Человек, который смеется Человек, который смеется \"Человек, который смеется\" - одно из самых значительных произведений выдающегося французского писателя Виктора Гюго. В этом романе в наибольшей мере нашли отражение гуманистические взгляды автора, и выразителем их стал главный герой - Гуинплен. Лорд по рождению, ребенком попавший в руки компрачикосов, обезобразивших его лицо, он вырос среди народа и полностью испил чашу унижений и позора обыкновенного ярмарочного фигляра. Но в отличие от жестоких и лживых нравов светского общества, описанного в романе, уродливая внешность Гуинплена - только видимость, прикрывающая душевное благородство, способность к самопожертвованию и любви. Любви, которую не победит даже смерть... Фолио 978-966-03-4534-8
317 руб.
Russian
Каталог товаров

Человек, который смеется

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
"Человек, который смеется" - одно из самых значительных произведений выдающегося французского писателя Виктора Гюго. В этом романе в наибольшей мере нашли отражение гуманистические взгляды автора, и выразителем их стал главный герой - Гуинплен. Лорд по рождению, ребенком попавший в руки компрачикосов, обезобразивших его лицо, он вырос среди народа и полностью испил чашу унижений и позора обыкновенного ярмарочного фигляра. Но в отличие от жестоких и лживых нравов светского общества, описанного в романе, уродливая внешность Гуинплена - только видимость, прикрывающая душевное благородство, способность к самопожертвованию и любви. Любви, которую не победит даже смерть...
Отрывок из книги «Человек, который смеется»
КНИГА ПЕРВАЯ. МОРЕ И НОЧЬ



ПРОЛОГ



1. УРСУС


Урсус и Гомо были связаны узами тесной дружбы. Урсус [медведь (лат.)]
был человек, Гомо [человек (лат.)] - волк. Нравом они очень подходили друг
к другу. Имя "Гомо" дал волку человек. Вероятно, он же придумал и свое;
найдя для себя подходящей кличку "Урсус", он счел имя "Гомо" вполне
подходящим для зверя. Содружество человека и волка пользовалось успехом на
ярмарках, на приходских праздниках, на уличных перекрестках, где толпятся
прохожие; толпа всегда рада послушать балагура и накупить всяких
шарлатанских снадобий. Ей нравился ручной волк, ловко, без принуждения
исполнявший приказания своего хозяина. Это большое удовольствие - видеть
укрощенного строптивца, и нет ничего приятней, чем наблюдать все
разновидности дрессировки. Вот почему бывает так много зрителей на пути
следования королевских кортежей.
Урсус и Гомо кочевали с перекрестка на перекресток, с площадей
Абериствита на площади Иедбурга, из одной местности в другую, из графства
в графство, из города в город. Исчерпав все возможности на одной ярмарке,
они переходили на другую. Урсус жил в балагане на колесах, который Гомо,
достаточно вышколенный для этого, возил днем и стерег ночью. Когда дорога
становилась трудной из-за рытвин, грязи или при подъемах в гору, человек
впрягался в лямку и по-братски, бок о бок с волком, тащил возок. Так они
вместе и состарились.
На ночлег они располагались где придется - среди невспаханного поля, на
лесной прогалине, у перекрестка нескольких дорог, у деревенской околицы, у
городских ворот, на рыночной площади, в местах народных гуляний, на опушке
парка, на церковной паперти. Когда возок останавливался на какой-нибудь
ярмарочной площади, когда с разинутыми ртами сбегались кумушки и вокруг
балагана собирался кружок зевак, Урсус принимался разглагольствовать, и
Гомо с явным одобрением слушал его. Затем волк учтиво обходил
присутствующих с деревянной чашкой в зубах. Так зарабатывали они себе на
пропитание. Волк был образованный, человек - тоже. Волк был научен
человеком или научился сам всяким, волчьим фокусам, которые повышали сбор.
- Главное, не выродись в человека, - дружески говаривал ему хозяин.
Волк никогда не кусался, с человеком же это порою случалось. Во всяком
случае Урсус имел поползновение кусаться. Урсус был мизантроп и, чтобы
подчеркнуть свою ненависть к человеку, сделался фигляром. К тому же надо
было как-нибудь прокормиться, ибо желудок всегда предъявляет свои права.
Впрочем, этот мизантроп и скоморох, быть может думая таким образом найти
себе место в жизни поважнее и работу посложнее, был также и лекарем. Мало
того, Урсус был еще и чревовещателем. Он умел говорить, не шевеля губами.
Он мог ввести в заблуждение окружающих, с изумительной точностью копируя
голос и интонации любого из них. Он один подражал гулу целой толпы, что
давало ему полное право на звание "энгастримита". Он так себя и величал.
Урсус воспроизводил всякие птичьи голоса: голос певчего дрозда, чирка,
жаворонка, белогрудого дрозда - таких же скитальцев, как и он сам;
благодаря этому своему таланту он мог по желанию в любую минуту вызвать у
вас-впечатление то площади, гудящей народом, то луга, оглашаемого мычанием
стада; порою он бывал грозен, как рокочущая толпа, порою детски
безмятежен, как утренняя заря. Такое дарование хотя и редко, но все же
встречается. В прошедшем столетии некто Тузель, подражавший смешанному
гулу людских и звериных голосов и воспроизводивший крики всех животных,
состоял при Бюффоне в качестве человека-зверинца. Урсус был проницателен,
крайне своеобразен и любознателен. Он питал склонность ко всяким
россказням, которые мы называем баснями, и притворялся, будто сам верит
им, - обычная хитрость лукавого шарлатана. Он гадал по руке, по раскрытой
наобум книге, предсказывал судьбу, объяснял приметы, уверял, что встретить
черную кобылу - к неудаче, но что еще опаснее услышать, когда ты уже
совсем готов в дорогу, вопрос: "Куда собрался?" Он называл себя "продавцом
суеверий", обычно говоря: "Я этого не скрываю; вот в чем разница между
архиепископом Кентерберийским и мной". Архиепископ, справедливо
возмущенный, однажды вызвал его к себе. Однако Урсус искусно обезоружил
его преосвященство, прочитав перед ним собственного сочинения проповедь на
день рождества Христова, которая так понравилась архиепископу, что он
выучил ее наизусть, произнес с кафедры и велел напечатать как свое
произведение. За это он даровал Урсусу прощение.
Благодаря своему искусству врачевателя, а может быть, и вопреки ему,
Урсус исцелял больных. Он лечил ароматическими веществами. Хорошо
разбираясь в лекарственных травах, он умело использовал огромные целебные
силы, заключенные во множестве всеми пренебрегаемых растений - в
гордовине, в белой и вечнозеленой крушине, в черной калине, бородавнике, в
рамене; он лечил от чахотки росянкой, пользовался, сообразно надобности,
листьями молочая, которые, будучи сорваны у корня, действуют как
слабительное, а сорванные у верхушки - как рвотное; исцелял горловые
болезни при помощи наростов растения, именуемого "заячьим ушком"; знал,
каким тростником можно вылечить быка и какой разновидностью мяты можно
поставить на ноги больную лошадь; знал все ценные, благотворные свойства
мандрагоры, которая, как всем известно, является растением двуполым. У
него были лекарства на всякие случаи. Ожоги он исцелял кожей саламандры,
из которой у Нерона, по словам Плиния, была сделана салфетка. Урсус
пользовался ретортой и колбой; он сам производил перегонку и сам же
продавал универсальные снадобья. Ходили слухи, будто одно время он сидел в
сумасшедшем доме; ему оказали честь, приняв его за умалишенного, но вскоре
выпустили на свободу, убедившись, что он всего-навсего поэт. Возможно, что
этого и не было: каждый из нас бывал жертвой подобных россказней.
В действительности же Урсус был грамотеем, любителем прекрасного и
сочинителем латинских виршей. Он был ученым в двух областях, ибо
одновременно шел по стопам и Гиппократа и Пиндара. В знании поэтического
ремесла он мог бы состязаться с Раненом и с Видой. Он мог бы сочинять
иезуитские трагедии не менее удачно, чем отец Бугур. Благодаря близкому
знакомству с прославленными ритмами и размерами древних Урсус в своем
обиходе пользовался ему одному свойственными образными выражениями и целым
рядом классических метафор. О матери, впереди которой шествовали две
дочки, он говорил: "Это дактиль"; об отце, за которым шли два его сына:
"Это анапест"; о внуке, шагавшем между дедом и бабушкой: "Это амфимакрий".
При таком обилии знаний можно жить только впроголодь. Салернская школа
рекомендует: "Ешьте мало, но часто". Урсус ел мало и редко, выполняя,
таким образом, лишь первую половину предписания и пренебрегая второй. Но
это уж была вина публики, которая собиралась не каждый день и покупала не
слишком часто. Урсус говорил: "Отхаркнешься поучительным изречением -
станет легче. Волк находит утешение в вое, баран - в теплой шерсти, лес -
в малиновке, женщина - в любви, философ же - в поучительном изречении".
Урсус по мере надобности кропал комедии, которые сам же с грехом пополам и
разыгрывал: это помогало продавать снадобья. В числе других творений он
сочинил героическую пастораль в честь рыцаря Хью Миддлтона, который в 1608
году провел в Лондон речку. Эта речка спокойно протекала в шестидесяти
милях от Лондона, в графстве Гартфорд; явился рыцарь Миддлтон и завладел
ею; он привел с собою шестьсот человек, вооруженных заступами и мотыгами,
стал рыть землю, понижая грунт в одном месте, повышая его в другом, иногда
подымая речку на двадцать футов, иногда углубляя ее русло на тридцать
футов, соорудил из дерева наземные водопроводы, построил восемьсот мостов,
каменных, кирпичных и бревенчатых, и вот, в одно прекрасное утро, речка
вступила в пределы Лондона, который испытывал в то время недостаток в
воде. Урсус преобразил эти прозаические подробности в прелестную
буколическую сцену между рекою Темзой и речкой Серпантиной. Мощный поток
приглашает к себе речку, предлагая ей разделить с ним ложе. "Я слишком
стар, - говорит он, - чтобы нравиться женщинам, но достаточно богат, чтобы
оплачивать их". Это был остроумный и галантный намек на то, что сэр Хью
Миддлтон произвел все работы за свой счет.
Урсус мастерски владел монологом. Будучи нелюдимым и вместе с тем
словоохотливым, не желая никого видеть, но испытывая потребность
поговорить с кем-нибудь, он выходил из затруднения, беседуя сам с собою.
Кто жил в уединении, знает, до какой степени человеческой природе
свойствен монолог. Слово, звучащее внутри нас, вызывает своего рода зуд.
Обращаясь в пространство, мы как бы открываем предохранительный клапан.
Разговор вслух наедине с собой производит впечатление диалога с богом,
которого мы носим в себе. Таково, как всем известно, было обыкновение
Сократа. Он произносил речи перед самим собой. Точно так же поступал и
Лютер. Урсус брал пример с этих великих мужей. Он обладал способностью,
раздваиваясь, быть своей собственной аудиторией. Он задавал себе вопросы и
сам отвечал на них; он превозносил себя и осыпал оскорблениями. С улицы
слышно было, как он один ораторствует в своем возке. Прохожие, у которых
есть свое мерило для оценки незаурядных людей, говорили: "Вот идиот!" По
временам, как мы только что сказали, Урсус бранил самого себя, но бывали
моменты, когда он отдавал себе должное. Как-то в одной из тех кратких
речей, с которыми он обращался к себе, он с гордостью воскликнул: "Я
изучил растение во всех его тайнах, я изучил стебель, почку, чашелистики,
лепесток, тычинку, завязь, семяпочку, бурачок, спорангий и апотеций. Я
постиг хромацию, осмосию и химосию, иными словами - образование цвета,
запаха и вкуса". В этом аттестате, который Урсус выдавал Урсусу, была,
несомненно, некая доля бахвальства, но пусть первым кинет в него камень
тот, кто не постиг хромации, осмосии и химосии.
К счастью, Урсус никогда не бывал в Нидерландах. Там его, без сомнения,
взвесили бы, чтобы определить, обладает ли он должным весом, избыток или
недостаток которого свидетельствует о том, что человек - колдун. В
Голландии этот должный вес был мудро установлен законом. Это было
удивительно просто и остроумно. Вас клали на чашу весов - и все сразу
становилось ясным: если вы оказывались слишком тяжелым, вас вешали, если
слишком легким - сжигали. Еще теперь можно видеть в Удеватере весы для
взвешивания колдунов, но в наши дни на этих весах взвешивают сыр, - вот во
что выродилась религия! Тощему Урсусу, пожалуй, не поздоровилось бы от
такого взвешивания. В своих странствиях он избегал Голландии - и хорошо
делал. Впрочем, мы полагаем, что он вообще не покидал пределов Англии.
Как бы то ни было, Урсус, человек очень бедный и притом сурового нрава,
завязав в лесу знакомство с Гомо, почувствовал влечение к бродяжничеству.
Он взял волка себе в товарищи и стал скитаться с ним по дорогам, живя на
вольном воздухе жизнью, полной всяких неожиданностей. Урсус был очень
изобретателен, всегда себе на уме, весьма искусен во врачебном деле и
великий мастер на всякие фокусы. Он пользовался славой хорошего лекаря и
хорошего фигляра; само собою разумеется, что его считали и чародеем, но
лишь отчасти, ибо (прослыть приятелем черта было в ту пору небезопасно.
Говоря по правде, Урсус своим пристрастием к фармакопее и лекарственным
растениям мог навлечь на себя подозрение, так как часто уходил собирать
травы в угрюмые, непролазные чащи, где произрастает салат Люцифера и где,
как это установил советник д'Анкр, рискуешь встретить в вечернем тумане
вышедшего из-под земли человека, "кривого на правый глаз, без плаща, со
шпагой на боку и совершенно босого". Но при всех странностях своего
характера Урсус был слишком добропорядочным, чтобы насылать град, вызывать
привидения, вихрем пляски замучить человека насмерть, внушать безмятежные
или, напротив, печальные и полные ужасов сны и заклинаниями выводить из
яиц четырехкрылых петухов, - подобных проделок за ним не водилось. Он был
неспособен на такие мерзости, как, например, говорить по-немецки,
по-древнееврейски или по-гречески, не изучив этих языков, что является
признаком либо гнусного коварства, либо природной болезни, вызываемой
меланхолией. Если Урсус изъяснялся по-латыни, то только потому, что знал
ее. Он не позволил бы себе говорить по-сирийски, так как не знал этого
языка; кроме того, доказано, что сирийский язык - язык ведьм. В медицине
Урсус не без основания отдавал предпочтение Галену перед Кардано, ибо
Кардано, при всей своей учености, жалкий червь по сравнению с Галеном.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
КНИГА ПЕРВАЯ. МОРЕ И НОЧЬ
ПРОЛОГ
1. УРСУС
2. КОМПРАЧИКОСЫ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. НОЧЬ НЕ ТАК ЧЕРНА, КАК ЧЕЛОВЕК
1. ЮЖНАЯ ОКОНЕЧНОСТЬ ПОРТЛЕНДА
2. БРОШЕННЫЙ
3. ОДИН
4. ВОПРОСЫ
5. ДЕРЕВО, ИЗОБРЕТЕННОЕ ЛЮДЬМИ
6. БИТВА СМЕРТИ С НОЧЬЮ
7. СЕВЕРНАЯ ОКОНЕЧНОСТЬ ПОРТЛЕНДА
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. УРКА В МОРЕ
1. ЗАКОНЫ, НЕ ЗАВИСЯЩИЕ ОТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ВОЛИ
2. ОБРИСОВКА ПЕРВЫХ СИЛУЭТОВ
3. ВСТРЕВОЖЕННЫЕ ЛЮДИ НА ТРЕВОЖНОМ МОРЕ
4. ПОЯВЛЕНИЕ ТУЧИ, НЕ ПОХОЖЕЙ НА ДРУГИЕ
5. ХАРДКВАНОН
6. ОНИ УПОВАЮТ НА ПОМОЩЬ ВЕТРА
7. СВЯЩЕННЫЙ УЖАС
8. NIX ET NOX - СНЕГ И НОЧЬ
9. БУРНОЕ МОРЕ ПРЕДОСТЕРЕГАЕТ
10. БУРЯ - ЛЮТАЯ ДИКАРКА
11. КАСКЕТЫ
12. ПОЕДИНОК С РИФОМ
13. ЛИЦОМ К ЛИЦУ С МРАКОМ НОЧИ
14. ОРТАХ
15. PORTENTOSUM MARE - МОРЕ УЖАСА
16. ЗАГАДОЧНОЕ ЗАТИШЬЕ
17. ПОСЛЕДНЕЕ СРЕДСТВО
18. КРАЙНЕЕ СРЕДСТВО
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. РЕБЕНОК ВО МРАКЕ
1. ЧЕСС-ХИЛЛ
2. ДЕЙСТВИЕ СНЕГА
3. ТЯГОСТНЫЙ ПУТЬ ЕЩЕ ТЯЖЕЛЕЕ ОТ НОШИ
4. ИНОГО РОДА ПУСТЫНЯ
5. ПРИЧУДЫ МИЗАНТРОПА
6. ПРОБУЖДЕНИЕ
КНИГА ВТОРАЯ. ПО ПРИКАЗУ КОРОЛЯ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПРОШЛОЕ НЕ УМИРАЕТ; В ЛЮДЯХ ОТРАЖАЕТСЯ ЧЕЛОВЕК
1. ЛОРД КЛЕНЧАРЛИ
2. ЛОРД ДЭВИД ДЕРРИ-МОЙР
3. ГЕРЦОГИНЯ ДЖОЗИАНА
4. MAGISTER ELEGANTIARUM - ЗАКОНОДАТЕЛЬ ИЗЯЩЕСТВА
5. КОРОЛЕВА АННА
6. БАРКИЛЬФЕДРО
3. БАРКИЛЬФЕДРО ПРОБИВАЕТ СЕБЕ ДОРОГУ
8. INFERI - ПРЕИСПОДНЯЯ
9. НЕНАВИСТЬ ТАК ЖЕ СИЛЬНА, КАК И ЛЮБОВЬ
10. ПЛАМЯ, КОТОРОЕ МОЖНО БЫЛО БЫ ВИДЕТЬ, БУДЬ ЧЕЛОВЕК ПРОЗРАЧЕН
11. БАРКИЛЬФЕДРО В ЗАСАДЕ
12. ШОТЛАНДИЯ, ИРЛАНДИЯ И АНГЛИЯ
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ГУИНПЛЕН И ДЕЯ
1. ЛИЦО ЧЕЛОВЕКА, КОТОРОГО ДО СИХ ПОР ЗНАЛИ ТОЛЬКО ПО ЕГО ПОСТУПКАМ
2. ДЕЯ
3. OCULOS NON HABET, ET VIDET - НЕ ИМЕЕТ ГЛАЗ, А ВИДИТ
4. ПРЕКРАСНО ПОДОБРАННАЯ ЧЕТА ВЛЮБЛЕННЫХ
5. ЛАЗУРЬ СРЕДИ МРАКА
6. УРСУС НАСТАВНИК И УРСУС ОПЕКУН
7. СЛЕПОТА ДАЕТ УРОКИ ЯСНОВИДЕНИЯ
8. НЕ ТОЛЬКО СЧАСТЬЕ, НО И БЛАГОДЕНСТВИЕ
9. СУМАСБРОДСТВО, КОТОРОЕ ЛЮДИ БЕЗ ВКУСА НАЗЫВАЮТ ПОЭЗИЕЙ
10. ВЗГЛЯДЫ НА ВЕЩИ И НА ЛЮДЕЙ ЧЕЛОВЕКА, ВЫБРОШЕННОГО ЗА БОРТ ЖИЗНИ
11. ГУИНПЛЕН - ГЛАШАТАЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ, УРСУС - ГЛАШАТАЙ ИСТИНЫ
12. УРСУС-ПОЭТ УВЛЕКАЕТ УРСУСА-ФИЛОСОФА
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ТРЕЩИНЫ
1. ТЕДКАСТЕРСКАЯ ГОСТИНИЦА
2. КРАСНОРЕЧИЕ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ
3. ПРОХОЖИЙ ПОЯВЛЯЕТСЯ СНОВА
4. НЕНАВИСТЬ РОДНИТ САМЫХ НЕСХОДНЫХ ЛЮДЕЙ
5. ЖЕЗЛОНОСЕЦ
6. МЫШЬ НА ДОПРОСЕ У КОТОВ
7. ПО КАКИМ ПРИЧИНАМ МОЖЕТ ЗАТЕСАТЬСЯ ЗОЛОТОЙ СРЕДИ МЕДЯКОВ?
8. ПРИЗНАКИ ОТРАВЛЕНИЯ
9. ABYSSUS ABYSSUM VOCAT - БЕЗДНА ПРИЗЫВАЕТ БЕЗДНУ
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ПОДЗЕМНЫЙ ЗАСТЕНОК
1. ИСКУШЕНИЕ СВЯТОГО ГУИНПЛЕНА
2. ОТ СЛАДОСТНОГО К СУРОВОМУ
3. LEX, REX, FEX - ЗАКОН, КОРОЛЬ, ЧЕРНЬ
4. УРСУС ВЫСЛЕЖИВАЕТ ПОЛИЦИЮ
5. УЖАСНОЕ МЕСТО
6. КАКИЕ СУДЕБНЫЕ ЧИНЫ СКРЫВАЛИСЬ ПОД ПАРИКАМИ ТОГО ВРЕМЕНИ
7. ТРЕПЕТ
8. СТОН
ЧАСТЬ ПЯТАЯ. МОРЕ И СУДЬБА ПОСЛУШНЫ ОДНИМ И ТЕМ ЖЕ ВЕТРАМ
1. ПРОЧНОСТЬ ХРУПКИХ ПРЕДМЕТОВ
2. ТО, ЧТО ПЛЫВЕТ, ДОСТИГАЕТ БЕРЕГА
3. ВСЯКИЙ, КОГО В ОДНО МГНОВЕНИЕ ПЕРЕБРОСИЛИ БЫ
ИЗ СИБИРИ В СЕНЕГАЛ, ЛИШИЛСЯ БЫ ЧУВСТВ (ГУМБОЛЬДТ)
4. ЧАРЫ
5. ЧЕЛОВЕКУ КАЖЕТСЯ, ЧТО ОН ВСПОМИНАЕТ, МЕЖДУ ТЕМ КАК ОН ЗАБЫВАЕТ
ЧАСТЬ ШЕСТАЯ. ЛИЧИНЫ УРСУСА
1. ЧТО ГОВОРИТ ЧЕЛОВЕКОНЕНАВИСТНИК
2. И КАК ОН ПОСТУПАЕТ
3. ОСЛОЖНЕНИЯ
4. MOENIBUS SURDIS, CAMPANA MUTA - СТЕНЫ ГЛУХИ, КОЛОКОЛ НЕМ
5. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНТЕРЕСЫ ПРОЯВЛЯЮТСЯ В ВЕЛИКОМ И В МАЛОМ
ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ. ЖЕНЩИНА-ТИТАН
1. ПРОБУЖДЕНИЕ
2. ДВОРЕЦ, ПОХОЖИЙ НА ЛЕС
3. ЕВА
4. САТАНА
5. УЗНАЮТ ДРУГ ДРУГА, ОСТАВАЯСЬ НЕУЗНАННЫМИ
ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ. КАПИТОЛИЙ И ЕГО ОКРЕСТНОСТИ
1. ТОРЖЕСТВЕННАЯ ЦЕРЕМОНИЯ ВО ВСЕХ ЕЕ ПОДРОБНОСТЯХ
2. БЕСПРИСТРАСТИЕ
3. СТАРИННЫЙ ЗАЛ
4. ПАЛАТА ЛОРДОВ В СТАРИНУ
5. ВЫСОКОМЕРНАЯ БОЛТОВНЯ
6. ВЕРХНЯЯ И НИЖНЯЯ ПАЛАТЫ
7. ЖИЗНЕННЫЕ БУРИ СТРАШНЕЕ ОКЕАНСКИХ
8. БЫЛ БЫ ХОРОШИМ БРАТОМ, ЕСЛИ БЫ НЕ БЫЛ ПРИМЕРНЫМ СЫНОМ
ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ. НА РАЗВАЛИНАХ
1. С ВЫСОТЫ ВЕЛИЧИЯ В БЕЗДНУ ОТЧАЯНИЯ
2. ПОСЛЕДНИЙ ИТОГ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ. МОРЕ И НОЧЬ
1. СТОРОЖЕВАЯ СОБАКА МОЖЕТ БЫТЬ АНГЕЛОМ-ХРАНИТЕЛЕМ
2. БАРКИЛЬФЕДРО МЕТИЛ В ЯСТРЕБА, А ПОПАЛ В ГОЛУБКУ
3. РАЙ, ВНОВЬ ОБРЕТЕННЫЙ НА ЗЕМЛЕ
4. НЕТ, НА НЕБЕСАХ
ПРИМЕЧАНИЯ
Штрихкод:   9789660345348
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   414 г
Размеры:   204x 135x 31 мм
Оформление:   Тиснение цветное, Частичная лакировка
Тираж:   2 500
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Черно-белые
Переводчик:   Лившиц Б.
Отзывы Рид.ру — Человек, который смеется
Оцените первым!
Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
09.06.2010 10:30
Прочтите эту книгу! Она вас не разочарует! Читала эту книгу в подростковом возрасте. Была так потрясена!!! Долго не могла взятья за чтение любой другой книги, словно всё остальное настолько ничтожно, что не сможет никак меня более заинтересовать! Хотя............ Начинала прочтение 3 раза (не знаю, кому-как, но я лично, трудно к привыкала к этой книге, поначалу буквально заставила себя читать), зато потом... я оказалась просто захвачена этой историей!!! Где-то в средине книги опять есть тяжелое для прочтения место, где так долго, методично и скурпулёзно описываются владения лордов, что я сначала не выдержала и пролистала дальше, но потом, меня замучила совесть, я вернулась и честно прочла и это, из уважения к автору.
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Человек, который смеется» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить