественной церемонии, ни девичьего страха перед неизвестным будущим. Она была крайне раздражена.

Ее тетка, организовавшая эту явно не сулившую ничего хорошего свадьбу, уехала три дня назад, как раз в тот момент, когда примерки свадебного платья стали Давине просто невыносимыми. Тереза укатила на поезде в Лондон — хотя именно сейчас Давина очень нуждалась в совете более опытной женщины — и вернулась в Эдинбург накануне свадьбы поздно вечером, объявив, что страшно устала и потому все объяснения следует отложить на завтрашнее утро.

Но не только это было причиной раздражения Давины. Главное заключалось в том, что она еще не была знакома со своим женихом. С ней обращались так, словно она была предметом мебели.

Как это унизительно!

Ни одна из ее знакомых девушек не выходила замуж подобным образом. Все они знали, кто будет их мужем: либо потому, что жених и невеста были давно знакомы друг с другом, либо родители невесты заранее обсуждали с дочерью ее будущее.

Но дело в том, что уже год как все ее знакомые не общались с ней.

Разве не могла бы она выбрать себе мужа среди гостей, если бы ее приглашали на балы, обеды и другие светские развлечения? Или правда в том, что ее будущий супруг ведет жизнь затворника? Хорошей же они будут парой! Она, которой ни с кем не разрешалось разговаривать, и граф Лорн, человек, сознательно избегавший общества.

Какого мужчину она увидит на свадебной церемонии в церкви? Похожего на дьявола? Что он такого натворил, что получил столь страшное прозвище? Дьявол из Эмброуза — так его называют. У него наверняка черные волосы. А черные глаза пугают своим пронзительным взглядом. И улыбка скорее всего мефистофелевская. А еще — большой нос, острый подбородок и оттопыренные, заостренные кверху уши.

Можно только вообразить, как будут выглядеть их дети. Милостивый Боже, дети… Сегодня, в свою первую брачную ночь, ей придется раздеваться в присутствии незнакомого мужчины, а потом позволить ему сделать с ней это.

Благодаря Алисдэру и собственной глупости она слишком хорошо знала, что ждет ее в первую брачную ночь. Алисдэр Каннемот был известен в обществе как авантюрист, знаток и ценитель женщин, а также как совратитель невинных девушек. Последнее, впрочем, было не совсем верно. Если он и совратил ее, то это случилось с ее безусловного согласия. Любопытство и предвкушение чего-то необычного — вот что вело ее по пути к собственному падению. Когда все случилось, предвкушение уже было исчерпано, а любопытство очень быстро сменилось достаточно пугающей реальностью.

Она была не права, обвиняя Терезу в том, что та затеяла этот брак. Ее тетя сразу же приняла предложение графа, переданное его адвокатом, и причина заключалась в том, что репутация Давины была полностью и окончательно погублена, и это предложение могло быть единственным, которое она когда-либо получит.

Перспектива остаться старой девой была такой же обескураживающей, как и возможность выйти замуж за человека, о котором она практически ничего не знала, будучи с ним незнакомой.

Так что на ней одной лежит весь груз ответственности за этот брак.

Конечно, нелепо чувствовать сожаление в день своей свадьбы, но все же, наверное, лучше испытывать сожаление, чем страх.

В комнате неожиданно появилась ее тетя. Она была в крайнем возбуждении, что на нее было совсем непохоже. У Терезы Роул были голубые, цвета неба, глаза, ярко-рыжие волосы и характер вождя клана, заключенный в тело хрупкой женщины. Безмятежное выражение лица, которое она являла миру, было маской, за которой скрывалась железная воля. Лучше Давины никто этого не знал.

— Вот ты где, Давина, — сказала Тереза. — Нам надо поторопиться, дорогая.

Давина решила проигнорировать это замечание.

— А где ты думала меня застать, тетя? Или, может, ты думала, что я сбегу?

Тереза остановилась и внимательно посмотрела на Давину — так, словно никогда прежде ее не видела.

— О чем ты говоришь, детка? Времени очень мало, а надо еще упаковать твои вещи, Я получила известие от графа. Он выразил желание, чтобы бракосочетание было совершено в его замке Эмброуз.

Тереза начала руководить тремя появившимися вслед за ней служанками движениями рук, поджатыми губами, покачиваниями головы и выразительными взглядами, при этом совершенно не обращая внимания на Давину, будто та была всего лишь предметом мебели. Может быть, стулом?

Давина встала перед Терезой, скрестив руки на груди. Интересно, подумала она, как далеко она может зайти в своем бунте, испытывая терпение тети? Она чувствовала, что против нее весь мир, но разве при данных обстоятельствах у нее нет права что-либо сказать?

— А ты не считаешь, что это слишком опрометчиво, тетя? Все уже готово. Гости приглашены. Неужели ты думаешь, что все они приедут в Эмброуз, если их предупредят всего за несколько часов до события?

Тереза небрежно махнула рукой, и все три служанки моментально исчезли из комнаты.

— А ты думаешь, Давина, что тебя так легко простят? — спросила Тереза.

Неужели она увидела в глазах тети жалость?

— Никто из приглашенных не согласился присутствовать? — предположила Давина.

Вместо того чтобы ответить прямо, Тереза лишь улыбнулась. Но ее улыбка была скорее печальной, чем веселой.

— То, что нас позвали в Эмброуз, очень хорошо, Давина. Это избавит нас от стыда оказаться во время брачной церемонии в пустой церкви.

Давина ничего не ответила, и поэтому тетя продолжила:

— Людям нравится слышать всякие истории, а твоя, Давина, история не только забавна, но и поучительна, и дает родителям возможность преподать урок своим дочерям.

Что она могла на это возразить? К сожалению, ее тетя была абсолютно права.

— Тебе следует радоваться этому браку, Давина, и тому, что графу Лорну так нужна невеста, что он готов не обращать внимания на твою репутацию.

История жизни графа была известна всем. Говорили, что впереди его ждала блестящая карьера дипломата. Он с гениальностью решал трудные задачи. По поручению правительства ее величества королевы он был послан в Китай. Там с ним случилось что-то ужасное, и с тех пор он стал затворником.

— Разве ты не слышала, какие о нем ходят слухи? — спросила Давина.

Лицо Терезы стало суровым.

— Я не любительница слухов, Давина, и хочу предупредить тебя, чтобы и ты их не слушала.

— Значит, ты хочешь сказать, что это не его вина, что он получил такое страшное прозвище?

— Какое же? — Дьявол.

Тереза пожала плечами.

— Тетя, этот человек — загадка. Его не видели в высшем обществе с тех пор, как он вернулся из Китая. Разве это. Не причина для беспокойства?

— Не столько для беспокойства, сколько для благодарности. Ты сама создала для себя невозможную ситуацию. У тебя нет состояния, нет родственников по мужской линии, которые могли бы тебя защитить. Тебе суждено остаться старой девой и быть дурным примером для всех девушек Эдинбурга. Если, конечно, ты не станешь графиней Лорн. Титул и деньги, моя дорогая, творят чудеса, скажу я тебе.

Тереза открыла дверь и позвала служанок.

— Но ты, тетя, будешь присутствовать на бракосочетании? Или ты по какой-то причине тоже не поедешь?

Вопрос, кажется, удивил Терезу, и она улыбнулась:

— Я тебя понимаю, Давина. Ты нервничаешь, и это понятно. Может быть, будет полезно, если мы с тобой поговорим о том, чего тебе следует ожидать от брака?

Давина начала было качать головой, но потом повторила один из излюбленных жестов тети — подняла руку.

— Прошу тебя, тетя! В этом нет необходимости. Я нервничаю не больше, чем любая девушка, которую выдают замуж за незнакомого мужчину. Почему он не приехал в Эдинбург, чтобы встретиться со мной? Почему он по крайней мере не пригласил нас в Эмброуз раньше, чтобы мы могли познакомиться?

Тереза нахмурилась.

— Давина, ты выходишь замуж за графа Лорна. Не за какого-то человека с улицы. Он был атташе в Штутгарте, атташе в Лиссабоне и атташе в Париже. Он присутствовал при урегулировании многих спорных вопросов внешней политики Британской империи. Он награжден орденами Святых Михаила и Георгия. Этот человек — легенда. Что еще тебе надо о нем знать, Давина?

— Так-то оно так, тетя Тереза, но разговоры о нем не прекращаются.

— Ну что ж, в этом отношении вы с ним на равных, моя дорогая. — Взгляд Терезы был суровым. — О тебе разговоры тоже не прекращаются.

В комнате повисла тишина, которую изредка прерывали лишь шуршание шелка, звуки закрываемых крышек чемоданов и щелканье замков.

Давина кивнула, понимая, что спорить с тетей бесполезно.

Отец почти ничего ей не оставил, кроме дома, который очень быстро был продан. Надо было думать о своем будущем, а она собственными руками все испортила. Не так ли?

Все логично. Был бы жив ее отец, он улыбнулся бы и сказал, что Тереза права. Может быть, ей действительно повезло, что кто-то согласился взять ее в жены.

В горле Давины вдруг застрял комок, и она с большим трудом выдавила:

— Стало быть, я стану женой Дьявола?

Тереза засмеялась. Ее смех был похож на серебряный колокольчик, так нравившийся когда-то ее многочисленным поклонникам.

— Какая глупость, детка! Вовсе нет! Ты станешь графиней Лорн.

Глава 2


Спустя два часа Давина, ее тетя со своей служанкой и Нора — молодая девушка, которая должна была остаться жить с Давиной в Эмброузе в качестве горничной, сидели в карете. За ними следовала повозка, груженная многочисленными чемоданами Давины. В Эдинбурге не должно было оставаться ничего. Вся ее жизнь теперь будет связана с домом графа Лорна.

— Вот увидишь, моя дорогая, — уверила ее тетя, — все устроится как нельзя лучше.

Давина не стала отвечать. Да и кто она такая? Просто неодушевленный предмет, как мебель. И чем скорее она это поймет, тем легче ей будет принять этот союз. Как странно, что тетя не напомнила ей о ее долге перед родом Макларенов.

Время от времени Давина украдкой посматривала на Терезу, но внимание тети было приковано к пейзажам за окном кареты. Казалось, мыслями она была где-то далеко, а не рядом с племянницей.

— Как было в Лондоне, тетя?

Вопрос явно застиг Терезу врасплох и обескуражил ее, поэтому она не стала упрекать Давину за то, что о таких делах не говорят в присутствии слуг.

Чтобы как-то заполнить наступившую паузу, Давина сказала:

— Я думала, что ты поехала в Лондон, чтобы достать что-то для моего приданого.

Смех Терезы прозвучал как-то странно.

— Не надо портить сюрприз, моя дорогая. Может, я решила подождать подходящего момента, чтобы вручить тебе мой подарок?

— Ты уже и так потратила целое состояние на шляпы, платья и всевозможные аксессуары, тетя, так что, уверяю тебя, я очень тебе благодарна.

Тереза вовсе не была легкомысленной женщиной. Она могла быть очень серьезной, если того требовали обстоятельства. Взять хотя бы тот факт, что она почти сразу забрала к себе Давину, когда умер ее отец. В те печальные дни Тереза поддержала Давину и как могла утешала ее.

Почти четверть часа прошло в молчании. Потом снова заговорила Давина.

— Неужели столь многое изменится, когда я стану графиней? — спросила она. — Думаю, что нет. Я не чувствую себя другой, зная, что скоро выйду замуж за графа. Мне придется быть более сдержанной в общении со слугами, да?

Обе служанки посмотрели на нее с интересом.

Тереза глянула сначала на служанок, а потом на Давину. Это было безмолвным предупреждением Давине, что ее вопрос бестактен. В присутствии слуг ничего нельзя обсуждать, равно как раскрывать размеры своего состояния.

Остаток пути прошел в полном молчании. Давина больше ни разу не взглянула на тетю. Однако когда они уже приближались к месту своего назначения — Эмброуз был менее чем в часе езды от Эдинбурга, — Давина выполнила инструкции Терезы: поправила шляпку, надела перчатки, разгладила юбку и стала спокойно дожидаться, когда Нора начнет смахивать пыль с ее туфель, прежде чем они выйдут из кареты.

У нее, как у предмета мебели — дивана или стула, — подправили обивку, а деревянные части отполировали, дабы произвести впечатление. Может, стоит заново набить подушки, подумала Давина и с трудом скрыла улыбку при мысли, что она явится в Эмброуз с пышным бюстом.

Однако Тереза истолковала поведение Давины по-своему.

— Вот так, Давина, веди себя именно так. Ты должна выглядеть уверенной, независимо от обстоятельств. Я обещаю тебе, что этот брак будет удачным.

Что на это скажешь? Все верно. Поэтому Давина улыбнулась, поблагодарила Нору и откинулась на подушки сиденья.

Одному Богу известно, как ей хотелось открыть дверцу, выпрыгнуть из кареты и бежать… бежать куда глаза глядят.

— Ты увидишь, как величествен Эмброуз, — сказала тетя, — В этих огромных залах ты сможешь закатывать грандиозные балы и устраивать всякие другие развлечения.

— Но мне казалось, тетя, что графа все считают затворником. Какой смысл иметь залы для развлечений, если у тебя характер отшельника?

Тетя взглянула на нее искоса.

— Поскольку у тебя такой же характер, Давина, у меня создается впечатление, что вы с его сиятельством очень хорошо подойдете друг другу.

Давина отвернулась к окну, не желая продолжать разговор. Во-первых, следовало помнить, что в карете с ними находятся служанки. Во-вторых, ей вряд ли удастся переспорить тетю. Тереза вбила себе в голову, что у ее племянницы непременно будет счастливый брак, и что бы Давина ни говорила, переубедить тетю ей все равно не удастся.

Но ведь Тереза сделала то, что считала лучшим. Все решения, которые она принимала, всегда были в интересах Давины. И не только потому, что она чувствовала свою ответственность за нее, а потому, что любила ее.

— Я буду очень стараться, — вдруг сказала Давина. — Я действительно попытаюсь, тетя. Я буду самой послушной женой, какую граф Лорн только пожелает.

Тетя вздрогнула от неожиданности, но через мгновение ее лицо смягчилось, она улыбнулась и схватила руку Давины.

— Это все, о чем я могу просить, мое дорогое дитя. Я хочу, чтобы ты использовала этот шанс.

Давина ничего не ответила, и следующие несколько минут прошли в дружелюбном молчании.

Чем ближе они подъезжали к Эмброузу, тем больше благоговейного страха поселялось в душе Давины. Замок был построен в долине прямо под горой Донлей. С западной стороны крутой склон вел к большому озеру, на берегу которого прилепились живописные развалины старо го монастыря.

Под аркой зубчатой стены с бойницами протекала река Най, обеспечивавшая замок водой даже в те времена, когда он находился в осаде. По обеим сторонам обширного внешнего двора высились две кирпичные башни, и на них до сих пор были видны выбоины и выщербленный строительный раствор в тех местах, куда попадали ядра пушек, обстреливавших Эмброуз в далеком прошлом. Эмброуз мог бы служить в качестве урока истории, поскольку упоминания о нем встречались во многих книгах, которые читала Давина.

Эмброуз был памятником стойкости шотландцев, равно как и их неукротимой жажды жизни.

Когда-то ей, наверное, было бы любопытно узнать, каким будет ее новый дом. Она бы пришла в восторг от того, что будет жить в одном из самых великолепных мест Шотландии. Однако сейчас она испытывала одно-единственное чувство — ужас.

Господи, что она наделала?!

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170635221
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   275 г
Размеры:   207x 135x 18 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Волкова И.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить