Бессмертные Бессмертные \"Вампиры очаровывают нас не тем, что кусают и питаются нашей кровью. Само по себе это не кажется привлекательным даже в исполнении какого-нибудь задумчивого красавца или же пылкой девы. Но добавьте сюда способность жить практически вечно, застыть в потоке времени и никогда не стариться - и это уже совершенно меняет дело. Вампиры восстают против времени и побеждают! Ведь сам смысл их существования в том, чтобы восставать против власти времени. А разве не в этом суть юности? Окунемся в царство бессмертных! Отправимся в путешествие по чудесным историям, собранным на этих страницах. И мы вместе, пусть временно, обретем частицу бессмертия\". Из предисловия Филис К. Каст к этому сборнику. Эксмо 978-5-699-42890-8
187 руб.
Russian
Каталог товаров

Бессмертные

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (4)
  • Отзывы ReadRate
"Вампиры очаровывают нас не тем, что кусают и питаются нашей кровью. Само по себе это не кажется привлекательным даже в исполнении какого-нибудь задумчивого красавца или же пылкой девы. Но добавьте сюда способность жить практически вечно, застыть в потоке времени и никогда не стариться - и это уже совершенно меняет дело. Вампиры восстают против времени и побеждают! Ведь сам смысл их существования в том, чтобы восставать против власти времени. А разве не в этом суть юности?
Окунемся в царство бессмертных!
Отправимся в путешествие по чудесным историям, собранным на этих страницах. И мы вместе, пусть временно, обретем частицу бессмертия".
Из предисловия Филис К. Каст к этому сборнику.
Отрывок из книги «Бессмертные»
Я угодила в ловушку.

Я думала, что задняя дверь приведет меня к свободе, но вместо этого оказалась в узком проулке, из которого имелся единственный выход — на шоссе, где меня поджидали копы и остальные. Что мне было делать? Я заколебалась, пытаясь вычислить, что безопаснее — остаться на улице или вернуться в клуб. Но не успела ничего решить, как услышала, что дверь за моей спиной закрылась. Я резко повернулась.

Там стоял человек. Парень, примерно моего возраста, может, чуть старше. Каштановые волосы слегка взлохмачены, на мой вкус, но глаза — темно-зеленые, будто сделанные из настоящего изумруда, были прекрасны. Глядя на него, я стояла, будто пораженная ударом молнии. И дело не в его физической привлекательности, хотя, конечно, он был очень красив. Причиной послужило, скорее, ощущение узнавания, как будто я давным-давно знала его. Но этого не может быть — мы никогда прежде не встречались. Я стряхнула с себя это странное чувство и, шаря взглядом по его фигуре, обнаружила кое-что даже еще более прекрасное: пурпурный пропуск, приколотый к поясу.

— Выведи меня отсюда, — сказала я так резко, насколько это было возможно в сложившихся обстоятельствах. Если он работал в этом клубе — а судя по одежде, так оно и было, — ему не впервой получать приказы от вампиров. — Отведи меня к своей машине.

Я ожидала, что он вздрогнет, съежится, вытаращив глаза, а потом сглотнет и послушно кивнет. Вместо этого он нахмурился и спросил:

— Зачем?

Я на мгновенье потеряла дар речи.

— Потому что я так велю!

Прекрасные глаза осмотрели меня так же оценивающе, как мои его.

— Ты напугана, — сказал он недоуменно. — Почему? Вампиры никогда не боятся.

— Я не напугана — но по-настоящему разозлюсь, если ты не сделаешь, что тебе сказано. — В отчаянии я достала из сумочки пачку денег — не знаю точную сумму, но несколько сотен наверняка там было. — Ты прекратишь задавать вопросы, если я дам тебе это?

Он еще шире распахнул глаза и, заколебавшись лишь на мгновенье, выхватил у меня деньги.

— Пошли.

Следом за ним я вернулась в клуб. Поначалу я попала сюда через главный вход, пробираясь сквозь толпу людей, которые извивались под гремящую музыку. Но парень повел меня в другой коридор, мимо кухни и каких-то чуланов, в конце которого была еще одна дверь, ведущая наружу. Когда он распахнул ее, стала видна плохо освещенная парковка, окруженная проволочной оградой.

Мой провожатый отпер дверцу древней «хонды», и я торопливо скользнула внутрь, нервно оглядываясь по сторонам. Если не считать машин, парковка была пуста. Впервые за ночь у меня мелькнула надежда, что, может, я и в самом деле выберусь из всего этого живой.

— Как тебя зовут? — спросила я.

— Натан. — Он выруливал с парковки, оглядываясь назад. — А тебя?

— Люси.

Спустя мгновенье я мысленно обругала себя за то, что назвала свое настоящее имя. О чем только я думала? Я искоса взглянула на него, пытаясь определить, говорит ли ему о чем-нибудь это имя, — в конце концов, оно появилось во всех новостях. Но он, казалось, полностью сосредоточился на управлении машиной.

Мы выехали на шоссе, и я вжалась в сиденье. Это был район увеселительных заведений, люди повсюду, многие сновали по улице, переходя из одного клуба в другой. Другие выстроились в очереди у входа — люди, конечно. Вампирам редко приходится ждать, чтобы войти куда бы то ни было.

Я вглядывалась в лица, выискивая возможных преследователей, но никого не заметила. Впрочем, это ничего не означало. На Брайана работала огромная сеть агентов, мужчин и женщин; они умело прятались и передвигались со скоростью, необычной даже для вампиров.

— Ладно, Люси, — по-прежнему очень вежливо заговорил Натан. — Куда тебя отвезти?

— В Лейкмонт.

— Лейк… Что? Это же почти два часа езды!

— За те деньги, что я дала тебе, ты должен отвезти меня куда угодно, даже за двенадцать часов езды.

— Мне нужно вернуться на работу! У меня всего лишь перерыв. Я думал, что просто высажу тебя где-нибудь.

— Высадишь, да. В Лейкмонте.

— Немыслимо. Я не могу опоздать на четыре часа, меня выгонят с работы.

— Найдешь другую.

Он насмешливо фыркнул.

— Прекрасно! Типично для вас, вампов. «Найдешь другую»! Можно подумать, это легко.

— Я дала тебе больше денег, чем ты заработаешь за неделю! — взорвалась я. — Или, скорее, за месяц.

— Да, но потом-то что?

— Послушай, — сказала я, — у тебя нет выбора. Либо ты везешь меня в Лейкмонт, либо давай попробуй высадить меня где-нибудь. Как только ты остановишь машину, я порву тебе горло.

Это была пустая угроза. Я не нуждалась в пище и не собиралась делать ничего такого, что только осложнило бы мою и без того непростую ситуацию. Я хотела лишь напугать его и, следовательно, убедить.

Натан не отвечал, но продолжал вести машину.

— Нам не миновать пункт проверки, — произнес он через несколько минут.

— У тебя пурпурный пропуск. — В конце концов, именно по этой причине я заставила его помогать мне. — Значит, ты регулярно въезжаешь в город и выезжаешь из него.

— Это так. Я-то проверок не боюсь. Ты тоже можешь не бояться… теоретически. Но что-то подсказывает мне — на самом деле ты не хочешь, чтобы патрульные увидели тебя.

Живот свело — об этом я не подумала.

— Я могу спрятаться в багажнике.

Он засмеялся — с оттенком горечи. Странно, но звук его смеха вызвал у меня приятное покалывание вдоль позвоночника. Плохо только, что смеялся он надо мной.

— Тебя, надо полагать, никогда не останавливали и не обыскивали на пунктах проверки.

— Они смотрят и багажник?

— Иногда. От случая к случаю. Но если что-то покажется им подозрительным, то определенно проверят.

Я отвернулась и прислонилась щекой к стеклу. Оно приятно холодило кожу. Горячие слезы выступили на глазах, и я быстро сморгнула их. Не хватало еще расплакаться перед ним.

— Почему ты убегаешь?

— Это не имеет значения.

Достаточно скверно, что вампиры знали; я не могла рисковать тем, что узнает и человек.

— Ладно, как скажешь.

— Тебя это не должно волновать — ты просто отрабатываешь полученные деньги.

— Нет, я подчиняюсь, потому что ты пригрозила порвать мне горло.

— И еще за деньги.

Не сводя взгляда с дороги, он слегка пожал плечами.

— Если ты впуталась в крупные неприятности, может, я получу больше, если выдам тебя.

Мелькнула мысль, что он и правда может так поступить, и я постаралась ответить максимально грозно и внушительно. Раньше мне никогда не приходилось прикладывать усилий, чтобы заставить людей что-то делать для меня. Они… просто делали, и все.

— Меня преследуют не люди, а вампиры. Если ты хочешь меня сдать — останови машину и дождись их. Но если они узнают, что ты помог мне сбежать, то не о деньгах или работе тебе придется беспокоиться, а о своей шкуре.

Последовала еще более долгая пауза, и я поняла, что мы уже на автостраде. Может, у меня даже лучше получается добиваться своего, чем я думала.

— У тебя есть еще деньги? — спросил он.

— Зачем? Ты повышаешь таксу?

— Ответь, если действительно хочешь покинуть город.

— Да, есть.

— Много?

— Да, много. Сколько ты хочешь?

Вместо ответа он развернулся и поехал обратно.

— Что ты делаешь? — воскликнула я.

— Вывожу тебя из города.

Вскоре мы оказались в районе, где мне редко приходилось бывать. В основном здесь жили люди, но, естественно, заправляли всем вампиры. Выглядело все вокруг грязным и обветшалым; будь я человеком, никогда не чувствовала бы себя здесь в безопасности.

Натан остановил машину перед заведением, в окне которого светилась неоновая надпись: ТАТУИРОВКИ.

— Дай взглянуть, сколько у тебя еще денег.

Я достала из сумки наличные и протянула ему.

— Ничего себе! Ты не шутила. — Он отсчитал половину и, к моему удивлению, вернул остальное. — Попридержи их.

Недоумевающая, но заинтригованная, я вслед за ним вошла в салон, где на нас немедленно обрушилась громкая рок-музыка. Сквозь открытую дверь задней комнаты я мельком разглядела лысого мужчину, манипулирующего тем, что я восприняла как иглы для татуировки. За стойкой смеялись индеец-могавк и девушка, густо покрытая плодами этого искусства. Оба посмотрели на нас.

— Нат, гаденыш, — все еще смеясь, сказал мужчина. — Давненько тебя не… — Тут он увидел мои глаза, и его смех оборвался. Девушка заметно побледнела, оба подобрались. Мужчина схватил пульт и поспешно выключил громкую музыку, теперь единственные звуки доносились из стоящего перед ними маленького телевизора. — Привет, мисс. Чем мы можем вам помочь?

Натан рассмеялся и, к моему безграничному удивлению, обхватил рукой мои плечи. Меня овеяло запахом его кожи и пота… это было восхитительно.

— Расслабься, Пит, и брось это свое «да, сэр, нет, сэр». Она со мной… в этот уик-энд мы решили устроить себе прогулку по человеческим злачным местам.

Напряжение в какой-то степени отпустило их, и все же они продолжали нервно разглядывать меня.

— Ну, рад за тебя, Нат, — сказал Пит, хотя чувствовалось, что он говорит не совсем искренне.

— Как думаешь, можно придать ей человеческий облик? — спросил мой спутник.

Пит улыбнулся и слегка ткнул девушку локтем.

— А-а, дело в этом? Уверен, Донна сумеет. Контактные линзы и все такое?

— Годится.

Сейчас Натан держался непринужденно, улыбался естественно — стал совершенно другим человеком по сравнению с тем, каким был в машине. Конечно, теперь я уже не угрожала порвать ему горло. А сама я все это время старалась гнать от себя мысли о том, как нравится мне его запах.

— Кое-что еще… — Он коснулся пропуска на своем поясе. — Можешь сделать такой?

Пит мгновенно снова напрягся.

— Вообще-то это против правил.

— Мы заплатим.

Пит перевел взгляд с него на меня.

— Это для нее? Зачем он ей? Что вы задумали?

— Ничего особенного. Просто я хочу отвезти ее к себе домой… но чтобы никто об этом не узнал. У нее ревнивый бойфренд.

— Не слишком ли дорогой уик-энд получится? Не проще ли повеселиться в городе?

— Так ты можешь сделать это или нет?

— Могу. Дай мне час или около того, и ты не отличишь его от настоящего. Но если вас схватят…

— Никто не узнает, где я его взял, — заверил Натан. — Я знаю правила.

Сказав Донне, чтобы она занялась мной, Пит отправился в заднюю комнату — вероятно, делать нам поддельный пропуск. Девушка окликнула меня, но я схватила Натана за рубашку и притянула к себе.

— Что происходит? — прошептала я. — Для вас это что, обычное дело — маскировать вампиров под людей?

— Вот это да! Ты правда, что ли, такая наивная? — Он, казалось, искренне удивился. — Впервые слышишь об этом?

— Да. Зачем это вампирам? Для костюмированных вечеринок?

— Нет. Потому что это их заводит.

— Ничего себе.

— Люди — странные создания. — Он кивнул в сторону Донны. — Иди.

Донна, осветленная блондинка со слишком густо подведенными глазами, оказалась лишь чуть старше меня — может, ей было немного за двадцать. Во время работы стало ясно, что она боится меня. Разговор не клеился, только Натан время от времени отпускал замечания по ходу дела.

— Какой цвет хочешь? — вдруг спросила она.

— Цвет чего?

— Контактных линз.

Я не знала, что ответить: мне никогда раньше не приходило в голову, какой цвет глаз мне нравится. Они у меня серебристые, как у всех вампиров. Я задумалась было, не пойдут ли мне такие же зеленые, как у Натана, но отвергла этот вариант. Изумрудные глаза у меня уже ассоциировались с ним, пусть так и остается.

— Как насчет голубых? — нетерпеливо спросила Донна. — Похоже, тебе они пойдут.

— Пусть будут голубые.

Она достала упаковку контактных линз, и следующие полчаса мы убили на попытки их вставить. Сама я не умела этого делать, зеркало мне помочь не могло, а ее прикосновения казались неприятными. Когда наконец мы справились, она освежила мне макияж, и как раз к этому времени вернулся Пит. Он сфотографировал меня цифровой камерой и вместе с Донной снова ушел в заднюю комнату, чтобы доделать мне пропуск.

Подошел Натан и внимательно оглядел меня.

— Неплохо. Очень милая человеческая девушка получилась. Только не улыбайся, а то клыки торчат.

— Надеюсь, я не стала похожей на Донну? У нее ужасный макияж, — сказала я, но тут же спохватилась. — Ох, извини. Она не твоя приятельница?

— У тебя макияж прекрасный. Нет, я сам ее вижу в первый раз. Пит постоянно меняет подружек.

— А он твой друг?

— Типа того. Когда я учился в средней школе, мы вместе работали в ресторане. Потом он раздобыл денег и открыл это заведение.

— А ты сейчас в колледже?

— Хотелось бы.

Я тут же пожалела о своем вопросе, поскольку вместо усмешки, к которой я успела привыкнуть, он произнес это с горечью.

— Денег нет. Кроме того, я окончил среднюю школу с неважными оценками, потому что много времени тратил на работу. Из-за этого рассчитывать на академическое образование не приходится, а чтобы получить помощь вампов, не хватает связей.

Я чуть было не ляпнула, что могла бы поговорить с отцом и что он, скорее всего, окажет Натану поддержку. Вампиры нередко так поступают, помогая нужным им людям получать образование или должности, где они смогут приносить пользу. Их ставленников без единого слова принимали в колледж, и все их расходы оплачивались.

Однако я вовремя сдержалась, вспомнив, что произошло. Вряд ли я смогу поговорить с отцом — об этом или вообще о чем бы то ни было. Поэтому я просто ответила Натану:

— Мне очень жаль.

— Как-то не верится. В жизни не слышал такого от вампира. А ты говоришь это уже второй раз с тех пор, как мы…

Он смолк: его взгляд был прикован к чему-то за моей спиной. Я недоуменно обернулась… и увидела на экране телевизора собственное лицо.

Видеть свое изображение — для вампира всегда некое потрясение. Поскольку мы не отражаемся в зеркалах, собственная внешность долго оставалась для каждого из нас тайной, и только развитие технологии наконец дало нам возможность лицезреть себя на фотографиях и видеозаписях.

Снимок, который показали по телевидению, был ужасен — темные круги под глазами, от которых кожа казалась бледнее обычного, отчетливо видный серебристо-серый отлив глаз, а волосы — прямые, уныло-коричневые — смотрелись так, словно я в этот день вообще не причесывалась. Интересно, где они раскопали этот ночной кошмар?

— Тьфу!

Бойкая блондинка-репортер тем временем излагала подробности моего исчезновения.

— Власти разыскивают Люси Уэйд, дочь чикагского филантропа и коммерсанта Дугласа Уэйда. Люси исчезла сегодня вечером после ссоры с родителями. Ее характеризуют как проблемную девушку, злоупотреблявшую наркотиками и неоднократно предпринимавшую попытки бегства.

— Что? — воскликнула я. — В жизни не притрагивалась к наркотикам!

— В последний раз Люси видели на авеню Сент-Джейн, когда она входила в клуб «Морская сажень». Если у вас есть какая-либо информация относительно мисс Уэйд, просьба связаться с полицией. Обеспокоенная семья предлагает щедрое вознаграждение за любую помощь.

Натан повернулся ко мне.

— Какого черта? Ты и есть Люси Уэйд?

Он говорил тихо, чтобы никто не мог услышать, но в его тоне отчетливо присутствовало возмущение.

— Да. — Отрицать не имело смысла.

Он вскинул руки и забегал по комнате.

— О господи! О господи! Я помог скрыться беглой дочери Дугласа Уэйда. Дугласа Уэйда! Ему принадлежит «Морская сажень». Он босс босса моего босса!

— Знаю.

— Ему принадлежит этот город!

— Знаю!

— Ты вела себя так, словно оказалась жертвой несправедливости, а на самом деле родители просто хотят, чтобы ты вернулась и прошла реабилитацию.

— Нет, — возразила я. — Это неправда. То, что там говорят, — сплошная ложь.

Натан резко развернулся, все еще пылая яростью.

— Я знал, что вампам нельзя доверять! Это что, заговор? Ты что-то знаешь, а они хотят заставить тебя замолчать?

— Ты удивишься, но да.

— В таком случае расскажи мне.

— Не… могу. Не могу рассказать никому. Я знаю кое-что, что мне знать не следовало бы, и по этой причине они хотят убить меня. И они убьют меня, Натан, если сумеют. Моя собственная семья.

— Иисус! — Парень будто бы не услышал. — Я помогаю наркоманке, дочери одного из самых могущественных вампов города. Сейчас мне нужно сделать одно — взять и уйти. Ты грозилась убить меня, но чем это лучше того, что сделают со мной они, когда все выплывет наружу?

Я вскочила и бросилась к нему.

— Нет, пожалуйста. Не делай этого. Послушай, можешь даже не везти меня в Лейкмонт. Просто высади, как только мы пересечем границу.

Его глаза, как два язычка зеленого пламени, были прикованы ко мне — гневные и полные разочарования. Возникло тревожное чувство, что, глядя на меня, он вспоминает годы вампирского насилия, продолжавшегося дольше, чем он живет на свете. Мы вышли из тени и начали захват человеческого мира еще до его рождения. До сего дня я никогда не задумывалась, каково это — жить под властью другой расы, которую почти нет надежды одолеть. Мы сильнее, быстрее; нас можно убить единственным способом — загнав в сердце кол из серебра, до которого люди практически не имеют возможности добраться. Я даже представить себе не могла, через что Натану пришлось пройти.

— Пожалуйста, — прошептала я. — Возьми все остальные деньги.

Еще несколько долгих, тягостных мгновений он смотрел на меня… и постепенно что-то в выражении его лица начало изменяться. Не могу этого объяснить, но внезапно я поняла — у него возникло то же странное чувство, которое я испытала в проулке: как будто между нами есть некая связь, что мы давно знаем друг друга. Он вздохнул, отвернулся и выключил телевизор.

— Не хватало только, чтобы Пит это увидел. Надеюсь избавиться от тебя до того, как кто-нибудь поймет, что я вообще тебя видел. Наверно, вот-вот все будет готово.

Десять минут прошло в напряженном молчании, после чего Натан боязливо заглянул в дверь.

— Пит?

Никакого ответа. Натан вошел внутрь, но тридцать секунд спустя буквально вылетел обратно, схватил меня за руку и потащил к выходу. От удивления я не сопротивлялась, хотя без моего желания он бы не сумел меня даже с места сдвинуть.

— Что случилось? — спросила я, когда мы оказались на улице.

— Все сбежали. В задней комнате тоже стоит телевизор. Думаю, они увидели выпуск, сообщили о нас полиции и пустились в бега.

Как только мы запрыгнули в машину, он включил двигатель, выехал на дорогу и протянул мне поддельный пропуск. К счастью, они успели его изготовить и просто бросили. Там значилось, что я человек, зовут меня Сара Браун, что мне восемнадцать лет и что я имею разрешение выезжать в пригород. Наиболее интересной мне показалась фотография. Донна изрядно потрудилась, затушевывая мою бледность, и получилось очень похоже на натуральный человеческий цвет лица. И глаза выглядели прелестно — ясные, бледно-голубые. Я была очарована.

— По крайней мере, нам не пришлось платить за него, — заметила я.

— А толку-то? Мы не можем пересечь границу.

— Почему?

— Пит наверняка сообщил полиции, что ты со мной. И сейчас они уже выяснили обо мне все, что можно, — включая описание моего автомобиля и его номерной знак. На всех пунктах проверки нас будут ждать.

— А нельзя угнать какую-нибудь другую машину?

Он бросил на меня вызывающий взгляд.

— Ты и это умеешь?

— Ну… нет.

— По-твоему, я умею? По-твоему, все люди низшего класса занимаются такими делами? Думаешь, мы все преступники?

— Ну, нет… конечно нет. Я имею в виду…

— Но, возможно, в твоих словах кое-что есть. — Он резко свернул к обочине и открыл дверцу. — Выходи.

Я торопливо выбралась из машины.

— Что мы будем делать?

— Поищем другой транспорт.

Мы пересекли парковку и остановились на улице, похожей на ту, где находился клуб «Морская сажень». Правда, как и по соседству с салоном татуировки, все здесь выглядело погрязнее и попроще. Прохожие шли мимо, не обращая на нас никакого внимания, — мы были для них просто обычными людьми.

В конце концов взгляд Натана остановился на двух вышедших из бара парнях. Один держал в руке ключи от машины, на запястье у него была пурпурная повязка. Натан взял меня за руку, и мы побежали к ним. Улыбка вновь осветила его лицо.

— Эй, парни, вы, похоже, собираетесь за город?

Натан продемонстрировал им свой пропуск.

Один из парней был заметно пьян, а второй просто пребывал в хорошем настроении — я надеялась, что водитель именно он.

— Да, в Эванстон.

— Не подбросите нас? — попросил Натан. — У нас машина сломалась, а до комендантского часа ее уж точно не починят. Просто вывезите из города и высадите где-нибудь, а потом я позвоню своим друзьям и нас подберут.

Парни переглянулись и снова посмотрели на нас.

— Конечно, — сказал тот, что был трезв. — Без проблем.

Видимо, они сочли нас достаточно безобидными. Еще бы — они же ничего не знали.

По пути эти двое болтали между собой, практически позабыв, что мы сидим позади. Натан с хмурым видом смотрел в окно; надо думать, размышлял о том, как я разрушила его жизнь.

— А что ты собирался изучать в колледже? — негромко спросила я. — Сценическое искусство?

— Что?

— Ты хороший актер. Можешь разыграть любую роль перед кем угодно.

Он горько улыбнулся.

— Станешь хорошим актером — когда внезапно выясняется, что тебя потенциально может убить разъяренный вамп, да еще босс. Но, если честно, из тебя актриса никакая — я ни на миг не поверил, что ты готова порвать мне горло.

— Правда? — Я не сумела скрыть своего разочарования.

— Тебе ведь еще нет восемнадцати?

— Нет.

— Сколько осталось?

— Меньше года.

— Ох! — На его лице отразилось беспокойство. — Ты, однако, уже можешь совершить убийство.

— Н-н-нет. Я… Я предпочитаю подождать.

На восемнадцатом году жизни каждому из вампиров полагается найти первую жертву, и я уже много раз ощущала, как во мне пробуждается жажда крови. Но мысль о бессовестном убийстве ужасала меня, и я не чувствовала в себе готовности сделать это. Мне самой следовало бы позаботиться о том, как остаться в живых. Моя мама готовилась устроить грандиозный прием в честь моего первого убийства, но ее ждет разочарование. Зато если Брайан и остальные меня поймают, родители смогут использовать все свои праздничные заготовки для моих торжественных похорон. Я постаралась не думать об этом.

— Итак, что ты стал бы изучать в колледже?

— Ммм… Не знаю. Что-то совсем другое, более осмысленное. Способное изменить мир. — Его лицо озарило вдохновение, быстро сменившееся тоской. Правда, тут же он устыдился своего идеалистического признания, и его черты снова омрачились. — Короче, что-то, отличающееся от работы за стойкой.

— Ну, даже если у тебя нет возможности поступить в колледж… почему бы не подыскать другую работу?

Он с еще более мрачным выражением лица покачал головой.

— Мы вернулись туда, откуда начали, Люси. Тебе не понять, как все это происходит.

— В чем трудность? Ты умный, симпатичный и, совершенно очевидно, находчивый. Почему ты не можешь заниматься каким-нибудь другим делом?

Мои комплименты, похоже, удивили Натана, но ход его мыслей не изменился.

— Ты вампир. Вы находитесь наверху пищевой цепи. Вы наши хозяева и можете заниматься чем хотите. Можете убивать нас, если пожелаете, и вам за это ничего не будет.

— Лотерея…

— Ох, перестань! Даже ты не можешь быть настолько наивна, чтобы верить, будто лотерея все решает.

Чтобы правильно распределять свои пищевые запасы, мы разработали удобную систему. Некоторые группы человеческого населения — преступники, неимущие и прочие нежелательные элементы — включаются в особый фонд, и, когда приближается время кормления вампира, он (или она) вытаскивает билетик с именем жертвы. Вот почему граница города так строго охраняется — чтобы «выигрыш» не мог сбежать. Но порядок зачисления людей в пищевой фонд не был определен четко, и, как верно заметил Натан, эта система не гарантировала полной безопасности остальных. Многие вампиры не отказывали себе в удовольствии перекусить за пределами общепринятой схемы. Формально это считалось незаконным, но когда люди просто исчезали, мало кто задавал вопросы.

— Я понимаю, почему вы нас ненавидите, — слабым голосом сказала я.

— Нет. — Он снова отвернулся к окну. — Едва ли ты понимаешь.

— Ты ненавидишь меня?

— Не знаю, что и думать о тебе. Похоже, вся моя жизнь рухнула из-за встречи с тобой. Мне следовало бы выдать тебя на границе… и тем не менее…

— Что?

Он вздохнул.

— Не знаю. Есть в тебе что-то странное. Что-то… Ну, я не могу объяснить. Как будто я давным-давно знаю тебя. Господи, как глупо это звучит!

Не так уж глупо. Я очень хорошо понимала, что он имеет в виду, хотя тоже не могла объяснить, в чем тут дело.

Оставшуюся часть поездки я просто сидела и думала. Вся моя жизнь изменилась, а мои прежние планы относительно того, как ею распорядиться, теперь казались неосуществимыми. Перед глазами, как наяву, стоял тот самый диск — красивый, блестящий кружок, украшенный золотом и серебром, покрытый завитками и фигурами, которые, по общему мнению, представляли собой лишь бессмысленные узоры, созданные мастерами из числа вампиров древности. Но, когда я взглянула на диск, его символы заговорили со мной и я поняла их содержание так отчетливо, как будто читала доску объявлений. Поняв, что я раскрыла тайну, мой отец и Брайан моментально начали действовать, и мне едва удалось сбежать.

— Вот мы и прибыли. — Голос Натана прервал мои размышления.

Машина сбросила скорость, впереди я разглядела табличку приграничного пункта проверки. Ограда с колючей проволокой. Высокие, ослепительно горящие фонари. Вспомнились слова Натана о том, что время от времени проводится более тщательный осмотр, и сердце забилось чаще.

Мы отдали свои пропуска водителю, и спустя мгновенье в открытое окно заглянул вампир в форме. Вид у него был усталый — наверно, его смена подходила к концу. Стопку документов он просмотрел невнимательно, и во мне вспыхнула надежда. Может, Пит и сообщил властям о моем фальшивом пропуске, но, вероятно, караульные на границе в основном обращали внимание на те машины, где сидели только парень и девушка. Вампир вернул бумаги водителю, фонариком осветил наши лица… на мне луч задержался. Теперь проверяющий уже не выглядел таким усталым. Несколько секунд он пристально разглядывал меня, а потом приказал:

— Пройдите в зону ожидания.

Он отступил и знаком показал в сторону площадки неподалеку от деревянных ворот, через которые проезжали получившие разрешение машины.

— Проклятье! — воскликнул наш водитель, но больше раздраженно, чем испуганно. — Очень хочется домой поскорее!

Я бросила на Натана панический взгляд. Он успокаивающе положил руку мне на плечо, но потом, вдруг опомнившись, убрал ее.

— Такое случается. Время от времени.

Мы вышли из машины. Женщина в форме со скучающим видом обыскала ее, а тот мужчина, который заглядывал в окно, обыскивал нас, велел всем вывернуть карманы и ощупал каждого сверху донизу. Ко мне он подошел в последнюю очередь. Страшно боясь, что меня узнают, я напряглась, но потом внезапно поняла, что опасаться мне нужно совсем не этого.

Он практически прижал меня к автомобилю и сам притиснулся вплотную. Чувствуя себя в ловушке, я едва могла дышать. Потом его руки заскользили вверх и вниз по моему телу, и я чуть не закричала. Он «обыскивал» меня гораздо дольше, чем остальных, и явно больше интересовался моим телом, чем тем, что я могла на нем прятать. Натан стоял за его спиной, сверля проверяющего сердитым взглядом.

— Нельзя ли побыстрее? — раздраженно сказала женщина, которая обыскивала машину.

— Погоди, — ответил мой полицейский. — По-моему, она опасна.

Я дрожала и ненавидела себя за это, хотя, скорее всего, любая человеческая девушка на моем месте повела бы себя точно так же, вынужденная стоять здесь и терпеть все это унижение. Другого от меня никто и не ждал. И все закончилось бы довольно скоро, будь у меня чуть больше терпения.

Но когда он полез мне под рубашку и выше, до уровня лифчика, я не выдержала. Волна гнева выплеснулась наружу. Прежде чем он успел сообразить, что происходит, я рванулась вперед, схватила его и со всей силой швырнула о стену маленького кирпичного здания, стоящего на самой границе. Мы оба обладали силой и рефлексами вампиров, но он был абсолютно не готов к такому. С размаху впечатавшись в стену, проверяющий сполз на землю и остался лежать без движения. Лицо его застыло, но я знала, что не убила его. Он быстро исцелится — как любой вампир.

Женщина на мгновенье ошеломленно замерла, а потом ее глаза расширились — она поняла.

— Люси Уэйд! — воскликнула она и бросилась на меня.

Я блокировала ее нападение, как сумела. Мы были примерно одного роста и комплекции, но ее учили драться, а меня нет. Я ударилась о машину, так что у меня даже зубы лязгнули, а она снова налетела на меня, криком требуя подкрепления. Я нанесла ей удар, но неудачно — попала не в лицо, а в плечо, и она лишь слегка пошатнулась. В любую минуту к ней могла подоспеть помощь или караульный, которого я отшвырнула, мог прийти в себя.

Внезапно я услышала, как хлопнула дверца машины, и Натан крикнул с водительского места:

— Люси, быстро садись!

Двигатель уже работал.

Но я не могла оторваться от противницы и следила за ней, чтобы не пропустить удар; новый выпад сбил меня с ног, я рухнула на землю и отползла за машину, но она преследовала меня по пятам. Кое-как я умудрилась забраться на заднее сиденье и, захлопывая дверцу, прищемила руку женщины, которая тянула ее вслед за мной. Вскрикнув от боли, она отшатнулась, и я закрыла дверцу.

Женщина заколотила по автомобилю, но Натан дал газ, помчался в сторону деревянных ворот и протаранил их. От удара меня бросило вперед и стукнуло головой о спинку сиденья, но мы продолжали нестись сквозь град осколков. Думаю, передняя часть автомобиля приобрела плачевный вид.

— Ты с ума сошел, — сказала я, выпрямившись и выглядывая из-за его плеча, чтобы посмотреть на спидометр.

Наша скорость была в районе восьмидесяти миль в час. Я оглянулась, ожидая увидеть позади мигалки, но пока их не было. Впрочем, это лишь вопрос времени.

— Я? А кто, интересно, додумался напасть на патрульного на границе?

— Он извращенец.

— Они все такие. Может, не все они пристают к девушкам, но вещи вроде этого случаются постоянно — и даже гораздо худшие.

— Спасибо за еще один урок на тему вампирского произвола. — Я не видела его лица, но почему-то мне показалось, что он смутился.

— Ты… в порядке?

— Да. Он успел не так много.

И при мысли, что Натан и впрямь беспокоится обо мне, у меня стало тепло внутри.

Внезапно автомобиль свернул на боковую дорогу, и меня сильно качнуло в сторону, так что я едва успела выбросить руки, чтобы удержаться.

— Что ты делаешь? — спросила я.

— Ты по-прежнему хочешь попасть в Лейкмонт?

Хочу ли я? В сознании эхом отдавались слова: «Мы можем помочь тебе, защитим тебя».

— Да.

— Тогда нельзя ехать по автостраде. За нами наверняка гонится целая армия.

Даже съехав с шоссе, Натан не снизил скорости. Долгое время мы продолжали путь в молчании.

— Что произошло? — спросила я в конце концов.

— Ммм?

— Что произошло с тобой? Из-за чего ты так ненавидишь вампиров?

— А по мне сегодня это было так заметно?

Да, определенно так и было, и это беспокоило меня. Я прожила в шкуре человека меньше двух часов, но за это время узнала о взаимодействии наших рас гораздо больше, чем мне бы хотелось. Но что-то мне подсказывало, что в судьбе Натана было и нечто особенное.

— Но я хочу знать, что произошло именно с тобой.

Я думала, он не станет отвечать, но в конце концов он заговорил.

— Когда мне было около двенадцати, неподалеку от нас жили вампиры, которые без конца донимали моего брата Адама. Ему было… ну, лет десять, помнится. Они жили через несколько улиц — в гораздо более приятном окружении, — но постоянно приходили в наш район, чтобы устраивать всякие пакости. Все время избивали его… но не пытались убить и не пили кровь. Мой второй брат и я пытались остановить их. Мы неплохо дрались, но вампирам мы были не соперники. Они просто отмахивались от нас, да мы их и не интересовали. Думаю, им нравилось преследовать Адама, потому что он был такой маленький. Они считали это забавным. В конце концов мой папа не выдержал и пожаловался их родителям.

— И?

— И, как и следовало ожидать, отец попал в «черный список». Его уволили с работы, и никто больше не нанимал его. Мама была вынуждена искать работу, но ей пришлось не намного легче, чем папе. Она зарабатывала жалкие крохи, поэтому мы все шли работать, едва подрастали. — Судя по выражению его лица, он вообще меня теперь не видел, полностью уйдя в воспоминания. — Короче, вскоре после папиных жалоб эти парни вернулись — теперь уже целой оравой. Однажды вечером они подкараулили брата одного и буквально измолотили.

— Они… Он…

— Нет, он остался жив, но очень сильно пострадал. Его следовало положить в больницу, но нам это было не по карману. Они сломали ему ногу… раздробили кость каким-то странным способом. Доктор вроде как ее вправил, но она срослась неправильно, и он на всю жизнь остался хромым.

— Вроде как вправил?

— Ну, да. Доктор был человеком, но мы не сомневались, что он получил от вампиров приказ не делать все, как положено. — Натан замолчал, но это было еще не все. — Вскоре после этого забрали моего дядю.

— Куда забрали?

— Для лотереи. Формально он не соответствовал критериям, но… Так или иначе, он попал в этот фонд. И однажды просто исчез.

Я откинула голову назад.

— Это ужасно. Ты был прав.

— Насчет чего?

— Раньше… я говорила, что понимаю, почему ты ненавидишь нас, а ты сказал, что нет, я не могу этого понимать. Ты был прав. Как я могла понять? Как я могла понять что-то подобное? Когда ты говорил, что ненавидишь вампиров, это было от всего сердца. Теперь я понимаю тебя.

— Да, Люси, я ненавижу их, действительно ненавижу. Если бы я имел возможность убить всех вампиров в мире и вернуть прежнее положение дел, я бы так и поступил.

В его голосе прозвучала такая злоба, что я почувствовала страх, хотя и понимала, что на меня она не направлена.

— Я бы тоже, — сказала я.

— Что ты бы тоже?

— Ненавидела вампиров.

Последовала долгая пауза.

— Вот уж не ожидал услышать такое от вампира.

— Натан… тогда почему ты помогаешь мне?

— Не знаю. — Он явно был сбит с толку не меньше меня. — Может, потому, что другие вампиры ненавидят тебя, и, помогая тебе, я мщу им. Потому что угодил в ловушку и у меня нет выбора. Или потому, что, хотя я говорю ужасные вещи о тебе и твоей расе, ты по-прежнему добра со мной. Или…

У меня перехватило дыхание. Несмотря на все кошмары этой ночи, какая-то крошечная частичка меня надеялась услышать что-то милое и простое, типа: «Потому что ты мне нравишься».

— Потому?

— Не знаю, не могу объяснить, и это сводит меня с ума.

Остальная часть поездки прошла без всяких приключений. Никто нас не преследовал — похоже, благодаря решению Натана ехать окольным путем нам удалось оторваться.

Лейкмонт показался гораздо раньше, чем я ожидала. Я назвала Натану нужный адрес, и некоторое время мы разъезжали по городу в поисках, пока не нашли небольшой дом на окраине, возле озера Мичиган. Район еще только обустраивался, поэтому некоторые дома были не достроены, некоторые не заселены. Мы въехали на подъездную дорожку и несколько мгновений разглядывали здание.

— Что теперь? — спросил Натан.

— Теперь войдем туда. Или… то есть я войду. Ты не обязан идти со мной.

— Это опасно?

Я вспомнила того вампира, который явился, когда дома все пошло вразнос. Шепотом он заверил, что знает суть происходящего и есть те, кто хочет помочь мне и обеспечить мою безопасность. Он дал мне этот адрес и тут же исчез, пока никто не заметил. И я не осуждала его за это.

— Здесь мне обещали помочь, — ответила я. — Они знают, что происходит.

— Рад, что хоть кто-то знает.

— Прости.

Я вылезла из машины, и через несколько секунд Натан последовал за мной, хотя вид у него при этом был не слишком довольный.

Мы позвонили и стали ждать. Немолодая женщина, скорее всего служанка, выглянула и недоуменно посмотрела на нас.

— Я Люси, — сказала я.

Она внимательно вгляделась в меня, а потом засмеялась.

— Я не узнала вас, мисс Уэйд. Как вы хорошо придумали — насчет глаз. Входите. Вы и ваш… друг. Теперь вы в безопасности.

Внутри дом выглядел вполне обычно: похоже, его отделку только-только закончили и даже мебель еще не завезли. Света тоже не было, но вампирам он не нужен. Вслед за женщиной мы прошли в гостиную, наши шаги гулко разносились по всему дому.

Там сидели десять человек, все в костюмах, но даже с моим зрением я не смогла как следует разглядеть их лица. Мною начала овладевать тревога. Я так сосредоточилась на том, чтобы добраться сюда, убеждая себя, что окажусь в безопасности… а теперь задавалась вопросом: может, я и впрямь такая наивная, как уже не раз повторял Натан? Может, эти вампиры собрались здесь, чтобы убить меня? Хотя это казалось уж больно сложным. Давший мне этот адрес запросто мог расправиться со мной еще в Чикаго.

— Мы не причиним тебе вреда, — сказала невысокая женщина. — И обеспечим твою безопасность, Люси. Меня зовут Лорел.

— Что вы собираетесь предпринять? — спросила я.

— Вывезти тебя отсюда. Когда настанет день, мы хорошенько закутаем тебя и тайно вывезем в фургоне туда, где никто тебя не найдет.

— Зачем вы станете делать это для нее? — спросил Натан. — Почему вас вообще волнует ее судьба?

— Потому что мы знаем, что Люси преследуют, и это несправедливо, — ответила Лорел. — А кто ты?

— Вас это не касается. И она никуда не поедет, пока мы не поймем, что происходит.

Чувствовалось, что он очень хочет защитить меня. Я собиралась сказать, что это лишнее… но полной уверенности у меня не было.

Лорел засмеялась, слегка изменила позу. Отблеск света снаружи упал на ее лицо, но глаза остались темными. Темными, не серебристыми.

Она тут же поняла, что именно я обнаружила, и мы с ней одновременно пришли в движение. Ожидая нападения, я встала в защитную позу, однако она бросилась к Натану, рванула к себе и приставила к его голове пистолет. Мужчины в комнате тоже выхватили оружие и окружили их. Я перебегала взглядом с одного затененного лица на другое, пытаясь придумать, как нам выбраться отсюда. Странный поворот событий — чтобы поймать меня, отец и Брайан послали людей.

— Натан тут совершенно ни при чем, — сказала я. — Ему ничего неизвестно.

— Будешь сотрудничать с нами, и мы отпустим его, — заявила Лорел. — Другого выбора у тебя нет.

— Я не поеду к родителям!

— К твоим родителям? Моя дорогая, вот уж что никак не входит в наши планы. Они же могут убить тебя, а ты нужна нам живой и невредимой.

И тут я поняла. Какая же я все-таки наивная дура! Вначале я считала, что это вампиры, которые не верят в пророчество и хотят помочь мне просто из сочувствия. Поняв, что это люди, я решила, что их послал отец. А ведь все проще простого: вампиры жаждут моей смерти по той же причине, по которой люди хотят, чтобы я осталась жива.

— Да. — Она, наверное, увидела на моем лице озарение. — Нам известно о диске и голубой луне. Присоединяйся к нам, и твоя жизнь будет в безопасности. Мы хотим помочь тебе.

— Вы хотите использовать меня.

Я нарвалась на группу сопротивления — людей, стремящихся «изменить мир» и истребить вампиров, как это хотел сделать Натан.

— Ты от этого тоже выиграешь, насколько я понимаю. Разве тебе не хочется обрести способность выходить на солнце? Перестать нуждаться в крови?

— Я не собираюсь губить свой народ!

— В то время как они настойчиво пытаются погубить тебя, — заметил один из мужчин.

Он был прав. Над этой проблемой я раздумывала весь день. Я говорила себе — нет, клялась! — что ни в коем случае не стану способствовать исполнению пророчества. Но по мере развития событий я все чаще спрашивала себя — с какой стати мне спасать тех, кто желает моей смерти? Эта мысль порождала в душе гнев, однако вопреки ему я понимала — связываться с группой Лорел не стоит. К тому же мои желания их вообще не интересовали: они видели во мне лишь оружие.

— О чем вы толкуете? — спросил Натан. — Зачем ей губить свой народ?

Лорел прижала дуло к его голове.

— Объясни ему, Люси. Расскажи все.

— Отпустите его.

— Отпущу, если ты пообещаешь сотрудничать с нами. И ты должна рассказать все, что знаешь.

— Люси…

В широко распахнутых глазах Натана плескались страх и смятение. Но даже под дулом пистолета он больше беспокоился обо мне, чем о себе.

— Не говори им ничего, Люси, — сказал он.

Но у меня не осталось другого выхода. По моей вине его жизнь оказалась под угрозой. Я сглотнула.

— Я могу уничтожить их. Всех.

— Кого всех?

— Вампиров.

— Вампиры и сейчас могут убивать вампиров.

— Я могу сделать так, что люди получат способность убивать вампиров. — Произносить это вслух было больно, потому что делало более реальной саму возможность, а я всю ночь гнала от себя эту мысль — о том, что это действительно в моей власти. — Существует пророчество, известное нам с давних времен, в которое никто на самом деле не верил. В нем сказано, что однажды в месяц голубой луны родится вампир — ты знаешь, о каком месяце идет речь? О самом длинном, в котором полнолуние случается дважды. И восемнадцатый день рождения этого вампира тоже совпадает с днем голубой луны. А я такая и есть. Мой первый и мой восемнадцатый день рождения приходятся на голубую луну.

Внимание Натана, как и остальных, было прочно приковано ко мне. Несомненно, они страстно желали собственными ушами услышать, как обстоит дело.

— Думаю, это относится к довольно большому количеству вампиров, — неуверенно предположил Натан.

— Есть и еще кое-что. Вещь, которая хранится в нашем музее… ей, наверно, несколько тысяч лет. Диск с записями, которые всегда воспринимались просто как тарабарщина. Никто не мог прочесть их — кроме меня. Я посмотрела на него, и все записи мгновенно обрели смысл. Там рассказывается, как сделать так, чтобы люди могли уничтожать вампиров.

— Никто из людей никогда не был способен убить вампира… — потрясенно сказал Натан. Я вспомнила его слова о том, что он заплатил бы любую цену за способность лишать жизни представителей ненавистной расы. — Почему возникло мнение, что ты в состоянии помочь в этом?

— В пророчестве сказано, что я могу делать людей губителями вампиров — давать им ту же силу и мощь, какой обладаем мы, а может, и больше. И после того, как я создам тринадцать таких людей… со мной кое-что произойдет. Я сохраню вампирскую силу и долголетие, но больше не буду вампиром по сути — перестану нуждаться в крови и смогу выходить на солнечный свет.

— Значит, вампиры думают, что ты можешь предать их. Они боятся и стремятся убрать тебя, чтобы все оставалось как есть. А эти люди хотят, чтобы ты вернула власть человечеству.

— Ты такой же, как мы, Натан, — сказала Лорел. — И способен понять, какие здесь открываются возможности.

— Она не хочет порабощения ни одной расы, — возразил он. — Оставьте ее в покое.

Все время этой беседы я старалась оценить возможности людей и найти уязвимые места. Несколько вариантов я успела наметить, но они не понадобились. Окно за их спинами внезапно разлетелось вдребезги, и внутрь хлынули вампиры.

Просто поразительно, как я могла принять этих людей за моих сородичей! Настоящие вампиры были быстры, грациозны и мгновенно распространились повсюду. По численности противники оказались примерно равны, но я знала, кто победит в этом сражении.

— Привет, Люси, — произнес знакомый голос. Брайан долгие годы был в нашей семье телохранителем, а теперь его послали убить меня. — Симпатичные глаза, — добавил он, поймав мой взгляд.

В помещении воцарился хаос. Лорел и ее люди бросились на вампиров. Загремели выстрелы, однако пистолеты могут лишь ранить нас, но не убить. Зубы вгрызались в плоть. Повсюду кровь… ужас. Про меня и Натана забыли, хотя я и была предметом борьбы. Избавившись от хватки Лорел, Натан торопливо пробрался сквозь свалку и потащил меня к двери:

— Пошли. Нужно убраться отсюда, пока они заняты друг другом.

Мы выглянули в окно — наш автомобиль по-прежнему стоял на улице, но его охраняли четверо вампиров. У Брайана хватило ума не оставлять нам легкую возможность скрыться.

— Ну, что скажешь? — спросил Натан.

— Скажу, что даже вдвоем мы способны отвлечь одного из них, не больше.

— На границе ты справилась с двумя.

— Просто повезло. Одного я застала врасплох, а от второй сама еле спаслась.

И вдруг что-то острое вонзилось в верхнюю часть ноги, рвануло болью. Колени подогнулись, я вскрикнула и упала на пол, так что даже Натан не успел подхватить меня. На моих джинсах в районе бедра появилась кровь. Подняв глаза, мы увидели старую домоправительницу с пистолетом в руке.

— Мистер Акенжели велел мне позаботиться о том, чтобы вы не сбежали.

Мистер Акенжели. То есть Брайан. Домоправительница Лорел на самом деле состояла на службе у Брайана. Вот как он узнал, что я направляюсь сюда. Она по-прежнему держала нас под прицелом, но руки у нее дрожали. Натан бросился на нее, и она не успела остановить его. Это было одновременно печальное и комичное зрелище — как он выворачивает запястье старой женщине, но боль в ноге мешала мне ей сочувствовать. В общем, он обошелся с ней достаточно мягко — вырвав пистолет, просто оттолкнул с нашего пути. Отказавшись от дальнейшей борьбы, она развернулась и бросилась в гостиную, громко призывая Брайана.

Держа в одной руке оружие, другой рукой Натан обхватил меня и помог встать.

— Со мной все будет в порядке, — сказала я. — Минут через пятнадцать или около того рана затянется. Самое большее, через полчаса.

— Столько времени у нас нет. Пошли.

— Машина…

— До нее нам не добраться. Давай просто свалим из этой дыры, а уж потом будем беспокоиться о транспорте.

Натан потащил меня по коридору, ведущему к кухне, которая соединялась с гостиной. Шум сражения начал стихать, и это был плохой знак. Я практически не сомневалась в победе Брайана и его сподвижников, однако им требовалось время, чтобы подчистить концы и вспомнить о нас.

Маленькая дверь выводила на задний двор. Я могла ковылять мучительно медленно, но в конце концов мы выбрались наружу. В стороне от дома тянулся довольно густой лес, и мы устремились туда, надеясь укрыться среди деревьев.

— Нам нельзя долго там оставаться, — предостерег меня Натан. — Вскоре встанет солнце.

— За меня не беспокойся.

— Люси… что ты собираешься делать? Ну, с этим пророчеством? — В его голосе звучало и любопытство, и благоговение. — Просто не верится, что все это правда.

— Ну, другие-то верят, иначе не вышло бы всей этой заварухи. — Я вздохнула. — Не знаю, что делать. Не хочу ничего, что связано с пророчеством. Не хочу ничьей смерти. Со страхом жду своего восемнадцатого дня рождения. Отдала бы что угодно, лишь бы уклониться от «первого убийства»… Но не ценой гибели всего моего народа. Мне не нужно, чтобы одна раса властвовала над другой, чтобы совершались убийства. Неужели нельзя найти какой-то компромисс?

На краю лесного массива мы остановились. Глаза Натана пылали от возбуждения. Мы стояли близко друг к другу, от сильного напряжения я тяжело дышала.

— Может быть, именно это ты и должна сделать. Тебе не надо никого уничтожать, а надо просто свести эти расы вместе.

— Не знаю. — Я покачала головой.

— Зато я знаю.

Из мрака материализовался Брайан — видимо, домоправительница доложила ему о нашем бегстве.

Он приближался медленно, с улыбкой. До сих пор было трудно поверить, что это тот самый Брайан, рядом с которым я выросла, которому всегда доверяла, рассчитывала на то, что он защитит нас от других вампиров. Мне также случалось наблюдать, как он убивает наших сородичей, — но я никогда не думала, что стану одной из его жертв.

— Мне очень жаль, Люси, — заговорил он. — Действительно жаль. Но все это ради высшей цели. Ты всегда проявляла слабость в отношении людей — мы не можем рисковать, позволив тебе обладать таким могуществом. Мне очень жаль.

— Стоять! — еще чей-то голос прорезал ночь.

Сбоку появилась Лорел в сопровождении одного из своих людей. Оба сжимали пистолеты и целились в Брайана. Женщина тяжело дышала и была вся в крови. Я просто глазам своим не верила — как это она все еще на ногах? Интересно, сколько ее сторонников уцелело? Или только она и этот мужчина?

— Невероятно, — словно прочтя мои мысли, сказал Брайан.

Бросив взгляд на мою окровавленную ногу, он решил, что еще успеет заняться нами, а пока следует ликвидировать непосредственную угрозу. Судя по виду Лорел и ее друга, бой вряд ли затянется. Натан прикоснулся к моей руке:

— Пошли — пока они заняты друг другом…

— Бесполезно. Даже имея начальное преимущество, мы не сможем убежать от них.

Брайан тем временем накинулся на спутника Лорел. Они рухнули на землю, и, хотя я не могла видеть, что происходит, пронзительные крики и звуки, будто рвется что-то влажное, говорили о многом. Перед моим внутренним взором промелькнула наша близкая участь, неминуемое крушение моей жизни, в которой мне так многое хотелось сделать. Рушится и гаснет — точно свеча, которую задули. Адреналин забурлил внутри, заглушая боль раны, я сделала глубокий вдох и повернулась к Натану.

— Ты действительно имел в виду то, о чем говорил? — негромко спросила я. Тот мужчина уже замолчал. — Что хочешь делать что-то важное? Что-то такое, что изменит мир?

Прекрасные зеленые глаза широко распахнулись. Он понял. Он точно знал, что я имею в виду. Вот почему меня с самого начала тянуло к нему — и vice versa.[1] Вот почему он оставался со мной, имея все возможные причины ненавидеть меня. Диск говорил, что я пойму, кто именно подлежит трансформации.

— Ты сможешь убивать их, — сказала я. Теперь доносился крик Лорел. — Но и они по-прежнему могут убить тебя. И постараются это сделать — уничтожить нас обоих.

В нем не было ни колебаний, ни страха. Я вспомнила, какую решимость он проявлял на протяжении всей этой ночи. Натан был способен на многое — ему просто требовался шанс доказать это.

— Делай все, что нужно.

Я тоже не колебалась — молниеносно обхватила руками его голову и пробормотала слова, которые намертво врезались в мое сознание, когда я смотрела на диск.

— Именем луны и тьмы, именем солнца и света, мы связаны с тобой отныне и навсегда, жизнь с жизнью, смерть со смертью.

Пока я говорила, казалось, сам воздух потрескивал вокруг.

Я потянулась ртом к его шее и вонзила зубы в плоть. Запах, преследовавший меня всю ночь, запах его кожи и пота, хлынул в ноздри, а кровь в рот — соленая, теплая, восхитительная на вкус. Вот почему вампиры так домогаются людей. Вот почему мы убиваем их.

Но на самом деле мой укус повредил ему не больше, чем поцелуй. Я отодвинулась, все еще чувствуя движение невидимых сил между нами. И едва успела отойти в сторону, когда Брайан метнулся к нам, оставив позади пару мертвых тел. Все вампиры опасны, но Брайан был одним из самых опасных — мало кто мог остановить его.

Однако Натан смог.

Никогда не думала, что увижу, как Брайан наткнется на достойного соперника, — и, уж конечно, не думала, что им станет человек. Для Брайана, наверно, это было то же, что удариться о кирпичную стену. Он пошатнулся и потрясенно отступил, а Натан продолжал надвигаться на него, прекрасный и смертоносный. Он ударил Брайана в лицо, снова заставив пошатнуться. Вампир, однако, быстро пришел в себя и ринулся вперед.

На мгновение все застыло — ни один из них не мог нанести удар. Но потом Натан метнулся вперед, схватил Брайана за рубашку, шмякнул о дерево и ударил кулаком — раз, другой. При этом голова вампира снова и снова билась о ствол, и после третьего выпада он распростерся на земле. Мы потрясенно смотрели друг на друга.

— Нужно уходить, — сказала я. — Вот-вот появятся остальные. Моя нога почти в порядке.

— Он мертв?

— Пока нет, но умрет, когда взойдет солнце. И то же самое будет с нами. Нужно где-то спрятаться до наступления следующей ночи. Немедленно.

Натан не двигался, и я осознала, что он в шоке — от того, что только что совершил и что еще может делать.

— Ты и теперь останешься со мной? — спросила я, внезапно испугавшись.

«Я ненавижу их, — говорил он, — действительно ненавижу их. Если бы я имел возможность убить всех вампиров в мире и вернуть прежнее положение дел, я так и поступил бы…»

Натан достаточно ясно дал мне понять, как относится к моей расе. Одно дело сказать в пылу сражения: «Конечно! Преврати меня в убийцу вампиров!» — и совсем другое осознать, чем это обернется впоследствии. И с кем ты теперь связан.

Постепенно он начал приходить в себя и повернулся ко мне. Затем протянул руку и обхватил меня за шею. Его пальцы источали тепло, однако меня пробрал озноб. Все мое тело хотело его, но одновременно я только сейчас в полной мере осознала, что сделала. Создала человека, способного убивать вампиров. Человека, способного убить даже меня саму. И чувствуя его руку на своей шее, понимала, что теперь он сильнее, чем я. Он мог уничтожить меня и продолжить беспощадную бойню, истребляя кровососов одного за другим, даже думать забыв о равенстве рас и лучшем мире.

Время остановилось. Теперь все зависело от его выбора. Рука чуть сильнее сжала мою шею, потом скользнула вверх и обхватила меня за подбородок. Он поцеловал меня, и, когда наши губы слились, я почувствовала, что сила моего инициирующего укуса снова пульсирует между нами. Я обняла его, ощущая, как нарастает жар наших тел. Никогда в жизни не испытывала ничего подобного. Наконец мы оторвались друг от друга, чувствуя головокружение и необычайный прилив энергии.

— Это было… здорово, — сказал он.

Я сглотнула.

— Я не знала, что и это часть пророчества.

— Пророчество тут ни при чем, — ответил он, лаская пальцами мое лицо. — Это все мы сами.

— Мне казалось, ты ненавидишь вампиров?

— Ты вела себя со мной не так, как остальные вампиры. И даже не так, как большинство людей.

Наверно, это был наибольший комплимент, который он мог сделать. Сердце затрепетало в груди. Мне хотелось снова поцеловать его, но неумолимо приближался рассвет.

— Так что ты решил? — Я должна была убедиться, что могу доверять ему и сейчас, когда он обрел силу. — Останешься со мной?

— Мы же с тобой связаны, помнишь?

— И ты…

— Связаны, Люси, — твердо повторил он. — Жизнь с жизнью. Смерть со смертью.

Больше я вопросов не задавала.

— Тогда пошли. Солнце вот-вот взойдет.

— А луна, наоборот, заходит, — пробормотал он. — Сколько еще до следующей голубой луны? До твоего дня рождения?

— Восемь месяцев.

— Тогда нам лучше поторопиться.

И рука об руку мы вместе ушли в ночь, чтобы сделать этот мир лучше.
Содержание
Филис Кристин Каст. ПРЕДИСЛОВИЕ
(Перевод И. Смирновой)
Синтия Лейтич Смит. ПРИЗРАЧНАЯ ЛЮБОВЬ .. (Перевод И. Смирновой)
Кристин Каст. ЯНТАРНЫЙ ДЫМ
(Перевод И. Смирновой)
Рейчел Кейн. СМЕРТЬ МЕРТВОГО ЧЕЛОВЕКА . (Перевод Б. Жужунавы)
Танит Ли. ЗАСТОЛЬНЫЙ ЭТИКЕТ
(Перевод И. Смирновой)
Райчел Мид. ГОЛУБАЯ ЛУНА
(Перевод Б. Жужунавы)
Нэнси Холдер. ИЗМЕНИВШИЕСЯ
(Перевод И. Смирновой)
Рейчел Винсент. ПИРШЕСТВО
(Перевод И. Смирновой)
Клаудия Грэй. СВОБОДНА
(Перевод И. Смирновой)
Штрихкод:   9785699428908
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   362 г
Размеры:   205x 130x 25 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   10 100
Литературная форма:   Сборник
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Смирнова Инга, Жужунава Бэла
Составитель:   Жикаренцев Александр
Отзывы Рид.ру — Бессмертные
4.27 - на основе 15 оценок Написать отзыв
4 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
04.05.2011 11:07
Из всей книги зацепили только несколько рассказов... Райчел Мид "Голубая луна", Рейчел Винсент "Пиршество" и Танит Ли "Застольный этикет". Остальные слабоваты на мой взгляд... Один раз прочитать можно...но сомневаюсь что в будущем я возьмусь перечитывать эту книгу ещё раз..
Нет 0
Да 2
Полезен ли отзыв?
3
09.04.2011 18:29
Весьма неплохой сборник.
Вампирская тема в литературе весьма специфическая, поскольку предполагает описание ограниченного набора стандартных действий (укус, поиск жертвы, борьба за существование и т.д.), поэтому ничего страшного и необычного в том, что большинство произведений имеют так сказать сходную "окраску" абсолютно нет. Так что похожесть произведений - отнюдь не недостаток сборника, а объективная необходимость.
Из наиболее интересных рассказов я бы отметил "Голубую луну" и "Смерть мертвого человека", а, согласитесь, 2 хороших рассказа на небольшой сборник из 9 произведений это, для современной литературы, уже немало.
Так что сборник заслуживает не только твердой четверки за содержание и оформление издания, но и внимания читательской аудитории.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
08.11.2010 21:10
Лично мне сборник очень понравился. В рассказах, которые в него вошли нет кого-то нового взгляда на вампиров, все предельно ясно и традиционно, зато есть различные ситуации, а не только истории любви между подростками и вампирами и тому подобными вещами, да и вампиры не всегда остаются победителями. Безусловно есть и весьма посредственные рассказы, но есть и те которые застревают в памяти надолго, и обидно лишь одно, что они оказались короткими и никогда не узнаешь, что же было дальше. В целом же, моя оценка 4 с плюсом.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
03.08.2010 19:40
Ожидала от этой книги большого. Произведения получились одинаковые и нудные. Единственное, что порадовало, это рассказы Райчел Мид и Клаудия Грэй.
Нет 3
Да 1
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 4
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Бессмертные» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить