Храброе сердце Храброе сердце Линдси Грэм, светская журналистка, привыкла писать о скандалах. Только на сей раз скандал задел ее семью, точнее – обожаемого брата Руди, подозреваемого в убийстве. Линдси уверена в полной невиновности Руди. Однако чтобы это до-казать, надо найти настоящего убийцу, и единственный, кто согласен помочь ей в расследовании, – мужественный и бесстрашный норвежец Тор Драугр. Линдси немного побаивается северного «дикаря» и даже не догадывается, что Тор влюбился в нее с первого взгляда и готов не только защи-тить ценой собственной жизни, но и добиться ответного чувства… АСТ 978-5-17-063524-5
71 руб.
Russian
Каталог товаров

Храброе сердце

  • Автор: Кэт Мартин
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2010
  • Кол. страниц: 317
  • ISBN: 978-5-17-063524-5
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Линдси Грэм, светская журналистка, привыкла писать о скандалах. Только на сей раз скандал задел ее семью, точнее – обожаемого брата Руди, подозреваемого в убийстве. Линдси уверена в полной невиновности Руди. Однако чтобы это до-казать, надо найти настоящего убийцу, и единственный, кто согласен помочь ей в расследовании, – мужественный и бесстрашный норвежец Тор Драугр. Линдси немного побаивается северного «дикаря» и даже не догадывается, что Тор влюбился в нее с первого взгляда и готов не только защи-тить ценой собственной жизни, но и добиться ответного чувства…
Отрывок из книги «Храброе сердце»
Глава 1

Англия, Лондон

Сентябрь 1844 года

НОВАЯ ЖЕРТВА УБИЙЦЫ НА КОВЕНТ-ГАРДЕН

Лондонцы начинают нервничать

Тор[1] читал статью на первой странице газеты «Лондон таймс», в которой подробно описывалось уже второе за последние полгода жестокое убийство в районе Ковент-Гарден.

В отличие от своего старшего брата Лейфа[2] Тор не слишком любил читать. Он полагал, что газеты годятся лишь на то, чтобы заворачивать в них уснувшую рыбу. Впрочем, он понимал, что быть в курсе событий не так уж плохо, поэтому старательно разбирал слова английского языка, который начал изучать всего два года назад. До этого он жил на далеком северном острове, о самом существовании которого знали лишь немногие.

Благодаря своему учителю, профессору Пакстону Харту Тор не только научился читать и писать по-английски, но и стал правильно одеваться и вести себя в английском обществе. Лейф со своей женой тоже всячески помогал ему освоиться в Лондоне, и жизнь Тора постепенно наладилась. Тем не менее, ему гораздо больше нравилось бывать на природе, чем сидеть за книжкой в душной комнате.

– Так вот кто украл мою газету! – неожиданно раздался возмущенный женский голос. – А я-то ищу ее повсюду!

Гневно уперев руки в бока, Линдси Грэм решительным шагом направилась к Тору. В этот момент она была похожа на хищную птицу, ринувшуюся с небес на несчастную жертву.

Держа в своей огромной руке газету, Тор стоял на пороге подсобного помещения редакции женского журнала «От сердца к сердцу», владельцами которого были жена его брата Криста Харт-Драугр и ее отец, профессор Пакстон Харт, обучавший Тора английскому языку. Был четверг, канун выхода в свет очередного номера журнала, и по всем комнатам озабоченно сновали сотрудники.

– Вовсе я ее не крал, – сказал Тор приближавшемуся ангелу мщения, – просто взял почитать про убийство…

Янтарно-желтые кошачьи глаза уставились на него.

– Еще одно убийство?

Тор кивнул и протянул Линдси газету, чтобы она могла сама прочитать заголовок статьи.

– Снова в районе Ковент-Гарден, – сказал он, – как и первое убийство.

Схватив газету, Линдси быстро пробежала глазами статью.

Значительно выше среднего роста, она все же заметно уступала почти двухметровому Тору. Стройная, довольно хрупкого телосложения, с золотисто-каштановыми волосами, Линдси была весьма симпатичной особой, однако Тору нравились не такие.

Тора, как и его брата, привлекали статные, крутобедрые и пышногрудые женщины, самой природой предназначенные для удовлетворения мужской страсти. Лейф нашел себе жену по душе, Кристу; Тор же был еще в поисках своей половины.

– Еще одна женщина убита, – сказала Линдси, не отрывая взгляда от статьи, – задушена, как и первая жертва. Полиция полагает, что это дело рук одного и того же преступника.

Линдси была редактором женского журнала и вела колонку светских новостей под названием «Биение сердца». Тору было известно, что она очень много работает, и он искренне уважал ее за это качество, поскольку сам был настоящим трудягой. Помимо работы на пристани, где он командовал докерами во время погрузо-разгрузочных работ на судах компании «Валгалла шиппинг», владельцем которой был его брат, Тор еще подрабатывал в редакции журнала «От сердца к сердцу». Он копил деньги на покупку дома с усадьбой где-нибудь в сельской местности, подальше от удушающей атмосферы шумного Лондона.

– А вот и кое-что новенькое, – заметила Линдси, внимательно вчитываясь в статью. – Тут сказано, что жертвами убийцы стали «ночные бабочки».

– То есть шлюхи, – пробормотал Тор.

Линдси покраснела.

– Но это не дает никому права убивать их, – твердо сказала она.

– Я этого не говорил.

– Мне жаль тех людей, которые живут в том районе, – вздохнула Линдси. – Второе убийство за полгода. Должно быть, жители ужасно напуганы этим. Надеюсь, на этот раз полиция поймает убийцу.

– В статье сказано, что у сыщиков есть улики и они считают, что очень скоро появится и подозреваемый. Возможно, теперь они действительно схватят преступника.

– Интересно, что за улики они обнаружили?

Вопрос Линдси остался без ответа, поскольку Тор не знал, что сказать.

Она подошла к своему столу и, не прерывая чтения, медленно опустилась на стул. Стоявший посередине комнаты большой печатный станок молчал, но уже очень скоро он начнет с грохотом выплевывать экземпляры свежего выпуска журнала.

Тору очень нравилось наблюдать за работой печатного станка. Приехав в Англию, он не переставал удивляться тому, как тяжелые станки умели ткать из ниток материю или же прессовать стекло, превращая его в разнообразную утварь. Но больше всего воображение Тора поразили мощные паровые машины, которые назывались локомотивами и могли перевозить людей и грузы на большие расстояния в считанные часы, а не за несколько дней.

На его родном далеком острове Драугр, где они с братом родились и выросли, ничего подобного просто не было. Люди на острове продолжали жить той жизнью, которой сотни лет назад жили их предки. Все они были воинами и фермерами, но отнюдь не горожанами.

Улыбнувшись наборщице Бесси Бриггз, которая была старше его и относилась к нему как к сыну, Тор принялся за прерванную чтением газеты работу – освобождение стеллажных полок от коробок и ящиков для нового тиража.

Спустя несколько минут тренькнул колокольчик входной двери, и Тор, обернувшись, увидел входившего в офис худого темноволосого мужчину со слегка крючковатым носом. Он был одет в дорогой темно-коричневый фрак и желтовато-коричневые брюки. На голове у него красовался цилиндр – странный головной убор, который так нравился лондонцам и который наотрез отказывался носить Тор.

Вернувшись к своей работе, он сразу забыл о посетителе, но очень скоро до его слуха донеслись гневные голоса Линдси и только что вошедшего джентльмена. Мысленно поблагодарив Бога за то, что объектом ее гнева на этот раз был не он, а кто-то другой, Тор бросил взгляд через раскрытую дверь в сторону редакторского стола и увидел сердито спорившую с посетителем Линдси. Покрасневшие от гнева глаза мужчины и его твердо сжатые челюсти заставили Тора насторожиться.

Линдси возмущенно говорила:

– Мне совершенно безразлично, нравится вам это или нет! Если бы вы не обманывали свою жену, я бы не раскрыла вашу измену и не написала об этом в своей колонке!

– Да вы просто стерва! Моя жена грозит подать на развод! Я граф Фулкрофт из рода Уитфилдов! А Уитфилды никогда не разводятся! Вы немедленно опубликуете опровержение, иначе я позабочусь о том, чтобы вам было очень и очень плохо!

– И как же, позвольте вас спросить, вы намерены это сделать?

Губы графа скривились в зловещей ухмылке.

– Я стану копаться в вашем прошлом до тех пор, пока не найду в нем того, что навсегда опозорит вас в глазах ваших читателей. А такой факт в вашей жизни, уж поверьте мне, непременно найдется, хоть вы еще совсем молоды и кажетесь себе абсолютно безгрешной. Вот тогда и посмотрим, как это понравится вам!

Тор решил, что услышал вполне достаточно. Заметив слегка побледневшее лицо Линдси, он подошел к редакторскому столу, схватил графа Фулкрофта за лацканы дорогого фрака и, как следует встряхнув, приподнял его над полом.

– Хватит угрожать даме! – прорычал он. – Немедленно извинитесь перед ней и уходите!

– Сейчас же поставьте меня на пол!

На лице Линдси отразился испуг. Не обращая на нее никакого внимания, Тор еще раз встряхнул графа.

– Я сказал – извинитесь! Сейчас же!

Граф висел в воздухе, беспомощно болтая ногами в блестящих кожаных ботинках всего в нескольких сантиметрах от пола.

– Ну хорошо, хорошо! – с усилием выговорил он. – Прошу прощения за то, что назвал вас… стервой. Поставьте же меня на пол!

Тор опустил графа, и тот немедленно направился к двери. Бросив на Линдси испепеляющий взгляд, он прошипел:

– И все же ваш бульдог не спасет вас от возмездия! Я жду опровержения в ближайшем же выпуске, иначе берегитесь!

– Даже не надейтесь на это! – крикнула ему вслед Линдси.

Тор был вполне доволен своим поступком, но Линдси, похоже, все это не понравилось.

– Никогда больше так не делайте! – сердито сказала она ему.

– О чем вы?

– Вы вмешались не в свое дело. Я и сама могу справиться со своими проблемами, и мне не нужна ваша помощь!

– Вы хотели, чтобы этот человек продолжал вас оскорблять? – стиснув зубы, спросил Тор. – Вам понравилось быть… стервой?

Глаза Линдси широко раскрылись, потом в уголке рта мелькнула едва заметная усмешка.

– Разумеется, не понравилось, – ответила она. – Но я справилась бы с ним и без вашей помощи.

– Отлично! В следующий раз, когда вас будет оскорблять какой-нибудь мужчина, я сделаю вид, будто ничего не слышу и не вижу. Вас это устраивает?

– Да, – чуть помедлив, сказала Линдси, глядя ему в глаза. – Я не нуждаюсь ни в вашей, ни еще в чьей-либо помощи.

– Вы упрямы, как уродливая лошадь, – покачал головой Тор.

– Вы хотели сказать «как осел», – поправила она его.

– Вот именно, как осел!

Линдси молча повернулась и вышла из комнаты.

Чертова баба, подумал Тор, стараясь не замечать покачивания ее бедер под пышной юбкой и не думать о том, что ее талия настолько узка, что он вполне мог бы обхватить ее двумя ладонями. Она была похожа на худенького юношу… Ну что он в ней нашел? Совершенно непонятно.

И все же Тор не мог не признать, что у нее красивое лицо, гладкая белая кожа; ее золотисто-каштановые волосы сияли в лучах солнца, проникавших в помещение редакции сквозь стекла высоких окон.

Неожиданно Тор почувствовал сильное возбуждение. Это озадачило и разозлило его. Стараясь подавить неуместную реакцию, он быстро вернулся в подсобное помещение и принялся сердито раскидывать пачки журналов.

Нет, его вовсе не тянуло к Линдси Грэм. Она была решительно не в его вкусе. Но он почему-то не мог оторвать взгляд от ее грациозной походки.


Линдси заканчивала работу над своей колонкой. Она слышала, как в подсобке перекладывал пачки Тор, освобождая место для завтрашнего тиража.

Линдси знала, с каким нетерпением ждет Криста выхода в свет именно этого выпуска. Она всеми силами выступала против распространившейся в обществе отвратительной практики передачи, а вернее, продажи незаконнорожденных и потому «ненужных» детей в приемные семьи или государственные приюты, где их ждала если не смерть, то ужасная судьба.

Об этой практике избавления от нежелательных детей им рассказала их общая подруга Корали Уитмор Форсайт. Теперь, когда Корри была занята поисками мужчины, убившего ее сестру, Линдси стала вместо нее писать, статьи на социальные темы. Корри недавно вышла замуж за графа Тремейна, и молодая супружеская пара намеревалась всячески поддерживать борьбу Кристы против этого уродливого явления.

Линдси осторожно посмотрела в сторону подсобки и увидела Тора за работой. Высокий и широкоплечий, он без видимых усилий перекладывал огромные пачки газет и журналов. Похоже, он был из тех мужчин, которым нравится тяжелая физическая работа.

В отличие от своего брата Лейфа Тор не был одержим стремлением получить образование, однако за те пару лет, что он провел в Англии, успел самостоятельно научиться довольно многому. О Торе Линдси знала только то, что он родом с какого-то крошечного островка к северу от Оркнейских островов. Он хорошо говорил по-английски с едва заметным норвежским акцентом и умел читать и писать, хотя и не так хорошо, как говорить. К тому же Криста и ее отец постарались научить его основным правилам поведения в обществе.

И все же этот человек во многом оставался дикарем. Он не интересовался ни искусством, ни театром, ни оперой. У него не было ни малейшего желания ходить на балы, приемы, вечеринки и прочие светские увеселительные мероприятия, посещать которые так нравилось самой Линдси. Это не только доставляло ей удовольствие, но было и ее профессиональной обязанностью как редактора женского журнала и автора колонки светской хроники. Будучи дочерью барона, она чувствовала себя в высшем свете как рыба в воде.

Линдси нравилась ее работа и та независимость, которую она получила благодаря ей. Разумеется, поначалу ее родители приходили в ужас от одной только мысли о том, что их двадцатидвухлетняя дочь хочет работать. Но Линдси в конце концов удалось уговорить их согласиться с ее решением заниматься журналистикой.

Сейчас ее родители отправились в Европу, оставив дочь на попечение тетки, Дилайлы Маркем, графини Эшфорд, старшей сестры матери. Линдси любила свою тетку, чрезвычайно прогрессивно мыслящую женщину, которая в свои сорок шесть лет вела очень активный образ жизни и собиралась наслаждаться каждым ее мгновением и впредь, до самой гробовой доски. В общем и целом это означало, что Линдси была предоставлена самой себе.

Стояли первые сентябрьские дни, и в помещении редакции было очень тепло. Линдси рассеянно обмахнулась газетой, которую читала, и снова бросила быстрый взгляд в сторону подсобки, где Тор наклонился, чтобы поднять очередную пачку. Он всегда одевался очень просто – никаких жилетов, галстуков, шейных платков и тому подобного. Но сейчас… Глаза Линдси широко раскрылись, когда она увидела, что Тор снял сюртук и расстегнул рубашку из тонкого полотна до самого пояса. Стала видна не только широкая, покрытая курчавыми темными волосами грудь, но и весь мускулистый торс с плоским животом. От тяжелой физической работы пот струился по шее из-под темных густых волос, заставляя тонкую рубашку буквально облеплять потрясающе мощный мужской торс, на котором рельефно выделялись работавшие мышцы.

Линдси затаила дыхание. У этого дикаря было тело норвежского бога, именем которого он был назван, и такие синие глаза, что в них можно было запросто утонуть…

Какая несправедливость, что за такой потрясающей внешностью скрывалась такая неинтересная личность!

Не в силах оторвать глаза от работавшего Тора, Линдси, словно зачарованная, продолжала смотреть на его идеально двигавшееся сильное тело, когда он внезапно обернулся, поймал ее взгляд и медленно выпрямился.

– Даме не следует смотреть на полуодетого мужчину, – негромко произнес он.

– А джентльмену не следует публично раздеваться! – вздернула подбородок Линдси и резко отвернулась.

У нее сильно билось сердце.

Схватив с серебряной подставки перьевую ручку, она обмакнула ее в чернильницу и принялась писать статью, с досады посадив большую фиолетовую кляксу.

Тор что-то пробормотал себе под нос и тоже вернулся к своей работе.

– С тобой все в порядке? – неожиданно раздалось над ухом Линдси. Она тут же вскинула голову и увидела рядом с собой свою начальницу и лучшую подругу, Кристу Харт-Драугр.

Линдси хотела было сказать, что все было в полном порядке до тех пор, пока Тор не снял с себя одежду, но вовремя сообразила, что Криста имела в виду инцидент с графом Фулкрофтом, а вовсе не перепалку с Тором.

– Бесси все мне рассказала, – продолжала Криста. – Жаль, что меня здесь не было.

Криста была высокой, выше многих мужчин, за исключением, разумеется, мужа и его брата Тора. Она была очень красивой – с огромными зелеными глазами и роскошными золотистыми волосами. Ее муж Лейф был ей под стать. У этой супружеской пары был девятимесячный сын, которого родители обожали, и, судя по всему, их могло ожидать скорое прибавление семейства.

Взглянув на подругу, Линдси улыбнулась:

– Со мной все в порядке. Фулкрофт просто выпустил пар.

– Чем бы он тебе ни угрожал, наш журнал будет на твоей стороне. Ты вовсе не должна писать опровержение, если не хочешь этого.

Линдси вспомнила, что граф грозился раскопать позорные факты из ее прошлого. Эта угроза не была пустой, поскольку Линдси всегда была независимой и несколько бесшабашной девушкой. Графу без труда удастся разузнать о ее опрометчивой связи с молодым виконтом Стэнфилдом. Впрочем, Линдси сомневалась в том, что граф Фулкрофт дойдет до такой низости; в любом случае она не собиралась поддаваться на его шантаж.

– Не беспокойся, Криста, я же сказала, что это был всего лишь слишком эмоциональный разговор, – снова улыбнулась Линдси. – И к тому же… после вмешательства Тора граф вряд ли станет докучать мне.

Взглянув в сторону подсобки, Криста увидела полуодетого, мокрого от пота Тора в расстегнутой до пояса рубашке.

– Надеюсь, ты не обиделась на Тора. Мой муж и его брат очень своевольны…

– Это еще слабо сказано, – пробормотала Линдси.

– Давай закроем ту дверь. А то здесь очень тепло…

– Не глупи! Для меня обнаженный мужской торс не новость.

Криста бросила на подругу многозначительный взгляд, словно говоря: «Только не такой, как у Тора». И это было чистой правдой.

Когда Криста ушла в свой кабинет, Линдси попыталась сосредоточиться на лежавшем перед ней листе бумаги, безуспешно стараясь стереть из памяти вид сильных мускулов под гладкой смуглой кожей.


Было уже почти три часа ночи, когда Линдси, опираясь на почтительно протянутую руку лакея, вышла из экипажа в фешенебельном районе Лондона. Следом вышла ее тетя Дилайла, и обе женщины направились к дому.

Войдя в отделанный мрамором вестибюль, Линдси сбросила плащ на руки худощавому седовласому дворецкому, который служил ее семье уже больше двадцати лет.

– Благодарю вас, Бендерс, – улыбнулась она ему.

Ответив на ее улыбку, дворецкий взял и накидку Дилайлы.

– Какие будут приказания, миледи? – обратился он к ней.

– Никаких, – коротко ответила тетушка Ди.

Дворецкий неслышно удалился, а Линдси направилась в Розовую гостиную, чтобы вместе с тетушкой подвести краткие итоги проведенного вечера. Это было их обычным ритуалом.

Чувствуя себя очень уставшей, Линдси опустилась на обитую розовым бархатом кушетку. Ей ужасно хотелось спать.

– Давно у меня не было такого прекрасного вечера, – бодрым голосом заявила графиня Эшфорд, вплывая в гостиную. Казалось, она ничуть не утомилась, словно было всего шесть часов вечера, а не далеко за полночь. Словно это не она танцевала до упаду и вела бесконечные светские разговоры, в то время как Линдси уже едва держалась на ногах от усталости и мышцы ее лица болели от непрестанных улыбок.

Хотя Линдси и нравились балы, на этот раз ей отчего-то хотелось оказаться подальше от шумной, пахнувшей приторно-сладкими духами и начищенной кожаной обувью толпы, заполнившей просторную гостиную дома маркиза Пенроуза.

Тетушка Ди налила себе заключительную порцию хереса и предложила племяннице присоединиться к ней. Та решительно отказалась.

Усевшись на кушетку рядом с Линдси, Дилайла негромко проговорила, чередуя слова с глотками хереса:

– А знаешь, граф Вардон определенно заинтересовался тобой.

Дилайла была такой же высокой, как Линдси, но более плотной. Она сохранила хорошую фигуру и густые черные волосы. Ее большие серые глаза, обрамленные длинными темными ресницами, поражали своей красотой. Графине нельзя было дать больше тридцати пяти, хотя ей было уже сорок шесть. Добрая половина мужчин лондонского света искала ее внимания, однако лишь немногие удостаивались этой чести.

– Но меня лорд Вардон совершенно не интересует, – пожала плечами Линдси. – Впрочем, как и все другие мужчины… Во всяком случае, сейчас.

– Полагаю, мне не следовало бы поощрять в тебе стремление к независимости, – едва заметно улыбнулась Дилайла, – но, по правде говоря, я полностью с тобой согласна. Женщина должна наслаждаться жизнью, пока она молода. Жизнь после молодости достаточно длинна, и ее с лихвой хватит на мужа и детей.

В отличие от общепринятого мнения Дилайла придерживалась твердого убеждения, что женщина должна пользоваться всеми правами и свободами наравне с мужчиной. Оставалось только удивляться тому, что родители Линдси выбрали именно ее в качестве опекунши для своей дочери. Впрочем, барон и баронесса Ренхерст всегда больше заботились о своих собственных делах, чем о проблемах дочери.

– Мне нравится моя жизнь, – сказала Линдси. – Нравится делать то, что я хочу, не подчиняясь никакому мужчине.

– Так и надо жить, моя дорогая, – кивнула Дилайла. – Женщине приходится быть осторожнее и предусмотрительнее в своих делах, чем мужчине. Но если ей это удается, у нее появляется множество способов наслаждаться свободной жизнью.

Линдси вполне могла представить себе, как наслаждалась своей свободой Дилайла. Женщине требовалось немалое мужество, чтобы жить в соответствии со своими желаниями, и Линдси не могла не восхищаться своей тетушкой.

– Интересно, вернулся ли домой Руди? – вспомнила она о брате, который тоже был на балу, но довольно скоро уехал куда-то с друзьями.

– Вряд ли он вернулся домой раньше нас, – покачала головой Дилайла. – Держу пари, он явится не раньше утра.

– Просто он еще очень молод, в нем играет кровь, и его тянет на подвиги, – попыталась защитить брата Линдси. – Каждый молодой человек проходит через это.

Хотя Руди был моложе Линдси всего на год, он был всеобщим баловнем семьи и к тому же наследником титула барона; ему потворствовали во всем.

– Твой брат крайне безрассуден и неосторожен. Этот бездельник слишком много пьет и к тому же водит дружбу с дурной компанией. Твоему отцу давно следовало взять его в ежовые рукавицы. Теперь-то уже поздно, мальчик вырос.

– Он еще совсем юнец, – возразила Линдси. – Это болезнь возраста, и со временем она у него пройдет…

Линдси искренне надеялась, что все будет именно так. Руди рос без надлежащего присмотра, ему слишком многое позволялось. Он имел ужасную репутацию повесы, и порой Линдси сомневалась, что он когда-нибудь изменится к лучшему, хотя и надеялась на это всей душой.

Выпив свою порцию хереса, тетушка Ди сказала:

– Ну что же, пора спать.

– Да, вы правы, тетя, – вздохнула Линдси. – Спокойной ночи!

Выйдя из гостиной, она медленным шагом направилась к себе в спальню, размышляя о том, что в словах Дилайлы, несомненно, была доля истины.
Глава 2

Руди появился дома на следующий день, в десять часов утра. Линдси уже заканчивала завтрак, когда до нее донесся неясный шум. Надеясь, что это вернулся Руди, она быстро вышла в холл.

Покачиваясь на нетвердых ногах, брат ухмыльнулся ей и попытался снять шляпу, которая тут же выскользнула у него из пальцев и покатилась по мраморному полу.

– Д-д-доброе утро, сестренка, – пробормотал он.

Дворецкий наклонился и поднял шляпу, делая вид, что не замечает состояния Руди. Линдси шагнула к брату.

– Боже мой, да ты совсем пьян!

Руди – высокий, худой юноша с рыжеватыми волосами и веснушками на лице – пьяно хихикнул:

– А что… неужели заметно? – Он глупо ухмыльнулся и, покачнувшись, повалился на пол.

– Бендерс, помогите мне отвести брата в его спальню, – повернулась к дворецкому Линдси.

– Разумеется, мисс.

С этими словами дворецкий шагнул к Руди, но тот с поразительным проворством отодвинулся в сторону и, с трудом поднимаясь на ноги, пробормотал:

– Н-н-не нужна мне… н-н-никакая помощь. Я просто зашел домой, чтобы… чтобы п-п-принять ванну и переодеться… В клубе меня ждут друзья и… и Т-т-том Боггз.

Линдси обняла брата за плечи.

– Ты в своем уме? – укоризненно покачала она головой. – В таком состоянии ты никуда не пойдешь. Ты же в стельку пьян!

– Неужели все так плохо? – нахмурился Руди.

– Хуже некуда! Ты едва держишься на ногах!

Руди недоуменно пожал плечами. Линдси заметила, что его фрак сильно помят и в нескольких местах чем-то заляпан.

– Тогда я, пожалуй, прилягу ненадолго… а то комната плывет у меня перед глазами…

– Вот именно, – подхватила Линдси, – тебе нужно поспать.

Она взяла брата под руку с одной стороны, дворецкий – с другой, и они чуть ли не волоком потащили Руди наверх, в его спальню. Он оказался тяжелым, словно куль муки, и когда им удалось наконец положить юношу на кровать, оба тяжело дышали, словно разгрузили вагон с углем. Едва голова Руди коснулась подушки, глаза его закрылись и он погрузился в глубокий сон.

– Похоже, молодой хозяин кутил всю ночь, – покачал головой Бендерс.

– И уже не первый раз.

– Просто он очень молод и жизнелюбив по натуре.

– Лучше бы он научился управлять своим жизнелюбием, пока оно не довело его до беды.

Бендерс молча кивнул. Выходя из комнаты, он позвал мистера Пича, камердинера Руди, чтобы тот раздел его и уложил в постель.

Вздохнув, Линдси вышла из спальни брата. Слава Богу, тетушка Ди не видела всего этого безобразия. Хоть она и была сторонницей независимого образа жизни, пьянство в ее понимании находилось за границей дозволенного.


Линдси работала над очередной колонкой светской хроники, посвященной на этот раз балу в доме маркиза Пенроуза. Она писала о богато украшенном бальном зале, о многочисленных вазах с роскошными хризантемами, о зеркалах в золоченых рамах, обо всем, что делало бальный зал похожим на Версальский дворец, как вдруг в редакции появился Руди. Он вошел быстрым шагом, на его заметно побледневшем лице ярко выделялись веснушки, в широко распахнутых зеленовато-карих глазах плескалась тревога.

– Лисси… мне нужно поговорить с тобой, – хрипло сказал он.

Лисси… этим именем он называл свою сестру в далеком детстве, когда ему было трудно правильно выговорить ее имя – Линдси. Она уже давно не слышала, чтобы брат так ее называл. Линдси с беспокойством посмотрела на бледного Руди:

– Боже мой, что случилось? Ты выглядишь так, словно вот-вот упадешь в обморок.

– Я же мужчина, Линдси, а мужчины не падают в обморок. Но я… мне… мне необходимо поговорить с тобой наедине.

В его глазах было что-то такое, что напомнило Линдси того мальчика, каким он был в детстве. Встав из-за стола, она повела его на второй этаж, в комнату, которой часто пользовался в качестве кабинета профессор Харт. Вслед за сестрой Руди вошел в небольшое помещение с высоким потолком, все стены которого были заставлены книжными стеллажами, и тщательно притворил за собой дверь.

Стараясь подавить чувство возрастающей тревоги, Линдси повернулась к брату и спросила:

– Ну так что же тебя так сильно огорчило? Что случилось?

Руди сделал глубокий вдох, стараясь успокоиться.

– Сегодня утром в дом приходил полицейский, чтобы поговорить со мной…

– Что?!

– Приходил констебль Бертрам. Он ведет расследование убийств в районе Ковент-Гарден.

– Но какого черта нужно было констеблю Бертраму от тебя?!

У Руди подкосились ноги, и он опустился на стул возле дубового письменного стола.

– Он хотел задать мне несколько вопросов о втором убийстве. Вернее, о двух убийствах…

– Полиция считает, что ты располагаешь какой-то информацией об этом?

– Не просто информацией. Они полагают… похоже, они считают, что я могу быть в этом замешан.

От этих слов брата Линдси похолодела. Услышанное никак не укладывалось у нее в голове.

– Каким образом ты можешь быть замешан в убийствах? – недоуменно спросила она.

Руди бросил на сестру жалобный взгляд. На лбу у него выступили крупные капли пота.

– Линдси, они подозревают меня… они… они считают, что эти преступления… мог совершить я…

Линдси опустилась на соседний стул. У нее сильно билось сердце.

– Но почему… что заставило их подозревать тебя в этих убийствах?

Руди молча отвернулся и стал смотреть в окно, за которым было видно только серое осеннее небо. Было пасмурно и прохладно. Собирался дождь.

– Я был знаком с ней, – глухо проговорил он. – С той женщиной, которую убили.

– Но, насколько мне известно, – нахмурилась Линдси, – эта женщина была… ночной бабочкой.

– Она считала себя актрисой, – с жалким видом пробормотал Руди. – Мы… мы познакомились на одной… на одной вечеринке у Тома Боггза.

Том Боггз! Этот избалованный и испорченный до мозга костей младший сын графа был для семьи Линдси вечным источником неприятностей. С тех пор как Руди стал водить дружбу с Томом и его никудышными друзьями, он сильно изменился к худшему. А теперь еще и связался с проституткой! Брат открылся Линдси с неожиданной и весьма неприятной стороны, о существовании которой она не подозревала.

Впрочем, молодой женщине не пристало знать о существовании проституции, в то время как молодой мужчина имел полное право пользоваться услугами представительниц этой профессии.

– И ты… ты был с ней в ту ночь, когда ее убили?

– Я… я виделся с ней незадолго до убийства.

Линдси помедлила перед тем, как задать следующий вопрос, боясь услышать ответ брата. Она давно уже предчувствовала, что дурное поведение Руда приведет его к беде.

– А та, другая женщина… та, которую убили полгода назад… с ней ты тоже был… знаком?

Он кивнул и опустил глаза.

– Я был с ней всего один раз… кажется, незадолго до убийства.

– Ах, Руди…

– Что же мне теперь делать, сестренка?

Вот именно – что? Линдси сделала медленный глубокий вдох, мысленно обобщая услышанное от брата и пытаясь найти оптимальное решение проблемы.

– Первым делом нужно посоветоваться с адвокатом отца, мистером Марвином. Он скажет, о чем тебе стоит говорить в полиции и о чем не стоит.

– Но я не убивал этих женщин! Я просто скажу им правду! Не понимаю, почему…

– А мне кажется, ты отлично это понимаешь, иначе не пришел бы ко мне за помощью.

Руди отвернулся и смущенно кашлянул.

– Да, мне немного не по себе. Не каждый день бываешь на допросе…

– Вот именно. Поэтому мы не станем рисковать и прежде посоветуемся с мистером Марвином.

Руди нехотя согласился с планом сестры. Поговорив еще несколько минут, они спустились вниз. Как только Руди ушел, Линдси отправилась к Кристе.

– Если ты сейчас не очень занята, мне бы хотелось поговорить с тобой об одном деле, – негромко сказала она подруге.

– Для тебя у меня всегда найдется свободное время. Заходи!

Линдси села в кресло рядом со столом Кристи и аккуратно расправила пышную юбку. Собравшись с духом, она вкратце рассказала подруге о брате и о том, что полиция допрашивала его в качестве подозреваемого по делу о недавнем втором убийстве на Ковент-Гарден.

– О Господи! – ужаснулась Криста.

– Я тоже с трудом в это верю. Конечно, мой брат не образец для подражания, он бывает слишком беспечным и необузданным, но на убийство он не способен!

– И в полиции очень скоро это поймут.

– Надеюсь, что так и будет, – вздохнула Линдси. – Думаю, в данный момент мы вряд ли можем что-либо сделать. Остается просто ждать дальнейшего развития событий.

– Вряд ли полиция решится на арест твоего брата. Все-таки он наследник барона Ренхерста, очень уважаемого в аристократическом обществе человека.

– Разумеется, ты права. У нас нет оснований беспокоиться на этот счет.

– Вот именно! И ты очень правильно сделала, что посоветовала брату поговорить с адвокатом вашего отца.

Линдси кивнула и подумала, что это было действительно разумное решение. Она сказала себе, что эта проблема, скорее всего, решится сама собой и все подозрения полиции рассеются как дым.


На следующее утро Линдси сидела в редакции и пыталась сосредоточиться на очередной своей статье, но ее мысли то и дело возвращались к брату. Накануне он разговаривал с мистером Марвином, который посоветовал ему отвечать на вопросы полицейских только в его присутствии. К счастью Руди больше не подвергался допросу.

– И все же у меня сердце не на месте, – сказала Линдси Кристе – Так или иначе, но брат был знаком с обеими жертвами.

– Быть знакомым и убивать далеко не одно и то же, – ответила Криста.

– Согласна, – вздохнула Линдси.

Но когда через несколько часов в редакцию снова примчался Руди, она не могла не вздрогнуть от страха. Усевшись рядом с ее столом, он выдохнул:

– Они снова приходили ко мне.

– Полицейские? Надеюсь, ты не стал разговаривать с ними без мистера Марвина?

– Они сказали, что у них ко мне всего пара вопросов. Поскольку мне нечего скрывать, я согласился ответить. Что в этом может быть плохого для меня?

– И что они хотели узнать? – скрипнула зубами Линдси.

– Они… они спросили, где я был в ночь первого и второго убийства.

Линдси похолодела. Полиция всерьез рассматривала Руди в качестве возможного убийцы.

– И что ты им сказал?

– Сказал, что не помню.

– Руди!

– Это правда, сестренка. Я тогда пил с Томом Боггзом и друзьями. Все, что я помню, – это тяжелое похмелье на следующее утро в номерах «Золотого фазана».

– «Золотого фазана»?

Руди стыдливо опустил глаза.

– Это… ну, игорное заведение. Я бываю там с друзьями…

– Надеюсь, это заведение находится далеко от Ковент-Гарден?

Руди молчал, не поднимая глаз. Было совершенно очевидно, что он ничем не мог порадовать сестру.

– Бог мой, Руди! Во что ты ввязался?!

– Так уж получилось, сестренка, – осмелился поднять на нее взгляд Руди. – Но я не делал ничего плохого, я только слишком много пил.

– И играл в азартные игры?

В ответ Руди недоуменно пожал плечами, словно не считал это большим грехом.

– Ну да, я проиграл несколько монет…

На его лице промелькнула тень вины, и Линдси поняла, что проиграл он не так уж мало. Отец будет очень расстроен, когда узнает о проделках сына.

– Да пойми же ты, я не убийца! Но я не знаю, как это доказать…

Не знала этого и Линдси. Она любила своего избалованного брата. Оба они, Руди и Линдси, случалось, бывали безрассудными и импульсивными. И все же Линдси была совершенно уверена в непричастности Руди к жестоким убийствам.

Она была готова на все, чтобы спасти честь брата.


Тор видел, как Руди Грэм отошел от стола Линдси и покинул редакцию. У него не было намерения подслушивать их разговор, и все же невольно услышанного оказалось достаточно, чтобы понять, что юноша попал в беду.

Тор мог понять, как это все случилось. Когда он впервые приехал в Лондон и едва мог сказать несколько слов на незнакомом ему английском языке, ему тоже пришлось столкнуться с законом. На улице он подрался с парой головорезов, защищая молодую женщину, которая подверглась нападению с их стороны.

Когда на место событий приехала полиция, женщина неожиданно исчезла, а Тор не смог внятно объяснить, что произошло. Его запихнули в полицейский фургон и отвезли в участок. Лейфу пришлось потратить немало времени и усилий, чтобы вызволить брата. Тору тоже показалось, что если уж полицейские вобьют себе что-то в голову, убедить их в обратном почти невозможно.

Он взглянул на Линдси. Ее голова склонилась над листом бумаги, однако перо в ее руке оставалось неподвижным. Судя по всему, полиция решила, что убийство двух женщин совершил именно Руди Грэм.

Да, парень серьезно влип.

Не задумываясь о том, какой может быть реакция Линдси, Тор подошел к ее столу.

– Только не гневайтесь, – начал он, – но я случайно услышал ваш разговор с братом…

– Вы что же, подслушивали?! – резко вскинула голову Линдси.

– Просто у меня очень хорошей слух.

Ее пухлые розовые губы скептически скривились.

– Полагаю, мы с Руди сами виноваты, – сказала она, – нам следовало уйти наверх, но он так торопился… – Она сокрушенно покачала головой: – Я очень беспокоюсь за него.

– У него проблемы с полицией?

– Его подозревают в убийствах на Ковент-Гарден. Но Руди на это не способен! Он и мухи не тронет!

– Я плохо знаю вашего брата, но если вам нужна моя помощь, только скажите мне об этом, и я…

– Вы готовы мне помочь? – недоуменно сдвинула брови Линдси. – Почему? Я же вам совсем не нравлюсь…

Ну, сказать, чтобы Линдси ему совсем не нравилась, было бы неверно. Просто она слегка раздражала его.

– Вы подруга Кристы и Корри, а они мои друзья, поэтому я готов вам помочь.

Она взглянула на него своими большими янтарно-желтыми глазами, и у Тора внезапно перехватило дыхание.

– Благодарю вас, но мне не нужна помощь. Мой брат невиновен. Со временем полиция найдет настоящего убийцу.

Тор кивнул, надеясь, что так оно и будет. Да, Линдси порой раздражала его, но он вовсе не желал ей зла. К тому же было совершенно очевидно, что она очень любит своего младшего брата.

– Руди – прекрасный человек, – сказала Линдси, – просто сбился с пути. Ничего, со временем он выправится.

– Ему повезло, что у него такая любящая и заботливая сестра.

– Спасибо, – едва заметно улыбнулась она.

В ее глазах светилась искренняя благодарность, от которой у Тора вдруг сильнее забилось сердце. Ему неожиданно захотелось обнять ее и утешить… Это было совершенное безумие! Ведь ему совсем не нравились женщины, которые ходили на работу, вместо того чтобы сидеть дома и заботиться о муже и детях; женщины, считавшие себя равными мужчинам. Именно такой была жена его брата, и хотя Тор постепенно привык к ней и даже по-своему привязался, он все же считал ее слишком независимой, прямолинейной и откровенной. Его жена должна быть другой.

На его родном острове женщины работали наравне с мужчинами, но всегда знали свое место: знали, что Бог создал их для служения мужчине.

При мысли о том, что Линдси тоже должна служить мужчине, Тор внезапно почувствовал возбуждение, которое постарался тут же подавить. Да стоит только поцеловать ее, и она с возмущенным криком убежит прочь! Скорее всего, страсть была ей так же незнакома, как и понимание того, что хозяином в доме должен быть только мужчина.

Покачав головой, Тор оставил Линдси размышлять над решением возникшей проблемы с братом и вернулся к своим обязанностям в подсобке. В остальные дни недели он будет занят в порту, командуя погрузо-разгрузочными работами на судах «Валгалла шиппинг». Пожалуй, завтра вечером он заглянет в гости к дамам в заведение «Красная дверь», куда он периодически заходил, чтобы получить удовольствие определенного свойства.

Линдси, склонив голову, внимательно читала газету. Волна медовых волос, свесившись набок, обнажила молочно-белую нежную кожу шеи.

Мельком взглянув на Линдси, Тор сразу почувствовал напряжение в самом низу живота. Почему-то он испытывал острое желание близости всякий раз, когда эта девушка оказывалась рядом с ним. Тор вспомнил о «Красной двери» и решил, что непременно нанесет дамам визит.


Лейф Драугр стоял на пристани, наблюдая за разгрузкой недавно пришедших в порт судов «Валгалла шиппинг». Резкий ветер трепал британские флаги на верхушках мачт, чайки с пронзительным криком ныряли в холодную воду, покрытую пенными барашками.

Лейфу нравилось смотреть на море, любоваться пришвартованными кораблями, слушать крики чаек и строить планы на будущее. Возглавляемая им судовая компания «Валгалла шиппинг» все более превращалась, в стабильно развивающееся и процветающее предприятие, и в этом была немалая заслуга его брата Тора, хотя тот не хотел этого признавать.

Тор обладал поразительным умением ладить с людьми. Он быстро завоевывал их уважение и доверие, поэтому докеры, как правило, работали на совесть. Да и сам Тор никогда не чурался помочь грузчикам.

Хотя оба брата отличались трудолюбием и оба любили море, во многих других отношениях, включая внешность, они были совершенно разными людьми. У Лейфа была белая кожа и светлые волосы, а Тор был смуглым и темноволосым. Лейф старался научиться всему необходимому для того, чтобы стать желанным членом английского светского общества, а Тор с трудом заставлял себя следовать хотя бы основным правилам поведения в свете.

Тору не нравилось жить в городе, хотя он и не помышлял о возвращении на родной остров Драугр. Лейф говорил ему, что принадлежавшая Тору доля в их совместном бизнесе со временем принесет ему достаточно средств, чтобы он мог купить понравившийся ему участок земли в сельской местности, но Тору хотелось самому заработать деньги.

Лейф обожал свою жену и девятимесячного сына и каждый день молился, чтобы Бог дал его брату такую же благословенную семейную жизнь.

Братья действительно были во многих отношениях разными, но оба они были людьми, твердо верящими в безусловную ценность чести, верности, мужества, чувства долга. Оба были готовы доверить друг другу собственную жизнь.

Лейф заметил брата, подошедшего к компании докеров. Тор поймал его взгляд и, улыбнувшись, помахал ему рукой. Лейф тоже поднял руку в знак приветствия.

Со временем Тор встретит свою половину, предназначенную ему Богом. Лейф твердо верил в это и все же не мог не волноваться за брата.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170635245
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   275 г
Размеры:   206x 135x 18 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Львов В.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить