Как важно быть серьезным Как важно быть серьезным В сборнике представлены знаменитые пьесы Оскара Уайльда: драма «Саломея» и злые, бесконечно остроумные, изысканно-легкомысленные комедии «Веер леди Уиндермир», «Идеальный муж», «Как важно быть серьезным». АСТ 978-5-17-067348-3
168 руб.
Russian
Каталог товаров

Как важно быть серьезным

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
В сборнике представлены знаменитые пьесы Оскара Уайльда: драма «Саломея» и злые, бесконечно остроумные, изысканно-легкомысленные комедии «Веер леди Уиндермир», «Идеальный муж», «Как важно быть серьезным».
Отрывок из книги «Как важно быть серьезным»
драма в одном действии
перевод с английского
П.Н. Петрова (1999)

перевод на английский с французского
А. Дугласа под редакцией автора

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ИРОД АНТИПА, тетрарх Иудеи
ИОКАНААН, пророк
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ, начальник стражи
ТИГЕЛЛИН, молодой римлянин
КАППАДОКИЕЦ
НУБИЕЦ
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ
ВТОРОЙ СОЛДАТ
ПАЖ ИРОДИАДЫ
ИУДЕИ, НАЗАРЕЯНЕ и проч.
РАБ
НЕЕМАН, палач
ИРОДИАДА, жена тетрарха
САЛОМЕЯ, дочь Иродиады
РАБЫНИ САЛОМЕИ



СЦЕНА - Большая терраса во дворце Ирода над пиршественным залом.
Несколько солдат стоят, прислонившись к перилам. Справа - огромная лестница,
слева, в глубине, видна старая цистерна из позеленевшей от времени бронзы.
Лунный свет.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Как прекрасна сегодня вечером царевна Саломея!
ПАЖ ИРОДИАДЫ: Посмотри на луну. Странная луна. Она похожа на женщину,
выходящую из могилы... Она напоминает мертвую женщину... Кажется, что она
ищет мертвых.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Она выглядит странно. Она похожа на маленькую царевну в
желтой вуали и серебряной обуви... Она похожа на царевну, и ножки ее - две
белых голубки... Кажется, что она танцует.
ПАЖ ИРОДИАДЫ: Она похожа на мертвую женщину. Так медленно движется...
(Шум в пиршественном зале.)
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Какие крики! Что там за звери ревут?
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Иудеи! Они всегда такие. Это они спорят о своей религии.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: О своей религии? почему они спорят о ней?
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Не знаю. Они всегда о ней спорят. Например, фарисеи
говорят, что ангелы есть, а саддукеи утверждают, что ангелов не существует.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Я думаю, это просто нелепо - спорить о таких вещах.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Как прекрасна сегодня вечером царевна Саломея!
ПАЖ ИРОДИАДЫ: Ты всегда смотришь на нее! Ты слишком много на нее
смотришь. Это опасно - так смотреть на кого-нибудь. Мне кажется, произойдет
что-то ужасное.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Она необычайно прекрасна сегодня...
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Какой мрачный вид у тетрарха.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Да, у него мрачный вид.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Он все время на что-то смотрит.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Он все время на кого-то смотрит.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: На кого он смотрит?
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Я не знаю.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Царевна так бледна! Я никогда не видел ее такой
бледной. Она похожа на отражение белой розы в серебряном зеркале.
ПАЖ ИРОДИАДЫ: Не смотри на нее. Ты слишком много на нее смотришь.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Иродиада наполнила чашу тетрарха.
КАППАДОКИЕЦ: Царица Иродиада - это та, в черной диадеме, расшитой
жемчугом, у которой волосы напудрены голубым?
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Да, это Иродиада, жена тетрарха.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Тетрарх очень любит вино. У него есть вино трех сортов.
Одно - с острова Самофракия - пурпурное, как мантия кесаря.
КАППАДОКИЕЦ: Я никогда не видел кесаря.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Другое привозят из города Кипр - желтое, как золото.
КАППАДОКИЕЦ: Я люблю золото.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: А третье - Сицилийское. Это вино красное, как кровь.
НУБИЕЦ: Боги моей страны очень любят кровь. Дважды в год мы приносим им
в жертву юношей и девушек, пятьдесят юношей и сто девушек. Но, похоже, мы
отдаем им слишком мало: они очень суровы к нам.
КАППАДОКИЕЦ: В моей стране совсем не осталось богов. Их изгнали
римляне. Многие считают, что боги скрываются в горах, но я в это не верю.
Три ночи я провел в горах, я везде искал их, но не нашел. Тогда я стал звать
их по именам, но они не вышли. Я думаю, они умерли.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Иудеи поклоняются Богу, которого невозможно увидеть.
КАППАДОКИЕЦ: Мне это не понятно.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: И вообще они верят только в то, что невозможно увидеть.
КАППАДОКИЕЦ: Мне кажется, это совершенно нелепо.
ГОЛОС ИОКАНААНА: Идущий за мною сильнее меня. Я недостоин развязать
ремень на обуви Его. Когда Он придет, возликует пустыня. Она расцветет, как
лилия. Слепые прозреют и глухие услышат... Младенец положит руку на логово
дракона и поведет львов, держа их за гривы.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Заставь его замолчать. Он всегда говорит какой-то вздор.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Нет, нет. Он святой человек. К тому же, он очень
вежливый человек. Каждый день, когда я приношу ему еду, он благодарит меня.
КАППАДОКИЕЦ: Кто он такой?
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Пророк.
КАППАДОКИЕЦ: Как его имя?
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Иоканаан.
КАППАДОКИЕЦ: Откуда он?
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Он пришел из пустыни, питался там акридами и диким
медом. На нем была одежда из верблюжьего волоса и кожаный пояс. Вид его был
страшен. За ним следовало великое множество людей. У него даже были ученики.
КАППАДОКИЕЦ: О чем он говорит?
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Мы не знаем. Иногда он говорит что-то ужасное, но
невозможно понять, что это значит.
КАППАДОКИЕЦ: Его можно увидеть?
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Нет. Это запрещено тетрархом.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Царевна закрыла лицо веером... Ее белые руки трепещут,
как летящие голубки... Они напоминают белых бабочек... Они очень похожи на
белых бабочек...
ПАЖ ИРОДИАДЫ: Что тебе до того? Зачем ты смотришь на нее? Не смотри на
нее! Мне кажется, случится что-то ужасное.
КАППАДОКИЕЦ (указывая на цистерну): Какая странная тюрьма!
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Это старая цистерна.
КАППАДОКИЕЦ: Старая цистерна! должно быть, такая тюрьма очень
нездорова.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: О нет. Например, брат тетрарха, его старший брат, первый
муж царицы Иродиады, просидел в ней двенадцать лет, но так и не умер. Его
пришлось задушить.
КАППАДОКИЕЦ: Задушить? Кто осмелился это сделать?
ВТОРОЙ СОЛДАТ (указывая на палача, негра огромного роста): Вон тот,
Нееман.
КАППАДОКИЕЦ: Он не побоялся?
ВТОРОЙ СОЛДАТ: О нет. Тетрарх передал ему перстень.
КАППАДОКИЕЦ: Какой перстень?
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Перстень смерти. Так что он не побоялся.
КАППАДОКИЕЦ: Но это ужасно - задушить царя.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Ужасно? почему? У царей такая же шея, как у других
людей.
КАППАДОКИЕЦ: Мне кажется, это ужасно.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Царевна встает! Она выходит из-за стола! Похоже, она
чем-то обеспокоена. О! она идет сюда. Да, она идет сюда! Она так бледна! Я
никогда не видел ее такой бледной...
ПАЖ ИРОДИАДЫ: Не смотри на нее! Прошу тебя, не смотри на нее.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Она похожа на голубку, которая сбилась с пути... Она
похожа на нарцисс, дрожащий на ветру... Она похожа на серебряный цветок.
(Входит Саломея.)
САЛОМЕЯ: Я не хочу там оставаться. Я не останусь. Отчего тетрарх все
время смотрит на меня своими глазами крота из-под дрожащих век?.. Странно,
что муж моей матери так смотрит на меня. Я не знаю, что это значит...
Впрочем, нет, я знаю.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Ты покинула пир, царевна?
САЛОМЕЯ: Здесь такой свежий воздух! Здесь можно дышать! Там внутри -
эти иудеи из Иерусалима, готовые разорвать друг друга на части из-за своих
глупых обрядов, и эти варвары, которые не переставая пьют и постоянно
разливают вино, и греки из Смирны, у них подкрашены глаза и нарумянены щеки,
а их волосы завиты кольцами, и молчаливые стройные египтяне, у них длинные
желто-зеленые ногти и коричневые плащи, и римляне, эти грубые свиньи с их
отвратительной непонятной речью. Я так ненавижу римлян! Такие жалкие, грубые
люди, и всегда изображают из себя знатных и благородных.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Не желаешь ли сесть, царевна?
ПАЖ ИРОДИАДЫ: Зачем ты говоришь с ней? Зачем смотришь на нее?..
Произойдет что-то ужасное!
САЛОМЕЯ: Так хорошо смотреть на луну! Она похожа на маленькую монету...
Напоминает маленький серебряный цветок... Такая холодная и чистая... Я
уверена, что луна - девушка, она прекрасна девственной красотой... Да, она
девушка. Она никому не позволяла осквернить себя. Она никогда не отдавалась
людям, как другие богини.
ГОЛОС ИОКАНААНА: Он явился, Он пришел! Он пришел, Сын Человеческий!
Кентавры спрятались в реках, а сирены вышли из рек и лежат под листвою леса.
САЛОМЕЯ: Чей это голос, кто это?
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Это пророк, царевна.
САЛОМЕЯ: А, пророк! Это тот, которого боится тетрарх?
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Этого мы не знаем, царевна. Пророк Иоканаан.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Не угодно ли тебе, царевна, чтобы я приказал принести
твои носилки? В саду сегодня прекрасный вечер...
САЛОМЕЯ: Он говорит ужасные вещи о моей матери, правда?
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Мы не можем понять, что он говорит, царевна.
САЛОМЕЯ: Да, он говорит о ней ужасные вещи.
(Входит раб.)
РАБ: Царевна, тетрарх просит тебя вернуться на пир.
САЛОМЕЯ: Я не пойду.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Прости меня, царевна, но если ты не вернешься, может
произойти какое-нибудь несчастье.
САЛОМЕЯ: Он старик, этот пророк?
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Царевна, тебе лучше вернуться. Позволь мне проводить
тебя.
САЛОМЕЯ: Этот пророк... он старик?
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Нет, царевна, он совсем молодой человек.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Это неизвестно. Многие считают, что он Илия.
САЛОМЕЯ: Кто это - Илия?
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Очень древний пророк этой страны, царевна.
РАБ: Какой ответ мне передать тетрарху от имени царевны?
ГОЛОС ИОКАНААНА: Не радуйся, земля Палестины, что преломилась плеть
бичевавшего тебя. Ибо из змеиного семени произойдет василиск, и потомство
его поглотит птиц.
САЛОМЕЯ: Такой странный голос! Я хотела бы поговорить с ним.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Боюсь, это невозможно, царевна. Тетрарх не желает, чтобы
с ним разговаривали. Даже первосвященнику запретил говорить с ним.
САЛОМЕЯ: Я хочу поговорить с ним.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Это невозможно, царевна.
САЛОМЕЯ: Я так хочу.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Не лучше ли вернуться на пир, царевна?
САЛОМЕЯ: Выведите пророка.
(Раб уходит.)
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Мы не смеем, царевна.
САЛОМЕЯ (подходит к цистерне и заглядывает в нее): Здесь так темно. Это
должно быть ужасно, сидеть в такой темной дыре! Она похожа на могилу...
(Солдатам.) Вы что, не слышали? Выведите пророка. Я желаю его видеть.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Царевна, прошу тебя, не требуй этого от нас.
САЛОМЕЯ: Вы заставляете меня ждать!
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Царевна, жизнь каждого из нас в твоей власти, но мы не в
праве сделать то, о чем ты просишь... И не нас следовало бы просить об этом.
САЛОМЕЯ (смотрит на молодого сирийца): А!
ПАЖ ИРОДИАДЫ: О! что из этого выйдет? Я уверен, случится какое-нибудь
несчастье.
САЛОМЕЯ (подходя к молодому сирийцу): Ты сделаешь это для меня, не
правда ли, Нарработ? Ты сделаешь это - для меня? Я всегда была благосклонна
к тебе. Ты сделаешь это для меня? Я хочу только посмотреть на этого
странного пророка. О нем так много говорят. Тетрарх не раз говорил о нем. Я
думаю, тетрарх боится его... Неужели и ты боишься его, Нарработ?
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Я не боюсь его, царевна. Я никого не боюсь. Но
поднимать крышку этого колодца строго запрещено, это приказ тетрарха.
САЛОМЕЯ: Ты сделаешь это для меня, Нарработ, и завтра, когда меня
пронесут в носилках через ворота торговцев идолами, я уроню для тебя
маленький цветок, маленький зеленый цветок.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Царевна, я не могу, не могу.
САЛОМЕЯ (улыбаясь): Ты сделаешь это для меня, Нарработ. Ты знаешь, что
ты это сделаешь. И завтра, когда меня пронесут в носилках по мосту
покупателей идолов, я посмотрю на тебя сквозь кисейное покрывало, я посмотрю
на тебя, Нарработ, и, может быть, улыбнусь тебе. Посмотри на меня, Нарработ,
посмотри на меня. А! ты знаешь, что сделаешь то, о чем я прошу тебя. Ты
хорошо это знаешь, не правда ли?.. Я знаю, что ты это сделаешь.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ (делая знак третьему солдату): Выведите пророка. Царевна
Саломея желает его видеть.
САЛОМЕЯ: А!
ПАЖ ИРОДИАДЫ: О! какая странная луна! Кажется, что это рука мертвой
женщины, которая хочет укрыться саваном.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Странная луна! Она похожа на маленькую царевну с
янтарными глазами. Она улыбается сквозь кисейные облака, словно маленькая
царевна.
(Пророк выходит из цистерны. Саломея смотрит на него и медленно
отступает назад.)
ИОКАНААН: Где тот, чья чаша скверны уже переполнена? Где тот, кто умрет
однажды в серебряных одеждах на глазах у всего народа? Пусть он придет и
услышит голос того, кто проповедовал в пустынях и царских дворцах.
САЛОМЕЯ: О ком он говорит?
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Никто этого не знает, царевна.
ИОКАНААН: Где та, что увидела мужей, нарисованных на стенах, халдеев,
изображенных разноцветными красками, предалась вожделению очей своих и
отправила послов в Халдею?
САЛОМЕЯ: Он говорит о моей матери.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: О нет, царевна.
САЛОМЕЯ: Да, это о моей матери.
ИОКАНААН: Где та, что отдавалась военачальникам ассирийским, которые
носят перевязи на чреслах своих и разноцветные тиары на головах? Где та, что
отдавалась юношам египетским, одетым в тонкое полотно и пурпур, у которых
золотые щиты, серебряные шлемы и сильные тела? Пусть покинет она ложе
скверны своей, ложе кровосмешения, чтобы могла услышать слова того, кто
готовит пути Господу, и могла раскаяться в беззакониях своих. Даже если она
никогда не раскается и пребудет во грехе своем, пусть она придет, ибо бич
Господень уже в руке Его.
САЛОМЕЯ: Но он ужасен, он ужасен!
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Не оставайся здесь, царевна, прошу тебя.
САЛОМЕЯ: Самое ужасное - это его глаза. Они похожи на черные дыры,
прожженные в тирском ковре факелами. Они похожи на черные пещеры, где
обитают драконы. Они похожи на черные пещеры в Египте, в которых драконы
устраивают свои логова. Они подобны черным озерам, взволнованным неведомыми
лунами... Как ты думаешь, он будет еще говорить?
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Не оставайся здесь, царевна. Я прошу тебя, не оставайся
здесь.
САЛОМЕЯ: Он такой худой! Он похож на тонкое изваяние из слоновой кости.
Он подобен изваянию из серебра. Я уверена, что он так же чист, как луна. Он
похож на серебряный луч. Должно быть, его тело очень холодное, как слоновая
кость... Я хочу посмотреть на него вблизи.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Нет, нет, царевна!
САЛОМЕЯ: Я должна посмотреть на него вблизи.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Царевна! царевна!
ИОКАНААН: Что это за женщина смотрит на меня? Я не хочу, чтобы она
смотрела на меня. Зачем она смотрит на меня своими золотыми глазами из-под
золоченых век? Я не знаю, кто она. Я не желаю знать, кто она. Пусть она
уйдет. Не с ней я хочу говорить.
САЛОМЕЯ: Я Саломея, дочь Иродиады, царевна Иудейская.
ИОКАНААН: Прочь! Дочь Вавилона! Не приближайся к избраннику Господа.
Твоя мать наполнила землю вином беззаконий своих, и вопль о грехах ее достиг
ушей Господних.
САЛОМЕЯ: Говори еще, Иоканаан. Твой голос опьяняет меня.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Царевна! царевна! царевна!
САЛОМЕЯ: Говори еще. Говори еще, Иоканаан, и скажи, что мне делать.
ИОКАНААН: Не приближайся ко мне, дочь Содома, но закрой лицо свое
покрывалом и посыпь голову пеплом, пойди в пустыню и ищи Сына Человеческого.
САЛОМЕЯ: Кто это, Сын Человеческий? Он так же прекрасен, как ты,
Иоканаан?
ИОКАНААН: Прочь! Прочь! Я слышу во дворце взмахи крыльев ангела смерти.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Царевна, я очень прошу тебя, уйди отсюда!
ИОКАНААН: Ангел Господень, зачем ты явился с мечом своим? Кого ты ищешь
в этом нечестивом дворце?.. Не настал еще день того, кто умрет в серебряных
одеждах.
САЛОМЕЯ: Иоканаан!
ИОКАНААН: Кто это говорит?
САЛОМЕЯ: Иоканаан! Я влюблена в твое тело. Твое тело белое, как лилии
на некошеном лугу. Твое тело белое, как снега, что лежат на горах Иудеи и
нисходят в долины. Розы в саду царицы Аравийской не так белы, как твое тело.
Ни розы в саду царицы Аравийской, ни стопы утренней зари, пробегающие по
листьям, ни лоно луны, когда она покоится на лоне моря... Нет ничего в мире
такого белого, как твое тело. Дай мне коснуться твоего тела!
ИОКАНААН: Прочь, дочь Вавилона! Через женщину зло пришло в мир. Не
говори со мною. Я не хочу тебя слушать. Я внимаю только словам Господа.
САЛОМЕЯ: Твое тело отвратительно. Оно похоже на тело прокаженного. Оно
похоже на выбеленную стену, по которой проползли змеи, похоже на выбеленную
стену, на которой поселились скорпионы. Оно подобно белому склепу,
наполненному нечистотами. Оно ужасно, твое тело ужасно!.. Но я влюблена в
твои волосы, Иоканаан. Твои волосы подобны гроздьям винограда, гроздьям
черного винограда, свисающим с лоз эдомских в земле эдомитов. Твои волосы
подобны ливанским кедрам, великим ливанским кедрам, в тени которых прячутся
львы и разбойники скрываются от света дня. Долгие черные ночи, когда луна не
показывается на небе, когда звезды охвачены страхом, не так черны.
Безмолвие, царящее в лесах, не так черно. Нет ничего в мире такого черного,
как твои волосы... Дай мне коснуться твоих волос.
ИОКАНААН: Прочь, дочь Содома! Не приближайся ко мне. Не оскверняй храм
Господа Бога.
САЛОМЕЯ: Твои волосы ужасны. Они покрыты грязью и пылью. Они подобны
терновому венцу на твоей голове. Они похожи на клубок черных змей,
извивающихся вокруг твоей шеи. Я не люблю твоих волос... Но я влюблена в
твои уста, Иоканаан. Твои уста похожи на алую перевязь на башне из слоновой
кости. Они подобны гранату, разрезанному ножом из слоновой кости. Цветы
граната, которые цветут в тирских садах и которые краснее, чем розы, не так
красны. Красные звуки труб, которые возвещают прибытие царей и наводят страх
на врагов, не так красны. Твои уста краснее, чем ноги тех, кто давит
виноград в давильнях. Твои уста краснее, чем ноги голубей, которые гнездятся
в храмах и которых кормят жрецы. Они краснее, чем ноги того, кто
возвращается из леса, где он убил льва и увидел золоченых тигров. Твои уста
- словно коралловая ветвь, найденная рыболовами в полумраке моря и
сохраненная для царей... Они похожи на киноварь, что находят моавитяне в
рудниках моавитских, которую цари забирают у них. Они подобны луку царя
Персидского, расписанному киноварью и с коралловыми наконечниками. Нет
ничего в мире такого красного, как твои уста... Дай мне поцеловать твои
уста.
ИОКАНААН: Никогда! дочь Вавилона! Дочь Содома! никогда.
САЛОМЕЯ: Я поцелую твои уста, Иоканаан. Я поцелую твои уста.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: Царевна, царевна, ты, подобная благоухающему саду, ты,
голубка из голубок, не смотри на этого человека, не смотри на него! Не
говори ему таких слов. Я не могу этого вынести... Царевна, царевна, не
говори этих слов.
САЛОМЕЯ: Я поцелую твои уста, Иоканаан.
МОЛОДОЙ СИРИЕЦ: А! (Он закалывается и падает между Саломеей и
Иоканааном.)
ПАЖ ИРОДИАДЫ: Молодой сириец закололся! начальник стражи закололся! Он
покончил с собой, а он был моим другом! Я подарил ему ларец с благовониями и
серьги из серебра, а теперь он покончил с собой! О! разве он не
предсказывал, что произойдет несчастье?.. Я тоже это предсказывал, и вот,
это произошло. Я знал, что луна искала мертвого, но я не думал, что это его
она искала. О! почему я не спрятал его от луны? Если бы я спрятал его
где-нибудь в пещере, она бы не нашла его.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Царевна, начальник стражи только что закололся.
САЛОМЕЯ: Дай мне поцеловать твои уста, Иоканаан.
ИОКАНААН: Не страшно ли тебе, дочь Иродиады? Не сказал ли я, что слышу
взмахи крыльев ангела смерти, и не явился ли он, ангел смерти?
САЛОМЕЯ: Дай мне поцеловать твои уста.
ИОКАНААН: Дочь прелюбодеяния, есть только один человек, который может
спасти тебя. Это Тот, о ком я говорил. Иди и ищи Его. Он сидит в лодке на
море Галилейском говорит с учениками Своими. Преклони колени на морском
берегу и призови Его по имени. И когда Он придет к тебе, а Он приходит ко
всем, кто призывает Его, встань на колени у ног Его и проси об отпущении
грехов твоих.
САЛОМЕЯ: Дай мне поцеловать твои уста.
ИОКАНААН: Я проклинаю тебя, дочь кровосмесительницы-матери, я проклинаю
тебя.
САЛОМЕЯ: Я поцелую твои уста, Иоканаан.
ИОКАНААН: Я не хочу смотреть на тебя. Я не буду смотреть на тебя. Ты
проклята, Саломея, ты проклята.
(Спускается в цистерну.)
САЛОМЕЯ: Я поцелую твои уста, Иоканаан, я поцелую твои уста.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Нужно куда-нибудь унести труп. Тетрарх не любит смотреть
на трупы людей, которых он не убивал.
ПАЖ ИРОДИАДЫ: Он был моим братом, он был для меня больше, чем братом. Я
подарил ему ларец с благовониями и перстень из агата, он всегда носил этот
перстень. Вечерами мы гуляли у реки, среди миндальных деревьев, и он
рассказывал мне о своей стране. Он говорил очень тихо. Звук его голоса
напоминал звуки флейты в устах флейтиста. Еще он любил смотреть на свое
отражение в реке. Я упрекал его за это.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Ты прав, труп следует спрятать. Нужно, чтобы тетрарх его
не увидел.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Тетрарх не придет сюда. Он никогда не приходит на
террасу. Он слишком боится пророка.
(Входят Ирод, Иродиада и весь двор.)
ИРОД: Где Саломея? Где царевна? Почему она не вернулась на пир, как я
приказывал? А! вот она!
ИРОДИАДА: Не смотри на нее! Ты всегда смотришь на нее!
ИРОД: Сегодня странная луна. Не правда ли, очень странная луна? Она
похожа на безумную женщину, на безумную женщину, которая повсюду ищет
любовников. И она обнажена, она вся обнажена. Облака пытаются прикрыть ее
наготу, но она не позволяет им. Она движется по небу обнаженная. Она
шатается среди облаков, словно пьяная женщина... Я уверен, она ищет
любовников... Не правда ли, она шатается, как пьяная? Она похожа на безумную
женщину, не правда ли?
ИРОДИАДА: Нет. Луна похожа на луну, только и всего. Вернемся... Тебе
здесь нечего делать.
ИРОД: Я останусь здесь! Манассия, постели ковры. Зажгите факелы,
принесите столы из слоновой кости и из яшмы. Здесь приятный воздух. Я выпью
еще вина с моими гостями. Мы должны оказать всяческие почести посланникам
кесаря.
ИРОДИАДА: Ты остаешься здесь вовсе не ради них.
ИРОД: Да, приятный воздух. Пойдем, Иродиада, наши гости ждут нас. Ах! я
поскользнулся. Я поскользнулся в крови! Это плохая примета. Очень плохая
примета. Откуда здесь кровь?.. И этот труп? Что здесь делает этот труп? Вы
что, думаете, я похож на царя Египетского, который не устраивает ни одного
пира, чтобы не показать своим гостям какой-нибудь труп? Чей это труп? Я не
хочу смотреть на него.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Это наш начальник, государь. Это молодой сириец,
которого ты назначил начальником стражи три дня назад.
ИРОД: Я не приказывал его убивать.
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Он покончил с собой, государь.
ИРОД: Почему? Я сделал его начальником стражи!
ВТОРОЙ СОЛДАТ: Мы не знаем, государь. Но он покончил с собой.
ИРОД: Это странно. Покончил с собой... Я думал, так поступают только
римские философы. Это правда, Тигеллин, что философы в Риме совершают
самоубийства?
ТИГЕЛЛИН: Многие из них совершают самоубийство, государь. Это стоики.
Они дикие люди. Они просто нелепы. Я нахожу, что это абсолютно нелепо.
ИРОД: Я тоже. Самоубийство - это нелепо.
ТИГЕЛЛИН: В Риме все смеются над ними. Император написал на них сатиру.
Ее повсюду цитируют.
ИРОД: А! он написал на них сатиру? Это прекрасно! Кесарь - удивительный
человек. Он все умеет... Странно, что он покончил с собой, этот молодой
сириец. Мне жаль, что это случилось. Он был так красив... Он был даже
необычайно красив. Такая тоска была в его взоре... Я помню, я видел, как он
с тоскою смотрел на Саломею. Да, я думаю, он слишком много смотрел на нее.
ИРОДИАДА: Он не единственный, кто слишком много смотрит на нее.
ИРОД: Его отец был царем... Я изгнал его из его царства. А его мать,
царицу, ты сделала своей рабыней, Иродиада. Поэтому он был здесь как бы
гостем, и я назначил его начальником стражи. Мне очень жаль, что он умер...
Но почему вы оставили здесь этот труп? Его нужно убрать. Я не хочу его
видеть... Уберите его... (Труп уносят.) Здесь холодно. Дует ветер. Ветер, не
правда ли?
ИРОДИАДА: Нет. Нет никакого ветра.
ИРОД: Говорю тебе, дует ветер... И я слышу что-то похожее на взмахи
крыльев, на взмахи огромных крыльев. Ты не слышишь их?
ИРОДИАДА: Я ничего не слышу.
ИРОД: Теперь я тоже не слышу. Но я слышал их. Это был ветер, конечно,
это был ветер. Он стих. Но нет, я снова слышу. Ты не слышишь? Очень похоже
на взмахи крыльев.
Содержание
Саломея
(переводчик: Марина Коренева) Пьеса c. 5-52
Веер леди Уиндермир
(переводчик: Мария Лорие) Пьеса c. 53-144
Идеальный муж
(переводчик: Ольга Холмская) Пьеса c. 145-282
Как важно быть серьезным
(переводчик: Иван Кашкин) Пьеса c. 283-378
Штрихкод:   9785170673483
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   210 г
Размеры:   165x 105x 16 мм
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Авторский сборник, Пьеса
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Коренева М., Лорие Мария, Холмская Ольга, Кашкин Иван
Отзывы Рид.ру — Как важно быть серьезным
4.5 - на основе 2 оценок Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
24.06.2010 02:07
Если вы еще не читали пьесы Оскара Уайльда, то у вас впереди знакомство с одним из самых остроумных и выдающихся авторов в истории мировой литературы. Всем очень рекомендую.
Нет 0
Да 3
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Как важно быть серьезным» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить