Колыбельная Колыбельная Это — Чак Паланик, какого вы не то что не знаете — но не можете даже вообразить. Вы полагаете, что ничего стильнее и болезненнее «Бойцовского клуба» написать невозможно? Тогда просто прочитайте «Колыбельную»! …СВСМ. Синдром внезапной смерти младенцев. Каждый год семь тысяч детишек грудного возраста умирают без всякой видимой причины — просто засыпают и больше не просыпаются… Синдром «смерти в колыбельке»? Или — СМЕРТЬ ПОД «КОЛЫБЕЛЬНУЮ»? Под колыбельную, которую, как говорят, «в некоторых древних культурах пели детям во время голода и засухи. Или когда племя так разрасталось, что уже не могло прокормиться на своей земле». Под колыбельную, которую пели изувеченным в битве и смертельно больным — всем, кому лучше было бы умереть. Тихо. Без боли. Без мучений…Это — \"Колыбельная АСТ 978-5-17-021706-9, 5-17-021706-4
144 руб.
Russian
Каталог товаров

Колыбельная

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (4)
  • Отзывы ReadRate
Это — Чак Паланик, какого вы не то что не знаете — но не можете даже вообразить. Вы полагаете, что ничего стильнее и болезненнее «Бойцовского клуба» написать невозможно? Тогда просто прочитайте «Колыбельную»! …СВСМ. Синдром внезапной смерти младенцев. Каждый год семь тысяч детишек грудного возраста умирают без всякой видимой причины — просто засыпают и больше не просыпаются… Синдром «смерти в колыбельке»? Или — СМЕРТЬ ПОД «КОЛЫБЕЛЬНУЮ»? Под колыбельную, которую, как говорят, «в некоторых древних культурах пели детям во время голода и засухи. Или когда племя так разрасталось, что уже не могло прокормиться на своей земле». Под колыбельную, которую пели изувеченным в битве и смертельно больным — всем, кому лучше было бы умереть. Тихо. Без боли. Без мучений…Это — "Колыбельная
Отрывок из книги «Колыбельная»
Чак Паланик. Колыбельная


Перевод Т. Покидаевой



Палки и камни могут и покалечить, а слова по лбу не бьют.
Посвящение следует.



ПРОЛОГ
Поначалу новые хозяева делают вид, что не смотрят на пол в гостиной. То
есть особенно не приглядываются. Не тогда, когда смотрят дом в первый раз. И
не тогда, когда перевозят вещи. Они измеряют комнаты, распоряжаются, куда
ставить диваны и пианино, распаковывают коробки, и во всей этой суете у них
не находится времени, чтобы посмотреть на пол в гостиной. Они делают вид.
А потом, в первое утро на новом месте, они спускаются вниз, и вот оно,
нацарапано на дубовом паркете:
УБИРАЙТЕСЬ

Одни хозяева делают вид, что это шутка кого-нибудь из приятелей. Другие
уверены, что это все потому, что они не приплатили носильщикам.
А еще через пару ночей начинается детский плач -- из северной стены
хозяйской спальни.
Обычно тогда они и звонят.
Очередной новый хозяин на телефоне -- это вовсе не то, что нужно нашей
героине, Элен Гувер Бойль, в это конкретное утро.
Все эти заикания и рыдания в трубку.
А что ей нужно, так это еще одна чашка кофе и домашняя птица из семи
букв. Ей нужно прослушать радиосканер, пеленгующий полицейскую частоту,
чтобы быть в курсе событий. Элен Бойль щелкает пальцами, пока в дверях не
появляется секретарша. Наша героиня прикрывает телефонную трубку обеими
руками и кивает на радиосканер:
-- Там код девять-одиннадцать.
Секретарша, ее зовут Мона, пожимает плечами и говорит:
-- П чего?
Она проверяет по справочнику и говорит:
-- Расслабься. Это кража в магазине.
Убийства, самоубийства, серийные убийства, случайные передозировки --
нельзя дожидаться, пока сообщения об этом появятся на первых полосах газет.
Нельзя, чтобы какой-то другой посредник обставил тебя в гонке за очередным
перспективным клиентом.
Элен нужно, чтобы новый хозяин дома No325 на Крествуд-террас заткнулся
хотя бы на полминуты.
Разумеется, неизменное УБИРАЙТЕСЬ образовалось на полу в гостиной.
Странно другое: как правило, детский плач начинается только на третью ночь.
Сначала -- призрачное послание, потом -- детский плач на всю ночь. Если
хозяевам хватит смелости продержаться неделю, они обязательно позвонят на
восьмой день -- насчет лица, которое отражается в ванной, когда в нее
набирают воду. Одутловатое сморщенное лицо с черными провалами вместо глаз.
В начале третьей недели появляются призрачные тени, которые медленно
кружат по стенам столовой, когда семья собирается за столом. Наверное, это
еще не конец, но никто пока не выдерживал больше трех недель.
Элен Гувер Бойль говорит в трубку:
-- А вы уверены, что сумеете доказать на суде, что этот дом непригоден
для жизни, вы уверены, что сумеете доказать, что предыдущие хозяева знали,
что там происходит... -- Она говорит: -- Я вам скажу. -- Она говорит: -- Вы
проиграете дело, о доме пойдет дурная слава... кстати, вашими же
стараниями... и вы его не продадите даже за полцены.
Это неплохой дом, No325 на Крествуд-террас: в стиле эпохи английских
Тюдоров, новая крыша из современных материалов, четыре спальни, три ванные,
еще один дополнительный туалет. При доме -- бассейн. Нашей героине даже не
нужно смотреть каталог. Этот дом она продавала шесть раз за последние два
года.
Еще один дом, на Этон-корт, типичный для Новой Англии домик,
двухэтажный с фасада и одноэтажный с тыла, шесть спален, четыре ванные,
лестничная площадка обшита панелями из сосны, и кровь растекается по стенам
кухни. Этот дом она продавала восемь раз за последние четыре года.
Новому хозяину она говорит:
-- Подождите минутку на линии, -- и жмет красную кнопку.
Сегодня Элен во всем белом: белый костюм и туфли. Только это не
ослепительно снежно-белый, а белый, как трасса для горнолыжного спуска на
канадском курорте Банфф, с личной машиной, с наемным шофером, четырнадцатью
стильными чемоданами, подобранными друг к другу, и номером в отеле
"Лейк-Луис".
Повернувшись к двери, наша героиня говорит:
-- Мона? Лунный луч? -- И чуть громче: -- Бесплотная дева?
Она стучит ручкой по сложенной вчетверо газете у себя на столе и
говорит:
-- Не знаешь: грызун из пяти букв, но не крыса?
Радиосканер булькает и издает слова, всхрюки и треск, повторяя: "Как
понял?" -- через каждую фразу. Повторяя: "Как понял?"
Элен Бойль кричит:
-- Это разве кофе?!
Через час она едет встречаться с клиентом -- показывать дом. Особняк в
стиле эпохи королевы Анны, пять спален, отдельный вход в гостевое крыло, два
газовых камина и лицо самоубийцы, обожравшегося барбитурата, которое
появляется поздно ночью в зеркале в дамской комнате. Потом -- одноэтажный
"фермерский" дом с паровым отоплением, большим подвалом и периодически
повторяющимся грохотом призрачных выстрелов -- отголосков двойного убийства
десятилетней давности. Все это записано у нее в ежедневнике -- толстой
тетради в переплете из материала, похожего на красную кожу. У нее там
записано все.
Она отпивает еще глоток кофе и говорит:
-- Как он называется? Швейцарский армейский мокко? Кофе должен быть по
вкусу похож на кофе или я чего-то не понимаю?
Мона встает в дверях, сложив руки на животе, и говорит:
-- Чего?
И Элен говорит:
-- Я хочу, чтобы ты съездила и проверила... -- она листает каталог у
себя на столе, -- ...ага, No4673, Уиллмонт-плейс. Особняк в голландском
колониальном стиле, солярий, четыре спальни, две ванные и убийство при
отягчающих обстоятельствах.
Радиосканер трещит:
-- Как понял?
-- Все как обычно, -- говорит Элен, пишет адрес на карточке и передает
карточку Моне. -- Ничего там не трогай в астральном смысле. Не надо жечь
листья полыни и изгонять бесов.
Мона берет карточку с адресом и говорит:
-- Просто проверить дом на наличие вибраций?
Элен рубит воздух ладонью и говорит:
-- Я не хочу, чтобы духи срывались к какому-то яркому свету по тоннелям
в тонкой материи. Я хочу, чтобы они оставались на этом астральном срезе, у
меня на них свои планы. -- Она опускает глаза на газету, разложенную на
столе, и говорит: -- У них впереди целая вечность, у мертвецов. С них не
убудет еще лет пятьдесят побродить по дому и погреметь цепями.
Новый хозяин дома No325 на Крествуд-террас все еще ждет на линии. Элен
Гувер Бойль смотрит на мигающий огонек на телефоне и говорит:
-- Что-нибудь вчера обнаружилось в том испанском особняке на шесть
спален?
Мона возводит глаза к потолку. Закусывает верхнюю губу и тяжело
вздыхает. Потом косится на прядь волос у себя на лбу и говорит:
-- Там определенно присутствуют токи тонкой энергии. Потусторонние силы
есть, но они очень слабые. Но зато нижний план замечательный. -- Черный
шелковый шнур обвивается вокруг ее шеи и исчезает в уголке рта.
И наша героиня говорит:
-- Нижний план идет лесом.
Ей не нужные замечательные дома, которые продаются раз в пятьдесят лет.
"Дом, милый дом" идет лесом. Вместе со слабыми проявлениями тонкой энергии:
холодными областями, непонятными испарениями, беспокойством домашних
животных. Что ей нужно, так это кровь, растекающаяся по стенам. Ей нужны
ледяные невидимые руки, которые по ночам стаскивают малышей с кроватей. Ей
нужны горящие красным глаза у подножия лестницы в подвал. И подходящая
атмосфера гнетущей таинственности.
Дом с верандой, No521 на Эльм-стрит: четыре спальни, оригинальные
решетчатые ворота и вопли на чердаке.
Особняк в нормандском стиле, No7645 на Вестон-хейтс: арочные окна,
буфетная комната, двери с витражными стеклами и призрак с многочисленными
ножевыми ранениями в коридоре на втором этаже.
Дом в деревенском стиле, No248 на Леви-плейс: пять спален, четыре
ванные, один дополнительный туалет, кирпичный патио и периодически
проявляющиеся кровоподтеки на стенах хозяйской ванной, отголосок убийства
водопроводчика посредством отравления.
Риэлтеры называют такие дома несчастливыми. Эти дома либо вообще
никогда не продаются, потому что никто не любит показывать их клиентам и
никто из риэлтеров не рискует заходить туда в одиночку, либо, наоборот,
продаются и продаются -- раз примерно в полгода, -- потому что в них
невозможно жить. Еще штук двадцать -- тридцать таких домов с эксклюзивным
правом на продажу, и Элен можно будет расслабиться. Отключить радиосканер.
Закончить читать некрологи и полицейскую хронику на предмет убийств и
самоубийств. Прекратить гонять Мону -- проверять все вероятные варианты,
которые могут дать ключ к разгадке. Ей можно будет расслабиться и подумать
над породой лошадей из пяти букв.
-- И еще я тебя попрошу, забери мои вещи из химчистки, -- говорит она.
-- И сделай нормальный кофе. -- Она наводит на Мону ручку и говорит: -- И я
тебя очень прошу, сними ты эту свою растаманскую хренотень. Мы же все-таки
серьезная фирма.
Мона тянет за черный шелковый шнур и достает изо рта кристалл кварца,
блестящий и мокрый. Дует на него и говорит:
-- Это кристалл. Мне его Устрица подарил, мой бойфренд.
И Элен говорит:
-- Ты встречаешься с парнем по имени Устрица?
Мона роняет кристалл на грудь и говорит:
-- Он говорит, это мне для защиты.
На ее оранжевой блузке остается темное влажное пятно.
-- Да, и пока ты не ушла, -- говорит Элен, -- соедини меня по телефону
с Биллом или Эмили Барроуз.
Она нажимает на кнопку ожидания на линии и говорит:
-- Прошу прощения. -- Она говорит, что есть несколько вариантов.
Например, новый хозяин подписывает документ о формальном отказе от права
собственности и спокойно съезжает, а с домом уже разбирается банк. -- Или,
-- говорит наша героиня, -- вы мне выписываете доверенность на эксклюзивное
право продажи дома. Это у нас называется "карманный листинг".
Может быть, новый хозяин сейчас скажет: нет. Но когда он пойдет принять
ванну и в воде у него между ног возникнет эта кошмарная рожа, когда по
стенам забегают странные тени, он скажет: да. Еще не было случая, чтобы
кто-то не согласился.
Новый хозяин на том конце линии говорит:
-- И вы ничего не расскажете покупателям... о проблеме?
И Элен говорит:
-- Вы не распаковывайте, что осталось. Мы скажем, что вы уже выезжаете.
Если кто-нибудь спросит, скажите, что вам предложили работу в другом городе.
Скажите, что вам очень нравится этот дом и вам жалко его продавать.
Она говорит:
-- А все остальное останется нашей маленькой тайной.
Мона кричит из приемной:
-- Билл Барроуз на второй линии.
Радиосканер трещит:
-- Как понял?
Наша героиня нажимает на кнопку и говорят в трубку:
-- Билл!
Глядя на Мону, она произносит одними губами:
-- Кофе.
Она кивает на окно и так же беззвучно, одними губами, говорит Моне:
-- Иди.
Радиосканер трещит:
-- Как понял?
Это была Элен Гувер Бойль. Наша героиня. Теперь мертвая, но не
покойная. Это был просто еще один день в ее жизни. Это была ее жизнь до
того, как появился я. Может быть, это история о любви. Может быть, нет.
Поживем -- увидим. Потому что я сам не уверен, насколько мне можно себе
доверять.
Это история об Элен Гувер Бойль. О том, как она не дает мне покоя. Как
навязчивая мелодия, застрявшая в голове. О том, какой, мы себе представляем,
должна быть жизнь. О том, что цепляет и не отпускает. О том, как прошлое
тянется следом за нами в будущее.
Да, именно так. И все это -- Элен Гувер Бойль.
У каждого в жизни есть кто-то, кто никогда тебя не отпустит, и кто-то,
кого никогда не отпустишь ты.
В тот день -- последний день в обыкновенной, нормальной жизни -- наша
героиня говорит в трубку:
-- Билл Барроуз?
Она говорит:
-- Пусть Эмили подойдет к параллельному телефону, у меня хорошая
новость. Я нашла замечательный дом, вам понравится.
Она пишет РЫСАК по горизонтали и говорит:
-- Насколько я понимаю, хозяин очень заинтересован, чтобы продать дом
побыстрее.
Глава первая
Трудность любого рассказа: он всегда получается задним числом.
Даже "живой" комментарии на радио -- круговые пробежки и страйк-ауты --
все равно отстает от реальных событий на пару минут. Даже прямые трансляции
по телевидению идут с задержкой на две-три секунды.
Даже у звука и света есть ограничения в скорости.
Еще одна трудность -- рассказчик. Кто, что, где, когда и почему. Его
личный настрой ч пристрастия. Как он передает факты. Какой из него
посредник, как это называется у журналистов. Как он умеет подать материал,
поскольку правильно поданный материал -- это все.
Рассказ в рассказе.
Эту историю я рассказываю кусками -- каждый раз в новом кафе. Я пишу
эту книгу по главам, главу за главой -- каждый раз в новом месте, в новом
городе, или в маленькой деревушке, или просто на съезде с шоссе где-нибудь в
чистом поле.
Эти места объединяет одно -- чудеса. Чудеса типа тех, о которых обычно
пишут в бульварных изданиях, все эти чудесные исцеления и видения, о которых
не упоминают в серьезной прессе.
На этой неделе мы имеем Святую Деву Уэлбурнскую, соответственно в
Уэлбурне, штат Нью-Мексико. На прошлой неделе она спустилась с небес и
пролетела над главной улицей этого самого Уэлбурна. Ее двухцветные, черные с
рыжим, короткие дреды развевались по ветру, у нее были грязные ноги, а одета
она была в длинную хлопчатобумажную юбку в индейском стиле, светлых и темных
оттенков коричневого, и джинсовую маечку на бретельках. Читайте последний
номер еженедельника "Чудеса со всего света"; у каждой кассы в любом
супермаркете в Америке. Там все подробно описано.
И вот я здесь, с опозданием на неделю. Всегда отставая на шаг. Задним
числом...
Ногти у Летучей Девы были ядовито-розовыми, с яркими белыми кончиками.
Французский маникюр, как это назвали некоторые очевидцы. При ней был
аэрозольный баллончик от тараканов и прочих вредных насекомых, марки "Жуков
нам не надо", и на ясном нью-мексиканском небе она написала:
ПЕРЕСТАНЬТЕ РОЖАТЬ ДЕТЕЙ (sic)
Баллончик "Жуков нам не надо" она уронила. Сейчас он уже на пути в
Ватикан. На предмет экспертизы. На месте события уже продают открытки. И
даже видео.
Почти все, что уже есть в продаже, сделано задним числом. Поймано.
Умерщвлено. И сварено.
На сувенирных видеокассетах Летучая Дева трясет в руках аэрозольный
баллончик. Пролетая над Главной улицей, машет рукой толпе. Видно, что
подмышки она не бреет. За пару секунд до того, как она начинает писать на
небе, ветер задирает ей юбку, и все узнают, что Летучая Дева не носит
трусиков. Между ног у нее гладко выбрито.
Я пишу этот кусок прямо здесь, в придорожной кафешке. Пишу, параллельно
беседуя с очевидцами чуда в Уэлбурне, штат Нью-Мексико. Сержант тоже здесь,
со мной.
Стреляный воробей, ядреный ирландский коп. На столе между нами --
местная газета, сложенная вверх страницей с объявлением шириной в три
колонки:
ВНИМАНИЮ КЛИЕНТОВ МЕБЕЛЬНОГО МАГАЗИНА "МЯГКОЕ МЕСТО"

В объявлении сказано: "Если у вас в мягкой мебели завелись ядовитые
пауки, у вас есть возможность объединиться с другими такими же пострадавшими
и подать коллективный иск в суд". В объявлении дан телефон, по которому
нужно звонить, но звонить бесполезно.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9780009870934, 9785170217069
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   125 г
Размеры:   163x 107x 11 мм
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Покидаева Татьяна
Отзывы Рид.ру — Колыбельная
5 - на основе 4 оценок Написать отзыв
4 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
12.07.2013 22:47
Да уж, прямо скажем не самая обычная книга. Вернее, книга-то самая обычная, но вот роман, автор, да и авторский стиль очень и очень необычны.
Я абсолютно согласен с одним и авторов предыдущих отзывов - если вы привыкли к традиционной литературе - даже не классической, а просто обычной - то стиль написания романов Паланика вполне может сначала вызвать если и не отвращение, то уж по крайней мере неприятие. Он на самом деле очень отличается от классической или просто обычной литературы. За это часть читателей обожает Паланика и все его творчество, а другая часть так же искренне его не переносит. Но ведь такие полярные мнения как раз и подогревают популярность к писателю и его произведениям, так что этот фирменный стиль - это фишка Паланика, от которой он не хочет и не будет отказываться.
Что касается самого по себе романа, то тут у меня двойственное ощущение. С одной стороны мне кажется, что из данного сюжета (который целиком и полностью придуман Палаником) получился бы просто прекрасный классический роман (триллер, роман ужасов, фантастика - в зависимости от того, какой писатель взялся бы его писать). И этот роман был бы просто обречен на всеобщую популярность. А у Паланика получился совершенно особый роман, который с одной стороны располагается на стыке жанров, а с другой стороны совершенно не вписывается ни в один из жанров, в том числе и по художественному выражению. Поэтому с одной стороны я испытываю искреннее уважение к полету мыслей Паланика, но с другой стороны к сожалению вынужден признать что на самом деле ожидал от этого романа большего. Так что не могу сказать что он относится к числу моих любимых, но если брать творчество Паланика в целом, то именно этот роман понравился мне больше остальных (разумеется из тех которые мне довелось прочитать). Так что наверное свои рекомендации потенциальным читателям я все же могу дать.
Ну а если говорить о сюжете этого романа, то все действие основано на авторском предположении о том, что неожиданная и необъяснимая смерть младенцев (которую вот уже долгое время не может объяснить современная наука) является следствием магических заклинаний, которые трансформировались в колыбельную песню.И люди, покупая детские книжки, просто не могут себе представить что на самом деле за словами одной-единственной песенки скрывается огромная сила, которая позволяет безболезненно лишить жизни любого человека, который слышит эти слова. Ну а дальше - погони, поиск экземпляров этих книг, их уничтожение, поиск вечной власти и прочие негативные проявления человеческого духа - все это вы найдете на страницах этого замечательного романа.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
08.05.2012 10:24
Чак Паланик всегда являлся необычным автором. И все его романы были настолько нестандартны, что вызывали весьма противоречивые чувства в сердцах читателей - от искреннего восторга до полного неприятия. Я, в силу собственных предпочтений в художественной литературе, скорее относился ко второму лагерю, предпочитая более классические и сюжеты и произведения (а если уж взять сюжеты Паланика, то просто изложенные в более классическом стиле), однако считал своим долгом не отторгать культовую современную литературу и время от времени знакомился с наиболее обсуждаемыми романами автора.
Одним из таких романов стала как раз "Колыбельная".
Что меня в нем привлекло? В первую очередь сюжет. Конечно, стоя в книжном магазине или читая краткую аннотацию, помещенную в описании товара в интернет-магазине, весьма сложно составить четкое представление о том, что же ты покупаешь. Однако рассчитывать больше не на что и ты поневоле веришь тому что пишут авторы аннотаций.
Из-за приверженности к различного рода мистическим историям аннотация к данному изданию меня весьма привлекла. Конечно, что может быть интереснее чем гипотеза о том, что на самом деле внезапные и совершенно необъяснимые смерти, в том числе смерти маленьких детей, могут быть вызваны мистическим заклинанием, которое завуалировано под колыбельную песню. И если раньше люби использовали этот метод осознанно, для того чтобы в неурожайные годы поддерживать свою популяцию на необходимом уровне, быстро и безболезненно избавляя себя от так сказать "лишних ртов", то в современности, в цивилизованном обществе, использование этого механизма стало исключительно невольным, то есть когда родители, ничего не подозревая, читали эту колыбельную собственным детям перед сном. Не правда ли очень необычная завязка для сюжета истории и становится понятно, что на нее можно накрутить еще много чего - сделать из истории чисто мистическое произведение или напряженный психологический триллер или классический роман ужасов или даже какой-нибудь политический детектив. Так что, учитывая такой многообещающий сюжет, пройти мимо подобного романа ну никак не получилось.
Но к сожалению, само раскрытие сюжета вызвало скорее отторжение. Нет, даже не так - не раскрытие сюжета, поскольку автор все же достаточно последовательно раскручивал перед читателем пружину повествования, вводя новых действующих лиц с собственными интересами, желаниями и идеями. Скорее отторжение вызвал тот способ, тот литературный стиль, которым это раскрытие достигалось. Классическое литературное произведение (я не имею в виду "классику" в виде общепризнанных авторов, а просто любое литературное произведение написанное в стандартном стиле) выглядит связным, плавным, четким и понятным. У Паланика же текст - это что-то рваное, с постоянными перескоками с одного на другое, с использованием нестандартных, хотя надо признать в больше части вполне приличных выражений. наверное к этому просто надо привыкнуть, но у меня как-то не получается, поэтому данный литературный стиль, назовем его "альтернативным", как-то не лег на мое воспитанное на иных принципах, восприятие.
Но в целом надо сказать что романом я все же больше доволен чем нет. Идея и тема вполне раскрыта, авторский замысел исполнен полностью. Единственное что, мне показалось, что концовка оказалась как-то слишком уж сильно скомканной - если бы растянуть ее чуть на подольше, сосредоточившись в том числе на конфликте интересов и переживаниях различных все же оставшихся к концу романа в живых персонажей, то роман получился бы более ярким и привлекательным. Но как бы то ни было, что есть то есть и в заключение можно сказать следующее.
Всем поклонникам Паланика прочитать этот роман нужно обязательно. Он действительно выделяется из всего его творчества по многим критериям. НУ а тем кто думает с чего начать знакомство с творчеством автора, я бы порекомендовал "Бойцовский клуб" и как раз "Колыбельную", поскольку именно она, как мне показалось, из всех произведений автора, ближе к литературной классике и в случае органического неприятия альтернативного стиля вызовет наименьшее раздражение.
Нет 0
Да 2
Полезен ли отзыв?
3
17.04.2012 22:07
По началу книгу читала превозмогая отвращение и отторжение. Настолько концентрированно я давно не встречала совершенно враждебное мировосприятие: мизантропия, человеконенавистничество, злоба и агрессия вылезают из каждой страницы книги, угнетали меня, вводили в сонно-упадочное состояние. Скорее, скорее дочитать этот кошмар и снова вернуться в нормальный, светлый мир, в котором я люблю людей, и даже позволяю некоторым не быть столь любвеобильными - я ведь их люблю, пускай их, балуются. Главное - не позволять им привить мне эти вредоносные привычки считать всех вокруг придурками и негодяями.

Однако не пускать в себя чужие мнения я способна,а вот не пустить книгу - гораздо сложнее. Поэтому на моем настроении так явно отражаются книги, которые я читаю. И в этом отношении поменьше бы таких книг, как "Колыбельная" Паланика. Очень въедливая штука. Опасная. Как баюльная песенка - один раз прочитав эти строки уже тяжело выкинуть их из головы.

Если тезисно о самой книге - в очередной раз современный американский автор меня разочаровал. Ни языка, ни прорисованных героев, никаких взаимоотношений. Убого, серо, жестоко, рублено, сюжетно. Огамбургеризовалась американская литература. Выполняет исключительно практические функции, в ущерб эстетическим. Хочешь возлюбить мир и перестать бояться смерти - вот тебе книжки старушки Флэгг. Хочешь вместе с автором покипеть ненавистью к этому убогому уродскому миру - Паланик тебе в помощь. Катастрофически не мое. Интуитивно я это чувствовала и за Паланика не бралась. Не зря.

Однако к концу книги то ли ненависти у ГГ поубавилось, то ли я научилась относиться к ней как к информационному шуму, и тогда все те мысли, которые составляют основу этой бунтарской книги сумел пробиться через эмоциональный барьер к разуму и я невольно ими залюбовалась. Многие выводы справделивы, находки не лишены изящности, есть даже некая афористичность - несмотря на в целом очень неказистый стиль. Утомляли только повторы. (Тишина-фобы, ах как бы весь мир не лишился книг, не позатыкал уши затычками и т.п.). НУ что ж вы, мистер Паланик, такого низкого мнения о своих читателях! Право, не стоит одно и тоже повторять через каждые 20 страниц, мы с первого раза умудряемся понимать даже ваше очень глубокомысленные пассажи. Или может вы от них в таком восторге, что никак не можете остановиться? Повторенье - мать ученья? Изрядно подпортили мне удовольствие от книги, коего итак было не так уж много..

Но чем ближе был финал, тем больше мне нравилось. Последние 20-30 страниц - чистый экстаз. В общем, я в растерянности. Куча минусов, но боже шь ты мой, какой гениальный в своей задумке трэшак!
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
3
24.12.2010 15:00
Книга вполне в стиле Паланика. Всё та же довольно-таки жесткая манера повествования (поэтому то наверно и можно считать Чака автором,скажем так,далеко не для всех). Он явно не старается выбирать слова по-мягче,описания по-приличнее.
Эта книга - и детектив,и фантастика,и немного псих. триллер, и даже про любовь :) В ней каждый,повторюсь,не пренебрегающий данным стилем письма,может найти что-то себе по душе.
Сам по себе выбранный вариант изложения уже интересен и достаточно необычен.Первое время сидишь и не можешь понять,что тут вобще к чему...Как так вобще?? Лишь чутка позже начинаешь "догонять" мысль автора. И вот тут интерес к происходящему возрастает еще в разы,настолько,что хочется вот сейчас вот прямо узнать чем же в итоге закончится.
Я лично осталась очень довольна этой вещью,как и остальными Паланика,из того,что я прочла. Концовка правда могла бы быть и другая...впрочем,это тоже своего рода "фишка" автора. )
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 4
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Колыбельная» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить