Когда вы кого-то любите Когда вы кого-то любите Есть мужчины, не созданные для брака. Зато они способны подарить возлюбленным наслаждение и блаженство страсти… Один из таких убежденных холостяков – Джулиус Д’Абернон, маркиз Дарли, великий соблазнитель, которого все его любовницы вспоминают с восторгом и благодарностью. Леди Элспет Графтон не из из числа. Она – эталон добродетели, женщина, неизменно хранящая верность супругу. И это еще больше подогревает желание Джулиуса… АСТ 978-5-17-065541-0
114 руб.
Russian
Каталог товаров

Когда вы кого-то любите

  • Автор: Сьюзен Джонсон
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Очарование
  • Год выпуска: 2010
  • Кол. страниц: 317
  • ISBN: 978-5-17-065541-0
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Есть мужчины, не созданные для брака. Зато они способны подарить возлюбленным наслаждение и блаженство страсти… Один из таких убежденных холостяков – Джулиус Д’Абернон, маркиз Дарли, великий соблазнитель, которого все его любовницы вспоминают с восторгом и благодарностью.
Леди Элспет Графтон не из из числа. Она – эталон добродетели, женщина, неизменно хранящая верность супругу. И это еще больше подогревает желание Джулиуса…
Отрывок из книги «Когда вы кого-то любите»
Глава 1


Ньюмаркет

Май 1788 года


Ей не хотелось идти на этот бал. Впрочем, когда у нее вообще возникало желание посещать светские мероприятия в компании мужа?

И, тем не менее, идти пришлось. Потому что ее родители давно умерли, а брата надо стаять на ноги.

И она была готова пожертвовать всем, чтобы обеспечить Уиллу будущее.

Тоска охватывала ее всякий раз, когда она думала о причинах, толкнувших на ненавистное замужество. Впрочем, Элспет напомнила себе, что многие люди находятся в гораздо худших обстоятельствах, чем она. В конце концов, она выполняет свой долг, это ли не добродетель?

— Принеси мне еще бокал бренди, да поскорее. — Грубый оклик мужа вывел ее из раздумий.

Элспет нехотя вернулась в окружавшую ее действительность. Громкая музыка, скользящие в танце пары и уродливое лицо мужа, зло смотревшего на нее из инвалидного кресла. Она с трудом поборола страстное желание нагрубить в ответ и, покорно кивнув, отправилась выполнять поручение.

— Кто это? — Лорд Дарли с интересом смотрел на Элспет, покидавшую танцпол. — Черт возьми, да она настоящая красотка.

— Эта милашка — последняя жена Графтона.

— Еще одна? И сколько же их было у старого козла?

— Три.

Маркиз Дарли удивленно приподнял брови:

— Это та самая девица, что довела Графтона до инвалидной коляски?

— Именно. Полгода назад. — Виконт Стенхоп закатил глаза. — Это был громкий скандал.

— Насколько я помню, сердечный приступ настиг Графтона в брачную ночь.

— И леди Графтон так и осталась девственницей. Так, во всяком случае, говорят. Вот он за ней и следит, словно коршун. Бедняжка и шагу не может ступить без дуэньи.

— Графтон слишком стар для такой красотки, — промурлыкал маркиз, не отрывая глаз от Элспет. — Хотя, кажется, старик любит похвалиться своим приобретением, судя по глубине декольте его женушки. И где он ее нашел?

— Она — дочь простого викария. Совсем не в твоем вкусе, Джулиус. Из очень хорошей, но бедной семьи. Ей должно было отойти небольшое наследство, но в результате оно досталось кузине. К тому же у нее есть младший брат, которого надо ставить на ноги. Графтон узрел красавицу во время охоты рядом со своим поместьем. Остальное уже история. Кстати, она прекрасно держится на лошади, отец ее был прекрасным наездником.

— Был?

— Он умер, так же как и ее мать. Остался только брат, да и тот сейчас в Индии.

На лице маркиза заиграла улыбка.

— Значит, ей может понадобиться компания.

— Ты не оригинален, — сухо заметил Чарлз Лэмтон. — Ты, как и любой мужчина, кто хоть раз на нее взглянул, подумал о том же. Но подумай сам — даже если бы и существовала подобная возможность, хотя ее и нет, — захотел бы ты оказаться в одной постели с дочерью викария?

— Да будь она хоть дочерью кузнеца, мне все равно. Зная демократичные взгляды друга на партнеров по постели, виконт уточнил:

— Я имел в виду, она может оказаться ханжой.

— И это с таким-то цветущим телом? Я подозреваю, что ей не чужды плотские утехи.

Чарлз пожал плечами:

— Говорят, она высокомерно отвергает любые предложения.

Маркиз оторвал взгляд от спины Элспет и посмотрел на собеседника:

— Так что, к ней уже подкатывались?

— Конечно. Если бы ты по непонятным причинам не избегал высшего общества, то увидел бы, с каким блеском она появилась на балу у леди Ченвит, не говоря уже о ее сногсшибательном успехе в костюме Ифигении на карнавале у леди Портленд. Платье не скрывало ее роскошных форм, и старый Графтон в своем инвалидном кресле не отлипал от жены ни на секунду. Так что красотке пришлось отвергнуть всех кавалеров, приглашавших ее на танец. Но ты понимаешь, что под приглашениями подразумевалось нечто большее.

— Хм.

— Не трать времени понапрасну. Она неприступна. Хотя можешь, конечно, попытаться заплатить Графтону, чтобы посмотреть на нее, — саркастически заметил Чарлз.

Маркиз ухмыльнулся:

— Интересная идея. Старый скряга вполне на такое способен. С другой стороны, любезность и такт помогут мне завоевать доверие недотроги. Пожалуй, придется посетить Ньюмаркет на этой неделе.

— Только не говори мне, что будешь играть с ней в джентльмена. Я думал, тебя интересуют лишь скачки да пьяные пирушки. У леди Графтон, кстати, безупречная репутация. Обычно ты предпочитаешь дам иного толка.

— Она заинтриговала меня.

— Как и все остальные, — грубо заметил Чарлз. Но мужчины могли позволить себе не слишком церемониться друг с другом, так как дружны были еще с детства.

— Ну, не все мы влюблены в своих сводных сестер, — тут же парировал маркиз. — И согласись, сексуальность леди Графтон так и бросается в глаза. Такой пышной и красивой груди я не видел, пожалуй, со времен младенчества. Слушай, а она, случайно, не беременна от какого-нибудь смазливого сынка конюха? — В словах графа прозвучало разочарование.

— Вряд ли. Если только этот конюх — не лучший друг Графтона. Старый козел держит жену на коротком поводке.

— Да. Прямо как старый конюх Селину.

— Я был бы благодарен, если бы ты держал свои непристойные мысли при себе. — Чарлз продолжал страдать от преступной страсти.

— Но Селина не совсем твоя родственница. Чарлз нахмурился:

— Не у всех в мире столь растяжимые понятия о принципах, как у тебя.

— Но ты просто должен ее спросить. — Дарли улыбнулся. — Узнай, может, она более гибкая в своих взглядах, чем ты.

— Хватит, Джулиус. Мы говорим о женщине, которую я люблю.

— Хорошо, но если ты не попытаешься, Чарлз, то никогда не узнаешь, что она думает. Я, например, собираюсь случайно встретиться с леди Графтон и посмотреть, что у нее на самом деле, на уме. — Лорд Дарли улыбнулся. — Кстати, большое тебе спасибо. Если бы не твое упорное неверие в мои способности, я бы ни за что не ввязался в эту сомнительную авантюру.

— Да, но и мое обещание продать первое потомство от победителей этих скачек по первой названной тобой цене тоже сыграло немаловажную роль, — мрачно заметил Лэмтон.

Вновь обнажив в ослепительной улыбке два ряда безукоризненных зубов, Дарли признался:

— И это тоже. А теперь прошу меня извинить, мне надо попытаться вспомнить хоть одну из библейских заповедей, которые мне безуспешно пытались привить в детстве мои усердные учителя.

Глава 2


Леди Графтон вошла в зал с картежниками и подошла к лакею, разливавшему напитки. Пока она ждала бокал бренди, в комнате появился маркиз.

Он успел заметить, как ее тут же окружили воздыхатели.

Однако с появлением Дарли все с уважением расступились. Мастерство маркиза как дуэлянта, его неуравновешенный характер, а главное, несметное состояние, игравшее основную роль в иерархии аристократических ценностей, всегда прокладывали ему дорогу.

Склонившись в элегантном поклоне, Джулиус улыбнулся одной из своих самых обворожительных улыбок:

— Дарли к вашим услугам, мэм. Я слышал, что вы прекрасная наездница. Вы оказали бы мне большую честь, если бы пожелали воспользоваться одной из моих лошадей, находясь в Ньюмаркете.

— Это очень мило с вашей стороны, — тихо ответила Элспет без улыбки. — Но мой муж уже отправил туда лошадей. А теперь извините меня, джентльмены. — С этими словами леди Графтон взяла стакан из рук лакея и сделала шаг, намереваясь покинуть зал.

Любой на месте Дарли посторонился бы, пропуская даму.

Собственно, так сделали все окружавшие ее мужчины. Но только не маркиз. Он и не думал двигаться с места.

— Могу ли я сопроводить вас? — произнес он, как ни в чем не бывало, любезно предложив ей руку.

Элспет спокойно встретила его взгляд и не отвела глаз.

— Нет, спасибо.

Резкий ответ леди Графтон вызвал заметное волнение среди окружавших ее кавалеров.

— Я безобиден, как ягненок, — промурлыкал Джулиус. И, улыбнувшись, опустил руку.

— Позвольте мне с вами не согласиться. Ваша сомнительная репутация вас опережает.

— Вы меня боитесь? — Эти слова маркиз произнес так тихо, что их могла услышать только она.

— Едвали. — Элспет тоже понизила тон, не желая привлекать к себе внимание, особенно в обществе такого мужчины, как Дарли, — известного ловеласа и прожигателя жизни.

— Мы сделаем сотню шагов сквозь толпу людей. Как это может вам повредить?

Голос маркиза звучал нежно, а в глазах читалась на удивление искренняя доброжелательность. Элспет отметила про себя, что вблизи маркиз оказался еще красивее, чем его описывала молва, доходившая до ее отдаленного деревенского прихода. Но до ее ушей доходило и множество других слухов, которые жарко обсуждались молодыми сплетницами. Скандальные похождения Дарли регулярно заполняли страницы желтого еженедельника «Татлер».

— Пожалуй, вы правы, — быстро согласилась Элспет, грациозно кивнув.

Маркиз был уверен, что она примет вызов.

Что-то в ее лице — упрямая линия подбородка, прямой взгляд — говорило о решительном характере. К тому же требовалась определенная храбрость для того, чтобы появиться перед мужем в обществе человека со столь скандальной репутацией. Дарли взял из рук графини бокал с бренди и галантно поклонился.

Когда леди Графтон коснулась шерстяного рукава маркиза, одетого в элегантный клубный пиджак коричневого цвета, неожиданно для себя она почувствовала, как ее сердце забилось быстрее. Это невозможно, подумала Элспет, она уже давно ничего подобного не испытывала. Но тут она вновь ощутила трепет, когда маркиз ей улыбнулся. И на этот раз источником необычных чувств было отнюдь не сердце.

— Я вам настоятельно рекомендую взять моего скакуна Скайларка, если вы любите верховую езду. Он великолепен…

«Как и ты», — подумал Джулиус, стараясь не обращать внимания на бурную реакцию тела при прикосновении ее руки.

— Мой муж мне не позволит.

— Я могу поговорить с ним. Он же не будет против, если вы покатаетесь немного, будучи в Ньюмаркете?

— Только если это будут его лошади. Боюсь, мужу не понравится ваше предложение. Но все равно спасибо. — С этими словами Элспет остановилась недалеко от входа в бальный зал. — А сейчас извините, но дальше я пойду одна.

— Надеюсь, вас не держат в заточении? — Маркиз хотел пошутить, но неожиданно для него самого слова прозвучали резко.

— На самом деле так оно и есть, — твердо ответила Элспет. — Будьте любезны — бокал.

— С вами все в порядке? — В вопросе маркиза прозвучало искреннее участие.

— Да, абсолютно. И даже если бы это было и не так, нас это все равно не касается. Понятно?

— Да, конечно. Мог бы я как-нибудь вас навестить… и вашего мужа, естественно, — поспешил добавить Джулиус.

— Нет, до свидания, милорд. — И выхватив из рук маркиза бокал, она удалилась.

— Судя по всему, цели своей ты не достиг, — заметил Чарлз, когда Джулиус вернулся к нему.

Маркиз зло посмотрел на друга:

— Кажется, эта дама — настоящая узница.

— Разве я тебя не предупреждал? Найди себе другую жертву. Или нет, лучше просто стой смирно, пока полчища женщин выстроятся, к тебе в очередь. — Брови Чарлза поползли вверх. — Как вот, например, сейчас.

Джулиус быстро кинул взгляд на толпу разодетых девиц, стремительно движущихся в их с Чарлзом направлении. Яркий румянец на лицах девушек и решительно развевающиеся кудри не оставляли никакого сомнения в их намерениях.

— Я ухожу, — пробормотал маркиз. — Извинись за меня. Каро Нейпир меня безумно раздражает, не говоря уже о Джорджиане Хотфилд, и, черт побери, здесь еще и Аманда! Только не она! — С этими словами маркиз, не мешкая больше ни минуты, покинул зал.

Да, однажды они провели восхитительную ночь, но это вовсе не означало, что Джулиус жаждал общения с ней. Пусть на этот раз ее ублажает кто-нибудь другой. Сам маркиз сейчас думал совсем о другом — перед его глазами стоял пленительный образ с золотыми кудрями, волнующим декольте и ледяным взором, который он намеревался растопить.

Удачно улизнув с бала, он быстрым шагом направился к своему экипажу и спустя некоторое время был уже дома. Войдя внутрь, Джулиус отослал прочь встречавшего его лакея и решительно направился в кабинет, где налил себе полную рюмку коньяку и одним махом осушил ее. Налив себе еще одну, маркиз с удовольствием расположился у огня и в первый раз за все время, что он провел на балу, смог расслабиться. Как люди могут по собственному желанию принимать участие в светской жизни?! Одни и те же люди, скучные и предсказуемые, встречаются друг с другом каждый вечер, неделя за неделей. Одни и те же женщины на всех балах, включая и этот, в Ньюмаркете, где демократичная атмосфера и небольшое количество народа сильно увеличивало шансы встретить одну из бывших любовниц.

С другой стороны, подумал Дарли, попадаются же на подобных мероприятиях и такие восхитительные женщины, как леди Графтон, общение с которой обещало множество сладостных минут.

Мысли о красавице вызвали невольную улыбку на лице маркиза, которая тут же сменилась недовольной гримасой. Всегда происходило одно и то же — женщины, его не интересовавшие, падали к ногам десятками (предыдущие увлечения к этому моменту он благополучно забыл), в то время как единственная женщина, вызвавшая его неподдельный интерес, оказалась неприступной.

Или же она просто притворялась, подумал Дарли, не знавший в своей жизни отказов.

Родился он в очень богатой, привилегированной семье, обладал прекрасной внешностью и множеством талантов. Поэтому некоторая самонадеянность Джулиуса Д'Абернона, маркиза Дарли, наследного герцога Уэстерлендса, была вполне объяснима и простительна.

После третьей рюмки коньяку он уже не видел каких-либо препятствий. Главное — изменить отношение леди Графтон к узам брака. Вне всякого сомнения, если ее муж не был мужчиной в полном смысле этого слова, она должна только радоваться возможности дать волю своей страсти с опытным человеком, умеющим хранить секреты. Молодая женщина излучала здоровье и энергию, но, в силу определенных обстоятельств, плотские радости ей недоступны. А маркиз мог с большим удовольствием для себя открыть ей целый мир любви и удовольствий.

Хотя он и считал девственниц скучными, на этот раз сей факт, его не смущал. Леди Графтон вызывала в нем сильное и необъяснимое желание. Безусловно, она обладала яркой красотой, но не только это привлекало к ней маркиза, которого всю жизнь окружали самые красивые женщины. Возможность соблазнить жену ревнивца тоже не казалась интересной. Женщины его класса выходили замуж по расчету, а не по любви. И потому, когда на свет появлялся наследник, дамы, выполнив свой долг, часто искали развлечений на стороне.

Так чем же леди Графтон привлекла его? Почему он не находил себе места из-за молоденькой блондинки? Может, его заинтриговал ее образ жизни, который так резко контрастировал с собственным распутным существованием? Или же тот факт, что она была дочкой священника, показался особенно соблазнительным?

А вдруг все дело в тайном колдовстве? Может быть, не вымолвив ни слова, леди Графтон смогла донести до него свои внутренние желания?

Маркиз Дарли усилием воли прогнал будоражащие мысли, справедливо полагая, что вызваны они, были тремя рюмками коньяку. Однако, несмотря на нелепость размышлений, он продолжал думать о ней. Джулиусу казалось, что он чувствовал запах ее духов. Перед глазами проплывал соблазнительный образ леди Графтон — пышная грудь, тонкая талия, изящная линия бедер. Он хотел провести рукой по ее золотым волосам, сиявшим так же ярко, как бриллиантовые сережки в ее нежных розовых мочках.

Свежее, невинное лицо радовало глаз. И если старый Графтон везде демонстрировал свою молодую, соблазнительную жену, можно ли винить Джулиуса, что он поддался чарам?

Ответ на этот вопрос был весьма предсказуем. Начиная с колыбели, Джулиус не знал ни в чем отказа. Весь мир принадлежал ему.

Решено, завтра он нанесет ей визит.

И посмотрит, что из этого получится…

Неспешный ход приятных мыслей был неожиданно прерван непонятным шумом и возней за дверью, после чего в комнату ворвалась Аманда. Она отчаянно отбивалась от лакея, который с испуганным видом пытался преградить ей дорогу.

— Пошел вон, — крикнула она, отмахиваясь от растерянного слуги.

Джулиус кивнул:

— Спасибо, Нед. Я позову, если мне что-нибудь понадобится.

Когда лакей удалился, Аманда скинула туфли с видом человека, который не раз бывал в этом кабинете и чувствовал себя здесь как дома.

— Господи, можно подумать, что Нед охраняет королевские драгоценности, — фыркнула она. — Хотя, может, это сравнение очень даже уместно, — добавила она с ухмылкой и, подойдя к камину, уселась в кресло напротив Джулиуса. Оглядев маркиза с ног до головы, она улыбнулась: — Ты сегодня убежал от меня.

Вместо того чтобы выгнать нахалку, Джулиус улыбнулся в ответ.

— У меня была встреча. — Неожиданно ему пришло в голову, что Аманда могла оказаться ему полезной. Она могла сопровождать его во время предстоящего визита к леди Графтон. Наверняка старый муж не станет возражать против того, чтобы леди Бладсуорт навестила его жену. — Но сейчас я уже свободен. Хочешь что-нибудь выпить?

— Я тебя хочу, — промурлыкала Аманда.

— Здесь или наверху? — поинтересовался маркиз со всей любезностью, на которую был способен.

— Я бы должна на тебя обидеться. Ты так некрасиво себя повел, — произнесла она, капризно надув губки.

Обычно Джулиуса безумно раздражала ее детская наигранность, но в этот момент у него появился четкий план действий, и от этого он пребывал в благодушном расположении духа.

— Дорогая, давай я улучшу твое настроение. — Он похлопал себя по коленям: — Иди сюда, садись.

В тот самый момент, как радостная Аманда Бладсуорт вставала с кресла, Элспет готова была взорваться от бешенства. Она принесла мужу несметное количество бренди, которое так и не улучшило его язвительного настроения. Она отвергла дюжину приглашений на танец, хотя любила танцевать больше всего на свете. Она мужественно терпела пошлые комплименты от братца Графтона — столь же уродливого, как и ее муж, — и чувствовала, что если он нагрубит ей еще раз, она задушит его у всех на виду.

Теперь Элспет необходимо было выпить, хотя еще в начале своего замужества она решила, что алкоголь и отвращение представляют собой опасную смесь. Однако на кону — будущее ее брата, и она предпочла совсем не притрагиваться к алкоголю, лишь изредка позволяя себе рюмку ратафии.

Графтон, как и было оговорено после свадьбы с Элспет, купил Уиллу офицерский чин в Семьдесят третьем полку. Экипировал юношу в соответствии с его званием лейтенанта и положил годовое довольствие в четыреста фунтов. Естественно, размер суммы зависел от поведения Элспет.

Она должна была терпеливо нести бремя брака — во всяком случае, до тех пор, пока от нее это требовалось. Элспет не принадлежала к когорте скромных и покорных девиц и не собиралась ставить крест на личном счастье. Она продолжала лелеять мечты о прекрасном будущем, когда Графтон совсем состарится и прикажет долго жить.

Он не будет жить вечно, повторяла Элспет про себя в день венчания. И к счастью, судьба вняла ее молитвам и вовремя вмешалась в их первую брачную ночь. Графтон, пьяный, извергающий потоки грязной брани и оскорблений, ворвался к ней в спальню с хлыстом в руке и начал угрожать, что изобьет до полусмерти. Срывая с себя одежду, он кричал, что отныне ее душа и тело принадлежат ему, и он волен, поступать с ней как пожелает.

И в тот момент, когда он уже готов был на нее наброситься, а она, натянув на себя простыню, в отчаянии готовилась до последнего отбиваться от новоиспеченного мужа, его лицо резко покраснело. Графтон стал задыхаться и, в конце концов, рухнул на пол, не дойдя до кровати нескольких шагов.

С тех пор она не переставала благодарить Господа за такой свадебный подарок.

Графтон выжил после апоплексического удара. И теперь Элспет приходилось каждый день терпеть потоки оскорблений и унижений со стороны старика. Однако по иронии судьбы он оказался прикованным к инвалидному креслу и больше не появлялся в ее спальне.

Преисполненная благодарности, Элспет смиренно несла тяготы своей, подобной чистилищу, супружеской жизни.

Хотя иногда, в такие моменты, как этот, она начинала сомневаться, что ее призрачным мечтам суждено когда-либо сбыться.

Тут Элспет невольно улыбнулась, вспомнив такой же иллюзорный образ маркиза Дарли, который ловко, словно призрак, исчез, едва толпа молодых поклонниц устремилась к нему. Не сказать, что спутник маркиза не был красив. Он также мог быть желанной добычей.

Но когда речь заходила о мужской красоте и шарме, маркиз Дарли мог быть признан золотым стандартом. Высокий и широкоплечий, стройный, крепкого телосложения. А его мускулистая рука на ее руке казалась просто стальной. И если одного мужественного тела было недостаточно, в дело вступали давно прослывшие легендой прекрасное лицо и темный, полный соблазна и искушения взгляд.

По слухам, одного его взгляда обычно было достаточно. И она понимала почему. Одним своим озорным взглядом он предлагал неземное, ни с чем не сравнимое наслаждение.

У нее невольно вырвался вздох. В других обстоятельствах она могла бы, не задумываясь, ответить на его авансы сегодняшним вечером. Она могла бы позволить себе новый опыт с таким мужчиной, как Дарли, чтобы испытать новые, доселе неизведанные чувства. Конечно же, она слишком долго удерживала себя в полной боевой готовности. И действительно, в двадцать шесть многие могли бы сказать, что она давно уже прошла пору оптимального расцвета зрелости, задвинута на полку или сдана в архив, выражаясь принятыми в гонке за модой терминами. И до сегодняшнего вечера, пока этот повеса Дарли не положил на нее глаз, она вполне могла бы согласиться с этим.

Она никогда прежде не чувствовала внезапной вспышки горячего томления, никогда прежде не ощущала той приятной дрожи во всем теле, которая охватила ее в его присутствии. А что же случится, каково это будет, вдруг подумала она ощутить его прикосновение, его поцелуй?

— Проклятие! Ты что там, уснула?

Вырванная из своих грез, она передернула плечами, когда пальцы ее мужа клещами впились в ее запястье.

— Я не сплю, — сказала Элспет, стараясь не двигаться. Он не любил, когда она вырывалась.

— Принеси мой плащ! Мы уезжаем! Дождавшись, когда он отпустит ее запястье, она пошла, не сказав ни слова. Не отвечать на его грубость было безопаснее. Что бы она ни сказала, лишь еще больше распалило бы его.

Но в тот вечер она сделала еще одну шифрованную запись в своем дневнике перед сном. Маленькую цифру «шесть» и еще меньше — «четыре». Шесть месяцев и четыре дня.

Она находила утешение в своих ежевечерних подсчетах.

Ее успокаивала мысль, что однажды этому придет конец.

Глава 3


Аманда перевернулась на живот и кончиком языка тихонько лизнула затылок маркиза.

— Ты проснулся?

Он приоткрыл один глаз.

— Вот теперь да.

— Может, еще разок, прежде чем я уйду?

Стряхнув остатки сна, он обдумывал варианты.

— А который у нас час?

— Восемь. Тетушка Лу обычно не просыпается раньше десяти. У нас есть время.

Аманда проводила эту неделю в семейной усадьбе в компании старой тетушки.

— После завтрака с тетушкой я оденусь должным образом, и мы сможем отправиться с визитом к Графтонам.

Если только ты не передумаешь, — с хитрой усмешкой добавила она, хотя отлично понимала цель его визита.

— Нет, я не передумал. — Он притянул ее к себе. — И мой ответ — да, — улыбнулся он, — времени у нас более чем достаточно.

— Мне так нравится, что твой орел всегда находится в боевой готовности. И как это у тебя получается?

Он ухмыльнулся:

— Прямо сейчас мне нужно пописать.

— Тогда поторопись и немедленно исполни это.

— Слушаюсь и повинуюсь, мэм, — весело отсалютовал он. — Будут еще какие-нибудь указания, мэм?

— Никаких, кроме заверений, что я смогу получить удовольствие в срочном порядке.

Встав с постели, он глянул на нее через плечо:

— Не думаю, что у тебя с этим возникнут проблемы.

— Давай скорее.

— Тебе повезло, что я тебя так хорошо знаю, — заметил маркиз, направившись за ширму. — А то я бы еще подумал, послушаться тебя или нет.

Девушка хмыкнула.

— Ой, можно подумать, что ты кого-нибудь когда-то слушал. Я прекрасно понимаю, почему ты вдруг стал таким любезным, дорогой, и зовут ее леди Графтон. Так что не надо тут играть в святую наивность. Мы просто оказываем друг другу услугу.

На такую откровенность маркизу нечем было возразить, да он и не собирался ничего скрывать. Факты оставались фактами, так же, как и секс с Амандой. К счастью, в этот момент он оказался свободным. Если бы она положила глаз на кого-нибудь другого в Ньюмаркете, у маркиза оказалось бы меньше шансов осуществить задуманное с женой Графтона.

Избавившись от значительного объема виски, выпитого за прошедший вечер, Дарли вышел из-за ширмы и, умывшись горячей водой, которую принесли, пока они еще спали, вернулся в кровать.

— Ты слишком красив, дорогой, — промурлыкала Аман-да, любуясь маркизом. — Иногда мне кажется даже несправедливым, что тебе дано все — красота, деньги, прекрасное мускулистое тело… Ты хоть когда-нибудь благодарил друидов или других мифических божеств за те достоинства, которыми они тебя так щедро одарили?

Брови маркиза удивленно поползли вверх.

— С каких пор ты стана философствовать?

— С тех пор как совсем обеднела, — ответила Аманда с плаксивой гримасой.

— А…

— Не надо так говорить, мои комплименты абсолютно искренни.

— Конечно, милая. Сколько тебе надо? Аманда недовольно поморщилась:

— Ну, небольшая сумма мне бы не помешала…

— Я скажу Малькольму, чтобы он выписал тебе чек.

— Ты такой милый. Дарли рассмеялся:

— Отнюдь. Просто у меня больше денег, чем я могу истратить за всю свою жизнь. А теперь скажи мне, Аманда, ты действительно хочешь скорее кончить или просто жаждешь поскорее начать наши игры?

Едва не засыпая на ходу, Дарли вновь забрался в постель после ухода Аманды. Бессонная ночь и утренний бурный секс совершенно вымотали его. Позволив себе еще немного понежиться в постели, маркиз с предвкушением чего-то очень приятного подумал о предстоящей встрече с леди Графтон.

Не сказать, чтобы задача, которую он перед собой поставил, казалась ему такой уж привлекательной. Дарли был чересчур светским человеком, чтобы считать какую-либо женщину настолько неотразимой. Но если маленькая невинная жена Графтона захочет развлечься в Ньюмаркете, он с удовольствием составит ей компанию.

Лениво потянувшись, Дарли провел загорелой рукой по волосам. Затем с тяжелым вздохом откинул простыню и сел на край кровати, стираясь прогнать сон, — маркиз знал, что его лакей не любил спешить, и подъем был неизбежен. Аманда могла уморить любого мужчину. Нет, он, конечно, не жаловался — малышка знала, как доставить мужчине удовольствие. Но сейчас Дарли просто необходимо выпить кофе. И еще принять ванну — он весь пропах сексом.

Наконец, встав с кровати, маркиз позвал дворецкого.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170655410
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   280 г
Размеры:   207x 134x 19 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Цареградский Г.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить