Память Память \"Нет, не из книжек наших скудных, / подобья нищенской сумы, / узнаете о том, как трудно, / как невозможно жили мы…\" …И все-таки из стихов О. Берггольц, которые она не чаяла увидеть напечатанными при жизни, мы узнаем правду о Блокаде. Из стихов, дневников и писем О. Берггольц, познавшей ужас сталинских застенков, мы узнаем о том, что было с нашей страной в тридцатые-сороковые годы. \"А я бы над костром горящим / сумела руку продержать, / когда б о правде настоящей / хоть так позволили писать…\" Перед вами, читатель, книга большого лирического и гражданского поэта, потому что только такого масштаба поэт и человек в первые дни войны мог сказать после всего пережитого: \"…Вот жизнь моя, дыханье./ Родина! Возьми их у меня!\" Все 900 дней блокады О. Берггольц оставалась в умирающем городе. \"В истории Ленинградской эпопеи она стала символом, воплощением героизма блокадной трагедии. Ее чтили, как чтут блаженных, святых\" (Д. Гранин). \"Никто не забыт, и ничто не забыто\" - эти слова О. Берггольц выбиты на стене Пискаревского кладбища. Но в контексте и ее жизни, и жизни миллионов наших соотечественников эти слова обретают смысл, выходящий далеко за пределы только Блокады. В настоящее издание включены стихотворения, поэмы, а также книга О. Берггольц \"Дневные звезды\", которую она считала Главной в своей жизни. Сборник открывает вступительное слово Даниила Гранина. Азбука 978-5-395-00416-1, 978-5-9985-0966-7
101 руб.
Russian
Каталог товаров

Память

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
"Нет, не из книжек наших скудных, / подобья нищенской сумы, / узнаете о том, как трудно, / как невозможно жили мы…" …И все-таки из стихов О. Берггольц, которые она не чаяла увидеть напечатанными при жизни, мы узнаем правду о Блокаде. Из стихов, дневников и писем О. Берггольц, познавшей ужас сталинских застенков, мы узнаем о том, что было с нашей страной в тридцатые-сороковые годы. "А я бы над костром горящим / сумела руку продержать, / когда б о правде настоящей / хоть так позволили писать…" Перед вами, читатель, книга большого лирического и гражданского поэта, потому что только такого масштаба поэт и человек в первые дни войны мог сказать после всего пережитого: "…Вот жизнь моя, дыханье./ Родина! Возьми их у меня!" Все 900 дней блокады О. Берггольц оставалась в умирающем городе. "В истории Ленинградской эпопеи она стала символом, воплощением героизма блокадной трагедии. Ее чтили, как чтут блаженных, святых" (Д. Гранин). "Никто не забыт, и ничто не забыто" - эти слова О. Берггольц выбиты на стене Пискаревского кладбища. Но в контексте и ее жизни, и жизни миллионов наших соотечественников эти слова обретают смысл, выходящий далеко за пределы только Блокады. В настоящее издание включены стихотворения, поэмы, а также книга О. Берггольц "Дневные звезды", которую она считала Главной в своей жизни. Сборник открывает вступительное слово Даниила Гранина.
Отрывок из книги «Память»
...А я бы над костром горящим
Сумела руку продержать,
Когда б о правде настоящей
Хоть так позволили писать.
Рукой, точащей кровь и пламя,
Я написала б обо всем,
О настоящей нашей славе,
О страшном подвиге Твоем.
Меж строк безжизненных и лживых
Вы не сумеете прочесть,
Как сберегали мы ревниво
Знамен поруганную честь.
Пусть продадут и разбазарят,
Я верю - смертью на лету
Вся кровь прапрадедов ударит
В сердца, предавшие мечту.
("А я бы над костром горящим...")

Нет, не из книжек наших скудных,
Подобья нищенской сумы,
Узнаете о том, как трудно,
Как невозможно жили мы.
Как мы любили горько, грубо,
Как обманулись мы любя,
Как на допросах, стиснув зубы,
Мы отрекались от себя.
Как в духоте бессонных камер
И дни, и ночи напролет
Без слез, разбитыми губами
Твердили "Родина", "Народ".
И находили оправданья
Жестокой матери своей,
На бесполезное страданье
Пославшей лучших сыновей
О дни позора и печали!
О, неужели даже мы
Тоски людской не исчерпали
В открытых копях Колымы!
А те, что вырвались случайно,
Осуждены еще страшней.
На малодушное молчанье,
На недоверие друзей.
И молча, только тайно плача,
Зачем-то жили мы опять,
Затем, что не могли иначе
Ни жить, ни плакать, ни дышать.
И ежедневно, ежечасно,
Трудясь, страшилися тюрьмы,
Но не было людей бесстрашней
И горделивее, чем мы.
За облик призрачный, любимый,
за обманувшую навек
пески монгольские прошли мы
и падали на финский снег.
Но наши цепи и вериги
она воспеть нам не дала.
И равнодушны наши книги,
и трижды лжива их хвала.
Но если, скрюченный от боли,
вы этот стих найдете вдруг,
как от костра в пустынном поле
обугленный и мертвый круг,
но если жгучего преданья
дойдет до вас холодный дым, -
ну что ж, почтите нас молчаньем,
как мы, встречая вас, молчим...
("Нет, не из книжек наших скудных...", 22-24 мая 1941)

Мне скажут - Армия...
Я вспомню день - зимой,
январский день сорок второго года.
Моя подруга шла с детьми домой -
они несли с реки в бутылках воду.
Их путь был страшен, хоть и недалек.
И подошел к ним человек в шинели,
взглянул - и вынул хлебный свой паек,
трехсотграммовый, весь обледенелый.
И разломил, и детям дал чужим,
и постоял, пока они поели.
И мать рукою серою, как дым,
дотронулась до рукава шинели.
Дотронулась, не посветлев в лице...
Не ведал мир движенья благодарней!
Мы знали все о жизни наших армий,
стоявших с нами в городе, в кольце.
...Они расстались. Мать пошла направо,
боец вперед - по снегу и по льду.
Он шел на фронт, за Нарвскую заставу,
от голода качаясь на ходу.
Он шел на фронт, мучительно палим
стыдом отца, мужчины и солдата:
огромный город умирал за ним
в седых лучах январского заката.
Он шел на фронт, одолевая бред,
все время помня - нет, не помня - зная,
что женщина глядит ему вослед,
благодаря его, не укоряя.
Он снег глотал, он чувствовал с досадой,
что слишком тяжелеет автомат,
добрел до фронта и пополз в засаду
на истребленье вражеских солдат...
...Теперь ты понимаешь - почему
нет Армии на всей земле любимей,
нет преданней ее народу своему,
великодушней и непобедимей!
("Армия", январь 1942)

О да - иначе не могли
ни те бойцы, ни те шоферы,
когда грузовики вели
по озеру в голодный город.
[...]
И воет, воет небосвод,
и свищет воздух, и скрежещет,
под бомбами ломаясь лед,
и озеро в воронки плещет.
Но вражеской бомбежки хуже,
еще мучительней и злей -
сорокаградусная стужа,
владычащая на земле.
[...]
Казалось, что конец земли...
Но сквозь остывшую планету
на Ленинград машины шли:
он жив еще. Он рядом где-то.
На Ленинград, на Ленинград!
Там на два дня осталось хлеба,
там матери под темным небом
толпой у булочных стоят, и дрогнут,
и молчат, и ждут
[...]
И было так: на всем ходу
машина задняя осела.
Шофер вскочил, шофер на льду.
- Ну так и есть - мотор заело.
Ремонт на пять минут, пустяк.
Поломка эта - не угроза,
да рук не разогнуть никак:
их на руле свело морозом.
Чуть разогнешь - опять сведет.
Стоять? А хлеб? Других дождаться?
А хлеб - две тонны? Он спасет
шестнадцать тысяч ленинградцев.
И вот - в бензине руки он
смочил, поджег их от мотора,
и быстро двинулся ремонт
в пылающих руках шофера.
[...]
Шестнадцать тысяч матерей
пайки получат на заре -
сто двадцать пять блокадных грамм
с огнем и кровью пополам.
("Ленинградская поэма", июнь-июль 1942)

...О, мы познали в декабре -
не зря "священным даром" назван
обычный хлеб, и тяжкий грех -
хотя бы крошку бросить наземь:
таким людским страданьем он,
такой большой любовью братской
для нас отныне освящен,
наш хлеб насущный, ленинградский.
("Ленинградская поэма", июнь-июль 1942)

Дорогой жизни шел к нам хлеб,
дорогой дружбы многих к многим.
Еще не знают на земле
страшней и радостней дороги.
("Ленинградская поэма", июнь-июль 1942)

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Вступительное слово. Даниил Гранин
Стихотворения и поэмы
"А я и над костром горящим..."
Каменная дудка
Беатриче
"Вот затихает, затихает..."
"О, если б ясную, как пламя..."
Песня ("Мы больше не увидимся...")
"Потеряла я вечером слово..."
Посвящение ("Позволь мне как другу - не
ворогу...")
"Вешний утренник прянул по грядкам..."
"Какая мне убыль, какая беда..."
"Мне многое в мире открыто..."
"Я не куплю воскресного венка..."
Осень ("Мне осень озерного края...")
"Будет весело тебе со мною..."
Порука
Песня ("Слышала - приедешь к нам не скоро ты...")
Память ("О девочка, все связано с тобою...")
Встреча
Каторга
Перелетная
Город
1. "Как уходила по утрам..."
2. "Л ночь шумит еще в ушах..."
3. "И утренний шумит вокзал..."
Три песни
1. "Как я за тобой ходила..."
2. "Так порою затоскую..."
3. "Вот подруга хитрая спросила..."
Сиделка
"Как много пережито в эти лета..."
Приятелям
Два стихотворения дочерям
1. "Сама я тебя отпустила..."
2. "На Сиверской, на станции сосновой..."
Предчувствие
"Ты у жизни мною добыт..."
"Я уеду, я уеду..."
"Не утаю от Тебя печали..."
Память
1. "Не выплакалась я, не накричалась..."
2. "О душа моя, проси забвенья..." <Стихи из
дневника>
"Так цепко обнимала, так ловила..."
"Нет, не наступит примиренья..."
Листопад
"Знаю, знаю - в доме каменном..."
Испытание
1. "И снова хватит сил..."
2. "Дни проводила в диком молчании..."
3. "Как странно знать, что в городе
одном..."
4. "Из края тьмы, бессмысленной и дикой..."
5. "Где жду я тебя, желанный сын?!"
6. "Мне старое снилось жилище..."
7. Воспоминание ("Ночника зеленоватый
свет...")
8. Малолетки на прогулке
9. Желание ("Кораблик сделала бы я...")
10. "Костер пылает. До рассвета...")
11. Просьба ("Нет, ни слез, ни сожалений...")
. .
12. Маргарите Коршуновой
Возвращение
1. "Перешагнув порог высокий..."
2 "Мне надо было, покидая..."
3. Встреча ("Пахнет соснами, гарью,
тленьем...")
4. Колыбельная ("Расстилает тьму ночь
метельная...")
5. На воле
6. О песне
7. "Нет, не из книжек наших скудных.."
8. "Я так боюсь, что всех, кого люблю..."
"На асфальт расплавленный похожа..."
Родине
1. "Все, что пошлешь: нежданную беду..."
2. "Не искушай доверья моего..."
3. "Изранила и душу опалила..."
4. "Гнала меня и клеветала..."
5. "Раскаиваться? Поздно. Да и в чем?.."
6. "Я все еще верю, что к жизни вернусь..."

7. Обращение к песне ("Очнись, как хочешь,
но очнись во мне...")
"Поздней ночью, февральской, унылой..."
Песня ("Знаю, чем меня пленила...")
Иране Гурской
"Виденье паруса возникло в море..."
Борису Корнилову
1. "О да, я иная, совсем уж иная!.."
2. "Перебирая в памяти былое..."
"Что я делаю?! Отпускаю..."
"Это всё неправда. Ты любим..."
"Не сына, не младшего брата..."
"Подбирают фомки и отмычки..."
Аленушка
1. "Когда весна зеленая..."
2. Голосом звериным, исступленная..."
"Откуда такое молчание?.."
"О друг, я не думала, что тишина..."
"Не может быть, чтоб жили мы напрасно!.."
Дорога в горы
1. "Мы шли на перевал. С рассвета..."
2. "На Мамисонском перевале..."
"Не знаю, не знаю, живу - и не знаю..."
"И всё неодолимее усталость..."
"Мы предчувствовали полыханье..."
Начало поэмы
"Я говорю с тобой под свист снарядов..."
Из блокнота сорок первого года
1. "..Видим - опять надвигается ночь..."
2. "Я не дома, не города житель..."
3. "О, это явь - не чудится, не снится..."
4. "В бомбоубежище, в подвале..."
5. "Да, я солгу, да, я тебе скажу..."
6. "...Сидят на корточках и дремлют..."
"И под огнем на черной шаткой крыше..."
Разговор с соседкой
29 января 1942 года
Февральский дневник. Поэма
Твой путь. Поэма
"...Так вот она какая. Вот какой..."
"...О да - простые, бедные слова..."
Стихи о себе
"Я никогда не напишу такого..."
Стихи о любви
1. "Взял неласковую, угрюмую..."
2. "Я тайно и горько ревную..."
3. "Ни до серебряной и ни до золотой..."
"О, не оглядывайтесь назад..."
"На собранье целый день сидела..."
"Сегодня вновь растрачено души..."
Триптих 1949 года
1. "Я не люблю за мной идущих следом..."
2. "Не будет дома или будет дом..."
3. "Я не люблю звонков по телефону..."
Пять обращений к трагедии
1. "От сердца к сердцу..."
2. "Прошло полгода молчанья..."
3. "Друзья твердят: "Все средства
хороши..."
4. "Когда ж ты запоешь, когда..."
5. "О, где ты запела..."
Отрывок ("Достигшей немого отчаянья...")
Обещание ("...Я недругов смертью своей не
утешу...")
Ответ ("А я вам говорю, что нет...")
Из "Писем с дороги"
1. "Темный вечер легчайшей метелью
увит..."
2. "О, как я от сердца тебя отрывала!.."
Из цикла "Волго-Дон"
1. "Я сердце свое никогда не щадила..."
Тот год
"Здесь лежат ленинградцы..."
Бабье лето
Перед разлукой
1. "...Пусть падают листки календаря..."
2. "Я всё оставляю тебе при уходе..."
"Но я все время помню про одну..."
"Вновь тебя увидала во сне я..."
Из цикла "Анне Ахматовой"
1. "...Она дарить любила..."
2. Анна Ахматова в 1941 году в Ленинграде
"О, как меня завалило жгучим пеплом эпохи!.."
Ленинграду
"Вот обижали и судили..."
Дневные звезды
Поездка в город детства
Та самая полянка
Поход за Невскую заставу
Доброе утро, люди!
Библиографическая справка
Штрихкод:   9785395004161, 9785998509667
Бумага:   Газетная
Масса:   148 г
Размеры:   181x 116x 18 мм
Литературная форма:   Авторский сборник, Стихи, Поэма
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить