Токийский декаданс Токийский декаданс В книгу вошли несколько новелл и роман \"Кинопроба\". В серии новелл под общим названием \"Топаз\" описаны шокирующие истории из жизни нескольких женщин, попавших волею судьбы в мир вульгарности. Каждая из них, несмотря на мерзостные обстоятельства, продолжает искать в реальности нечто свое, еще не потерянное безвозвратно. И это нечто может дать им надежду, без которой немыслимо жить. Роман \"Кинопроба\" - это история о всеразрушающей силе чувств, о \"совершенной\" любви, ставшей психологическим кошмаром наяву. Желание вторично жениться приводит Аояму на кастинг молодых претенденток, где он знакомится с Асами. Девушка с детства живет с травмой, от которой ей не исцелиться, поэтому она не может не совершать жестоких поступков… Амфора 978-5-367-01294-1
329 руб.
Russian
Каталог товаров

Токийский декаданс

Токийский декаданс
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
В книгу вошли несколько новелл и роман "Кинопроба".
В серии новелл под общим названием "Топаз" описаны шокирующие истории из жизни нескольких женщин, попавших волею судьбы в мир вульгарности.
Каждая из них, несмотря на мерзостные обстоятельства, продолжает искать в реальности нечто свое, еще не потерянное безвозвратно. И это нечто может дать им надежду, без которой немыслимо жить.
Роман "Кинопроба" - это история о всеразрушающей силе чувств, о "совершенной" любви, ставшей психологическим кошмаром наяву.
Желание вторично жениться приводит Аояму на кастинг молодых претенденток, где он знакомится с Асами. Девушка с детства живет с травмой, от которой ей не исцелиться, поэтому она не может не совершать жестоких поступков…
Отрывок из книги «Токийский декаданс»
ТОПАЗ
Топаз

Когда я с ним столкнулась, внутри меня словно что-то взорвалось и разлетелось на осколки.

Наверное, потому, что всю вторую половину субботы я ублажала довольно неприятного клиента. Настроение было на нуле, я не хотела возвращаться в офис и пошла гулять по Аояме с желанием купить чего-нибудь, чтобы развеяться. И встретила его. А о нем я мечтала еще со средней школы.

Он был композитором, певцом, снимал фильмы — одним словом, был человеком искусства. Я называла его про себя артистом. Ему было за сорок. Он взорвал меня изнутри, а потом запрыгнул в красную спортивную машину и умчался по зеленому свету светофора, оставив меня наблюдать, как исчезает. Я смотрела ему вслед очень внимательно, словно старалась вдохнуть каждую крупицу его запаха.

Мое душевное состояние мигом улучшилось, и в голову пришла странная мысль о том, что если бы мне было столько же лет, сколько моей маме, у нас, может, что и получилось бы.

Я заглянула в ювелирную лавку рядом с итальянским рестораном, из которого он вышел. Бородатый продавец в костюме-тройке добродушно улыбнулся мне и, придирчиво осмотрев мои пальцы, сказал, что на них хорошо смотрелся бы топаз.

Даже в тот момент я все еще думала о нем, моем артисте, о его лице, музыке, кинокартинах, поэтому, когда услышала голос продавца, мне показалось, что это он со мной заговорил.

Я вытащила бумажку в десять тысяч иен, полученную от неприятного клиента, которого забавляла в номере дорого отеля вся голая, вспотевшая и липкая от различных выделений, надела кольцо с топазом и представила себе, что стала любовницей сорокалетнего артиста. Пробормотав под нос что-то типа «Вот, потрудилась для меня, я тебе и купил», я почувствовала, что там, внизу, у меня снова все намокло, хотя и принимала душ полчаса назад.

Оставив продавцу три перемазанных спермой бумажки по десять тысяч иен каждая, я купила кольцо. Выйдя из магазина, взглянула на вывеску итальянского ресторана, перевела взгляд на меню, выставленное у входа, и саму дверь. В этот момент мне показалось, что ресторан стал храмом, и я зашла в него с благоговением, будто собиралась помолиться. Несмотря на утреннее плохое самочувствие, несмотря на то что весь день ничего не ела, несмотря на тошноту после вонючего клиента, который связал меня и пихал в меня вибратор, настроение у меня оказалось на высоте. Рослый официант проводил меня вглубь, к самому дальнему столику.

Он поинтересовался, что я буду пить, и я заказала пиво. Затем, когда передал мне меню с милым котенком на обложке, я назвала имя моего артиста и спросила:

— Я слышала, что он часто вас посещает…

— На самом деле сегодня он изволил пожаловать после двух месяцев отсутствия, — ответил официант, улыбаясь.

Я съела рыбок под уксусом, которых посоветовал мне официант, и запила пивом. Потом долго сидела и развлекала себя мыслями, что я действительно любовница артиста, а недавно мы обедали тут и болтали о нашем ночном сексе, рассуждали о том, кто прошлой ночью был зверем в постели, после он встал и ушел первым, потому что очень известный и у него масса дел. Внезапно в кармане раздался звонок пейджера.

Он прерывистым эхом прокатился по всему ресторану, искромсав мои мечтания, подобно тому как ножницы режут бумагу на мелкие кусочки, и мое ликование в один момент съежилось и застыло, будто его заморозили.

— Чем занимаешься?

Телефон стоял рядом с кассой. Добрый официант, что-то вписывая в длинный лист бумаги, посмотрел на меня ласковым взглядом, как бы желая пожалеть меня за мою занятость. Мне почему-то стало стыдно, будто моя мама увидела, как я занимаюсь сексом.

— Акико, сегодня ведь суббота, так много людей звонят…

Надтреснутый голос мама-сан, словно длинное щупальце, перемазанное липким соком плотоядного растения, утащил кусочки моих разбитых мечтаний в самую глубь черной дыры. Я тихо извинилась.

— Так ты где? На Аояме? Обедаешь? Ты же знаешь этого врача из Киото, клиента Ёсиэ? Да, господина Ямагиси. Так вот, у Ёсиэ сегодня месячные, выходной, и господин Ямагиси говорит, что хочет, чтобы ты пришла. Да, на два часа, но если ты как следует его обслужишь, он продлит время на сколько тебе угодно. Ёсиэ всегда продлевает на два или три часа и получает сто или двести тысяч за раз. Давай скорее к нему в отель. Только много не ешь, а то сама знаешь, как он любит клизму.

Когда я повесила трубку, мне показалось, что улыбка высокого официанта исчезла с лица, и мои щеки покраснели и стали горячими. При выходе из ресторана садомазо игрушки в моей большой черной сумке зазвенели, и этот звук напомнил мне звук собственного голоса, когда меня во время любовных игрищ заставляют произносить какие-нибудь слова, и я повторяю их, сгорая от стыда. Я изо всех сил попыталась собрать хотя бы остатки мечтаний о моем любимом артисте, но и они бесследно исчезли.

Ямагиси было слегка за тридцать, он был высок и мускулист. Мне он нравился. У него было красивое лицо и длинные, как у пианиста, пальцы. Он душился одеколоном, запах которого я раньше никогда не встречала. Мне было стыдно раздеваться перед ним.

Я попросила выключить свет. В ответ он рассмеялся и выполнил мою просьбу, но отдернул занавески и велел мне встать прямо перед окном. Заливаемая лучами заходящего солнца, проникавшими через слегка изогнутое окно «Нью-Отани Тауэр», я стояла и смотрела на сбившиеся на хайвее в плотную пробку машины и грузовики. Они казались мне кучей гусениц и производили отталкивающее впечатление. Мне стало неприятно.

Ямагиси достал из своего чемоданчика плавательную шапочку серебристого цвета и приказал мне, убрав волосы, надеть ее.

— Какое у тебя большое лицо! — воскликнул он, посмотрев на гладкий серебристый шар, в который превратилась моя голова.

На мне в тот момент были только шапочка, трусы, лифчик и туфли на высоких каблуках. Ямагиси достал пиво из холодильника, отпил глоток и распорядился:

— Потряси попкой, будто ты стыдливая офисная леди, которой до ужаса хочется трахаться. И сними трусы.

Начав крутить немного нагревшимся под вечерними лучами солнца мягким местом, я заслужила его неодобрение:

— Ну чего ты дергаешься как на зарядке?! Я засмеялась, но в тот же момент пожалела

об этом. Ямагиси со стуком поставил банку с пивом на стол и закричал:

— Не смей!

Я испугалась. Он подошел ко мне, содрал лифчик и сильно сжал пальцами соски.

— Здесь и вот здесь! — Он сжал меня внизу. — Дура! Какого хрена ты ржешь?! У тебя же даже личности нет! Ты своими куриными мозгами хоть можешь сообразить, что такое личность?! Вот ты не личность, а такие, как ты, не ржут, а сидят на жопе и стесняются!

Он покрутил пальцами мои соски и потер кожу внизу. Мне стало так больно, что я чуть не описалась, но, испугавшись, что он меня снова выругает, стерпела и попросила прощения, опустив глаза.

— А ты подумай вот этим и этим! Поняла?! Если поняла, поздоровайся со мной как следует!

Когда Ямагиси наконец отпустил меня, я, мелко тряся попой, чтобы заглушить постепенно проходящую боль, встала на колени перед ним. Он развалился на диване. Я стала по одному облизывать пальцы его ноги, прося простить меня. Другой ногой Ямагиси пинал мою одетую в серебристую плавательную шапочку голову и артистично смеялся хорошо поставленным голосом, как у диктора из прогноза погоды.

За четыре часа я испытала оргазм несчетное количество раз, Ямагиси кончил два раза мне в рот. После каждого раза мы отдыхали и смотрели какой-то венгерский фильм на маленьком карманном видеоплеере, который оказался у Ямагиси в чемоданчике. Это была короткая история о парне, воспылавшем не совсем обычной любовью к голубям.

Когда Ямагиси кончал мне в рот последний раз, он заставил меня позвонить на какой-то номер в Киото, по-моему, это был то ли бар, то ли закусочная, куда он любил ходить. Мне следовало рассказывать женщине на другом конце провода о том, что я делаю в данный момент.

— Я сейчас какаю! — Сразу после пол-литровой клизмы, находясь в ванне, с вибратором во влагалище.

Или:

— Мне так хорошо! — Все с тем же вибратором.

Или:

— Я вам звоню с членом Ямагиси-сан во рту!

Женщина, похоже, возбудилась и, странно хихикая, отвечала мне:

— Да? Какая ты извращенка! Или:

— Проглоти все до конца, ладно?

Когда Ямагиси стал кончать, он вырвал у меня трубку и, назвав ее по имени, детским голосом произнес:

— Я тебя люблю.

Получив от Ямагиси в этот раз больше денег, чем обычно, я позвонила мама-сан в офис. Она очень обрадовалась тому, что все хорошо, и я вышла из номера просто в отличном настроении. Спустилась на лифте, прошла по длиннющему коридору и увидела в магазине мужской одежды итальянское пальто. В тот момент, когда подумала: «Вот ему бы подошло такое пальто», имея в виду своего артиста, я вдруг обнаружила, что недавно купленное кольцо с топазом исчезло.

Я сразу же позвонила в номер Ямагиси, но мне сказали, что гость просил ни с кем не соединять. Делать нечего, я отправилась в туалет, закрылась в кабинке, вывалила содержимое сумки на крышку стульчака и начала рыться в вещах, надеясь, что кольцо затерялось среди них. Но его не нашла.

Засунув в сумку веревку, клизму и вибратор, я уронила красную свечку в виде члена. Она покатилась по полу и оказалась за дверью кабинки. Выйдя, я обнаружила трех девушек, одна из которых в изумлении протянула мне свечку:

— Вот…

Они, наверно, попали сюда с какой-нибудь встречи студентов с преподавателями, на двух было одето кимоно с длинными рукавами, а на девушке, подобравшей свечку, бархатное вечернее платье. Они все были гораздо красивее и выше меня, и мне вдруг стало стыдно. Щеки мои покраснели, и я попыталась сбежать, вырвав свечку.

— Эй ты! Ну-ка стой!

Девушка в бархате рассерженно схватила меня за руку.

— Отпусти ее! Она странная какая-то! — закричали девушки в кимоно, и мне стало еще стыднее.

Я подумала о том, что, наверно, с подобной им девушкой я и разговаривала тогда по телефону во время секса, и такие девушки и ходят с моим артистом в итальянские рестораны и получают от него в подарок драгоценности. Решив так, я взглянула на девушку в бархатном и увидела у нее на пальце очень красивое кольцо с камнем зеленого цвета. Мне стало еще хуже, и я дернулась, пытаясь высвободить руку, но не смогла.

— Ты же это… шлюха, наверное, да? Ты свечку во время работы используешь, да? — сказала она с насмешкой, глядя на зажатый в моей руке предмет.

Она была выше меня более чем на десять сантиметров, у нее были большие красивые глаза, и я вдруг чуть не заплакала. Когда она потребовала от меня извинений, я, не знаю почему, внезапно укусила ее за тонкое запястье.

Я хотела еще поискать кольцо, но девушки закричали, что сейчас позовут охранника, и мне пришлось, пробежав через холл, выскочить на улицу и быстро поймать такси.

— У вас все в порядке?

Водитель смотрел на мое отражение в зеркале заднего вида. Приложив руки к лицу, я поняла, что оно все в слезах.

— Нам, конечно, нельзя разговаривать с клиентами на такие темы, но… видите ли, дело в том, что у меня дочка такого же возраста, как вы… Но вы не расстраивайтесь, я вот что вам скажу, может, странно прозвучит, но не все же так плохо в этом мире. — Он разговаривал будто с самим собой.

Я была вынуждена выслушивать его и так рассердилась от безысходности, что, будь у меня сейчас нож, зарезала бы его без всяких колебаний.

— Вот и дочке я тоже говорю, времена другие, но она-то понимает, так ведь, что времена, надо это пережить, обидно, конечно, но я часто об этом думаю…

Бред. Когда я слушала его, мне казалось, что мое лицо облизывает кто-то вонючий, с ужасным запахом изо рта. Я не могла больше терпеть:

— Да заткнись ты уже!

Он затормозил. Его вытянувшееся лицо выражало полное удивление. Затем выражение лица переменилось, и он стал похож на разозленного хряка. Сплюнув в окно, он заорал:

— Дура! Пошла вон отсюда!

Я вернулась в офис. Мама-сан похвалила меня за четыре часа с Ямагиси и подарила шейный платок от Шанель. Я перекусила лапшой и, хотя мама-сан меня уже отпустила, осталась в надежде на то, что позвонит какой-нибудь клиент из «Нью-Отани» и я смогу туда поехать. Время перевалило за двенадцать, но никто так и не позвонил. Выйдя из офиса и немного прогулявшись, я попробовала позвонить Ямагиси, но меня снова не соединили. Тогда я отправилась в «Нью-Отани» сама.

Я шла по коридору, ища кольцо на полу — вдруг оно куда-нибудь закатилось.

— Вы что-то потеряли? — Ко мне подошел посыльный.

Я отрицательно покачала головой и быстро направилась в бар, где заказала джин-тоник.

В углу сидели какие-то девушки в кимоно. Меня охватило некоторое волнение, вдруг это те самые, из туалета. Но это оказались не они, и я подумала, что, если встречу тех девок, убью их.

— Извините. Здесь свободно? Полноватый мужчина с бледным лицом сел

рядом со мной, получив утвердительный ответ.

Он помолчал пять минут, а потом начал разговор:

— Извините, не разрешите вас угостить? У меня сегодня есть повод.

Я промолчала. Он заказал бармену коктейль, название которого я никогда не слышала. Его было легко пить. И сладко.

— Коктейль на текиле, поэтому такой сладкий. Зато крепкий. Если вас какой-нибудь похотливый самец будет угощать таким, будьте настороже, — улыбнулся он.

Затем рассказал, что работает в музыкальном издании, показал журнал, и там, на страничке с интервью с авторами новинок, я увидела своего артиста. Мне захотелось выдрать эту страницу и жадно ее съесть.

— Я его фанатка.

— Но ты так молода. — Он закурил тонкую иностранную сигарету. — Хотя он всегда и для всех был звездой…

— А вы его знаете?

— Ну да, с его дебюта. Мы и сейчас иногда в гольф играем. Ну… что о нем можно рассказать… он оригинал, конечно, необычный человек.

От бледного мужчины неприятно пахло одеколоном «Арамис». Он мне сразу не понравился, но благодаря ему я смогла позвонить любимому артисту домой и услышать его голос на автоответчике. Мне казалось, что сердце выскочит из груди, я так разволновалась, что не смогла ничего сказать, но все равно была рада до слез. Несмотря на запах одеколона, я пошла с ним в номер, сосала и засовывала в себя его член, более бледный, чем его лицо.

Прошло еще много времени, прежде чем я оказалась у номера Ямагиси и позвонила.

Я много выпила, и мне пришлось изрядно поплутать по коридорам.

Ямагиси вышел в халате, схватил меня за руку и надел на палец кольцо с топазом, сказав при этом, что кольцо мне слишком велико и нужно попросить в магазине, чтобы его уменьшили.

Я тут же расплакалась, а он, пробормотав себе под нос: «Ну что ты будешь делать…», завел меня в комнату и дал пива. Я сказала ему, что мне деньги не нужны, но я очень хочу остаться здесь на ночь. Он ответил, что ему завтра рано на работу, поцеловал меня в щеку и проводил до лифта.

Вернувшись к себе домой, я первым делом вытащила журнал, который дал мне мужчина с бледным лицом. Вырезав фотографию моего артиста, я наклеила ее на стену и, сказав: «Люблю тебя…», поцеловала. В этот момент внутри появилось такое приятное чувство, будто у меня теперь есть игрушка, маленькая куколка, в которую я влюбилась. Я позвонила своей однокласснице, с которой мы вместе ходили в старшую школу, и похвасталась, что сегодня слышала его голос. А затем примерно час любовалась своим кольцом с топазом.
Парк

Отель был одним из небоскребов в Западном Синдзюку. Бассейн находился на самом последнем этаже.

Я художница. Я занимаюсь тем, что рисую иллюстрации к брошюркам об этом отеле, а также продаю гравюры для двенадцати комнат роскошного люкса. А еще прихожу два-три раза в неделю в бассейн поплавать.

Он совсем небольшой, в длину всего лишь пятнадцать метров. Однако скопления людей не бывает. Может, из-за цены в восемь тысяч иен за вход для посетителей, не являющихся постояльцами отеля. Мне нравится плавать, любуясь на центр города с высоты тридцати трех этажей.

Обычно я плаваю после обеда, посетителей почти не бывает. Иногда приходят мужчины-европейцы из экипажа итальянской «Алиталии». Члены интернациональных авиалиний, само собой, говорят на хорошем английском. С одним из них я даже переспала. Несмотря на свое латинское происхождение, он оказался на редкость тихим и застенчивым, научил меня плавать баттерфляем, а когда мы вместе ели спагетти с морскими черенками в кафетерии, он сказал, что у них в Италии такие отвратительные спагетти даже собаки есть не будут, и рассмеялся как Джан Мария Волонте. Мне так понравилась его улыбка, что я пошла с ним в его номер.

Падал снег. В нежаркой сауне рядом с бассейном со мной заговорил невысокий мужчина.

— Япония тоже стала богатой. — Он сидел в самом углу, поджав под себя ноги.

Я невнятно пробурчала что-то в ответ.

— А вы сюда часто ходите?

Сауна будто пропитана какой-то близостью. Несмотря на наличие купальника, я чувствую, как пот все равно выделяется на оголенных участках моего тела, и размякаю, теряя чувство осторожности.

— Наверное, два-три раза в неделю. — Я провела рукой по волосам.

— Я думал, здесь будет много народу, а на самом деле совсем пусто.

— Я сюда хожу где-то около года, но в это время почти никого не бывает, — ответила я. — Можно подумать, что, поскольку бассейн крытый, здесь можно застать много людей, когда нельзя купаться на улице из-за холодного времени года. Но на самом деле это не так. Больше всего посетителей как раз таки летом.

Кожа мужчины выглядела гладкой. Он явно не занимался тяжелой работой. На вид ему было больше тридцати, наверное, он младше меня на два-три года.

— Хорошо, что так мало народа. Я, наверное, сюда теперь ходить буду.

— А вы обычно где-то еще плаваете? — спросила я.

Он кивнул.

— Я-то считал, здесь бывает много молодых девушек.

— Почему?

— Мне так сказали.

— Кто?

— Одна девушка.

Пот на его ключице скопился в каплю. Я наблюдала за стекающими и застывшими неподвижно каплями на его теле.

Выйдя из сауны, мужчина проплыл кролем пятьдесят метров без остановки. Не то чтобы очень красиво, зато во всю силу. Может, он в море так научился?

— Хорошо плаваешь!

Мы сидели у стойки бара рядом с бассейном, попивая кокосовое молоко.

— У меня грубый стиль, правда?

Он попросил у девушки-бармена в галстуке-бабочке долить ему рома в кокосовое молоко, но она ответила отказом. В баре запрещено было использовать алкоголь.

— Так ты, наверное, родился у моря?

Я прикрыла живот полотенцем. По сравнению с другими животами женщин моего возраста мой выглядел лучше многих, но все лее тело уже не походило на тело молодой девушки. Его слова «одна девушка» до сих пор звучали у меня в ушах.

— На Сикоку.

У него было мускулистое тело, но слишком перекачанная нижняя часть живота свидетельствовала скорее о разгульном образе жизни, нежели об ежедневных тренировках.

— А я художница. Гравюры делаю.

— О, у меня есть литография Жоржа Руо.

— Ты любишь картины?

— Не то чтобы не люблю… скажем так, если их нет, я по этому поводу не парюсь. Руо купила жена.

— Он ей нравится?

— Похоже, что так.

В бассейн зашли две мамочки с детьми. Детские крики и повизгивания резали слух и контрастировали с кокосовым молоком, подаваемым в баре, и белым снегом за толстыми стеклами окон.

— Я думала, ты холост.

— Мы не живем вместе.

— Извини.

— Все в порядке.

Пятилетний ребенок, выпав на секунду из поля зрения мамаши, начал тонуть. Дежурный спасатель прямо в тренировочном костюме бросился в воду, чем привлек наше внимание. Я впервые видела тонущего ребенка. Хотя он дергался изо всех сил, однако его криков все равно не было слышно под водой. Было много брызг, но ведь это же бассейн, тут брызг всегда полно. Когда его вытащили, он начал громко плакать, отплевывая проглоченную воду.

Мужчина равнодушно смотрел на все это, а потом пригласил меня перекусить.

— Это просто больной зуб, — начал он после первого стакана вина. — Когда же это было?.. Года два назад, я жвачку жевал, и у меня что-то во рту отвалилось, похожее на спрессованную резину. Я еще подумал тогда, ну вот, точно врач перестарался. Хотя больно не было. Но во время еды забивается же… чувство такое неприятное.

Мы сидели в ресторане отеля на подземном этаже и ели очень подходящее зимней ночи блюдо — диких птиц. Я выбрала дрозда, а он фазана.

— И вот, трогаешь языком это место, а язык же вообще экстраординарный орган, касаешься дырки, а он создает в голове образы всякие. Вот вы как человек искусства скажите мне, что это? Вы ведь наверняка разбираетесь в таких образах?

— Язык? Образы? Что-то я не схватываю… Я была уже немного пьяна и не могла понять

связи необычного органа и дырки в зубе.

— Давайте взглянем на это под другим углом зрения. Я раньше читал об этом. Воспоминания — это образы, верно?

— Не знаю.

— Ну вот, например, вспомните какой-нибудь хит десятилетней давности, скажем «Иглз», «Отель Калифорния». Когда слышишь вступительный проигрыш на гитаре, такое чувство появляется… чего-то родного и давно забытого, ведь правда?

— Когда все «Отель Калифорния» слушали, я рассталась с одним мужчиной.

— Вот видите! Только один лишь звук, такой давно забытый и родной, обязательно пробуждает в голове какие-то образы. Ставя песню, которой заслушивался десять лет назад, ты вспомнишь то, что случилось с тобой тогда.

А запах? Когда я улавливаю запах женщины-врача, каждый раз в голове возникает образ одной девушки. Прав я или нет?

— Ну да.

Все верно. Я ненавижу запах одеколона «Арамис». Им душился мужчина, растоптавший мою гордость. Но самое обидное, этот мужчина был первым, кому удалось разбудить чувства. В моем теле. Я никогда больше его не видела. Поэтому каждый раз, когда ощущаю запах «Арамиса», я вспоминаю его и понимаю, как все остальные от него отличаются.

— В Америке закончились испытания, сейчас началось серийное производство приборов, которые могут передавать опыт. Проще говоря, памяти, включающей в себя образы, звуки, запахи, вкусы, температуру, спящей где-то в мозгу. Испытания начались с исследования сути явления. При пересылке электрического стимула в мозг, элементы памяти как бы пробегают перед мысленным взором. Такое ощущение, будто смотришь фильм. Одним словом, сначала разыскивают элементы памяти, которые спят, а затем, самое интересное, все испытуемые без исключения видят такие образы, которых они точно никогда прежде не могли встречать.

— Может, им попадалось что-то в фильмах или по телевизору. Есть, в конце концов, книги.

— Поэтому команда, ставившая опыт, и выбрала в качестве подопытных индейцев из резерваций в Северной Америке и с высокогорий Южной, эскимосов с Аляски. Они, с рождения жившие в резервациях безвыездно, не умеющие читать, не говоря уже о телевидении и кино, вдруг начали рассуждать о том, о чем даже и представления не могли иметь, в подробностях расписывать красоты Египта и Амазонки, излагать такие вещи, которые можно ассоциировать только с чем-то произошедшим в доледниковый период, рассказывать о динозаврах юрского периода, средневековой Японии.

— Даже страшно как-то становится.

— Удивительно, правда?

— А почему так произошло?

— Причина неясна.

— Может, это воспоминания из прошлых жизней?

— Это еще не конец, вам интересно?

— Да, конечно.

Похоже, из-за его истории, когда принесли суп из морской черепахи с сильным запахом, у меня в голове возникли и никак не хотели исчезать эротические образы.

— Собрав данные о том, какое место мозга за какие образы отвечает, и проанализировав их на компьютере, они смогли заставить человека испытывать все что угодно.

— Как это?

— Ну, например, имеется человек, с рождения парализованный и не имеющий возможности ходить. Но, посылая в его мозг электрические импульсы, можно дать ему шанс ощутить радость движения. Возможно, есть вероятность заставить чувствовать даже людей в коме. Потому что у людей в коме существуют мозговые волны, отвечающие за сны. Через них можно, наверное, передать людям ощущения, не только образы, но и звуки, запахи и вкус.

— А язык твой?

— Мой язык действует так же, как и это устройство, создающее такие объемные сны со звуками, запахами, вкусами и температурой. Поэтому до того, как узнал про американские исследования, я очень боялся, не сошел ли с ума.

— Так что с языком-то?

— Трогая языком дырку в зубе, я вижу образы. В зависимости от того, чем забилась дырка, образы меняются.

— А женщин видишь?

— Если в дырке яйцо, то появляется нечто похожее на женщину. Ну, конечно, если там черная или красная икра, то картинка гораздо лучше. Я даже иногда кончаю, как бы это странно ни прозвучало.

От поджаренного дрозда и золотистого соуса поднимался аромат крови дикой птицы и ее печени.

— Я все-таки не понимаю, что происходит с языком?

— Ну, я могу рассказать о недавнем опыте, но не знаю, нормально ли говорить об этом.

— Почему?

— Немного похабно будет.

Я уверила его, что все переживу. Вторая бутылка вина почти опустела. Нечто странное стало заполнять мои глаза и желудок, нечто вызванное артишоками и мясом пальмового вора, или кокосового краба, поданными на закуску. Его мягкие внутренности, горечь его желез, пронизывающая язык, все это перемешивается с вином во рту, но не тает, а словно рождается заново, проявляясь неким доселе непознанным существом. Оно впитывает в себя волокна мяса, густые, словно «сердце» артишока, снимает кожу с обратной стороны панциря морской черепахи, затем выплевывает густой сок и, вытягивая свои щупальца, поросшие маленькими волосками, вползает в меня, семеня бесчисленными ножками. Я в полной власти существа.

— Это случилось, когда я ел морского ежа. Мы пошли вместе с коллегами по работе в суши-бар, недалеко от нашего офиса. Там я и съел ежа. Настоящего морского ежа, выловленного на западном побережье Хоккайдо.

— И он застрял в дырке?

— Да. Было неприятно, поэтому я попытался его выковырять языком, и когда коснулся, внезапно раздался странный звук. Как будто листва огромного дерева зашуршала на слабом ветру. Или будто мириады маленьких насекомых задвигались в один миг, или тихо засмеялся миллион человек. Вместе со звуком у меня случилось нечто странное и со зрением. Я, удивившись, потер глаза. Появилось ощущение, будто правый и левый глаза видят разные вещи. Затем они словно разошлись в разные стороны, между ними возникла пропасть, которая утянула меня в себя, подобно тому как течение затягивает, когда плывешь по реке. Мне стало страшно, и я закричал. Друзья потом рассказывали, что я действительно кричал. На краю этой пропасти возник невиданный мной ранее город. В нем смешались запахи пота, иссушенных солнцем внутренностей животных, людей, сбившихся в кучу на узких улицах. Одним словом, это были трущобы где-то в Юго-Восточной Азии. Скорее всего, в Южной Индии. Я тоже пошел по этим улицам. Конечно же, раньше я никогда не был в этом месте. В грязи сидели и тянули ко мне руки голые дети, точильщик ножей, согнувшись в форме полумесяца, разрезал свиное копытце, чтобы показать мне, как остро он точит ножи, заклинательница змей просовывала голубую змейку из носа в рот, из-за ставней домов меня зазывало множество проституток.

От жары и количества людей у меня потемнело в глазах. Мне захотелось походить по холодному каменному полу, и я зашел в малахитовый дом, стоявший в тени. Рядом с прихожей, напоминавшей больше холл отеля, стояла огромная золотая статуя Будды, и еще там была белая женщина, вся в окружении орхидей. Я попросил у нее воды. Пройдя по малахитовому полу, она показала мне, где находится фонтан.

— Ты с ней переспал?

— Мы с ней занимались анальным сексом.

— В попу?

— Ага.

— А с другими видениями тоже такое было?

— Там не только секс. И на лыжах хожу, езжу на мотоцикле да и просто гуляю.

— А сейчас?

— У меня дырка в левом зубе, поэтому кусаю правым.

— Почему?

— Сегодня мне больше нравится действительность, нежели видения.

И он откусил голову дрозду.

Мы спали в моей мастерской. Он все же отправился в свои видения один раз. Это произошло во время куннилингуса, когда мой лобковый волос забился в его зубную дырку. Он вдруг прекратил лизать и замер. Только выражение лица менялось — то оно было восторженным, то его преображала странная улыбка, когда он кривил губы и обнажал зубы. Я протянула руку к его промежности и крепко схватила за твердый член. Он дернулся, и выражение его лица стало испуганным.

— Где ты был? — спросила я его, когда он очнулся.

— В незнакомом городе.

— За границей?

— Да. Думаю, это была американская глубинка. Где-то недалеко от Корн-Белт. Там еще много ферм.

— Я тебя один раз схватила за член. Ты испугался. Что случилось?

— Не помню. В общем, видение было не сказать чтобы очень хорошим.

— А когда у тебя ничем не забита дырка в зубе, видений не бывает?

— Бывают. Да. Я вижу парк. Я никогда прежде не посещал этого города, не знал, где он. Он пуст, там нет никого. Мне кажется, что этот парк находится близко к месту, где я родился.

Садится солнце. Я сижу на земле. Моя тень вытянулась у меня за спиной. Это маленький парк. Может быть, я кого-то жду, а может, и собираюсь уходить. Я один, и я не двигаюсь. В песочнице закопана сломанная кукла. По земле перекатывается мелкий песок. Слышен какой-то звук, то ли качели скрипят, то ли вдалеке кто-то поет, или же это птицы пускают трели. Солнце долго садится, но ночь все никак не наступает. И я в видении начинаю плакать…
Содержание
ТОПАЗ
Топаз
Парк
Телефонная трубка
Женщина скривым носом
Капустница
Фонарик
Колыбельная
Someday
OFF
Дельфины
Яйцо
Автобус послесловие


КИНОПРОБА
Послесловие
Штрихкод:   9785367012941
Бумага:   Офсет
Масса:   359 г
Размеры:   207x 132x 24 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   7 000
Литературная форма:   Авторский сборник, Новелла, Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Богомолов О., Максимова А.
Отзывы Рид.ру — Токийский декаданс
5 - на основе 4 оценок Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
05.03.2012 15:26
Вызывает странные чувства после прочтения. После некоторых рассказов нападает уныние ("женщина с кривым носом", "яйцо"), а некоторые, наоборот, несмотря на общность темы (суровые будни токийских проституток) оставляют приятное впечатление и даже забавляют ("автобус", "топаз"). Роман "кинопроба" несмотря на небольшой объем я читала долго... потому что коллеги по работе каждый раз, когда я приносила туда книгу норовили отобрать её, чтобы почитать самим ХД.
Книга не для ханжей, наверно,... как-то раз моя маман случайно на нее наткнулась - полюбопытствовала, потом неделю со мной не разговаривала)))
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Токийский декаданс» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить