Второе пространство. Орфей и Эвридика Второе пространство. Орфей и Эвридика Чеслав Милош считается сегодня одним из величайших польских поэтов; по мнению Иосифа Бродского, дружившего с Милошем, это, может быть, самый великий поэт ХХ века. В 1980 году Милошу, «который с бесстрашным ясновидением показал незащищенность человека в мире, раздираемом конфликтами», присудили Нобелевскую премию. До глубокой старости Милош сохранял энергию и упорство, оставался поразительно трудолюбивым и плодовитым поэтом. Главную его черту можно назвать аппетитом к жизни, с которым сочеталась горькая мудрость, чувство дистанции, понимание иерархии явлений. Как Гоголь и Достоевский, — пишет Венцлова, — он ощущал, что мир лежит во зле и полон страдания; но, как Мицкевич в „Пане Тадеуше”, умел видеть и передавать бесконечную привлекательность бытия. Сущностью поэзии для него было осмысление слова „есть” (единственного слова, которое определяет Бога). Зрелого и позднего Милоша не без оснований сопоставляют с Гёте. В этом убеждают его последние поэтические книги — «Второе пространство» (2002) и «Орфей и Эвридика» (2003), которые предстают перед читателями в настоящем издании в точном и мастерском переводе Анатолия Ройтмана. Азбука 978-5-9985-0835-6
104 руб.
Russian
Каталог товаров

Второе пространство. Орфей и Эвридика

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Чеслав Милош считается сегодня одним из величайших польских поэтов; по мнению Иосифа Бродского, дружившего с Милошем, это, может быть, самый великий поэт ХХ века. В 1980 году Милошу, «который с бесстрашным ясновидением показал незащищенность человека в мире, раздираемом конфликтами», присудили Нобелевскую премию.
До глубокой старости Милош сохранял энергию и упорство, оставался поразительно трудолюбивым и плодовитым поэтом. Главную его черту можно назвать аппетитом к жизни, с которым сочеталась горькая мудрость, чувство дистанции, понимание иерархии явлений. Как Гоголь и Достоевский, — пишет Венцлова, — он ощущал, что мир лежит во зле и полон страдания; но, как Мицкевич в „Пане Тадеуше”, умел видеть и передавать бесконечную привлекательность бытия. Сущностью поэзии для него было осмысление слова „есть” (единственного слова, которое определяет Бога). Зрелого и позднего Милоша не без оснований сопоставляют с Гёте. В этом убеждают его последние поэтические книги — «Второе пространство» (2002) и «Орфей и Эвридика» (2003), которые предстают перед читателями в настоящем издании в точном и мастерском переводе Анатолия Ройтмана.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Второе пространство
Ксендз Северин
Теологический трактат
Ученик мастера
Метаморфозы
Орфей и Эвридика
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить