Богач, бедняк Богач, бедняк «Богач, бедняк» — одно из лучших произведений Ирвина Шоу. Не просто роман, который лег в основу знаменитых сериалов. Не просто «золотой эталон» семейной саги и современной англоязычной «психологической беллетристики». Это — одна из тех уникальных книг, которые ВСЕГДА читаются словно ВПЕРВЫЕ… АСТ 978-5-17-066463-4
297 руб.
Russian
Каталог товаров

Богач, бедняк

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
«Богач, бедняк» — одно из лучших произведений Ирвина Шоу. Не просто роман, который лег в основу знаменитых сериалов. Не просто «золотой эталон» семейной саги и современной англоязычной «психологической беллетристики». Это — одна из тех уникальных книг, которые ВСЕГДА читаются словно ВПЕРВЫЕ…
Отрывок из книги «Богач, бедняк»
ГЛАВА ПЕРВАЯ



I


1945 год
Тренер школьной атлетической команды мистер Донелли закончил тренировку
раньше обычного. На стадион пришел отец Генри Фуллера и сообщил сыну: только
что получена телеграмма из Вашингтона -- его брат убит на поле боя в
Германии. Генри -- лучший в команде метатель ядра. Мистер Донелли разрешил
Генри пойти в раздевалку и уйти из школы вместе с отцом. После этого
свистком собрал команду и объявил, что все могут идти по домам -- в знак
уважения к семье спортсмена.
Баскетбольная команда продолжала тренировку как обычно, по расписанию,
поскольку больше печальных известий не поступало -- никто из родственников
или братьев не был убит на поле боя.
Рудольф Джордах (лучший результат в беге с низкими барьерами на двести
метров) пришел в раздевалку первым и принял душ, хотя он сегодня
тренировался вполсилы и даже не вспотел. Но в их доме горячую воду подавали
нечасто, и он старался принимать теплый душ в спортивном зале. Школа была
построена в 1927 году; тогда у населения водились деньги: душевые кабинки
были просторными, и там постоянно была горячая вода; более того, построили
даже небольшой плавательный бассейн. Обычно Рудольф после тренировки плавал,
но сегодня не стал -- у товарища такая беда.
В раздевалке мальчики говорили между собой на пониженных тонах, и никто
не допускал привычных шуток над товарищами. Капитан команды Смайли встал на
скамейку и заявил, что, если для брата Генри закажут панихиду, придется всем
скинуться и купить венок. По лицам ребят можно было легко понять, кто может
заплатить пятьдесят центов, а кто -- нет. У Рудольфа денег не было, но он
постарался сделать вид, что для него это пара пустяков. Быстрее других
выразили желание отдать деньги те ребята, чьи родители отвозили их в
Нью-Йорк перед началом учебного года, чтобы купить для них одежду на целый
год. Рудольф покупал одежду здесь, в Порт-Филипе, в универсальном магазине
Бернстайна. Но он всегда был одет опрятно: рубашка, галстук, свитер, кожаная
ветровка, коричневые брюки.
Генри Фуллер был из тех учеников, которые покупали одежду в Нью-Йорке.
Но сегодня, Рудольф был в этом твердо уверен, он не кичился своей
значимостью. Сам Рудольф постарался поскорее выйти из раздевалки -- не
хотелось возвращаться домой ни с кем из приятелей, чтобы не говорить о
гибели брата Генри. Он не был особенно дружен с Генри -- тот не отличался
особым умом, как и полагается толкателю ядра, и в общении с ним старался не
притворяться и не проявлять к нему особой симпатии.
Школа стояла в той части города, где находились жилые кварталы -- к
северу и востоку от делового центра. Ее окружали частные дома, рассчитанные
на одну семью. Строились они приблизительно в то же время, что и школа,
когда город стал расширять свои границы. Первоначально все они оказались на
одно лицо, но с годами владельцы, пытаясь внести в облик своих домов свои
вкусы и свой стиль и определенное разнообразие, стали окрашивать стены и
двери в разные цвета, а кое-где добавляли выступ с окном или даже балкончик.
Со стопкой книг под мышкой, Рудольф большими шагами шел по
растрескавшимся тротуарам предместья. Денек выдался ветреный, но не
холодный. После короткой разминки и легкой тренировки на душе было легко,
настроение праздничное. Ранняя весна: на деревьях видны набухающие почки,
уже пробились первые, нежные, весенние листья.
У самого подножия холма, на котором стояла школа,-- мелководный, все
еще по-зимнему холодный Гудзон. Рудольф сверху видел шпили городских
церквей, дальше, к югу -- дымоходы кирпичного и цементного заводов Бойлана,
где работала сестра Гретхен, и протянувшиеся вдоль берега реки
железнодорожные пути нью-йоркского Гранд-сентрал. Порт-Филип нельзя было
назвать красивым, уютным городком, хотя когда-то он был именно таким.
Большие, просторные, в колониальном духе дома перемежались с каменными
викторианскими особняками. Но во время начавшегося в 20-е годы бума в город
приехало много новых людей -- рабочих. Они селились в узких серых домиках, и
город разрастался все дальше и дальше.
Потом наступили годы "Великой депрессии". Почти все в городе лишились
работы. Построенные на скорую руку дома быстро опустели, а Порт-Филип, по
словам матери Рудольфа, стал похож на трущобу. Но она была не совсем права.
В северной части городка были широкие улицы, там сохранились красивые
большие дома, и, несмотря на экономический кризис, эти дома содержались в
идеальном порядке и чистоте. И даже среди трущоб предместья можно было
увидеть большие дома. У них был вполне презентабельный вид. Между домами
зеленели приятные для глаз лужайки и высились старые, толстые деревья.
Жившие там семьи наотрез отказывались из них выезжать.
Разразившаяся в Европе война вернула в Порт-Филип процветание.
Кирпичный и цементный заводы и даже дубильная мастерская и обувная фабрика
Байфильда стали бурно расширять производство, и, после того как посыпались
военные заказы, жизнь в городке воспрянула. Но с войной у людей появились и
другие заботы: им некогда стало следить за внешним видом своих домов, и
город по-прежнему оставался обшарпанным и заброшенным.
Сейчас весь городок лежал у Рудольфа под ногами. Запущенный, без
продуманной планировки, сверху он выглядел как скопление из беспорядочной
мешанины домов, освещенных зимним холодным солнцем. Глядя на него сверху,
Рудольф размышлял: неужели кто-то станет защищать этот город с оружием в
руках или даже отдаст за него свою жизнь, как отдал свою брат Генри Фуллера
за неизвестный городок в далекой Германии.
В глубине души он надеялся, что война продлится еще года два. Ему скоро
исполнится семнадцать, и через год его уже могут призвать в армию. Он
представлял себя в форме лейтенанта с серебряными нашивками. Вот он отдает
честь своим подчиненным, под ураганным пулеметным огнем ведет в атаку своих
бойцов. Настоящий мужчина обязан пройти через боевое крещение. Жаль, что в
войсках нет кавалерии. Как это здорово -- размахивая саблей, на полном
галопе мчаться на мерзкого, презренного противника! Но в доме он об этом
никому не говорил. У матери сразу же начиналась истерика, стоило кому-нибудь
упомянуть, что война может продлиться еще год-другой и в результате Рудольфа
заберут в армию. Он знал, что некоторые ребята прибавляли себе годы и шли
добровольцами на войну. Он слышал рассказы о том, что пятнадцатилетние,
четырнадцатилетние ребята попадали в морскую пехоту и храбро дрались.
Получали за мужество боевые награды. Но он никогда не осмелится сделать
такой шаг -- с его матерью такой номер не пройдет, в этом он был уверен на
все сто процентов.
Как обычно, он сделал небольшой крюк, чтобы пройти мимо дома мисс Лено,
учительницы французского. Рудольф внимательно посмотрел -- ее нигде
поблизости не было. Он вышел на Бродвей, главную улицу города, которая
тянулась вдоль Гудзона, а потом переходила магистраль, ведущую из Нью-Йорка
в Олбани. Он мечтал о том, что когда-нибудь у него будет машина, точно
такая, как те, что сейчас проносились по городским улицам. Как только у него
появится автомобиль, то на каждый уик-энд он будет уезжать в Нью-Йорк.
Правда, он не представлял, чем там будет заниматься, но он непременно будет
ездить туда.
Местный Бродвей был ничем не примечательной улицей -- с мелкими
магазинчиками, мясными лавками и рынками, расположенными рядом с большими
магазинами, в которых продавали женскую одежду, дешевые ювелирные украшения
и спортивные товары. Рудольф, как обычно, остановился перед витриной
армейского магазина, в которой были выставлены все необходимые товары для
рыбной ловли: рабочие ботинки, штаны из прочной хлопчатобумажной ткани,
рубашки, электрические фонарики и перочинные ножи. Он разглядывал тонкие,
изящные удочки, дорогие спиннинги. Он любил рыбачить и, когда наступал
рыболовный сезон, удил форель в быстрых ручьях, в тех, которые были доступны
для простых рыбаков, но своими снастями, увы, похвастать не мог.
Он прошел по короткой улице, свернул налево на Вандерхоф-стрит, где он
и жил. Улица шла параллельно Бродвею и, казалось, старалась походить на
него, но ничего не получалось, как у бедняка в мятом и вздувшемся на коленях
и локтях костюме и стоптанных туфлях, пытавшегося делать вид, что он
владелец дорогого "кадиллака". Все магазинчики здесь были маленькие, а
выставленные в витринах товары покрылись густым слоем пыли, как будто их
владельцы на самом деле считали торговлю пустой тратой времени -- все равно
никто ничего не купит. Немало было магазинчиков, заколоченных досками,
закрывшихся еще в 1930--1931 годах.
Когда во время войны меняли канализационные трубы, городские власти
распорядились срубить все деревья на тротуарах под предлогом того, что из-за
них на улицах очень темно, но после завершения строительства никто не
позаботился о том, чтобы посадить новые. Вандерхоф -- длинная улица, и чем
ближе Рудольф подходил к дому, тем больше становилась неприглядной, словно
тот факт, что она, эта дорога, ведет к югу, каким-то образом объяснял
убожество и нищету.
Мать, как обычно, стояла за прилавком, набросив на плечи теплую шаль.
Ей всегда было холодно. Их пекарня находилась на углу, и мать постоянно
жаловалась на сквозняки и на то, что нет никакой возможности удерживать
тепло в лавке.
Она укладывала дюжину сдобных булочек в пакет из плотной оберточной
коричневой бумаги для какой-то девочки. На главной витрине булочной лежали
пирожные и тартинки, но их больше не пекли внизу, в подвале пекарни. Когда
началась война, Аксель Джордах, его отец, который сам выпекал сладкие
изделия, пришел к выводу, что овчинка выделки не стоит, и теперь по его
заказу пирожные и торты доставляли на большом грузовике с хлебопекарного
завода, а Аксель занимался выпечкой только хлеба и булочек. Сладкие изделия,
пролежавшие в витрине дня три, отец снимал и приносил на кухню, и их съедали
всей семьей вместе.
Рудольф подошел к матери, поцеловал ее, а она похлопала его ладонью по
щеке. Она всегда выглядела сильно уставшей и постоянно щурилась, потому что
много курила -- выкуривала одну сигарету за другой, и едкий дым попадал ей в
глаза.
-- Почему так рано?
-- Сегодня сократили тренировку,-- объяснил ей Рудольф. Но он не сказал
причины.-- Я здесь поработаю, а ты пойди и отдохни.
-- Спасибо, мой Руди,-- сказала мать. Снова его поцеловала. Она очень
любила сына и всегда проявляла к нему особую нежность. Почему она хотя бы
изредка не целует его брата и сестренку? -- удивлялся Рудольф. И он никогда
не видел, чтобы она поцеловала отца.
-- Ладно, пойду наверх и займусь обедом.-- Мать упрямо называла ужин
обедом. Отец Рудольфа сам закупал все необходимое для дома, потому что, по
его словам, жена у него мотовка и не может отличить хорошие продукты от
залежалых. Обед готовила мать.
Мать, шаркая ногами, вышла из булочной. Они жили в этом же доме, двумя
этажами выше, но у них не было двери, ведущей из лавки непосредственно на
верхние этажи. Рудольф видел, как мать, вся запачканная мукой, дрожа на
холодном ветру, прошла мимо витрины. Трудно было поверить, что его мать --
еще молодая женщина и ей чуть больше сорока лет. Но она уже поседела и
выглядела как старуха.
Рудольф вытащил книгу и стал читать. Сейчас в булочной в течение часа
будет полная тишина -- никакого столпотворения. Он читал речь Берка1 "По
вопросу примирения с колониями". Это было задание к уроку английского языка
и литературы. Речь Берка казалась ему очень убедительной, но он никак не мог
понять, почему члены Парламента с ним не соглашаются. Интересно, какой стала
бы Америка, если бы они прислушались к Берку? Остались бы графы, герцоги и
старинные замки? Ему бы это очень понравилось. Ему, сэру Рудольфу Джордаху,
полковнику Порт-Филипского гвардейского гарнизона.
Вошел итальянец-рабочий, попросил буханку белого хлеба. Рудольф,
отложив в сторону томик Берка, обслужил посетителя.
Ужинали они на кухне. Семья собиралась вместе только за ужином: отец
обычно работал допоздна. Несмотря на нехватку продовольствия и введенные
карточки, у них не было перебоев с мясом. Отец Рудольфа был в приятельских
отношениях с местным мясником, мистером Хаазом, он не требовал с них
карточки, потому что тоже был немцем. Рудольфу было как-то не по себе есть
телятину с "черного" рынка в этот печальный день, когда на фронте убит брат
Генри Фуллера, но он постеснялся говорить на такие щекотливые темы и
попросил себе поменьше мяса и побольше картофеля с морковью.
Его брата Томаса, единственного блондина в семье, кроме матери, не
терзали никакие угрызения совести. Он с волчьим аппетитом уписывал за обе
щеки жаркое. Томас, всего на год младше Рудольфа, был куда выше его ростом и
куда более крепким парнем, чем брат. Гретхен, старшая сестра Рудольфа,
никогда много не ела, соблюдала диету, следила за фигурой. Мать вообще едва
притрагивалась к пище: поклевывала, как разборчивая птичка. Отец Рудольфа --
сидевший напротив крупный мужчина в жилетке, любивший много поесть,-- смачно
покрякивал и время от времени вытирал тыльной стороной руки густые черные
масляные усы.
Гретхен не стала дожидаться десерта -- черствого, трехдневного пирога с
вишневым вареньем. Она торопилась в армейский госпиталь, расположенный за
городом, где дежурила пять вечеров в неделю. Когда она поднималась из-за
стола, отец отпустил свою обычную "дежурную" шутку:
-- Будь поосторожней! Не позволяй солдатам себя лапать. У нас в доме
слишком мало места, чтобы устроить детскую.
-- Ну что ты, па,-- упрекнула его Гретхен.
-- Знаю я этих вояк,-- не унимался Аксель Джордах,-- будь с ними
поосторожнее!
Гретхен такая чистенькая, такая аккуратная, такая красивая девушка,
подумал Рудольф. Ему всегда было неприятно, когда отец в его присутствии
говорил с сестрой подобным образом. Тем более что она -- единственная в
семье, кто хоть что-то делает для победы в войне.
После ужина Томас, как это бывало каждый вечер, тоже ушел. Он никогда
не выполнял школьные задания и получал ужасные отметки. Его знания были на
уровне первоклассника, хотя ему и исполнилось уже шестнадцать лет. Но Томас
никогда и никого не слушал. Ему было на все наплевать.
Аксель Джордах прошел в гостиную, чтобы почитать вечернюю газету,
прежде чем спуститься в подвал печь хлеб. Рудольф остался на кухне помочь
матери вымыть посуду. Если я когда-нибудь женюсь, думал он, то ни за что не
позволю жене мыть грязную посуду.
Вымыв посуду, мать достала гладильную доску и стала гладить белье, а
Рудольф пошел в их с Томасом комнату делать домашнее задание. Он твердо знал
одно: если он хочет покончить с ужином на кухне и не слушать глупые шутки
отца, никогда не мыть грязную посуду, то он может добиться всего этого
только отличной учебой. Поэтому он был лучшим учеником в школе и лучше
других сдавал экзамены.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170664634
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   520 г
Размеры:   207x 134x 46 мм
Оформление:   Тиснение цветное, Частичная лакировка
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Басавина Ида
Отзывы Рид.ру — Богач, бедняк
5 - на основе 1 оценки Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
19.10.2010 17:10
Книга большая, но прочитывается за один день, и тут же в руки берется вторая ("нищий, вор"). Меня мало какая книга за всю жизнь тронула так, как эта...Потрясающий стиль, несколько сюжетных линий, переплетенных в один роман.Действие происходит в Америке в 20 веке. несколько пластов (романтический, политический, драматический и тд). Книга лучше всего подходит для первого знакомства с автором и совершенно необходима к прочтению, если уже что-то читали У Шоу.
Нет 0
Да 3
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Богач, бедняк» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить