Роза и щит Роза и щит Молодой хозяйке обширных земель Розе Сомерфорд приходится защищаться от многочисленных врагов. Поэтому прекрасная леди решает нанять отряд воинов во главе с суровым викингом Гуннаром Олафсоном. Однако сердце подсказывает ей: нельзя доверять наемнику, для которого деньги важнее всего... Гуннар не верит в любовь и привык видеть в женщине лишь минутную утеху. Но с каждым днем сердце его все больше тает под жаркими лучами вспыхнувшей страсти. Теперь ради любимой он готов на вес и, если понадобится, отдаст за нее жизнь... АСТ 978-5-17-064421-6
114 руб.
Russian
Каталог товаров

Роза и щит

Роза и щит
  • Автор: Сара Беннет
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2010
  • Кол. страниц: 317
  • ISBN: 978-5-17-064421-6
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Молодой хозяйке обширных земель Розе Сомерфорд приходится защищаться от многочисленных врагов. Поэтому прекрасная леди решает нанять отряд воинов во главе с суровым викингом Гуннаром Олафсоном. Однако сердце подсказывает ей: нельзя доверять наемнику, для которого деньги важнее всего...
Гуннар не верит в любовь и привык видеть в женщине лишь минутную утеху. Но с каждым днем сердце его все больше тает под жаркими лучами вспыхнувшей страсти. Теперь ради любимой он готов на вес и, если понадобится, отдаст за нее жизнь...
Отрывок из книги «Роза и щит»
Пролог

Сомерфорд-Мэнор, юго-западное побережье Англии

1072 год


Облокотившись о подоконник, Роза устремила взгляд в ночную тьму. Четыре года она была хозяйкой Сомерфорда и уже целый год вдовствовала. И вот теперь она стояла в одиночестве, думая о том, что власть постепенно ускользает от нее. Здесь и сейчас она была просто Розой — женщиной, томящейся в ожидании…

Ночь была безлунная, и лишь звезды мерцали кое-где на черном небе. Какое-то время Роза смотрела на едва заметный в свете звезд серебристый изгиб реки Сомер, давшей имя и замку, и окружавшим его владениям. Затем окинула взглядом деревушку, раскинувшуюся на берегу, и прилегавшие к ней поля и холмы, густо поросшие лесом. Холмы эти, протянувшиеся с юга на запад, опоясывали Сомерфорд подобно крепостной стене.

Но в такие ночи, как эта, взгляд Розы в конце концов неизменно устремлялся на север. Там, в отдалении, тускло переливалась в мерцании звезд водная гладь, над которой клубился белый туман, заполнявший и все окрестные низины.

Сомерфорд-Мэнор располагался на самом краю топи — широкой полосы болот, время от времени затапливаемых морской водой и покрывавших большую часть Сомерсета. Кто-то называл их Авалоном, кто-то — равниной. Близ замка же эти места именовались просто топью. Здесь, среди зарослей камыша, осоки и дрока, на крохотных островках жил болотный народ, выращивавший урожай на скудных клочках земли и передвигавшийся по своим «угодьям» на лодках. Время от времени люди вбивали в трясину вехи и насыпали поверх них дерн — в надежде, что зимой прилив не отрежет их от суши, разрушив результаты их труда.

Странное водное существование.

Роза знала: с первыми лучами рассвета она, как всегда, увидит острова и укрытый пеленой тумана холм Берроу-Мамп, возвышающийся над водой точно какое-то мистическое существо. Поговаривали, что там находятся древние захоронения бриттов, хотя, по мнению обитателей Сомер-форда, это место было связано с более романтической легендой.

В темные ночи, когда над топью царит тишина, а по земле стелется туман, из глубины холма появляется величественный легион древних богов. Верхом на боевых конях едут они над таящими опасность болотами. Их волшебные кони не увязают в трясине и не оступаются, потому что копыта их не касаются поверхности земли. Окутанные темным облаком, боги скачут словно надвигающаяся гроза, и случайный свидетель может слышать отдаленные раскаты грома. На головах всадников красуются шлемы древних викингов, увенчанные рогами, их обнаженные торсы мерцают в темноте ночи, а глаза горят зловещим огнем. Если же находится глупец, осмелившийся открыть ставни дома, чтобы взглянуть на них, боги спускаются на землю, хватают его и уносят с собой.

Но вот куда уносят? Именно об этом и размышляла сейчас Роза. Становятся ли эти несчастные рабами в темном подземном замке древних богов? Или же их ждут мучения и страшная смерть? А может, неразумную женщину, отважившуюся взглянуть на таинственных всадников, ждет участь жены одного из них? Ведь если все они мужчины, эти древние обитатели холма Берроу-Мамп, то наверняка тоскуют по женской ласке. Тоскуют так же, как и она тосковала по объятиям сильного и смелого мужчины, который любил бы только ее одну.

Хотя настоящей любви Роза никогда себе не позволяла, она с легкостью могла представить, что…

Леди Роза, молодая вдова, обремененная хозяйственными заботами, часто ловила себя на том, что обращает взоры в сторону холма Берроу-Мамп. Она не была суеверна, но в такие ночи, как эта, почти всегда распахивала ставни и, стоя у окна, подолгу вглядывалась в ночную тьму — словно хотела, чтобы древние боги заметили ее.

Лежа без сна в холодной постели она часто мечтала об этих призрачных воинах. Мечтала о том, как будет скакать, сидя перед одним из них, и вдыхать полной грудью свежий ночной воздух. Крепкая рука воина будет обнимать ее за талию, а губы его то и дело будут шептать: «Моя, моя, моя…» А потом Роза оборачивалась, чтобы взглянуть на воина, взявшего ее в плен. Но ей никогда не удавалось разглядеть его лицо — оно всегда было скрыто туманом. Она силилась разглядеть его черты, но тщетно. Роза не знала, кто же он, этот таинственный всадник, однако считала, что так даже лучше… Возможно, неизвестность спасала ее от горького разочарования.

И все же… Роза едва ли не по пояс высунулась из окна, устремив взгляд во тьму.

— И все же я очень хочу увидеть его, — прошептала она. — Я не обрету счастья до тех пор, пока не узнаю, кто он такой.

Глава 1


Небольшой отряд всадников выехал из леса и остановился. Предводитель воинов Гуннар Олафсон долго осматривался, щуря голубые глаза, — слишком уж ярко светило июльское солнце. Оглядев башни замка и крепостные стены, Гуннар окинул взглядом колосившиеся поля, простиравшиеся до самых болот, и немало удивился увиденному. Совсем не таким представлял он себе Сомерфорд-Мэнор и окружавшие его земли.

В своих путешествиях по Англии Гуннар зачастую встречал полное запустение. Земля пропадала без дела из-за недостатка работников или из-за недальновидности хозяев. Гуннар не был земледельцем, однако всегда испытывал щемящее чувство досады при виде столь дурного обращения с землей.

С приходом к власти норманнов изменилось не только правление. Поменялся весь уклад жизни. Для того чтобы привыкнуть к этому, потребуется не год и даже не десять лет. Очень много времени пройдет, прежде чем Англия вновь начнет процветать.

Гуннар ожидал увидеть такое же запустение и в Сомерфорде. Но вместо этого здесь повсюду колосились ухоженные поля, и было очевидно, что земли заботливо возделываются. Неужели все это — труды леди Розы?

Нет, едва ли. Гуннар не мог поверить в подобное.

Более того, ему не хотелось в это верить.

Гуннар редко имел дело с норманнскими леди, а с леди Розой ни разу не встречался. Однако он заранее считал, что эта женщина не заслуживает уважения.

— Ну, что скажешь? — спросил он, повернувшись к Айво, своему ближайшему другу и соратнику.

— Похоже, что все оборонительные сооружения очень надежны. — Айво вытянул в сторону крепостных стен руку, обтянутую черной перчаткой. — Да, они основательно подготовились.

— Только вот к чему? — пробормотал Гуннар. — Готовятся сразиться с врагами лорда Радульфа? Или с ним самим?

Сомерфорд-Мэнор располагался на окраине обширных владений лорда Радульфа и граничил с землями лорда Фиц-мортона и лорда Вулфсона. Гуннар знал, что эти два барона не являлись союзниками лорда Радульфа — прославленного рыцаря, прозванного Королевским Мечом. И его обширные владения давно уже не давали баронам покоя.

Лорд Радульф послал в Уэльс за Гуннаром, потому что его одолевали недобрые предчувствия, связанные с Сомерфорд-Мэнором. «Зуд», — произнес он своим низким хриплым голосом. И начался этот зуд, когда он случайно перехватил письмо из Сомерфорда, адресованное лорду Фицмортону. Но письмо было без подписи. Неизвестный просил помочь в поисках наемников для охраны поместья. Лорд Радульф хотел, чтобы Гуннар разгадал эту загадку. Только сделать это следовало тайно, дабы не расстраивать супругу лорда Радульфа леди Лили, сделавшую леди Розу своей протеже…

— Ты действительно веришь, что леди Роза состоит в сговоре с врагами лорда Радульфа? — спросил Айво.

Гуннар лишь пожал плечами и пробормотал:

— Это нам и предстоит выяснить.

— Да, конечно, — кивнул Айво. — Но как это сделать? Нас же могут заподозрить…

— Думаю, не стоит беспокоиться, — ответил Гуннар. — Им ведь нужны наемные воины, а мы таковыми и являемся. Да и с какой стати обитателям Сомерфорда нас подозревать? Они же не знают, что мы подчиняемся лорду Радульфу.

— Верно, не знают. И если все выйдет удачно, то лорд Радульф подарит тебе Сомерфорд-Мэнор.

— Надеюсь, так и будет. А если кто-то из вас захочет осесть здесь, то я буду только рад. Тем же, кто захочет снова отправиться в странствия, щедро заплатят, — добавил Гуннар, окинув взглядом воинов.

Всадники одобрительно закивали. Айво же с неуверенностью в голосе проговорил:

— Но мы ведь прежде никогда не имели дела с женщиной… Гуннар снова пожал плечами:

— Ну и что же? Предатель — он и есть предатель, будь то женщина, мужчина или ребенок. Мы сделаем свое дело, вот и все. Возможно, это в последний раз.

Айво утвердительно кивнул:

— Да, конечно. Думаю, ты прав; И я, как и всегда, выполняю все твои приказания.

— Я в этом не сомневался, — ответил Гуннар и вновь обвел взглядом своих воинов. Долгие годы он жил рядом с этими людьми и сражался бок о бок с ними. Айво, Суэйн, Альфред, Рейнард и Этельред — эти пятеро уже давно стали его друзьями, и Гуннар чувствовал ответственность за них. Все они доверяли ему и полагались на него, поэтому расстаться с ними было не так-то просто, хотя жизнь странствующего воина с каждым днем казалась Гуннару все более скучной и тягостной.

И вот теперь им предстояло расстаться, потому что едва ли хоть один из них захочет обосноваться в Сомерфорде.

— Следуйте за мной, — тихо сказал Гуннар и, объехав кустарники, направил коня в сторону замка.

Воины молча переглянулись и последовали за своим предводителем. Гуннар же то и дело оглядывал колосившиеся вокруг поля. Неужели он действительно станет хозяином этой земли, хозяином Сомерфорда? Что ж, если так, то он наверняка сумеет защитить свою землю и живущих на ней людей. Гуннар был прекрасным воином, хотя вовсе не считал, что удел мужчины — только война. Нет, он не собирался всю жизнь воевать; более того, он решил, что, может быть, даже женится — ведь мать всегда просила его об этом.

«Я стара и хочу внуков, сынок, — часто говорила мать. — А тебе нужна жена. Одиночество сделает тебя злобным и раздражительным. Ты ведь не хочешь этого, правда, Гуннар?»

Он улыбнулся, вспомнив голос матери и ее бесцветные глаза — почти ослепшие, но все равно видевшие очень много. Мать долго ждала, но, возможно, вскоре счастливый момент настанет. Вскоре — если все пойдет так, как он задумал, — ему и впрямь потребуется жена. Но не норманнская леди — нет-нет, ни в коем случае. Этим женщинам нужны богатые и честолюбивые мужья. Он же, Гуннар, совсем не такой, поэтому норманнская леди — не для него. Да, он найдет себе женщину, простолюдинку. Найдет такую, которую сможет обнять, не опасаясь, что причинил боль, которую сможет поцеловать и приласкать, когда ему захочется. Простая добрая женщина будет согревать по ночам его постель, и только она сможет прогнать уныние, охватившее Гуннара в последнее время.

Да, ему нужна женщина в постели — и собственная земля!

— Ворота открыты! — неожиданно раздался голос Айво.

Гуннар нахмурился и поднял голову. Ворота замка действительно были широко открыты. Подобная неосмотрительность удивляла и даже вызывала раздражение. А если бы на месте его отряда оказалась шайка головорезов? Ведь эти люди не встретили бы на своем пути ни малейших препятствий. Негодяи живо расправились бы с обитателями замка. Неужели стража здесь столь беспечна, что забыла об опасности? Впрочем, во всем виновата хозяйка. Конечно же, она забыла о том, что обязана защищать свою землю и своих людей, а потому заслуживала лишь презрения.

Копыта коней застучали по мосту, перекинутому через протянувшийся вдоль стены ров. Мост же был настолько узкий, что всадники смогли ехать по нему лишь по двое, и все они попадали бы под смертоносные стрелы защитников замка, если, конечно, таковые имелись бы.

В очередной раз осмотрев стены замка, Гуннар не заметил ни одного стрелка и еще больше помрачнел. Да, хозяйка Сомерфорда явно пренебрегала своими обязанностями, и ей придется за это ответить.

— Я буду говорить за всех, — напомнил Гуннар своим воинам, когда отряд въехал во двор. — Следуйте моим указанием. И помните: за деньги мы готовы на все… Да-да, на все, понятно?

Айво тут же закивал, и Гуннар едва заметно улыбнулся своему лучшему другу. Айво всегда был рядом, всегда поддерживал его, и Гуннар знал, что так будет и в этот раз. В последний раз.

Во дворе же царило оживление, и в первые мгновения их никто не заметил. Во всяком случае, никто не обращал на них внимания. Какое-то время Гуннар осматривался. Заметив стоявших возле колодца женщин — те громко переговаривались и смеялись, — он намного приблизился к ним. И тут они вдруг умолкли и опасливо посмотрели на незнакомцев. При взгляде же на Гуннара настороженность в их глазах сменилась восхищением.

Но Гуннар давно уже привык к таким взглядам, и временами ему казалось, что женщины всегда на него так смотрели, даже в те годы, когда он был совсем еще мальчишкой. Когда-то он в полной мере наслаждался восхищением женщин, но вовсе не оно сделало его тем, кем он сейчас являлся.

Высокий и широкоплечий, Гуннар прекрасно осознавал, что короткая кольчуга придает ему еще более внушительный вид. А когда он снял с головы шлем, его волосы вспыхнули в ярких лучах солнца точно россыпь новеньких медных монет.

Гуннар был очень крупным и сильным мужчиной, и таким же был в молодости его отец, оружейных дел мастер Олаф. На плечах и на груди молодого воина перекатывались могучие мускулы — результат работы в отцовской кузнице и многолетних упражнений с тяжелыми мечами и алебардами. Ниспадавшие на плечи темно-рыжие волосы Гуннара были заплетены в косы, а глаза напоминали по цвету темно-синие воды моря, столь часто пересекаемого его предками в погоне за наживой.

Шум, царивший во дворе, наконец-то стих, и теперь все обитатели замка и ближайшей деревни во все глаза смотрели на незнакомцев.

Гуннар прекрасно знал, что его небольшой отряд выглядел весьма внушительно — хорошо вооруженные и закаленные в боях воины могли бы в считанные мгновения перебить несколько десятков мирных обитателей замка.

— Ага, — с усмешкой произнес Гуннар, — теперь-то они испугались. Но только поздно спохватились…

— Да, верно, — согласился Айво. — Тут ведь совсем нет охраны, — добавил он, осматриваясь. — Я заметил всего нескольких мужчин, но все они либо безбородые юнцы, либо старики. Возможно, ворота открыты потому, что у них просто не хватает сил их закрыть.

Суэйн хохотнул, но улыбка тотчас же сошла с его лица.

— К нам кто-то идет, — сказал он, нахмурившись.

Гуннар вскинув голову, и его лицо приобрело бесстрастное выражение. К ним приближался пожилой мужчина с коротко подстриженными темными волосами, в которых поблескивала седина. На боку у него висел меч, а под коричневой туникой из шерсти отменного качества угадывалось крепкое и сильное тело. Это был настоящий норманнский рыцарь. Об этом говорили уверенная поступь и тяжелый высокомерный взгляд, которым он одарил вновь прибывших. Судя по тому, что знал Гуннар, это был любовник леди Розы и ее сообщник.

— Сэр Арно д'Алан, — шепотом сообщил Гуннар своим воинам.

Всадники молча смотрели на сэра Арно. Они уже привыкли к оскорблениям со стороны таких, как он, и казалось, что сегодняшняя встреча не станет исключением.

— С чем пожаловали? — с надменным видом произнес рыцарь. Прищурив глаза, он внимательно рассматривал незнакомцев, и было очевидно, что от его цепкого взгляда ничто не ускользнуло.

Гуннар взглянул на своих воинов, затем снова повернулся к пожилому рыцарю.

— Мое имя Гуннар Олафсон, — ответил он, и лицо его оставалось непроницаемым. — Я со своими людьми приехал сюда, так как узнал, что вы нуждаетесь в наемных воинах.

— Олафсон?.. — Сэр Арно нахмурился, но тут же кивнул и вновь заговорил: — О, так вы наемники? Что ж, в таком случае я сэр Арно д'Алан. Я слышал, что к Сомерфорд-Мэнору идет нам на подмогу отряд, но не ожидал увидеть вас так скоро.

— Ворота были открыты, — сказал Гуннар, кивнув в сторону моста.

Молодой воин говорил все с тем же бесстрастным выражением лица, но сэр Арно, вероятно, уловил нотки осуждения в его голосе. Явно смутившись, норманн пробормотал:

— Открыты?.. — И посмотрел на открытые ворота так, словно впервые их увидел. — Да, действительно открыты. Возможно, это леди Роза приказала их отворить. Во всяком случае, вам не следует из-за этого беспокоиться.

Гуннар хотел возразить, но потом передумал. Арно и так вскоре поймет, что любое место, где появлялся Гуннар Олафсон, сразу становилось предметом его забот.

— Вам известно, для чего вас пригласили? — Голос Арно звучал резко и повелительно, а хитрый настороженный взгляд очень напоминал взгляд угодившей в ловушку лисицы.

— Мы вас охраняем, а вы нам платите, — ответил Гуннар. Норманн кивнул, затем медленно проговорил:

— Да, совершенно верно. Я плачу вам, поэтому вы будете делать то, что я прикажу.

Гуннар нисколько не изменился в лице, — но его голубые глаза источали холод.

— Мы можем многое сделать за деньги, сэр Арно. Но за смерть женщин и детей вам придется платить дополнительно.

На лице норманна отразилось замешательство. «Неужели он шутит? Стоит ли его опасаться?» — читалось в его глазах.

Взяв себя в руки, сэр Арно произнес:

— Хорошо, я согласен. Но согласен лишь в том случае, если вы не будете никого убивать без моего ведома.

Айво тихонько фыркнул, с отвращением глядя на норманна. Гуннар же крепко сжал рукоять меча, но в остальном ничем не выдал своих чувств. Ведь сэр Арно пока не сделал ничего дурного. А его высокомерие и самодовольство вовсе не являлись доказательством того, что он предатель.

— Гуннар… — послышался тихий голос Айво, и молодой воин тотчас же уловил в интонации друга удивление и даже, как ни странно, восхищение.

Повернув голову, Гуннар осмотрелся — и замер на несколько мгновений. А затем он вдруг почувствовал, что здравый смысл мигом улетучился из его головы. И в том не было ничего удивительного — к ним приближалась прекраснейшая из женщин. Во всяком случае, он, Гуннар, видел такую красавицу впервые в жизни.

Огненно-красное платье из тонкой шерсти отменного качества облегало ее стройную фигуру, а бедра охватывал плетеный ремешок из золотистой кожи, на котором висел кошель, а также разнообразные ключи. Гуннар тотчас же отметил, что у незнакомки необычайно стройные ноги и высокая полная грудь. Лицо же прикрывали подрагивавшие от ветра складки вуали, однако было заметно, что у нее темные глаза и очень соблазнительные пухлые губки.

«Что же это?.. — в смятении думал Гуннар. — Что со мной происходит?» Женщины окружали его везде, где бы он ни появлялся, поэтому он всегда, с легкостью утолял свой голод. Но теперь он почувствовал себя так, словно все еще был неоперившимся юнцом, и это ощущение неприятно его удивило. Ему вдруг ужасно захотелось усадить эту женщину в седло перед собой и впиться поцелуем в ее губы.

Ледяное спокойствие, которым славился Гуннар, внезапно уступило место страстному и необузданному желанию — такого с ним не случалось вот уже много лет.

И очень может быть, что он никогда ничего подобного не испытывал.

«Великий Один,[1] пусть это будет не леди Роза!» — мысленно взмолился Гуннар. Но уже в следующее мгновение он понял, что Один отвернулся от него на этот раз. Сэр Арно взглянул на него и тихо сказал:

— А это леди Роза. Только хочу вас предупредить: не стоит упоминать о том, кто послал вас сюда. Леди не любит говорить о делах в присутствии посторонних.

Гуннар не сразу понял, о чем речь; все его внимание было приковано к приближающейся к ним женщине. «Но почему же так случилось? — спрашивал он себя. — Почему мое последнее задание оказалось столь неприятным?»

Да, задание действительно было на редкость трудным. Ведь приближавшаяся к ним ослепительная красавица была не кто иная, как вероломная леди Роза, хозяйка Сомерфорда, женщина, которую ему предстояло уничтожить.

Роза не видела приезда наемников: она в это время находилась в подвале, где проверяла бочки с соленым мясом. Мясо в одной из бочек испортилось, но пять лет жизни в Сомерфорде многому научили Розу. Она знала: нельзя выбрасывать ничего — даже бочку с испорченным мясом — до тех пор, пока не найдется замена. Кроме того, положение можно было исправить: например, хорошенько промыть мясо в уксусе или зарыть его в землю на день или два. И все же это мясо не станут употреблять в пищу. По крайней мере до тех пор, пока ничего, кроме него, не останется. Да, она согласится покормить своих людей испорченным мясом лишь тогда, когда положение станет совсем уж отчаянным.

«Но ведь положение и впрямь отчаянное», — напомнила себе Роза. В Сомерфорде не хватало людей, поэтому он был уязвим для любого нападения. А в последнее время кому-то очень хотелось захватить ее замок и земли.

Неприятности начались с того, что в деревне кто-то украл мотыгу, поджег поленницу и зарезал свинью. А затем, в прошлом месяце, какие-то люди ворвались в деревню и перепугали всех людей, швыряя камни на крыши домов и громко крича.

Обитатели деревни обвинили во всем бесов, якобы живших на болотах. Роза знала, что ее люди очень суеверны, поэтому не удивлялась таким рассказам, хотя сама, конечно же, в это не верила. Однако неприятности продолжались, и вскоре обитатели деревни стали замкнутыми и злыми. Раздражение людей нарастало, и было ясно, что добром все это не кончится. Роза прекрасно понимала, что пришло время прекратить пустые разговоры и что-то предпринять.

Именно она предложила нанять воинов для охраны замка и деревни. Сэр Арно поначалу возражал, но вскоре понял, что другого выхода нет.

— Ах, если бы у нас были опытные воины… — говорила Роза, вздыхая. — Или хотя бы такие люди, которых можно было бы принять за настоящих воинов. В этом случае мы смогли бы изменить ситуацию. Тогда неизвестные возмутители спокойствия — кем бы они ни были — убрались бы отсюда и больше не мешали бы нам.

Сэр Арно поморщился и пробурчал:

— Но я уже обучаю людей, госпожа. И вскоре они будут готовы к обороне замка и окрестных земель.

— Но у них ведь совсем нет опыта, — возразила Роза. — К тому же большинство из них — мальчишки. У нас едва хватает людей для охраны ворот. Разве мы сможем отразить нападение?

Сэр Арно молча пожал плечами. Он был явно огорчен подобным недоверием госпожи. Роза закусила губу. «Как же переубедить сэра Арно, не обидев его?» — думала молодая вдова.

— Но это же ненадолго, — сказала она наконец.

— А лорд Радульф? — спросил Арно. — Его вы посвятили в свои планы?

Роза сделала вид, что рассматривает свои ногти.

— Пока нет.

— Почему, госпожа?.. Роза тяжело вздохнула:

— Разве я могу сказать об этом лорду Радульфу? Он подумает, что я не в состоянии управлять своими владениями. Сочтет меня слабохарактерной женщиной! Вы часто предупреждали меня об этом, сэр Арно, ведь так? Если же он отберет у меня Сомерфорд. Ах, что тогда со мной будет?

Роза прекрасно знала, что с ней будет. Ей придется вернуться к отцу. Придется вновь стать для него тяжкой обузой. Когда Роза думала об этом, по спине ее начинал струиться холодный пот.

На лице Арно отразилось сострадание, но глаза его пылали — словно он чему-то радовался. «Но чему же он может радоваться? — думала Роза. — Нет; конечно, у него нет причин для радости».

— Думаете, лорд Радульф наблюдает за вами, оценивает ваши действия? — спросил сэр Арно.

Роза молча кивнула. Она в этом нисколько не сомневалась. Более того, временами ей даже казалось, что она ощущает на себе проницательный взгляд темных глаз, наблюдающих за ней из Кревич-Касла — с расстояния пяти лье! Жена лорда Радульфа Лили всегда поддерживала Розу, но теперь у нее появились свои собственные заботы. Да и не могла Роза постоянно просить ее о помощи. Следовало решать свои проблемы самостоятельно. Вызванные ненадолго наемники помогут ей все устроить и навести в Сомерфорде порядок. Но будет лучше, если лорд Радульф об этом не узнает.

— Наемники — отнюдь не ручные коты, — заметил сэр Арно. — Они не станут мурлыкать и выполнять малейшее ваше желание, едва вы погладите их по шерстке.

Глаза Розы гневно сверкнули.

— Да, знаю. Но они научатся честно зарабатывать свой ужин, иначе вовсе останутся без него! Не беспокойтесь, сэр Арно, я справлюсь с ними, только отыщите мне их.

Арно так и поступил. Он отослал письмо, как только брат Марк написал его, а Роза запечатала. А вскоре пришло известие о том, что рыцари уже направляются в замок. Хотя Роза сочла жалованье в пять марок слишком высоким, Арно убедил ее, что так платят всем наемникам. И все же Роза негодовала. Они находились в очень затруднительном положении и не могли позволить себе такие траты. Хотя осенью ожидался богатый урожай — такого не было уже несколько лет, — спутать их планы могла любая случайность. За те пять лет, что Роза жила в Сомерфорде, она прекрасно усвоила: загадывать на будущее никак нельзя. Действительно, никогда не знаешь, какая беда может случиться. Деньги могли понадобиться в любой момент, а теперь еще придется платить наемникам. Неудивительно, что Роза постоянно думала об этом в бессонные ночи.

Склонившись над бочкой, она поморщилась от запаха тухлого мяса. Наверное, бочку все-таки придется выбросить.

Роза заперла за собой дверь подвала и быстро поднялась по узкой винтовой лестнице на кухню.

Здесь было тепло и уютно, а от аромата свежего хлеба рот наполнялся слюной.

Осмотревшись, Роза заметила, что серая кошка, которая недавно произвела на свет котят, удобно устроилась со своими малышами в углу кухни у печи. Что ж, у нее наверняка найдется время, чтобы взглянуть на котят. Котята всегда такие милые…

Внезапно перед Розой появилась Констанс.

— Госпожа! — окликнула ее служанка. Роза вопросительно взглянула на женщину:

— Констанс, что случилось?

— Эти люди только что приехали, госпожа. Сэр Арно разговаривает с ними. Если хотите, чтобы они поняли, что именно вы — хозяйка замка, идите побыстрее во двор.

Роза кивнула и расправила подол своего алого платья. Затем опустила вуаль и, приблизившись к Констанс, внимательно посмотрела в морщинистое лицо пожилой женщины.

— Ты хочешь сказать, что приехали наемники? — спросила на всякий случай Роза.

Заметив, что хозяйка нервничает, Констанс похлопала ее по руке, стараясь успокоить.

— Да, госпожа, наемники.

— Что ж, тогда я действительно должна их встретить, — пробормотала Роза. — Кто знает, что собирается предложить им Арно? Он совершенно забывает о здравом смысле, когда речь заходит о деньгах. Если ему вдруг захочется заплатить им вдвое больше положенного, то он непременно это сделает!

Роза твердо решила, что назначит наемникам самое скромное жалованье, какое только возможно.

— Тогда идите быстрее, госпожа. Да не пугайтесь так, — с укором добавила Констанс. — Вы ведь хозяйка здесь, разве нет?

Роза вскинула подбородок:

— Да-да, конечно, хозяйка.

Кивнув служанке, Роза поспешила во двор. Во дворе же ее встретила гробовая тишина.

«Что здесь случилось?» — с беспокойством подумала Роза. Действительно, почему обитатели поместья, обычно такие шумные и говорливые, сейчас вдруг притихли? Царившая во дворе тишина поразила Розу. Она остановилась ненадолго и осмотрелась. Заметив группу вооруженных всадников, невольно вздрогнула и прошептала:

— Непокорные и устрашающие. — Почему-то именно эти слова пришли ей на ум, едва лишь она взглянула на воинов.

Наемники и впрямь выглядели так, словно привыкли каждый день смотреть в глаза смерти. И скорее всего так и было, ведь война являлась главным занятием этих людей. Конечно же, все они были прекрасно вооружены. Кроме того, на всадниках были кольчуги или же кожаные туники, скрепленные на швах металлическими кольцами. А плечи одного из них покрывала накидка, сшитая из звериных шкур, скорее всего волчьих. Что же касается их предводителя…

— Ах!.. — невольно вырвалось у Розы, едва лишь она увидела предводителя наемников.

Роза с восхищением смотрела на молодого воина. Такого красавца она видела впервые в жизни. Ее поразила его необычная, чужеземная внешность. К тому же он был рослый, широкоплечий, и даже под туникой и кольчугой угадывались его могучие мускулы. Кольчугу же сплошь покрывали вмятины и царапины, и казалось, он совсем недавно участвовал в сражении. За спиной воина висел круглый красный щит, украшенный изображением черного волка, мускулистые ноги были обтянуты кожаными штанами, а отливавшие медью длинные волосы ниспадали на плечи. Тонкие же косички, обрамлявшие лицо, придавали ему сходство с варваром. Или возможно, с кельтским воином.

— Нет-нет, скорее — с викингом, — в восторге прошептала Роза.

Незнакомый воин казался диким и беспощадным, но в то же время — пожалуй, именно это Розу более всего удивляло — являлся самым красивым мужчиной на свете. Статная фигура, волевой подбородок, покрытая золотистым загаром кожа и решительный взгляд ясных голубых глаз. Действительно, редкостный красавец. И при этом — ни одного шрама на лице. Вероятно, боги позаботились о том, чтобы никто не испортил такое совершенство. «Что ж, нет ничего удивительного в том, что он стал любимцем богов, — думала Роза. — Ведь с первого взгляда понятно, что этот мужчина не такой, как всё остальные».

А затем в голову ей пришла совсем другая мысль. «Ах, о чем я только думала, когда решила призвать наемников? — спрашивала себя Роза. — Похоже, я совершила ужасную ошибку».

Приблизившись к мужчинам, она пробормотала:

— Сэр Арно, вы уже познакомились с этими воинами? Мне кажется, что… — Роза внезапно умолкла и сделала глубокий вдох; ей казалось, что она задыхается, словно от быстрого бега.

А сэр Арно смотрел на нее и молча улыбался. Вроде он был таким же, как обычно, но в то же время, Розе вдруг почудилось, что он странным образом изменился — стал каким-то маленьким, бледным и совершенно незначительным рядом с красавцем великаном, восседавшим на могучем боевом коне. Непоколебимый и преданный Арно, друг ее покойного мужа Эдрика… Этому человеку он всецело доверял, а перед смертью взял с него слово, что он будет подчиняться Розе и защищать ее.

Но почему же сейчас, при взгляде на него, она больше не испытывала привычной уверенности? И почему все знакомое и привычное уже не казалось ей ненадежным?

Наверное, во всем виноват предводитель наемников.

Да-да, именно он, этот чужой и совершенно незнакомый ей человек, которого она же сама пригласила сюда. Конечно же, его появление в Сомерфорде не сулило ничего хорошего, но вместе с тем… Как ни странно, Роза чувствовала, что ее влечет к этому необычному человеку — влечет помимо воли. Но может быть, с ее стороны это просто любопытство?..

Пытаясь взять себя в руки, Роза мысленно прикрикнула на себя: «Перестань же! Неужели ты настолько глупа, что позволишь сбить себя с толку привлекательной внешностью?» Нет, она вовсе не глупа. И внешность этого наемника совершенно ничего для нее не значит.

Собравшись с духом, Роза взглянула в глаза незнакомца. И в тот же миг у нее перехватило дыхание.

Глаза воина были голубыми… точно море перед надвигающимся штормом. Они сияли на его прекрасном лице, казалось, прожигали насквозь. Судорожно сглотнув, Роза в ужасе почувствовала, что ее еще сильнее влечет к этому мужчине. «Что же со мной происходит?» — спрашивала она себя в смятении. Ошеломленная своими чувствами, Роза упорно не желала верить тому, что нашептывал ей внутренний голос. Но голос не умолкал — словно хотел во что бы то ни стало убедить ее, что это и есть желание.

Глава 2


— Приветствую тебя, госпожа, — проговорил наконец сэр Арно.

Роза с трудом отвела глаза от предводителя наемников и посмотрела на своего верного Арно. Должно быть, она протянула руку — сама Роза совсем этого не помнила, — потому что вдруг ощутила прикосновение его пальцев к своим, когда он наклонился, чтобы запечатлеть поцелуй.

Выпрямившись, Арно сказал:

— Леди Роза, это наемные воины. Она кивнула:

— Да-да, я поняла. Так что же они говорят?..

— Сэр рыцарь! — Сэр Арно строго посмотрел на Гуннара Олафсона. — Прошу вас спешиться. Перед вами леди Роза, хозяйка Сомерфорда!

Арно д'Алан говорил так, словно обращался к непослушным детям, нуждавшимся в уроке вежливости. Все находившиеся во дворе замка затаили дыхание, очевидно, ждали, что сделает красивый незнакомец — ответит ли хоть как-то на замечание сэра Арно или же перережет ему горло.

Сердце Розы отчаянно затрепетало. Она боялась за сэра Арно, и в то же время ее взволновали собственные ощущения; снова заглянув в синие, как море, глаза викинга, она вдруг почувствовала, что ей все больше нравятся эти холодные и бесстрастные глаза.

Но, судя по всему, слова сэра Арно ничуть не разозлили Гуннара Олафсона, казалось, они для него ровным счетом ничего не значили. Молча пожав плечами, воин спрыгнул со своего серого жеребца. Теперь он стоял прямо перед Розой и Арно, стоял так близко, что Розе хотелось отступить от него подальше. Однако ей все же удалось взять себя в руки; она сочла, что не следует показывать этому мужчине свой страх. «Ты должна проявить твердость, — говорила себе Роза. — А твой испуг лишь позабавит его».

Тут послышался звон упряжи, а затем — лязг металла: следом за своим предводителем начали спешиваться и остальные воины. Через несколько мгновений все они уже стоили посреди двора, и, как ни странно, теперь наемники выглядели еще более угрожающе. Внезапно расплакался ребенок, и мать поспешила успокоить его. И никто из обитателей деревни не издавал ни звука. Было очевидно, что люди боялись вооруженных незнакомцев и не хотели привлекать их внимание.

Кинув взгляд на стоявших перед ней наемников, Роза внутренне содрогнулась. Ей вдруг пришла в голову ужасная мысль: «А ведь эти люди способны на все…» И действительно, они вполне могли перерезать горло обитателям замка, когда те мирно заснут. Возможно ли купить их преданность? И способны ли они подчиняться кому-то, кроме своих языческих богов?

Роза сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться. Следовало сделать так, чтобы эти люди подчинялись ее приказам. Она хозяйка Сомерфорда, и она ни за что не откажется от своей власти.

Собравшись с духом, Роза вскинула подбородок и смело взглянула прямо в глаза предводителя наемников.

— Я здесь хозяйка, — проговорила она. — Сомерфорд-Мэнор принадлежит мне, поэтому вы должны беспрекословно мне подчиняться и выполнять все мой приказания, понятно? — С этими словами Роза протянула воину руку для поцелуя.

Гуннар Олафсон уставился на протянутую ему руку с таким выражением на лице, словно никогда не видел ничего подобного. «А может, он не знает, что должен сделать?» — подумала Роза.

Но тут Олафсон взял ее руку в свою ладонь, и Роза невольно вздрогнула, почувствовав, что его рука оказалась на удивление теплой, пожалуй, даже горячей. Но почему же она решила, что рука викинга должна быть холодной?..

А он, казалось, и впрямь не знал, что должен сделать. Роза попыталась высвободить руку, но Олафсон крепко сжал ее своими сильными пальцами. Возможно, ей удалось бы вырваться, но она решила, что это было бы проявлением страха, поэтому просто стояла и ждала.

Внезапно Роза заметила, что воин, стоявший позади викинга, старается скрыть улыбку. Неужели все происходящее забавляло этих незнакомцев? Что ж, очень может быть. Возможно, хорошие манеры настолько им чужды, что вызывают лишь веселье?

При мысли об этом Роза вспыхнула от гнева и вновь попыталась высвободиться. Но тут викинг вдруг наклонился и прикоснулся губами к ее руке. Медленно выпрямившись, он взглянул на нее с усмешкой и на безупречном французском тихо проговорил:

— Я с величайшим вниманием выслушаю все указания, госпожа.

И снова Розу окатила горячая волна гнева. Этот дикий варвар только что унизил ее, выставив на посмешище перед своими воинами. Покосившись на сэра Арно, она заметила, что тот сжимает и разжимает кулаки.

В следующее мгновение Арно прокричал:

— Вы забываетесь, Олафсон! Вы должны не выслушивать указания госпожи, а подчиняться ей!

Однако Гуннар Олафсон не обратил на сэра Арно никакого внимания, Роза же, немного поразмыслив, решила, что лучше промолчать. Ведь эти люди могли убить ее преданного рыцаря. Шагнув к сэру Арно, она сжала его руку, как бы призывая успокоиться. Гуннар Олафсон заметил это и презрительно усмехнулся.

«Вероятно, он не очень высокого мнения об Арно», — подумала Роза. Викинг же вдруг нахмурился — словно задумался о чем-то.

Потом внимательно посмотрел на пожилого рыцаря и проговорил:

— Похоже, вас ожидает богатый урожай.

Сэр Арно в замешательстве пожал плечами. Но тут же взял себя в руки и кивнул, подтвердив, что это будет лучший урожай за последние несколько лет.

— Вот и хорошо, — продолжал викинг. — Дело в том, что пять марок, которые вы нам предлагаете… этого недостаточно.

— Недостаточно? — переспросил Арно. Олафсон кивнул:

— Совершенно верно. Десять марок — или мы уезжаем. В другом месте нам заплатят больше, чем у вас.

— Говорите, десять марок?! — закричала Роза, не в силах сдержать свой гнев. — Нет, не согласна. Это слишком много.

Олафсон молча взглянул на нее и тут же снова повернулся к сэру Арно, как бы давая понять, что не намерен говорить с женщиной.

— Мы не рабы, — заявил викинг. — А посему не обязаны соглашаться на невыгодные для нас условия. Вам это понятно?

Арно вздохнул и снова пожал плечами. Было ясно, что требования наемника ему очень не нравятся. Но Роза понимала, что гордость не позволит ему торговаться.

— Я уверен, что мы сможем прийти к соглашению, — пробормотал сэр Арно.

Тут Роза наконец не выдержала и решительно шагнула к Олафсону. Он взглянул на нее прищурившись, но уже в следующее мгновение отвернулся. Да, он явно не желал с ней разговаривать. Но Роза знала: сейчас ни в коем случае нельзя уступать. Ведь лишние пять марок разорят Сомерфорд-Мэнор.

Твердо решив добиться своего, она проговорила:

— Сэр Арно уже предложил вам плату за месяц, не так ли? Вам было предложено пять марок, а также еда и постель. Я думала, мы с вами договорились и дело решено. Значит, теперь вы собираетесь отказаться от своего слова?

Олафсон нахмурился и посмотрел на Розу.

— Что же вы молчите? — спросила она. — Я жду вашего ответа.

Викинг поморщился и проговорил:

— Я не торгуюсь с вами, миледи, а просто сообщаю, что мне требуется. И вы ошибаетесь. Мы еще не пришли к соглашению.

Наемник был настроен весьма решительно, но и Роза не собиралась уступать.

— Мне не нравится ваш ответ, сэр рыцарь. Вам предложили хорошую плату, и вы не заставите меня заплатить больше.

В этот момент высокий темноволосый воин в накидке из шкуры волка шагнул к своему предводителю и похлопал его по плечу. Затем стал что-то шептать ему на ухо. Гуннар Олафсон внимательно слушал и все больше мрачнел; очевидно, ему не очень-то нравилось то, что говорил воин. Когда же воин отступил от него, Гуннар молча ему кивнул, затем снова повернулся к сэру Арно и хозяйке замка:

— Что ж, хорошо. Я согласен на шесть марок.

Роза хотела возразить — она не могла позволить себе даже такую сумму, — но сэр Арно поспешно проговорил:

— Да, конечно, мы согласны. — Взглянув на Розу, он добавил: — Это очень выгодная сделка, миледи.

Роза закусила губу. Возможно, в сложившихся обстоятельствах эту сделку и впрямь можно было назвать выгодной. Только такую сумму они и смогут выплатить — да и то лишь в том случае, если действительно соберут богатый урожай. Но почему же Арно так быстро согласился? Он не хотел, чтобы в Сомерфорд пришли наемники. Или, может быть, он просто не желал говорить своей госпоже, что очень встревожен? Да, наверное. Только так можно было объяснить его странное поведение.

Предводитель наемников молча кивнул сэру Арно, очевидно, давая понять, что вполне удовлетворен. Такой человек, как Гуннар Олафсон, мог говорить о делах только с мужчиной, но никак не с женщиной. Впрочем, чего же еще ожидать от этого дикаря викинга? Какое-то время он молчал, потом вдруг спросил:

— Сколько у вас воинов? Кажется, я видел двоих. А где же остальные?

Сэр Арно медлил с ответом. Пожимая плечами, он украдкой поглядывал на свою госпожу.

— Отвечайте же! — Гуннар Олафсон нахмурился. — Я имею право знать, сколько у вас воинов.

Сообразив, что на этот вопрос должна ответить хозяйка замка, Роза сказала:

— У нас есть три крепких молодых человека, способных держать оружие. Но сейчас они работают в поле.

— Вы отправили воинов в поле, миледи? — Гуннар Олафсон в изумлении уставился на Розу.

— Пришлось отправить. За полями нужен уход. Да я и сама тружусь в поле во время сева. Сомерфорд-Мэнор — наш общий дом, поэтому все мы должны работать.

Гуннар Олафсон со вздохом кивнул:

— Значит, трое работников в поле. Это я готов понять. А где же остальные? Стригут овец?

Наемник явно издевался над ней, но Роза решила, что не стоит обращать на это внимания.

— Остальные ушли к лорду Фицмортону, — ответила она. Но такой ответ нисколько не удовлетворил Олафсона, он смотрел на нее так, словно ожидал объяснений.

— Лорд Фицмортон и лорд Вулфсон — могущественные бароны, — продолжала Роза. — И они постоянно спорят о том, кто из них сильнее. Недавно они в очередной раз пошли друг на друга войной, и многие из воинов были убиты. Убитых необходимо было заменить, а им все равно, где брать людей. Когда они обратили свое внимание в нашу сторону, я не смогла заплатить своим воином так же, как платят они. — Роза в смущении умолкла, но тут же вновь заговорила: — Однако у нас есть двадцать человек, которые стоят на часах по два дня в неделю. Но к сожалению… к сожалению, все они либо стары, либо слишком молоды. А один и вовсе хромой.

Викинг пристально посмотрел на Розу.

— Объясните же, что здесь у вас происходит. Почему вы доверяете охрану замка старым и хромым? Неужели все ваши молодые и крепкие люди тоже ушли к Фицмортону?

При этих словах Олафсона Роза почувствовала себя маленькой девочкой, пытавшейся оправдаться за свой проступок.

«Как все это нелепо! — думала она. — Ведь я же здесь хозяйка. А он всего лишь наемник, дикарь викинг, не имеющий понятия о том, как следует говорить с леди».

Стараясь говорить как можно спокойнее, Роза ответила:

— Те, что были молоды и здоровы, давно мертвы. Еще до того, как я приехала в Сомерфорд, в этих местах случилось восстание против короля. Мой супруг Эдрик вместе с лордом Радульфом пытался подавить его. Лорд Радульф победил, но лишь немногие из наших людей вернулись с поля боя. Лорд Радульф по достоинству оценил преданность Эдрика и в знак признательности подарил ему золотой кубок. — Роза попыталась придать своему голосу безразличие, которого совсем не чувствовала, ведь любая смерть — всегда потеря. — Сэр Арно недавно начал готовить мальчиков, но пройдет несколько лет, прежде чем они смогут встать на защиту замка. Я предложила сэру Арно привлекать к охране женщин, пока их сыновья не подрастут. Большинство из них — вдовы тех, кто погиб во время восстания, и теперь они хотят занять место своих мужей.

Эрта, замковая повариха, очень хотела надеть доспехи — она с удовольствием приняла бы участие в сражении. «Кто сказал, что женщины не могут сражаться наравне с мужчинами?» — заявила повариха, и Роза согласилась с ней. Арно же думал иначе.

Роза покосилась на своего верного рыцаря и добавила:

— Правда, сэр Арно считает эту идею… Неприемлемой? Отвратительной? Угрожающей? Роза никак не могла подобрать слова, чтобы описать выражение, появившееся на лице Арно, когда она поделилась с ним своими планами.

— Однако я считаю… — продолжила Роза.

— Все, довольно, — перебил викинг. — О женщинах в доспехах лучше поговорите со своей поварихой, миледи, — добавил он, едва сдерживая смех.

— Что вы себе позволяете, сэр рыцарь?! Почему вы так со мной говорите? И ведь я же не сказала, что обязательно…

— Уж лучше посылать в бой мальчишек, — снова перебил Гуннар.

Роза не знала, что на это ответить. Чтобы хоть что-то сказать, она пробормотала:

— Мне все равно, откуда вы приехали, но знайте: мы здесь, в Сомерфорде, не посылаем детей на смерть.

Викинг взглянул на нее с любопытством и спросил:

— Стало быть, вы предпочитаете посылать на смерть женщин? Вы полагаете, что это разумнее?

Роза со вздохом пожала плечами:

— Нет, почему же?.. И ведь я же говорила только о тех женщинах, которые сами этого хотят. Про Эрту, например…

— Может, вы и правы, миледи, — кивнул Олафсон. — Иногда женщинам и детям действительно необходимо отправиться в бой. И умереть. Да-да, непременно умереть.

«Что он говорит? — в ужасе подумала Роза. — Или он так странно шутит?» И неужели она могла возжелать подобного человека? Наверное, просто спутала вожделение со страхом…

И как же она могла вообразить, что сможет держать в повиновении такого человека? Ведь он готов отправить на смерть детей… По спине Розы пробежал холодок. Вероятно, им следует самим решать свои проблемы. Или же упросить лорда Радульфа, чтобы он все-таки им помог. Да, пусть Радульф думает о ней что хочет. Пусть даже отнимет у нее Сомерфорд и отправит обратно к отцу! Да, она готова даже на это!

Роза вопросительно взглянула на Арно; ей казалось, что и он пришел к такому же выводу. Но верный рыцарь, вероятно, не понял ее. Он покровительственно ей улыбнулся и с важным видом произнес:

— Женщины ничего не смыслят в войне.

Роза досадливо поморщилась и повернулась к высокому викингу. Окинув взглядом двор, вновь заговорила:

— После восстания мы укрепили стены. Лорд Радульф помог моему супругу. В случае нападения мои люди укроются в доме. В случае же осады мы сможем продержаться достаточно долго. В деревне есть глубокий колодец, а после жатвы зерна будет столько, что хватит на несколько месяцев. Кроме того, я уверена, что держать осаду придется не очень долго. До лорда Радульфа непременно дойдет весть о нападении на Сомерфорд, и он пришлет помощь.

— Возможно, вы правы, леди Роза, но все же…

— Разве сэр Арно не объяснил вам, что вы здесь всего лишь для острастки? Да, для острастки, не более того. С недавних пор кто-то постоянно обворовывает обитателей деревни. Но эти люди серьезной угрозы не представляют. Сейчас мои работники кажутся им легкой добычей, но, увидев вас и ваших воинов, они оставят нас в покое. От вас требуется лишь одно — нагнать на них страху одним своим видом. Уж это-то вам наверняка по силам!

Пропустив последнее замечание Розы мимо ушей, Гуннар Олафсон с невозмутимым видом заметил:

— Раз кому-то позволено воровать в вашей деревне, значит, вы, миледи, позволили своим людям окончательно облениться и растолстеть.

И вновь Роза почувствовала, как краска гнева опалила ее щеки. Этот варвар опять ее оскорбил.

Стараясь сохранять спокойствие, Роза продолжала:

— Так что все у нас не так уж плохо. Последние четыре года в Сомерфорде царил мир. И если мы привыкли не запирать ворота, то это только потому что мы не опасались внезапного нападения. Мне кажется, это совсем не плохо.

Викинг нахмурился и покачал головой:

— Ошибаетесь миледи. Проявлять беспечность — это очень плохо. Потому что смерть поджидает людей на каждом шагу.

— Вы не правы, сэр рыцарь! — заявила Роза; — Тех, кто нападает на деревню, нельзя назвать жестокими убийцами. Ведь они никого даже не ранили… Только свинью зарезали. А сейчас, когда узнают о вашем появлении, они и вовсе уберутся отсюда и оставят нас в покое.

Гуннар Олафсон улыбнулся, однако в его улыбке не было тепла.

— В этом вы правы, леди, — они уйдут, если достаточно благоразумны. В противном случае они умрут.

Наемники одобрительно кивали, а некоторые из них даже засмеялись.

Розе ужасно хотелось прогнать этих людей, хотелось отказаться от их услуг, потому что таким, как они, нет места в Сомерфорде. Однако она понимала, что в ближайшее время ей никак без наемников не обойтись. И, следовательно, надо было немного потерпеть. Главное же — не допустить бессмысленных убийств и жестокости.

Выразительно посмотрев на викинга, Роза сказала:

— И вы должны помнить, что у нас здесь нет войны. Гуннар Олафсон, казалось, о чем-то задумался. Потом с каким-то странным выражением пробормотал:

— А ворота замка были открыты…

Роза нахмурилась и посмотрела на сэра Арно. Потом опять перевела взгляд на гостя.

— Открыты? — переспросила она. — Да, наверное… Думаю, ворота должны быть всегда открыты — на случай, если нашим людям потребуется помощь сэра Радульфа. А вы, наверное, считаете, что их надо запирать?

Роза и сама так считала, однако сэр Арно убедил ее в том, что ворота следует держать открытыми. А теперь, когда она посмотрела на него в поисках поддержки, он в смущении отвел глаза.

— Их обязательно надо запирать, госпожа. Ворота всегда должны быть заперты, если только я сам не отдам приказ отпереть их. Это ясно?

— Но я не понимаю…

— Будь мы вашими врагами, леди Роза, у вас здесь уже никого не осталось бы в живых. Никто не смог бы остановить вооруженных всадников. Мои люди перебили бы всех, кто находился во дворе. Айво живо расправился бы с сэром Арно, а я пришел бы за вами… госпожа. Теперь понимаете?

Арно едва не задохнулся от гнева, но никто не обратил на него внимания. Гуннар Олафсон пристально посмотрел на Розу, и перед ее глазами вдруг отчетливо предстала ужасная картина: ее люди лежат во дворе; обливаясь кровью, а она сама, сидя в своей комнате, слышит приближение шагов беспощадного викинга и скрип открывающейся двери… И вот он возникает в дверном проеме, ослепляя ее цветом своих волос и глаз. А потом делает шаг вперед и вытаскивает из ножен смертоносный меч…

Но тут страх уступил место смущению: меч вдруг показался Розе не совсем уместным в сложившихся обстоятельствах. Да, она могла представить, как Гуннар Олафсон подходит к ней, но потом он должен оставить меч в ножнах… и заключить ее, Розу, в объятия.

И тотчас же ей почудилось, что ее голова запрокидывается, а губы раскрываются для поцелуя. И все поплыло у нее перед глазами, а по телу словно прокатилась горячая обжигающая волна — причем в некоторых местах она обжигала гораздо сильнее, чем в других. «Хватит, перестань!» — прикрикнула на себя Роза. Кивнув Олафсону, она сказала:

— Я вас поняла. Ворота будут закрыты.

— Вот и хорошо, — ответил наемник и тут же отвернулся от нее.

Опять отвернулся.

«Похоже, она все-таки решила проявить благоразумие, — подумал Гуннар. — Хотя ясно, что ей было не так-то просто согласиться со мной». Но главного он добился: теперь ворота будут закрыты, и это обеспечит обитателям замка безопасность. Конечно, у него было еще много вопросов к леди Розе, но он пока что решил остановиться на достигнутом — в некоторых случаях торопиться не следует.

Глядя в глаза хозяйки Сомерфорда, Гуннар помимо собственной воли начал представлять себе то, что не имело ни малейшего отношения к безопасности замка. Даже отвернувшись от леди Розы, он ощущал исходивший от нее сладковатый аромат. Временами ему казалось, что чувствует вкус ее губ…

«Нет, ты не должен об этом думать», — сказал себе Гуннар. Взглянув на сэра Арно, он пробормотал:

— Мы приехали издалека и очень устали. Поэтому моим людям и лошадям нужно отдохнуть. Покажите, как пройти к конюшням. — Ему хотелось побыстрее уйти от леди Розы, и его просьба прозвучала как приказ.

Арно нахмурился, но возмущаться не стал и подробнейшим образом объяснил, где находились конюшни.

Гуннар был уверен, что леди Роза сейчас смотрит ему вслед. Более того, ему казалось, что он даже чувствует ее взгляд. А когда она смотрела на него, стоя с ним рядом… В эти мгновения ее карие глаза пылали гневом и… страстью? Да, возможно. Во всяком случае, так ему показалось. Но как бы то ни было, ясно одно: женщин, подобных леди Розе, не так-то просто подчинить своей воле. Она единолично управляла своими владениями и, судя по всему, не собиралась отдавать кому-либо бразды правления.

Да, хозяйка Сомерфорда оказалась совсем не такой, как все прочие норманнские леди. Все они были либо холодными и высокомерными дамами, испорченными благородным воспитанием, либо же слабовольными дурочками, неспособными даже ходить самостоятельно, если рядом не находился кто-то желающий их поддержать. Стоит только приблизиться к такой женщине — и она уже готова лишиться чувств от страха.

Иными словами, норманнские леди понятия не имели о хозяйстве и о том, как сохранить свою собственность и приумножить ее. И уж конечно, они не посылали своих воинов работать в поле — не говоря уже о том, чтобы трудиться вместе со всеми. И они не давали женщинам оружие, чтобы те защищали замки. Да эта норманнская леди совершенно не походила на других норманнских женщин. Конечно, он, Гуннар, не разделял ее взглядов, но все же считал их… достойными восхищения? Нет, разумеется, было бы глупо восхищаться Розой — его миссия состояла вовсе не в этом.

Ему предстояло уничтожить ее.

Но с того самого момента, как она вошла во двор — слишком земное слово для определения ее неземной поступи, — он ощутил, что в его защитном панцире образовалась брешь. Ворота его собственной крепостной стены внезапно оказались распахнутыми. Наверное, его воины тоже почувствовали это. Но сумеют ли они защитить его?

Леди Роза очень испугалась, когда только появилась во дворе и увидела их всех. Да, испугалась, но все же страх не помешал ей торговаться из-за нескольких марок жалованья. Так почему же он, Гуннар, решил с ней поспорить? Наверное, только для того, чтобы она сразу поняла, что он не услужливыи норманнский рыцарь, не такой, как сэр Арно д'Алан, безропотно выполнявший все ее желания.

Леди Роза отказывалась платить. Словно он, Гуннар, не стоил потраченного серебра! Именно это его и разозлило, так что он даже утратил самообладание. И верному другу Айво даже пришлось напомнить ему об истинной причине их появления здесь. Ведь их цель — вовсе не деньги, им и так щедро заплатят.

Значит, он вышел из себя из-за каких-то пяти марок?

Нет, конечно же, не из-за этого. Тут Гуннар вдруг вспомнил, как леди Роза схватила за руку сэра Арно. И вспомнил, что он в этот момент почувствовал. Да-да, он, Гуннар Олафсон, ревновал! Но ведь раньше он никогда не ревновал, у него не было на это причин. Женщины сами приходили к нему. Именно они, женщины, ревновали его друг к другу!

И тут перед ним возникли огромные и необыкновенно красивые карие глаза, влажные полные губы, стройная фигура леди Розы. Такая женщина, как она, должна принадлежать только ему — но ведь он приехал вовсе не для того, чтобы сделать ее своей.

При других обстоятельствах Гуннар непременно обворожил бы ее и соблазнил, но сейчас ему было не до этого. Он приехал сюда, чтобы выполнить свою тайную миссию, поэтому не должен был отвлекаться. Кроме того, ходили слухи, что Арно пользуется благосклонностью леди Розы.

«Значит, хорошо, что она тебя боится? — спросил себя Гуннар. — Ты наслаждался ее страхом, когда говорил, что с легкостью отправил бы детей на войну?»

Конечно же, нет. И он вовсе не пытался запугать леди Розу. Что же касается детей, то он сказал это для сэра Арно — чтобы убедить его в своем бессердечии. А если эти его слова отвратят от него красивую хозяйку Сомерфорда, то, может быть, оно и к лучшему. Но она не всплеснула руками и не лишилась чувств — всего лишь побледнела. Однако почти тотчас же взяла себя в руки и принялась ему возражать.

Да, леди Роза — отнюдь не слабовольная женщина и умеет за себя постоять. Но именно это и внушало опасения.

Ведь если в Сомерфорде действительно зреет заговор, то леди Роза наверняка находится в самой гуще событий. И скорее всего за наемниками послала она, а д'Алан — всего лишь посредник. А письмо, перехваченное людьми Радульфа, наверняка написала леди Роза, потому что именно она запечатала послание печатью с гербом Сомерфорда. Только хозяин или хозяйка замка имеет право скреплять письма печатью. Из-за этого самого письма Гуннар и оказался здесь. Нет, леди Роза не может представлять опасность. Об этом следует помнить, если ему очень уж захочется затащить ее в постель.

— Подождите, сэр рыцарь! — раздался вдруг голос сэра Арно.

Гуннар остановился и обернулся.

— Я слушаю вас, — сказал он, когда рыцарь нагнал его.

— Дело в том, что леди Роза… — Сэр Арно замялся. — Она, конечно, очень добрая женщина, но совершенно ничего не понимает в серьезных делах. Именно поэтому я во всем ей помогаю. То есть я хочу сказать, что здесь только я отдаю приказы, что бы ни думала леди Роза. Это понятно?

Пристально посмотрев в глаза рыцаря, Гуннар сразу же понял, что тот лжет. Более того, было совершенно ясно, что леди Роза ни за что не одобрит приказы сэра Арно, идущие вразрез с ее собственными. Но если Арно — ее любовник, то, может быть, он просто пытается защитить ее, дать понять, что она не имеет никакого отношения к предательству?

Коротко кивнул, Гуннар ответил:

— Я вас понял.

Арно же вдруг ухмыльнулся и, приблизившись к нему почти вплотную, тихо проговорил:

— Разумеется, поняли. В конце концов, мы с вами хотим одного и того же.

Сказав это, сэр Арно окинул взглядом Гуннара и пошел куда-то в сторону ворот. Воины же, обступив своего предводителя, принялись посмеиваться и шутить, а Суэйн с ухмылкой спросил:

— Неужто женщины и впрямь могут участвовать в войне? Впервые такое слышу.

Воины еще громче засмеялись.

Айво же, приблизившись к Гуннару, тихо спросил:

— Что он имел в виду? О каком общем желании он говорил?

Гуннар пожал плечами:

— Пока не знаю. Возможно, он имел в виду наш приход сюда. Ведь мы от Радульфа отправились к Фицмортону и там отлично сыграли свою роль. И теперь считается, что именно Фицмортон направил нас в Сомерфорд.

Айво осмотрелся и, еще больше понизив голос, спросил:

— Думаешь, здесь зреет заговор? Гуннар снова пожал плечами:

— И этого не знаю. Время покажет.

Туг Айво вдруг усмехнулся и прошептал:

— А как поживает твой меч?

Гуннар с удивлением взглянул на друга:

— Ты о чем?

Айво весело рассмеялся:

— Ты воспылал к леди такой страстью, что я испугался, как бы твой меч не расплавился в ножнах. Не помню, чтобы какая-либо женщина произвела на тебя такое впечатление. Обычно они на тебя таращатся.

Гуннар невольно нахмурился. Неужели его чувства столь очевидны?

— Как бы я хотел, чтобы мой меч расплавился! — пробурчал он в ответ. — Тогда проблема была бы решена.

Айво снова засмеялся:

— И ты готов разочаровать всех своих почитательниц? Их скорбные стоны будут слышны за много миль. — Айво бросил на друга многозначительный взгляд. — Я очень удивлюсь, если хозяйка замка не упадет в твои объятия, как и все остальные.

«Это будет удивительно лишь для тебя», — подумал Гуннар.

— Проводить время с женщинами довольно приятно, Айво, но сейчас мне не до этого. Ты ведь прекрасно знаешь, для чего мы сюда прибыли. И даже если хозяйка этого замка так же нежна и невинна, как цветок, в честь которого она названа, у меня все равно не будет для нее времени.

Гуннар произнес эти слова столь уверенно, что даже сам в них поверил.

Оставить заявку на описание
?
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить