Прекрасная партия Прекрасная партия Сьюзен Шелтон - далеко не самая блестящая невеста в округе. Даже по скромным провинциальным меркам ее состояние слишком незначительно, чтобы рассчитывать на сколь-либо удачное замужество. Однако родственники вплотную занялись устройством ее судьбы, разумеется, имея при этом собственные цели, а ей самой нравится остроумный галантный джентльмен, так и сыплющий изящными комплиментами. Казалось бы, выбирать бедной невесте не приходится, однако Сьюзен не теряется и считает, что может распоряжаться своей жизнью самостоятельно. Вот только к чему приведут ее решения… Эксмо 978-5-699-43230-1
66 руб.
Russian
Каталог товаров

Прекрасная партия

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Сьюзен Шелтон - далеко не самая блестящая невеста в округе. Даже по скромным провинциальным меркам ее состояние слишком незначительно, чтобы рассчитывать на сколь-либо удачное замужество.
Однако родственники вплотную занялись устройством ее судьбы, разумеется, имея при этом собственные цели, а ей самой нравится остроумный галантный джентльмен, так и сыплющий изящными комплиментами.
Казалось бы, выбирать бедной невесте не приходится, однако Сьюзен не теряется и считает, что может распоряжаться своей жизнью самостоятельно.
Вот только к чему приведут ее решения…
Отрывок из книги «Прекрасная партия»
1


Когда Эдмунд Шелтон женился, его сестра Сьюзен была очень, очень счастлива. Она приложила столько сил, чтобы этот брак состоялся, что теперь чувствовала себя справедливо вознагражденной за труды.

Мисс Люси Элингтон, по мнению Сьюзен, обладала всего двумя изъянами, и оба казались ей несущественными для будущей семейной жизни брата: Люси обожала новые платья, и у нее имелась весьма решительная матушка. Учитывая, что деньги в семье Шелтон не водились уже несколько поколений, брак с Люси можно было счесть прекрасной партией, поскольку к девушке прилагались весьма солидное приданое и обширный лондонский дом. Так что, благодаря этим двум несомненным достоинствам, недостатки и впрямь не казались чрезмерными — денег на туалеты должно хватать, а миссис Элингтон не слишком часто посещает столицу, предпочитая жить в поместье Элингтонов вместе с Люси и другой своей дочерью, Джулией.

В конце концов, нельзя забывать и о том, что мисс Люси была достаточно хорошенькой, чтобы увлечь молодого джентльмена в тенета брака, и в должной степени покладистой, чтобы женитьба на ней не стала тяжким бременем.

— Прекрасная пара! — слышала Сьюзен во время венчания перешептывание представительных пожилых дам за своей спиной и не могла с этим не согласиться.

Эдмунд был не очень высоким для мужчины, сестра почти сравнялась с ним, но оба обладали привлекательной внешностью — темные волосы, большие серые глаза, заметная ямочка на подбородке. Нос Сьюзен, немного крупноватый для юной леди, огорчал ее лет до пятнадцати, после чего она, как девушка разумная, смирилась с изъяном, а Эдмунду эта черта придавала более мужественный вид и превращалась в предмет гордости. Будущая миссис Шелтон благодаря маленькому росту выглядела рядом с женихом в должной степени изящной, хотя и была несколько полноватой барышней, впрочем, как и ее мать и сестра, отнюдь не отягощенные сожалениями о лишних фунтах на талии. Зато Люси не нуждалась в румянах и притираниях, ее свежее круглое личико никогда не выглядело бледным или болезненным, а яркие голубые глаза только самый придирчивый взгляд счел бы излишне сдвинутыми к маленькому вздернутому носику, которому могли позавидовать некоторые леди из присутствующих на венчании. Светлыми локонами Люси также гордилась по праву, их пышности было достаточно для того, чтобы одарить прядью волос каждого неженатого джентльмена в графстве, возникни у Люси охота это сделать, и при этом ее головка все равно не выглядела бы общипанной.

Сьюзен со своими густыми волосами не завидовала невестке, в отличие от Джулии Элингтон, в большей степени похожей на мать, чем ее старшая сестра, уродившаяся скорее в своего батюшку. Покойный мистер Элингтон отличался солидными светлыми бакенбардами и беззаботным нравом и во всем потакал обеим своим женам, что не мешало ему чувствовать себя счастливым человеком до самой смерти от воспаления легких. Неудачная прогулка в рождественскую ночь в легком плаще до деревенского трактира, где он не считал для себя зазорным выпить рюмочку с арендаторами, и примела к болезни. Миссис Элингтон обычно поругивала мужа за панибратство с работниками, но на сей раз ей пришлось сменить гнев на милость и целых пять дней ухаживать за больным, — впрочем, безуспешно.

Свою первую супругу мистер Элингтон пережил на двадцать пять лет — предыдущая миссис Элингтон умерла во время родов, оставив неутешного мужа с маленьким Джеймсом на руках. Воспитанием Джеймса занялись сестры его матери, а мистер Элингтон обвенчался через положенное время с леди пятью годами старше себя, которая без колебаний приняла на свои плечи заботы о муже и его достоянии. Вторая миссис Элингтон родила супругу двух дочерей, Люси и Джулию, и терпимо относилась к пасынку, что делало ее в глазах мужа весьма добродетельной особой. Впрочем, маленький Джеймс большую часть времени не попадался ей на глаза, а в последние три года и вовсе учился за границей. Известия о нем приходили только в виде подарков к именинам родных, сопровождаемых краткими записками с пожеланием всяческих благ.

Шелтоны были знакомы с Элингтонами уже много лет, так как проживали в небольшом городке Сандерли в трех милях от их поместья и вращались в одном обществе. Прадедушка Сьюзен и Эдмунда, отягощенный заботами об устройстве шести своих отпрысков, хоть и обладал неплохим состоянием, счел необходимым поправить его с помощью спекуляций, вложив деньги в одну из вновь создаваемых тогда торговых концессий, занимающихся морскими перевозками. Но, будучи скорее аристократом, чем финансистом, и не имея опытных советчиков, он потерял все, сохранив, как ни странно, только свое доброе имя — в те времена зарабатывать деньги иначе, чем получать доходы с поместья, считалось неприличным для землевладельца. Отец Сьюзен и Эдмунда дослужился до чина полковника и погиб во время армейских учений в результате неудачного падения с только что купленной лошади, испугавшейся артиллерийского залпа и сделавшей неожиданный даже для старого вояки кульбит. Миссис Шелтон и двое ее детей проживали в Сандерли в нанятом домике на незначительную пенсию до тех пор, пока бедная женщина не скончалась от сердечной болезни, вызванной, несомненно, сожалениями о неправильно сделанном ею выборе — в молодости за ней ухаживал недавно овдовевший мистер Элингтон, но она предпочла мистера Шелтона, неотразимого в своем мундире.

Эдмунд лишился матери в девятнадцать лет, сестра была двумя годами моложе и во столько же раз сообразительнее. Несмотря на все чаяния отца, Эдмунд не проявил склонности к военной службе и пожелал сделаться священником, так как этот род деятельности казался ему гораздо менее обременительным. Однако молодой человек, непритязательный и добродушный, был при этом несколько ленив и не торопился заканчивать учебу и принимать сан, предпочитая безделье в скудной обстановке своего домика пастырскому труду. Для Сьюзен не было тайной, что брат ее недостаточно деятелен, но она быстро сообразила, что уговорами ничего не добьется, и, припомнив материнские советы, решила приискать брату выгодную невесту. Хорошая партия избавит его от необходимости заниматься чем бы то ни было.

Знакомство с Элингтонами позволило ей почти сразу же сделать выбор в пользу мисс Люси, хотя она и перебрала добросовестно всех соседей, у которых имелись незамужние дочери с приданым. Мисс Джулия Элингтон не так приятна с виду и приветлива, чтобы понравиться Эдмунду, а Люси, с точки зрения Сьюзен, вполне отвечает его склонностям. Тем более что одно неожиданное обстоятельство должно было способствовать исполнению ее плана.

— Как ты находишь мисс Элингтон? — спросила она у брата за несколько месяцев до начала нашего повествования.

— Какую из них? — счел нужным уточнить скрупулезный мистер Шелтон.

— Мисс Люси, разумеется.

Сьюзен всегда казалось очевидным то, что ее брату надо было подробно растолковать.

— Я полагаю, что она мила и благонравна, — тут же последовал ответ.

— Рада слышать это, Эдмунд. Почему бы тебе не пригласить ее потанцевать на грядущем балу у Квинсли?

— Я охотно бы сделал это, мисс Элингтон двигается необыкновенно грациозно, но она, вероятнее всего, будет почти все время танцевать с Льюком Монтрейвом. Разве ты забыла, как мисс Торнтон говорила на прошлой неделе, что он уже почти помолвлен с мисс Люси? — счел необходимым напомнить Эдмунд — ему нечасто доводилось указывать сестре на какое-то упущение.

— Не далее как сегодня утром та же Бет Торнтон сообщила мне, что ни о какой помолвке и речи быть не может. Известно ли тебе, что отец Льюка решил женить его на дочери своего кузена, вдовушке с большим состоянием?

Разумеется, этот факт не был известен мистеру Шелтону, и он заинтересованно поглядел на сестру:

— А что же мисс Элингтон?

— Она не столько огорчена утратой возможного жениха, сколько раздосадована его вероломством. Да еще и миссис Элингтон подогревает ее обиду — как посмел этот Монтрейв предпочесть ей вдову на шесть лет старше себя! Так что сейчас самое благоприятное время утешить мисс Элингтон… И ты вполне способен на это.

— Ты думаешь?

Сомнения делают честь нашему джентльмену, но эта неуверенность не пришлась по нраву его решительной сестрице.

— Разумеется, Эдмунд! Из всех молодых людей, оставшихся в Сандерли на лето, ты самый симпатичный, к тому же у тебя прямые ноги и хорошие манеры, в отличие от развязного Барни Чедвика.

— Но я навряд ли понравлюсь матушке мисс Элингтон, ты же понимаешь, у нас нет денег…

И бедный мистер Эдмунд уныло потеребил, свой старенький галстук.

Сьюзен сама расправила завязанный ею же изящный бант, скрывающий потертости галстука, и безапелляционно заявила:

— Конечно, в другое время миссис Элингтон и не посмотрела бы в нашу сторону, но сейчас, когда репутация завидной невесты, которую она старалась создать дочери, под угрозой, появление у Люси нового поклонника ее только обрадует. Этим она как бы скажет всем: Люси ничуть не расстроена из-за потери какого-то Монтрейва, место рядом с ней за столом или на танцах никогда не будет пустовать! Она знает, что наша фамилия благороднее Монтрейвов, а распространяться о том, что ты незавидный жених, не в ее интересах — какая мать в здравом уме будет говорить знакомым, что за ее дочерью ухаживает самый бедный в городке юноша?

— Ты меня пугаешь, — жалобно заметил Эдмунд. — По твоим словам выходит, что миссис Элингтон — просто какой-то генерал…

— Так и есть, Эдмунд, но мы в состоянии предугадать ее поступки! Поверь мне, сейчас она примет тебя с распростертыми объятьями, а когда опомнится и начнет думать о более выгодном женихе для Люси, будет уже поздно! Главное, не затягивай с ухаживаниями и постарайся поскорее заключить помолвку, пока не вернулись Бладбери и Перкинсы — Стивен и Патрик, в отсутствие Дьюка обязательно начнут флиртовать с Люси!

— И ты думаешь, из этого может что-то получиться?

Молодой человек гордился умением сестры решать сложные, на его взгляд, вопросы, связанные с поддержанием их дома и внешнего облика на приличном уровне, но сейчас, похоже, Сьюзен замахнулась слишком высоко.

Мисс Шелтон снисходительно улыбнулась, обозначив ямочку на подбородке, и мягко ответила:

— Ну конечно, Эдмунд, дорогой. Тебе надо только поверить в свои силы. Впрочем, я вовсе не собираюсь заставлять тебя жениться против воли. Если мисс Элингтон тебе не по душе, не будем больше и говорить об этом.

Сьюзен немного покривила душой — она не раз замечала, как нежно брат поглядывает на старшую мисс Элингтон, и только некоторая робость и неизменное присутствие около мисс Люси более настойчивых поклонников не позволяли ему открыто выразить свой интерес.

Сейчас он слегка покраснел, но привычка откровенно делиться мыслями с сестрой возобладала над нежеланием раскрывать свои тайные помыслы.

— Я почел бы за счастье составить пару для мисс Элингтон как на время танцев, так и на более длительный срок, если б только мог понравиться ей…

— Я уверена, что тебе это вполне по силам. Только не будь таким вялым, Эдмунд, пора уже тебе подумать о нашем будущем, и, раз уж ты не очень стремишься быть священником, да и другие поприща тебя не влекут, дай себе труд хотя бы выгодно жениться! А я поселюсь в твоем доме и буду воспитывать твоих детей!

Упрек впервые был высказан так открыто. До сих пор Сьюзен не настаивала на немедленном завершении обучения брата и терпеливо ожидала, когда он наконец сочтет нужным сам зарабатывать на жизнь себе и сестре. Но, как видно, необходимость экономить на всем, ловчить и изворачиваться, чтобы жить, как подобает джентльмену и леди, на скудную пенсию, все-таки приелась Сьюзен, и мисс Шелтон решила положить конец прозябанию их семьи таким неоригинальным способом, как поиск хорошей партии. Правда, Эдмунд не вполне понимал, почему сестра не ищет жениха для себя, — при желании она так же легко могла увлечь этих Перкинсов и Бладбери, как и мисс Люси Элингтон. Вот только маменьки молодых людей не оставили бы без внимания тот факт, что мисс Шелтон — бесприданница.

— Но почему ты думаешь, что это мне следует поскорее жениться, а не тебе выйти за кого-нибудь замуж?

Раз у Эдмунда возник вопрос, его необходимо было тотчас прояснить.

— О, по самым разным причинам, — беззаботно отмахнулась сестра. — Во-первых, мне не нравится ни один из наших знакомых, по крайней мере, настолько, чтобы прожить с ним всю жизнь. Во-вторых, я еще не в таких летах, чтобы отсутствие жениха было трагедией. В-третьих…

— Есть еще и в-третьих? — улыбнулся Эдмунд, пережидая паузу.

— В-третьих, ты как мужчина гораздо более привлекателен, чем я как женщина, и у тебя больше шансов добиться любви девушки, которая тебе по нраву, — нехотя добавила Сьюзен.

Пораженный Эдмунд тут же начал горячо спорить, указывая на несомненные достоинства сестры как по части внешности, так и по части умения рачительно вести хозяйство и заботиться о нуждах джентльмена.

— Возможно, я себя несколько недооцениваю, — милостиво согласилась Сьюзен, — но ко всем моим дарованиям прибавляется еще острый язычок, от которого в той или иной степени пострадали почти все наши соседи. Уверена, кое-кому я показалась злонамеренной, и, боюсь, Элингтоны в их числе. Придется мне подружиться с Люси и Джулией…

Ловко переведя разговор со своей персоны на интересующую Эдмунда леди, Сьюзен добилась своего — Эдмунд принялся размышлять о том, что и как он будет говорить своей избраннице при следующей встрече и как галантно пригласит ее танцевать. Сама же мисс Шелтон начала строить планы по укреплению дружеских отношений с Люси. Наличие у кавалера сестры всегда приятно молодой леди, если джентльмен ей нравится. Ведь если поклонника нет рядом, можно поговорить с его сестрой и узнать о нем множество любопытных фактов, можно, наконец, уговорить сестрицу сделаться посредницей между барышней и интересующим ее лицом…

До сих пор Сьюзен слишком пренебрежительно относилась к этому семейству и теперь была намерена исправить упущение. Обе мисс Элингтон всегда казались ей глупышками, а их увлечение модными туалетами могло вызвать у нее только насмешку — не имея возможности, тратить на платья и десятой части того, что тратили они, Сьюзен умудрялась выглядеть благородной дамой, тогда как обе мисс Элингтон, особенно Джулия, часто казались одетыми кричаще и безвкусно. Их матушка и вовсе не нравилась Сьюзен, так как ее собственная мать, дама гордая и самолюбивая, не раз отзывалась об этой леди как о сопернице, когда-то увлекшей ее поклонника, мистера Элингтона. И неважно, что она сама отвергла упомянутого джентльмена, — миссис Элингтон всегда оставалась для миссис Шелтон узурпаторшей, о чем она в последние годы неустанно напоминала дочери. К тому же голос миссис Элингтон вызывал в памяти Сьюзен кавалерийский бас покойного батюшки — его громогласные распоряжения относительно семейных дел составляли ее главное воспоминание об отце.

Теперь ей надлежало изображать восторженность по отношению к Люси, не забывая всячески превозносить Эдмунда, и быть любезной с ее матушкой. Оставалась еще Джулия, капризная и сварливая девица, чье большое приданое пока что не прельстило никого из знакомых джентльменов настолько, чтобы взять ее в жены, когда у нее есть такая прелестная старшая сестра.

Разница в возрасте между сестрами Элингтон составляла, как и у Шелтонов, два года, но если Сьюзен недавно исполнился двадцать один год, то Люси было всего девятнадцать, на четыре года меньше, чем Эдмунду. Такой промежуток казался Сьюзен вполне благоприятным — тем больше будет у Люси поводов уважать своего будущего супруга. Помянув добрым словом мистера Монтрейва, так вовремя исчезнувшего со сцены, Сьюзен принялась продумывать, как обновить гардероб брата, не лишив тем самым их скудный стол еще какого-нибудь блюда.

2


В последующие дни она тщательно следила за поведением Эдмунда, незаметно подталкивая его, когда ей казалось, что он утратил силу духа и готов уступить место подле мисс Люси какому-нибудь другому джентльмену. Она была благодарна своей единственной подруге, мисс Бет Торнтон, загодя предупредившей ее о неудаче с помолвкой мисс Люси, — мистер Монтрейв был весьма решительным кавалером, и другие поклонники сочли его намерения серьезными и устремились к иным берегам. То, что Льюк Монтрейв решил жениться на другой леди, не сразу проникло в умы соседей, и Эдмунд успел первым занять внезапно освободившееся место верного воздыхателя. Некоторые представители местного общества немало подивились прыти, с которой этот обычно вялый молодой человек начал ухаживать за мисс Люси, но большинство сразу же усмотрело тут происки его ловкой сестрицы. Сьюзен было все равно, что о ней говорят, — дела Эдмунда постепенно шли на лад, Люси охотно проводила с ним положенное приличиями время, хоть и не забывала мило кокетничать с другими мужчинами, восстанавливая репутацию прелестницы. Миссис Элингтон не пришла в восторг от нового ухажера се дочери, но не могла сказать о мистере Шелтоне чего-то определенно плохого и радовалась, что Люси перестала сотрясать дом своими истериками, сокрушаясь о предательстве коварного Монтрейва. По совести говоря, Люси не успела влюбиться в мистера Монтрейва, его ухаживания были ей приятны, а измена — оскорбительна. Надо заметить, что Люси относилась к тем счастливым натурам, которые могут убедить себя в чем угодно. Один или другой кавалер — не столь важно, лишь бы он был приятен с виду и в обращении, и постоянство его чувств непременно найдет отклик в сердечке мисс Элингтон.

Словом, удачное стечение обстоятельств и умение Сьюзен добиваться своего привели к тому, что, когда Эдмунд, понукаемый сестрой, сделал мисс Элингтон предложение руки и сердца, леди его приняла. Джентльмену пришлось еще выдержать разговор с миссис Элингтон, не скрывающей своего разочарования бедностью будущего зятя, но согласие мисс Люси настолько окрылило его, что он стоически перенес эти четверть часа, после чего миссис Элингтон оставалось только благословить влюбленных. Сьюзен не присутствовала при этом судьбоносном событии, терпеливо ожидая брата в их крошечном садике, и мистер Шелтон, не ставший в своем счастье неблагодарным эгоистом, поспешил к сестре вместе с невестой, чтобы обрадовать ее и заверить в своей признательности.

— Как чудесно, что мы станем сестрами! — пропела Люси, обнимая мисс Шелтон.

— Действительно, чудесно! Я бы не пожелала для Эдмунда лучшей жены, — совершенно искренне отвечала Сьюзен. — И я рада, что мы с вами стали такими близкими подругами, ведь, я надеюсь, вы не откажете бедной старой деве в приюте.

— Полно, Сьюзен, дорогая! В Лондоне мы тотчас найдем вам замечательного жениха! У моего сводного брата Джеймса там полно дядюшек и тетушек, они сразу же введут нас в общество!

Сьюзен облегченно вздохнула про себя — они уже давно обсудили с братом ее проживание в доме молодоженов, но, как отнесется к этому Люси, она не могла предвидеть, хотя и старалась всячески произвести на нее самое выгодное впечатление, ни разу за все эти месяцы не сказав колкости в адрес Элингтонов и их друзей.

— Что ж, я ничуть не стану возражать против подобного устройства нашей жизни, — с улыбкой ответила Сьюзен, и они с Люси углубились в обсуждение свадебного платья, которое надлежало сшить, а Эдмунд с блаженным выражением лица сидел подле невесты, держа ее маленькую пухленькую ручку в своих руках.

По окончании свадебной церемонии устроили грандиозный по местным меркам бал, и Сьюзен танцевала и веселилась с легким сердцем. На ней было самое нарядное платье, приберегаемое именно для подобных случаев, тщательно уложенные горничной Элингтонов локоны придавали ей вид изящной, ухоженной барышни, а постоянные приглашения потанцевать повышали ее мнение о своей особе настолько, что ненавистный нос оказался на время забыт. И все же главным поводом для радости было счастье ее брата. Сьюзен знала, что смогла бы уговорить его жениться и на какой-либо другой девушке, но, если бы он сделал это вопреки своим чувствам, она бы до конца дней своих испытывала угрызения совести. Так как Эдмунд позволил себе увлечься состоятельной юной леди, его счастье обещало быть полным. Сама же Сьюзен охотно покинула маленький домик, в котором выросла, чтобы занять комнату в доме Элингтонов — оставаться в коттедже совсем одной совершенно неприлично.

Молодожены собирались провести зиму в Италии, эту страну Эдмунду давно хотелось увидеть, а Люси охотно последовала бы за своим супругом даже в дебри Африки. Сьюзен с радостью бы взглянула на красоты Италии, но медовый месяц должен принадлежать только молодым супругам, и она, скрепя сердце, планировала остаться у Элингтонов до возвращения четы Шелтон, после чего намеревалась присоединиться к ним в Лондоне.

Как выяснилось наутро после свадьбы, у других членов семьи были собственные намерения, отличные от планов мисс Шелтон. Сидя за поздним завтраком, Сьюзен с изумлением и ужасом слушала речи миссис Элингтон.

— Джеймс не успел прибыть на свадьбу, но он хочет подождать вашего приезда в Кале и пробыть с вами два-три дня, чтобы получше познакомиться с сестрой и новым братом.

Сперва миссис Элингтон обратилась к молодоженам, и Сьюзен не усмотрела в этих словах никакого подвоха.

Эдмунд кивнул, зевающая Люси встрепенулась при мысли о том, какие подарки приготовил им заботливый братец Джеймс, и миссис Элингтон продолжила:

— Расставшись с вами, он собирается вернуться домой.

Джулия округлила глаза, а Сьюзен подумала, что будет любопытно взглянуть, как мачеха попытается руководить этим уже вполне взрослым джентльменом.

— Я всегда знала, что когда-нибудь это случится, как бы там ни было, это поместье принадлежит ему, и он будет здесь хозяином. Мы с вашим отцом давно решили, что, как только Джеймс закончит образование и займет место главы этого дома, я с девочками перееду в наш лондонский дом. То, что это случилось после свадьбы дорогой Люси, наполняет мое сердце радостью. Я не смогла бы расстаться со своей девочкой и надеялась, что вы с Эдмундом будете жить здесь еще какое-то время, после чего мы все вместе отправимся в Лондон. Сделать это сейчас лучше всего — в ваше отсутствие мы подготовим дом, отделаем ваши комнаты и все в таком духе, чтобы по возвращении вы были избавлены от этих обременительных хлопот.

Люси, как послушная дочь, тут же выразила полное одобрение затее своей матушки, Эдмунд несколько обескуражено глядел на тещу, очевидно, пытаясь представить свое семейное гнездышко под крылом этой решительной дамы, а Сьюзен просто потеряла дар речи.

— Сегодня утром я написала письмо лондонской экономке, чтобы она подготовила хотя бы три комнаты, и через неделю мы с Джулией и мисс Сьюзен отправимся туда ожидать вашего возвращения, — триумфально закончила миссис Элингтон и величественно застыла в ожидании восторженных отзывов.

— Это будет просто чудесно! — первой отозвалась Джулия. — Наконец-то мы уедем из этой дыры! Мы и так слишком долго жили вдали от лондонских магазинов и театров!

— Дитя мое, надеюсь, ты не хотела меня упрекнуть в том, что я заботилась о вашем здоровье, не желая менять свежий воздух и простор на шумную тесноту городских улиц? — недовольно ответила маменька, и Джулия тотчас замотала головой, отрицая подобное обвинение. — Я не очень люблю Лондон, кроме того, жизнь там значительно дороже, чем в деревне. Но ради вас и нашего дорогого Джеймса, конечно, я соглашаюсь отправиться в этот вертеп и надеюсь, по крайней мере, на вашу признательность.

Джулия на сей раз торопливо закивала головой, Люси последовала ее примеру, а Сьюзен наконец собралась с духом вставить свое слово:

— Миссис Элингтон, пожить в Лондоне до возвращения Люси и Эдмунда — прекрасная идея, но не должна ли молодая семья строить свою жизнь самостоятельно? Я слышала, у вас в Лондоне есть небольшой собственный домик, и полагала…

— Ах, милая моя, — не дала договорить почтенная леди, — конечно же, мы будем жить все вместе. Люси еще сущее дитя и не справится с хозяйством без меня, да ей это и ни к чему, покуда я жива!

«Но после ей придется как-то справляться», — подумала Сьюзен, но не решилась произнести это вслух.

— К тому же дом, доставшийся мне от бабушки, слишком стар и мал для нас троих. Сейчас он сдается, и крохи, которые мы за него получаем, очень пригодятся нам в Лондоне, — продолжила миссис Элингтон.

К удивлению Сьюзен, ее брат осмелился высказать собственное мнение:

— Но мы полагали… мы думали, что Сьюзен будет жить с нами.

— Ну конечно, она будет жить с нами! — по тону старой дамы можно было догадаться, что решение это окончательное.

Но Сьюзен решила сделать еще одну попытку, досадуя в душе на Люси, которой прежде всего и надлежало отстаивать свою самостоятельность:

— Возможно, тогда Эдмунд и Люси могли бы занять меньший дом, чтобы устроить там собственное гнездышко… Мне пришлось справляться с ведением хозяйства с семнадцати лет, а милой Люси весной будет двадцать…

— Полно, мисс Шелтон, я и мои дети так привязаны друг к другу, что не захотим расстаться и на месяц! Вы, безусловно, более рассудительная молодая леди, и суровая необходимость быть хозяйкой закалила ваш характер, но моя дочь не нуждается в том, чтобы забивать свою прелестную головку мыслями о несвежей говядине или промахах служанки.

— А мисс Джулия? Она ведь тоже выйдет когда-нибудь замуж…

Сьюзен чувствовала, что ее одинокий голос звучит все слабее и слабее перед сплотившимся семейством, и даже, Эдмунд уже не смеет выступать против него, став его частью.

— Тогда мне придется разрываться между двумя детьми, — с видом человека, приносящего себя в жертву, отвечала миссис Элингтон. — Но мои девочки со своими мужьями будут часто гостить друг у друга, ведь они так полны сестринской любви! А теперь, я полагаю, мы пойдем смотреть свадебные подарки!

Этой фразой миссис Элингтон закончила обсуждение будущей жизни Эдмунда и Люси, и вся компания направилась в гостиную. Замыкавшая шествие Сьюзен думала о том, как подладиться под новые обстоятельства, — неодобрительный взгляд, брошенный на нее миссис Элингтон при выходе из-за стола, ясно говорил, что это был первый и последний раз, когда она снизошла до дискуссии. Впредь опора семьи не собиралась обсуждать с сестрой своего зятя какие бы то ни было решения касательно семейного уклада.

3


Провожая Люси и Эдмунда в свадебное путешествие, Сьюзен выглядела унылой. До сих пор она расставалась с братом лишь на короткий срок, когда он уезжал учиться. К тому же перспектива провести под кровом Элингтонов два-три месяца до возвращения брата с женой не радовала ее с самого начала, но ради будущей безмятежной жизни она готова была пожертвовать этим временем. Теперь же все настолько изменилось, что брак Люси и Эдмунда уже не казался ей удачной идеей. Но менять что-либо поздно — брат женился, а значит, может теперь содержать семью, и скудный пенсион, который они получали после смерти отца, теперь у них отобран. Так что у Сьюзен нет никаких средств, чтобы уехать от Элингтонов и снять жилье, не говоря уж о том, что это просто немыслимо с точки зрения правил приличия.

Устроиться гувернанткой, как поступали девушки ее возраста, очутившись без средств, она не могла в силу недостаточности своего образования. Она старалась больше читать, присутствовала на занятиях Эдмунда с приходящим учителем, но знания ее были отрывочны, а по части изящных искусств и совсем никудышны — она могла немного побренчать на разбитом фортепьяно в доме Бет Торнтон и знала большую часть модных нынче танцев, и только.

— Что же мне делать?

Сьюзен шагала из угла в угол своей комнаты снова и снова, не находя решения.

Пойти в служанки — нет, это не для нее! Конечно, она привыкла к домашней работе, но не сможет так опозорить своего брата!

— Может быть, найти место компаньонки какой-нибудь богатой старой дамы?

Голова закружилась от бесконечного хождения, и Сьюзен почти упала в обитое ситцем кресло у окна.

— Нет, у меня уже есть одна старая дама, и кто знает, не окажется ли нанимательница второй миссис Элингтон, с той только разницей, что здесь я нахожусь на положении какой-никакой родственницы, а там буду приживалкой!

Перебрав мысленно все возможные варианты, Сьюзен пришла к неутешительному выводу — придется пока смириться с проживанием под одной крышей с миссис Элингтон и Джулией, а по возвращении мистера и миссис Шелтон — кто знает? — может быть, им так придется по вкусу независимость от родных Люси, что они сами наконец готовы будут отстаивать ее, а Сьюзен сможет им в этом помочь. Сама она не собиралась, проживая вместе с братом и его женой, вмешиваться в ведение хозяйства или еще как-то докучать молодоженам, довольствуясь совместным времяпрепровождением, когда им будет это угодно, и своей комнатой во все остальное время.

— Что же, мне придется подружиться с Джулией, как до этого я подружилась с Люси. Жаль, что они не слишком похожи. Будь Джулия более красивой, она была бы и более добродушной. Но ее недовольство собственной внешностью сделало ее сварливой и завистливой. Какое счастье, что мой нос не сильно огорчает меня, иначе я бы стала такой же, как Джулия!

С этими словами Сьюзен подошла к зеркалу и принялась рассматривать свое отражение. Она вспоминала о злосчастном носе не чаще трех-четырех раз в неделю, так что мы можем с уверенностью сказать — эта черта не настолько докучала ей, чтобы лишить покоя и сна, скорее была поводом выразить недовольство жизнью. Сьюзен даже взяла за привычку разговаривать со своим носом, придирчиво рассматривая его в зеркале время от времени. Вот и сейчас она поворачивала голову под разным углом, пытаясь найти нужный поворот и угол наклона, при котором ее личико выглядело наиболее привлекательно.

— Ну вот, сегодня ты кажешься почти приемлемым, — сказала она, слегка прищуриваясь. — Если бы ты был еще чуть-чуть поменьше и слегка задирал кончик, меня можно было бы назвать красавицей. И тогда ко мне посватался бы какой-нибудь граф или даже герцог! И Эдмунд мог просто похитить Люси, без всякого приданого и тем более без ее маменьки, и жить с ней в моем замке!

Как мы видим, причиной всех несчастий Сьюзен был ее нос, по правде сказать, не заслуживающий такого количества обвинений, какое ему пришлось выслушать за долгие годы.

— Что же, раз ты меня так подвел, сиди теперь в Лондоне и не морщись при виде мисс Джулии и ее матушки, — заключила Сьюзен, отворачиваясь от зеркала.

Не в ее привычках было унывать долго, решительный характер отца в какой-то степени передался и ей. Когда молодая девушка остается без материнского наставления в столь юном возрасте, она либо становится сильной и независимой, либо теряется в житейских дебрях, и неизвестно, как низко может пасть. Со Сьюзен этого, к счастью, не случилось. Необходимость заботиться не только о себе, но и о старшем брате, который унаследовал бездеятельную натуру матери, располагая к тому же минимальными средствами, научила ее терпению и рассудительности, а юный возраст и нежная натура позволяли иногда предаваться мечтаниям о лучшем будущем.

— Подожду возвращения Эдмунда, а пока надо продать оставшуюся в доме мебель, чтобы ехать в Лондон хотя бы с какими-то деньгами, — рассудила Сьюзен и тотчас принялась за дело.

Дорогие ей книги и безделушки, оставшиеся от родителей, она попросила сохранить до лучших времен свою милую подругу Бет, а предметы меблировки, принадлежавшие им с братом, удалось продать за вполне приличную сумму — лавочники в Сандерли уважительно относились к всегда аккуратной и вежливой молодой леди и не стали обманывать ее, назначая заведомо низкие цены.

Уладив свои дела, Сьюзен попрощалась с соседями и теми из знакомых, с кем состояла в дружеских отношениях (таких, надо сказать, было немного, учитывая ее подчас колкие высказывания), и ловко упаковала свой небольшой гардероб, после чего ей пришлось помогать Джулии. Мисс Элингтон никак не могла определить, что взять с собой на первое время. Ее многочисленные платья, шляпки и пелерины не помешались в карете, не говоря уж о багаже миссис Элингтон, и дамы решили собрать сначала самое необходимое, а остальное слуги пришлют им позже.

— Сьюзен, взгляни, в чем я буду лучше смотреться на прогулке — в бордовом шелковом или желтом муслиновом, расшитом букетиками фиалок? — подобные вопросы Джулия задавала едва ли не каждые полчаса.

Стараясь не потерять терпения, Сьюзен добросовестно пыталась представить ее в том или ином платье и дать правильный совет. Более высокая и полная, чем ее сестра, Джулия выглядела монументально в любимых ею красных и желтых тонах, к тому же охряные оттенки делали ее лицо еще более желчным, а жидковатые светлые волосы — тусклыми. В красном же ее резковатые черты с неуместным для столь молодой девушки орлиным носом становились совершенно материнскими. Сьюзен мягко старалась склонить Джулию в пользу белых и голубых платьев, но они казались Джулии слишком бледными и скучными, а она предпочитала выделяться. Это вполне удавалось, но впечатление, которое она производила, было скорее нелепым, чем восторженным, как ей хотелось. Пухленькая маленькая Люси казалась моложе сестры в своих розовых и голубых туалетах, впрочем, и ей иногда приходила охота нарядиться в синее или ядовито-зеленое. Соседи, из почтения к семье Элингтон, всегда говорили обеим мисс Элингтон комплименты, иногда далекие от истины, но обе девушки и их матушка воспринимали поклонение знакомых как должное, что не могло не повлиять на их характеры.

«Как хорошо, что Дьюк Монтрейв покинул Люси, иначе она стала бы вскоре совершенно невыносимой. А вышло так, что этот урок пошел ей на пользу, искоренив спесь, которая неминуемо поселилась бы в ней», — рассуждала Сьюзен, втайне мечтая, чтобы кто-нибудь подобным образом проучил Джулию.

Наконец вещи были собраны, миссис Элингтон отдала необходимые распоряжения по управлению поместьем до приезда нового хозяина, и все три леди погрузились в карету. Впервые покидая родные места, Сьюзен, к своему удивлению, не чувствовала особенной грусти. Девятнадцать лет жизни в маленьком городке не способствуют развитию талантов молодой леди, и мисс Шелтон не являлась исключением. Неосознанная тяга к переменам оформилась наконец в устойчивое стремление к новой жизни, пусть даже и начиналась эта жизнь с поездки по тряской дороге в компании миссис и мисс Элингтон.

Два дня пути улучшили настроение. Большую часть времени спутницы сплетничали или обсуждали известные им лондонские магазины, которые собирались опустошать до тех пор, пока их наряды не приобретут подлинно столичный лоск. К счастью, обе дамы быстро поняли, что Сьюзен совершенно никчемная собеседница по части разговоров о фасонах шляпок или узорах на греческих накидках, и оставили ее в покое. Мисс Шелтон весьма продвинулась в стремлении научиться игнорировать громогласные высказывания миссис Элингтон и вторящий ей голос Джулии настолько, что почти ничто не мешало созерцать новые пейзажи или читать книги, взятые в библиотеке Элингтон-холла. Наконец к вечеру второго дня утомительное путешествие закончилось у дверей дома миссис Элингтон. Неподалеку от Бредфорд-сквер, где они теперь должны были жить, располагался не так давно открытый для посещения Риджентс-парк, что очень порадовало теперь более чем когда либо склонную к долгим прогулкам мисс Шелтон. Достаточно выйти на Мэрилебон-роуд и немного спуститься по ней, не поддавшись по пути искушению находившимися на этой улице модными магазинами, — и вы у входа в парк.

Трехэтажный кирпичный дом с отделкой из белого камня был куплен мистером Элингтоном после рождения Джулии, когда старый лондонский дом показался ему слишком маленьким для растущего семейства. В те времена Бредфорд-сквер только застраивали солидными аристократическими домами, но семья, которая построила этот дом, по несчастливой случайности обеднела и продавала едва отстроенный особняк. Поверенный мистера Элингтона был весьма ловким пройдохой и первым успел назначить цену, устроившую обе стороны. Небольшой дом на Харвуд-стрит, доставшийся мистеру Элингтону от отца, столь же удачно продали, и Элингтоны могли теперь жить в просторных комнатах, не стесняя друг друга и своих гостей, многочисленную родню мистера Элиштона.

Однако миссис Элингтон, будучи женщиной скорее практичной, нежели одухотворенной, не испытывала особой привязанности к столице, так как не умела ценить ее балы, театры и галереи. Она предпочитала жить в поместье и выезжать время от времени за покупками, так что лондонский дом не был заново отделан и сохранил следы вкуса предыдущих хозяев. Сейчас она намеревалась исправить это упущение и устроиться с удобством сама, а также приготовить комнаты для дочерей и зятя.

Сьюзен поселили в большой комнате на втором этаже, выходящей окнами на маленький сквер в центре площади. За сквером просматривались такие же внушительные особняки соседей, с которыми им неминуемо предстояло познакомиться.

— Как здесь уютно! — воскликнула девушка, оглядывая старую мебель, заново отчищенную перед приездом хозяев. — Жаль, если миссис Элингтон захочет выбросить этот серебристый диван, и стулья, но я вряд ли смогу воспрепятствовать ей переделывать собственный дом сообразно ее вкусам. Боюсь, здесь появятся красные плюшевые стулья и желтые штофные занавеси, что будет просто ужасно.

Оставалось надеяться, что до комнаты мисс Шелтон хозяйка доберется в последнюю очередь, так как сначала она собиралась привести в достойный вид гостиные на первом этаже и спальни для себя и дочерей.

Джулия, впрочем, также была довольна своей комнатой, а Сьюзен радовало, что мисс Элингтон и ее матушка располагаются на первом этаже, в комнатах с окнами в небольшой садик. На втором этаже помещались комнаты для гостей и кабинет для мужской части семьи, примыкающий к небольшой библиотеке. Третий этаж предназначался для прислуги, но миссис Элингтон намеревалась превратить его в уютное, по ее представлениям, гнездышко для старшей дочери и зятя, не забыв про детскую и классную комнату для их будущих отпрысков.

Таким образом, все члены семьи должны устроиться с удобством, не докучая друг другу, что более всех готова была оценить Сьюзен.

Когда уставшая Сьюзен наконец отправилась спать, миссис Элингтон задержала дочь, собирающуюся последовать ее примеру.

— Похоже, все эти переделки в доме потребуют больше средств, чем я ожидала. Мы должны поддерживать уровень жизни, соответствующий принятому в свете, принимать гостей и выглядеть пристойно. Собственных денег, боюсь, нам не хватит. И мне пришел в голову замечательный план, как не лишиться приличного дохода.

— О чем вы, матушка? — Джулия не могла уразуметь, о чем говорит ее мать.

— Дитя мое, для тебя не секрет, как мне было тяжело уезжать из Элингтон-холла и оставлять его мальчишке, который не был там уже лет двенадцать и не считает его своим родовым гнездом.

— Но поместье принадлежит ему, что мы можем тут поделать? — Голос разума иногда звучал и из уст Джулии.

— Хорошо было бы сохранить его за собой, дорогая моя, а для этого нам надо всего лишь женить Джеймса на девушке, связанной с нашей семьей родственными узами.

Миссис Элингтон торжествующе усмехнулась, увидев, как поползли вверх брови ее дочери.

— Теперь ты понимаешь? Нам нужно, чтобы Джеймс женился на нашей Сьюзен, и мы все вместе вернемся в Элингтон-холл. Впрочем, если дорогая Люси захочет большую часть времени проводить в Лондоне, может жить в этом доме, а мы будем навещать ее и Эдмунда так часто, как захотим.

— Но вдруг Джеймс не захочет жениться на Сьюзен? — снова рассудительно заметила Джулия. — Или она не согласится выйти за него? Вы сами говорили, маменька, что она строптива и мало уважает суждения старших.

— Она меняется, дорогая, вот увидишь, через несколько месяцев ее будет не узнать. Не ее вина, что ее некому было воспитывать, — их мать предпочитала проводить время в кресле или в саду в сожалениях об умершем супруге, нежели прививать дочери хорошие манеры. Я уверена, что справлюсь с недостатками ее характера, надо только давать ей больше поручений и приучать к порядку. По части внешности у нее нет особых изъянов, разве только худоба да нос великоват, но, думаю, она может понравиться Джеймсу. А он так привык слушаться наставлений теток, что послушает и меня. Тем более если я склоню на свою сторону миссис Баркли.

— Но он так долго не был дома, может быть, он переменился и стал независимым? — Джулия не была уверена в успехе задуманного матерью, и миссис Элингтон это вовсе не понравилось. — К тому же у Сьюзен нет никакого приданого.

— Я приглашу его погостить у нас, и, как только он приедет, мы все выясним. Не думаю, что он будет очень уж несговорчивым, если я объясню ему все выгоды, которые сулит этот брак для нашей семьи. А что касается приданого, так и лучше, что его нет, тем покладистее она будет, как стал послушен моей материнской руке ее брат. Наших денег вместе с деньгами Джеймса вполне хватит на обеспеченную жизнь. И. потом, кто знает, может быть, уже весной ты обвенчаешься с каким-нибудь состоятельным джентльменом.

Дамы еще некоторое время предавались приятным мечтаниям, после чего, довольные друг другом, направились в спальни.

На следующее утро Сьюзен ждал первый неприятный сюрприз в череде последовавших за ним. Во время завтрака, когда она с легким недоумением, не оставлявшим ее в последние недели, наблюдала, как споро миссис Элингтон и ее дочь поедают все, что подано на стол, Сьюзен заикнулась было о прогулке в парке, которая, несомненно, пойдет на пользу их с Джулией здоровью.

— Прогулка? Помилуйте, дорогая моя, это вам не Сандерли, в городе не может быть и речи, чтоб молодые леди прогуливались в одиночестве. Это совершенно неприлично! — едва не поперхнувшись бисквитом, воскликнула миссис Элингтон. — Жаль, что мы уволили гувернантку Джулии, это была никудышная особа, но сейчас она бы пригодилась в качестве вашего сопровождения.

— Гувернантка? Но ведь Джулии уже минуло семнадцать! — не менее изумленно отвечала Сьюзен.

— Мисс Шелтон, вы выросли в стесненных обстоятельствах и не имели возможности познакомиться с правилами, столь естественными для великосветских семей, — снисходительно произнесла миссис Элингтон. — Не ваша вина, что вы не приобрели необходимой утонченности манер, но сейчас у вас есть возможность поучиться: моя дочь и я сама охотно поработаем над вашими манерами, и через несколько месяцев вы превратитесь в безупречную молодую леди. А теперь, пожалуй, я пойду писать записки знакомым, а вы обе можете прогуляться в саду.

Сьюзен, никогда и ни от кого не получавшая упрека в отсутствии хороших манер, вспыхнула и торопливо вышла из-за стола, опасаясь, что не сможет сдержать негодование и выскажет миссис Элингтон все, что думает о ней самой и воспитании ее дочерей. Джулия тотчас последовала за ней, ожидая, что мисс Шелтон пошла одеваться на прогулку, и Сьюзен покорно пришлось ждать, пока горничная завяжет ленты на шляпке мисс Элингтон, а потом на ее собственной. Девушка привыкла одеваться сама и пользовалась услугами их с Эдмундом единственной служанки, только когда прическа требовала особой тщательности, и сегодня неожиданная забота вызывала в ней досаду.

Садик, маленький и запущенный, не прельстил Сьюзен ни каменной скамьей, ни позеленевшей статуей какой-то нимфы, и только разросшиеся розовые кусты обрели в ее воображении ту прелесть, какую должны были являть собой летом, в пору цветения.

Джулии быстро прискучило бродить по коротеньким замусоренным дорожкам, пересекающимся строго под прямым углом, и через полчаса этого мучения она заявила, что возвращается в дом, узнать, будут ли у них сегодня гости, или матушка повезет их по магазинам. Сьюзен обрадовано кивнула и, сославшись на необходимость разобрать вещи, решила укрыться в своей комнате. Джулия недоуменно пожала плечами — перекладывать картонки и баулы в ее понятии было обязанностью прислуги, но мисс Шелтон не в первый раз уже говорила подобные несообразности, и мисс Элингтон сочла лучшим выходом не обращать на них внимания до тех пор, пока маменька не выполнит свое обещание сделать из мисс Сьюзен настоящую леди.

Заперевшись у себя, Сьюзен сердито принялась дергать ленты шляпки, завязанной незнакомым ей узлом, — она не стала дожидаться, пока горничная обратит на нее внимание, а сразу же поднялась по лестнице, оставив Джулию заботам служанки.

— О Боже, дай мне силы выносить этих двух… куриц! — выпалила Сьюзен и гневным движением отбросила ни в чем не повинную шляпку.

Она не могла придумать подходящих эпитетов для обеих дам, и только то самое воспитание, признаков которого не могла найти в ней миссис Элингтон, не позволяло ей вместо «о Боже!» крикнуть «к черту их обеих!».

Усевшись в кресло у окна, она попыталась немного успокоиться, и тогда на ум пришли прекрасные обозначения спутниц — фурии, надменные индюшки и другие, но мы не будем здесь приводить их все, чтобы не ранить слух нашего читателя.
Штрихкод:   9785699432301
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   146 г
Размеры:   165x 108x 20 мм
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Черно-белые
Переводчик:   Косарева Н.
Отзывы Рид.ру — Прекрасная партия
5 - на основе 7 оценок Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
24.02.2011 13:01
Очень легкая для чтения книга, читается очень быстро, и сюжет есть, если бы не было этих вставок про разговор главной героини со своим носом, поставила бы отлично!
Нет 0
Да 2
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Прекрасная партия» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить