Рэгтайм Рэгтайм Великий ретророман, послуживший основой для культового фильма Милоша Формана. Здесь реальное переплелось с вымышленным, экстраординарное — с обыденным. Чтобы раскрыть в этой удивительно тонкой и остроумной книге истинную душу Америки, Доктороу выбрал важнейший отрезок ее истории — начало двадцатого века, \"эру рэгтайма\". Он сделал Форда, Моргана, Гудини и других исторических гигантов персонажами своего романа, а громкие события и по сей день горячие темы — кирпичиками для строительства фантастичной до абсурда, но при этом абсолютно правдивой семейной саги. Блестящий роман Доктороу показался Василию Аксенову достойным вызовом для того, чтобы перевести эту книгу на русский язык так, как это может сделать только Аксенов. Эксмо 978-5-699-40506-0
250 руб.
Russian
Каталог товаров

Рэгтайм

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (7)
  • Отзывы ReadRate
Великий ретророман, послуживший основой для культового фильма Милоша Формана.
Здесь реальное переплелось с вымышленным, экстраординарное — с обыденным. Чтобы раскрыть в этой удивительно тонкой и остроумной книге истинную душу Америки, Доктороу выбрал важнейший отрезок ее истории — начало двадцатого века, "эру рэгтайма". Он сделал Форда, Моргана, Гудини и других исторических гигантов персонажами своего романа, а громкие события и по сей день горячие темы — кирпичиками для строительства фантастичной до абсурда, но при этом абсолютно правдивой семейной саги.
Блестящий роман Доктороу показался Василию Аксенову достойным вызовом для того, чтобы перевести эту книгу на русский язык так, как это может сделать только Аксенов.
Отрывок из книги «Рэгтайм»
1
В 1902 году Отец построил дом на гребне холма, что на авеню Кругозора, что в Нью-Рошелл, что в штате Нью-Йорк. Трехэтажный, бурый, крытый дранкой, с окнами в нишах, с крыльцом под козырьком, с полосатыми тентами — вот домик. Солнечным июньским днем семейство вступило во владение этим отменным особняком, и даже несколько лет спустя им казалось, что все их дни здесь будут теплыми и ясными, как тот июнь. Лучшую часть своих доходов Отец извлекал из производства флагов, знамен, стягов и других атрибутов патриотизма, включая и фейерверки. На чувство патриотизма в ранние девятисотые можно было положиться. Президентом был Тедди Рузвельт. Население в огромных, по обыкновению, количествах собиралось для общественных вылазок на природу, на ритуал «жареная рыба», на парады, на политические пикники, не пренебрегая, однако, и сборищами в театрах, в конференц-залах, дансингах, где угодно. Похоже, не было ни одного мероприятия, на которое не слетались бы несметные рои народу. Поезда, пароходы и трамваи исправно перевозили публику с места на место. Таков был стиль, таков образ жизни. Дамы были гораздо основательнее тогда. С белыми зонтиками в руках они визитировали флот. Летом все носили белое. Тяжеленные теннисные ракетки были эллипсоидными. Отмечалось немало обмороков на любовной почве. Однако — никаких негров. Никаких иммигрантов. В воскресенье пополудни, а именно после обеда, Отец и Мать пошли наверх и закрылись в спальне. На диване в гостиной Дед как был, так и заснул. На крыльце устроился Малыш в матроске — сидя там, он успешно отмахивался от мух. У подножия холма Младший Брат Матери скакнул в трамвай и поехал к концу линии. Этот одинокий и отрешенный молодой человек со светлыми усиками будто бы нарочно был придуман для самотерзаний. В конце линии поджидало его пустое поле высокой болотной травы. Соленый воздух. Младший Брат, облаченный в белый костюм и непременное канотье, закатал брюки и пошел босиком по соленой слякоти. Вспугивал морских пернатых. Это было то время в нашей истории, когда Уинслоу Хомер продуцировал свою живопись. Особое освещение еще присутствовало тогда вдоль Восточного побережья. Хомер писал этот свет. Тяжелая нудноватая угроза холодно поблескивала на скалах и мелях Новой Англии. Необъяснимые кораблекрушения, смелые спасательные буксировки. Странноватые дела на маяках и в лачугах, гнездящихся в прибрежных сливовых зарослях. По всей Америке открыто гуляли секс и смерть. Женщины очертя голову умирали в ознобе экстаза. Богатей подкупали репортеров, чтобы скрыть свои делишки. Журналы надо было читать между строк, что и делалось. Газеты в Нью-Йорке увлеченно занимались убийством знаменитого архитектора Стэнфорда Уайта. Убийца Гарри Кэй Фсоу, эксцентрический отпрыск железнодорожных властелинов, был мужем общепризнанной красавицы Эвелин Несбит, которая когда-то была любовницей жертвы. Роковая стрельба имела место в саду на крыше Мэдисон-сквер-гардена, впечатляющего здания длиной в целый квартал — желтый кирпич и терракота, — которое Уайт как раз сам и разработал в севильском стиле. Там как раз происходила премьера ревю «Мамзель Шампань», и, как только хор запел и затанцевал, эксцентрический отпрыск, одетый по случаю летней ночи в зимнее пальто, вытащил пистолет и трижды выстрелил знаменитому архитектору в голову. На крыше. Крики ужаса. Эвелин мгновенно и полностью отключилась. Она стала известнейшей натурщицей уже к пятнадцатилетнему возрасту. Нижнее белье белое. Муж взял себе в привычку пороть ее. Однажды ей случилось повстречаться с Эммой Голдмен, революционеркой. Та бичевала ее своим огненным языком. Очевидно, все же были негры уже. Были все ж таки иммигранты же. И хотя газеты трубили о Преступлении Века, Голдмен знала, что шел только 1906-й и впереди у нас было девяносто четыре года.

Младший Брат Матери был влюблен в Эвелин Несбит. Он пристально следил за скандалом, окружавшим ее имя, и полагал, что после смерти любовника и ареста мужа удивительное создание нуждается во внимании безденежного, но благородного молодого человека из средних классов. Он замкнулся на этой идее. Он отчаялся. В комнате его приколот был к стенке вырезанный из газеты рисунок Чарльза Дейна Гибсона, названный «Вечный вопрос». На нем была представлена Эвелин в профиль, в избытке ее волос, причем одна прядь падала, принимая форму перевернутого вопросительного знака. Упавший завиток затенял ее бровь и украшал потупленный глазик. Носик слегка вздернут. Губки чуть-чуть надуты. Длинная шея изгибалась словно птица, поднимающая крылья. Эвелин Несбит была причиной смерти одного и крушения другого, но не было ничего стоящего в жизни, кроме объятия ее тонких рук — о да!

Послеполуденная голубая дымка. Приливная вода просачивалась в его следы. Он нагнулся и поднял чудесную раковину, необычную для западного Лонг-Айленда. Она была розовая и янтарная, спирально закрученная в виде муфты. Соль подсыхала на его лодыжках, он стоял в солнечной дымке и, запрокинув голову, глотал морскую воду из этой раковины. Чайки вились над головой, трубя, как гобои, а за его спиной, скрытый высокой травою, предостерегающе звонил на Северной авеню трамвай.

На другом конце городка Малыш в матроске, вдруг потеряв покой, взялся измерять длину крыльца. Разумеется, пошло в оборот плетеное кресло-качалка. Малыш был в зените детской мудрости, которая никогда не предполагается взрослыми и, стало быть, проходит нераспознанной. Широчайшие познания он черпал в ежедневных газетах и постоянно следил за дискуссией между профессиональными бейсболистами и ученым, который объявил крученую подачу оптической иллюзией. Он чувствовал, что обстоятельства семейной жизни препятствуют его тяге к познанию. Вот, например, он возымел невероятный интерес к артисту-эскейписту Гарри Гудини. И что же? Его ни разу еще не взяли на представление. Гудини был гвоздем всех главных водевильных программ. Аудитория его — дети, носильщики, уличные торговцы, полицейские — словом, плебс. Жизнь его — абсурд. По всему миру его заключали в разного рода путы и узилища, и он убегал отовсюду. Привязан веревкой к столу. Убежал. Прикован цепью к лестнице. Убежал. Заключен в наручники и кандалы, завязан в смирительную рубашку, заперт в шкаф. Убежал. Он убегал из подвалов банка, заколоченных бочек, зашитых почтовых мешков, из цинковой упаковки пианино Кнабе, из гигантского футбольного мяча, из гальванического котла, из письменного бюро, из колбасной кожуры. Все его побеги были таинственны, ибо он никогда не взламывал своих узилищ и даже не оставлял их открытыми. Занавес взлетал, и он оказывался, всклокоченный, но торжествующий, рядом с тем, в чем предположительно он только что содержался. Он махал толпе. Он освободился из молочного бидона, наполненного водой, из русского тюремного вагона, сбежал с китайской пыточной дыбы, из гамбургской тюрьмы, с английского тюремного корабля, из бостонской тюрьмы. Его приковывали к автомобильным колесам, пароходным колесам, пушкам — и он освобождался. Он нырял в наручниках с моста в Миссисипи, Сену, в Мереей и выныривал, приветствуя народ раскованными руками. В смирительной рубашке и вниз головой он свисал с кранов, с бипланов, с домов. Он был сброшен в океан в водолазном костюме с полным снаряжением, но без воздушного шланга. Убежал. Он был похоронен заживо, но на этот раз не смог освободиться, пришлось его спасать. Земля слишком тяжела, сказал он задыхаясь. Ногти кровоточили. Глаза забиты землей. В нем не было ни кровинки, он не держался на ногах. Помощник вытаскивал его. Гудини хрипел и бессвязно бормотал. И кашлял кровью. Его отпустили и отвезли в отель. Сейчас, через пятьдесят лет после его смерти, аудитория у подобных эскапад еще больше увеличилась.
Перевод заглавия:   Regtime
Штрихкод:   9785699405060
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   280 г
Размеры:   174x 116x 20 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Аксенов В.
Отзывы Рид.ру — Рэгтайм
5 - на основе 2 оценок Написать отзыв
7 покупателей оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
23.05.2013 14:05
Сначала меня несколько удивило название этой книги (она не про музыку совсем и не про музыкантов), точнее - есть среди героев второго плана музыкант, но именно он как раз и не имеет отношения к названию. В книге есть несколько сюжетных линий, причём почти все они пересекаются рано или поздно, но самый главный персонаж - Америка и её история. И вот рассказана эта история в достаточно своеобразной манере - стиль одновременно и резкий, даже рваный местами, и в тоже время есть совершенно очаровательные в своей лиричности части текста, есть много тяжёлого и горького, но есть и её величество Американская Мечта. Так что название в тему.
Перевод отличный - виртуозный даже. Оформлена книга тоже очень правильно (обложка отражает и суть книги, и форму произведения).
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
14.05.2013 10:38
Шикарная книга. Магическая! Не в смысле того самого "магического реализма", а сама по себе: читаешь и совершенно непонятно, как она тебя околдовывает. Самая близкая внутренняя ассоциация - "Пятый персонаж" Робертсона Дэвиса, а точнее - "Мир чудес". Если вы знаете о чем я - тогда дальнейшие описания ни к чему, вы уже побежали покупать "Рэгтайм". А если не знаете - можете поступить наоборот - прочесть сначала эту книгу Доктороу, а потом уже бежать за Дэвисом.
Совершенно непередаваемая магия слова, действа, персонажей. Я не знаю как автор это сделал, что именно меня так вплющило, но я совершенно покорена.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
10.09.2012 15:15
Отличная книга, очень подходит данной серии, хотя и несколько своеобразная, что называется, на любителя. Меня не удивляет, что она понравилась не всем, я и сама её довольно читала, не сразу она у меня пошла, к стилю автора нужно привыкнуть. Плюс в книге этой автор довольно смело перемешал историю Америки (а значит, историю видных деятелей этой страны -- всемирно известных личностей) с историями обычный людей, таких, которые ничем особенным от своих современников и соотечественников не отличались. Местами автор откровенно хулиганит (а переводчик от него не отстаёт), местами автор суров к своим героям, а местами -- добр и сентиментален.Книга очень стильная и... несовременная (в хорошем смысле этого слова), временами трудно поверить, что написана она не так уж много лет тому назад.
Про оформление книги. Оно, на мой взгляд, очень соответствует как сути, так и стилю этого произведения.
Нет 1
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
16.07.2012 00:20
Не торопись.
Играешь рэгтайм,
Никогда не спеши...

Скотт Джаплин

Этот эпиграф, вынесенный в начало книги, очень точно и емко, словно капля воды, отражает роман. удивительно кинематографичная, символическая притча об Америке рубежа 19-20 веков. Переплетение вымышленных героев и известных исторических личностей, уникальный коктейль Эдгара Доктороу и Василия Аксенова, бесконечно влюбленного в самый дух вольной Америки. (В своих более поздних романах Василий Аксенов не раз с грустью будет вспоминать этот "утраченный рай". Фирменная проза Доктороу - рваный стиль, то тягуче застывшее, то стремительное повествование, моментальный снимок эпохи "беззаботного смешения сверхбогатства и сверхбедности". Ассимиляция и эмансипация как воплощение американской мечты.
Рэгтайм (англ. ragtime) — жанр американской музыки. Пик его популярности пришелся на 1900-1918 годы. Построение размера обычно 4/4 или 2/4, причем аккорды звучат на чётных долях такта, а бас - на нечетных, что придает музыке «маршевый» ритм. Зачастую композиции включают в себя четыре различных музыкальных темы. Рэгтайм, по-видимому, один из предшественников джаза, об этом свидетельствует элемент ритмически свободной, как бы «разорванной» мелодии. От рэгтайма произошло большинство салонных танцев, в том числе фокстрот. Ритмы рэгтайма зачастую использовались в "серьезной" музыке, например, в произведениях Антонина Дворжака (симфония «Из Нового Света») и струнный «Американский квартет», или «Рэгтайм» Стравинского. Происхождение же самого названия до сих пор вызывает споры, однако, есть предположение, что оно произошло от англ. ragged time - то есть разорванный, синкопированный ритм (Из истории музыки).
Нет 1
Да 1
Полезен ли отзыв?
3
17.05.2012 17:54
Да, конечно, это считается интеллектуальным бестселлером. Во всяком случае так написано на обложке. Да, здесь перевод В. Аксенова, когда то зело прогремевший.
И мне абсолютно не понравился этот роман. Прочла исключительно из соображений "что бы знать". Возможно, они были лишними и можно было обойтись и без чтения.

Он вязкий, тягучий, фиолетовый и одновременно рубленный - как по ритму, так и по стилю, так и по содержанию. Во всяком случае я так его воспринимала.
Рэгтайм есть рэгтайм. Может быть им кто то и восхищается, но я - нет.

И этот роман для меня всего лишь лишь явил срез американской истории примерно от 1902 и до Первой мировой, не более. Никакого наслаждения от него я не получила. Что бы понять его полностью и ощутить всю прелесть, наверное надо быть американцем и вырасти с упоминаемыми в нем именами - мне же на половину имен приходилось запрашивать интернет.
А сугубо американские проблемы - расовые, иммиграционные того времени - оставили здесь- именно здесь - равнодушной. По мне, есть - и многие из них появились ПОСЛЕ выхода этого романа - произведения (как фильмы, так и проза), которые описывают эти проблемы глубже и лучше. А здесь я ощущала только общий фиолетово-серый эмоциональный фон.

Сюжет - история двух семейств, неторопливо и без украшательства голой правды поданная на фоне реальных исторических событий с реальными историческими личностями разной знАчимости, упоминающимися и даже участвующими в сюжете. Идет и в конце концов проходит скоротечная эпоха рэгтайма. На смену приходят другие ритмы и приоритеты.

Подана история весьма своеобразно - имена собственные присутствуют только у реально существовавших исторических персонажей, а все члены семьи имеют ролевые наименования - Отец, Мать, Младший Брат Матери, Малыш Малышка и т.п.

Я оценила, как автор сумел вписать сюда всех исторических персонажей. С высоким уровнем правдоподобности и - я сужу по Гудини, тайны которого упоминаются и совпадают с документалистикой - с хорошим уровнем достоверности. Это все.

Само издание представляет собою презентабельный томик небольшого формата. Фактически формата покет-бук, но в твердой обложке и с офсетной бумагой. Издание весьма качественное. Но иллюстрация на обложке, на мой взгляд, относится не к описываемым годам, а к гораздо более поздним. Меня это сбивало с толку при мысленной попытке персонифицировать персонажей.
Нет 1
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
09.03.2012 22:36
Америка начала прошлого века. Бурлящий котел национальностей, укладов и традиций, из которого суждено выйти новой единой нации. Столкновение идеологий и убеждений, готовящее слабым только один исход - поглощение, полную ассимиляцию, подчинение господствующему большинству. Это сейчас Америка известна обилием всевозможных правозащитных организаций, комитетов и профсоюзов, готовых поддержать и помочь. А вот век тому назад безродные эмигранты и голодные работяги могли рассчитывать только на холодное презрение и ненависть. Тогда ещё были люди второго сорта. Но рано или поздно настаёт момент, когда угнетённые решаются взять судьбу в свои руки и начать, наконец, борьбу. Об этом-то и пойдёт речь в романе.

Книга Доктороу - срез целой эпохи, мрачноватое изображение становления Америки, какой мы знаем её сейчас. Конечно, классовое неравенство и расизм - вещи не из тех, что зовутся скелетами в шкафу. Мы прекрасно себе представляем, что творилось тогда в мире. Это была эпоха великих достижений человечества. Экспедиция командора Пири к полюсу, выпуск Генри Фордом модели Т, спуск на воду Лузитании. И вместе с тем жестокие погромы рабочих митингов, открытое пренебрежение к неграм, постепенно переходящее в травлю, полуголодные эмигранты, ютящиеся в жалких лачугах, матери, вынужденные продавать себя за кусок хлеба для детей. Довольно странный сплав триумфов и позорных страниц, которые хотелось бы поскорее вычеркнуть, изгладить из памяти. Но делать этого ни в коем случае нельзя. Хотя бы потому, что лучше бы всегда помнить, кто на самом деле были людьми второго сорта. Тем-то и хороша книга Доктороу, воплощённый в бумаге упрёк человечеству, живая память о той эпохе и тех людях.

Кстати, о людях. На странице книги помимо безымянных героев, которые, впрочем, к концу истории станут для читателя родными и знакомыми, появляются и личности вправду исторические, символы того времени. Для Доктороу недостаточно просто проследить, как судьбы простых людей, причудливо преломляясь, проходят сквозь призму эпохи. Нет, оказывается, и небожители, люди с обложек, герои энциклопедических статей и светских хроник не застрахованы от безжалостных ударов судьбы. Гарри Гудини и Пирпонт Морган, Генри Форд и Эмма Голдман, Зигмунд Фрейд и Карл Юнг. Титаны, на плечах которых покоятся наши представления о том времени, предстают перед нами живыми людьми, далеко не столь безупречными, как нам запомнилось. Ненависть и прощение, кровь и огонь, любовь и презрение - так рождалась американская мечта. Всё это - и невесомые, дрожащие в воздухе аккорды рэгтайма поверх. Попробуйте, вам понравится.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
14.12.2010 13:48
Чтобы написать хороший роман, видимо нужно быть отмеченным печатью Бога. Эдгар Доктороу пишет невероятные произведения. Читая, невозможно оторваться. Все герои прорисованы тонко и остро, без излишеств и в тоже время настолько полно, что кажется, что ты их всех знал, видел, прикасался к ним. Они не книжные персонажи, они живые, реальные, материальные. Тонкое переплетение всех историй в одну происходит настолько незаметно, что в конце романа остается только удивляться тому, как виртуозен писатель.
Нет 1
Да 4
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 7
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Рэгтайм» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить