Искушение. Книга 2 Искушение. Книга 2 Профессор Джо Мессенджер - гений, одержимый проблемой бессмертия. Влюбившись в аспирантку Джулиет Спрингс, которая пообещала реализоватьего заветные мечты, он полностью подпадает под ее влияние. Пребывая в эйфории от научных достижений, Мессенджер,... Центрполиграф 978-5-9524-4693-9
116 руб.
Russian
Каталог товаров

Искушение. Книга 2

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Профессор Джо Мессенджер - гений, одержимый проблемой бессмертия. Влюбившись в аспирантку Джулиет Спрингс, которая пообещала реализоватьего заветные мечты, он полностью подпадает под ее влияние. Пребывая в эйфории от научных достижений, Мессенджер,...
Отрывок из книги «Искушение. Книга 2»
Книга вторая
Глава 41

На следующий день в пять часов они начали отделять голову Джулиет от тела. В операционной «Крионита» присутствовали только Джо, Блейк, Энди Уайт и Мюррей Макалистер.

Тело Джулиет оттаивали медленно в течение суток, доведя до температуры минус 120 °C. Ее ткани оставались каменно-твердыми, но уже не были такими хрупкими и ломкими, как при температуре жидкого азота.

Наблюдая, как Макалистер врезается в грудь Джулиет электропилой, Джо казнил себя. Дело продвигалось медленно, трудно. Завывание пилы походило на крик боли. По лбу шотландца струился пот, нужно было обнажить питающие голову кровеносные сосуды. Лицо Джулиет выделялось невероятной сверхъестественной белизной на фоне волос, а изумрудные глаза по-прежнему следили за ними сквозь ледяную пленку.

Через двадцать минут врач убрал пилу и выключил ее. От разогретого лезвия исходил слабый запах жареного мяса.

– Не нравится мне это, – сказал он. – Не думал, что она будет такой твердой. Лучше, если мы оставим ее еще на несколько часов, даже подождем до утра.

Блейк покачал головой:

– Мы не хотим ее сильно размораживать, Мюррей, мы должны положить голову прямо в жидкий азот. Если разница температур окажется слишком большой, это может стать опасным для нее. – Он украдкой бросил взгляд на Джо, и тот был благодарен ему за вмешательство.

– Я не могу сделать все быстро и аккуратно, – произнес врач.

– Никто не ограничивает тебя во времени, – ответил Блейк.

Через час врач наконец полностью освободил кровеносные сосуды. Он осторожно обозначил место и начал перепиливать шестой цервинальный позвонок. Костные осколки летели, как опилки. Голова Джулиет резко моталась из стороны в сторону, и Джо обхватил ее руками в перчатках. К горлу подступала тошнота от вида искромсанной белой плоти, отрезанных обескровленных вен и артерий, из которых сочилась голубая жидкость приопротентанта. Вдруг он с ужасом обнаружил, что голова Джулиет свободна, отделена. Ее поддерживает снизу стол, а сверху – только его руки. Джо отвернулся, ему стало нехорошо.

– Нормально, Джо? – забеспокоился Блейк.

Джо кивнул. Блейк и Макалистер взяли у него голову и осторожно подняли ее. Сосульками свисали сонные артерии, из шеи торчал кусок позвоночника, как кол с насаженной на него головой.

– Джо, пожалуйста, защитное покрытие, – мягко попросил доктор, чувствуя волнение Джо.

Джо взял со стола и расправил приготовленную чистую защитную пленку, в которую они обернули голову Джулиет. Ее лицо проглядывало сквозь нее, гротескно перекошенное, будто сквозь натянутый на голову нейлоновый чулок. Джо избегал смотреть на нее. Он прошел через комнату, наклонился, поднял с пола тяжелый алюминиевый нейроконтейнер и водрузил на операционный стол.

Нейроконтейнер представлял собой трехфутовой высоты герметичный цилиндр, сделанный по принципу термоса. Джо всегда считал, что его вид недостаточно продуман и напоминает педальный бак для мусора.

– Не думаю, что коронер будет нами доволен, – предположил Макалистер, с помощью Блейка опуская голову Джулиет в мягкое нутро контейнера.

Блейк взглянул на Джо, оба молчали.

Врач продолжал:

– Он же разрешил оставить здесь тело только для размораживания. Когда он обнаружит обезглавленный торс и замороженную голову, он разнесет крышу.

– Это даст нам время, Мюррей, – сказал Блейк, снова взглянув на Джо. Они оба знали, что когда коронер откроет контейнер, то он разнесет не только крышу. Но об этой части плана они ничего не рассказали Макалистеру.

– Да, – обеспокоенно изрек врач. – Мы рискуем нашими добрыми отношениями с властями.

– На этот риск мы должны пойти, – заметил Блейк.

– Я тоже рискую, – напомнил ему Макалистер сурово. – Меня могут попереть за эти дела.

И пока Джо в полном замешательстве плотно закручивал крышку, Блейк сходил за баллоном с жидким азотом и присоединил наконечник к клапану сбоку нейроконтейнера. Странное прощание, подумал Джо.

– Готов, – объявил Макалистер, спустил маску и содрал с рук перчатки. – Кто будет здесь завтра общаться со следователем?

– Я, – ответил Блейк.

В присоединенном к контейнеру наконечнике засвистело, и вокруг него образовалось облачко холодного пара. Блейк сосредоточенно наполнял контейнер с вмонтированным аварийным температурным сигналом. Джо проводил Макалистера до машины и поблагодарил его.

На улице было очень темно, шел дождь, привычно пахло керосином. Сзади слышался рев моторов садящегося в Гатуике самолета. В небе все увеличивались мигающие огоньки еще одного. Шотландия. Джо хотел быть сейчас там.

Из багажника своего автомобиля он достал большой полиэтиленовый пакет с ручками и поспешил назад. В операционной он поставил пакет на пол. Без десяти минут семь, скоро появится ночной охранник. Джо не хотел, чтобы Сполдинг видел, чем они тут занимаются.

Блейк помог коллеге вынести контейнер с головой Джулиет Спринг на улицу. Джо открыл багажник своей машины и заглянул внутрь. Так и есть, багажник недостаточно глубок.

– Блейк, я думаю, его можно положить на бок.

Блейк покачал головой:

– Будет перекатываться по багажнику. Ты же знаешь, какой крупной она становится при температуре близкой к температуре жидкого азота. А это наступит где-то через полчаса. Достаточно одного толчка – и она треснет. Лучше поставь в салон.

Они воткнули дьюэр между задним и передним сиденьями со стороны пассажира, отодвинув его, а в багажник положили запасной баллон с жидким азотом.

Вернувшись в операционную еще раз, Джо открыл полиэтиленовый пакет и достал оттуда дешевый рыжий парик и треснувшую гипсовую голову, которую он стащил в университетском драматическом кружке. Блейк тем временем пошел в складское помещение за запасным нейроконтейнером. Джо нацепил на гипсовую голову парик, частично скрывавший лицо, затем в несколько слоев упаковал это все в пленку, так что остались видны только общие контуры человеческой головы и лица.

Блейк какое-то время наблюдал за его работой, потом произнес:

– Не падай духом.

– Конечно нет, – улыбнулся ему Джо. Опуская в жестяную коробку чучело, он добавил: – Никогда в жизни не чувствовал себя лучше.

– Ты был влюблен в нее, верно?

Джо закручивал крышку, и вопрос застал его врасплох.

– Только в ее разум, Блейк, – ответил он слишком быстро. – Я был влюблен в ее разум. Она понимала, для чего мы работаем. Она была одной из нас.

– Она и сейчас одна из нас.

Дорога от «Крионита» домой была перегружена, и Джо вел машину с особой осторожностью, помня о хрупкости своего груза. Он замерз, но обогрев не включал из-за Джулиет. Стеклоочистители размазывали по стеклу капли нескончаемого дождя, в свете горящих фонарей они мерцали, как стеклышки калейдоскопа.

Въехав наконец на освещенную фонарем дорожку к дому, Джо поставил машину так, чтобы сторону с контейнером не было видно с улицы. Мюриел Аркрайт одержимость чистотой сочетала с обязанностями местного наблюдателя-координатора, ничто не ускользало от ее взгляда.

Медленно и осторожно, сгорбившись под тяжестью, Джо пронес контейнер через кухню вниз, в погреб, и поставил его на кирпичный пол рядом с морозильником. Давление в контейнере было нормальное: оба термометра показывали минус 154°. Блейк оказался прав, температура падала быстро.

Он принес из машины баллон с жидким азотом, поставил его у стены и перевел дыхание. В свете слабой пыльной лампочки алюминиевая обшивка нейроконтейнера мрачно поблескивала. Джо робко тронул крышку.

– Прости меня, Джулиет, – тихо произнесен, будто боясь быть услышанным. – Прости, что не смог сделать для тебя больше. Но теперь все будет хорошо. Схватка у нас в понедельник, и если мы не победим, то обратимся в Суд лордов. Если и они нас отвергнут, мы дойдем до Европейского суда Комитета по правам человека. О'кей?

Он оторвался от сырой стены и нашел глазами серый пластиковый чехол, под которым находилось подсоединение АРХИВа к электрической системе. Приглушенный щелчок показал, что по указанию АРХИВа то ли закрылись занавески в одной из комнат, то ли выключилось внешнее освещение.

Джо порадовался, что в погребе нет видеокамеры. Камеры снаружи и внутри дома уже зафиксировали бы и передали в АРХИВ компромат, но это было бы только их общей тайной. И ничьей больше. Тут Джо вдруг припомнил замечание Джулиет относительно крема, который Карен употребляла для лица. Должно быть, ей удалось со всеми подробностями расшифровать видеообразы. Джо мысленно сделал себе зарубку на память – проверить всю систему и, в случае необходимости, перешифровать. Ведь если Джулиет сумела расколоть шифр, то это смогут сделать и другие студенты или хакеры.

Слава богу, что Карен нет дома, порадовался Джо. Он стал придумывать, как ей объяснить, если она вернется домой в воскресенье вечером, что это за цилиндр. Возможно, уже в понедельник суд примет решение в их пользу, тогда все уладится. Нужно только уберечь до этого времени нейроконтейнер от коронера и от Карен.

Джо подумал о чердаке. На чердак можно влезть только по лестнице, Карен туда никогда не взбирается. Если сделать веревочные петли, то удастся все поднять наверх. Он решил провести эту операцию в воскресенье днем, до возвращения Карен. Конечно, лучше хранить дьюэр в погребе, но там его легко обнаружить.

Он поднялся по ступенькам из погреба, погасил там свет, захлопнул тяжелую дверь. Часы на руке показывали 8:30. Через час нужно еще раз проверить контейнер. В столовой Джо взял из бара и налил себе на четыре пальца виски «Джеймсонс», залпом выпил половину и пошел на кухню прослушать автоответчик.

Голос Карен сообщил, что у них все прекрасно, но они по нему скучают и надеются, что скоро все соберутся здесь вместе. Джо устало набрал номер. Когда ему ответили, что ее нет в гостинице, он облегченно вздохнул: не надо сообщать, что он не сможет к ним присоединиться.

Попросив передать Карен, что он звонил, Джо прошел в комнату, включил телевизор и прямо в пальто плюхнулся на диван. Портьеры были задернуты, горели только бра. АРХИВ не только задергивал шторы, в отсутствие людей он наобум включал и выключал свет. Иногда, когда Джо входил в темную комнату, АРХИВ включал ему свет, но поступал так не всегда.

Джо пощелкал кнопками каналов и увлекся автомобильной погоней по улице Лос-Анджелеса. Копы, прекрасная блондинка, скользкий негодяй в роскошном спортивном автомобиле. Джо задержался, пытаясь уловить суть и стараясь отвлечься.

Программа закончилась в 9:30, и Джо спустился в погреб, чтобы проверить нейроконтейнер. Температура продолжала падать, теперь она достигла минус 176°, всего на двадцать градусов выше температуры жидкого азота. Проверив давление, он открыл крышку морозильника и поискал, что бы приготовить на ужин.

Джо выбрал пиццу, достал ее и стер с коробки иней, чтобы прочесть инструкцию. На кухне он сунул пиццу в микроволновую печь. Чуть позже позвонила Карен, и он объяснил ей, что не приедет. Она огорчилась, хотя сказала, что прекрасно проводит время со своей сестрой, правда, Джек очень расстроится. Джо пообещал, что компенсирует все, когда они вернутся.

Джо плохо и мало спал в ту ночь. Несколько раз он беспокойно вставал и спускался в подвал проверить температуру контейнера; она падала нормально. Уже стало светать, когда он наконец погрузился в глубокий сон, из которого его вывел в четверть девятого негодующий звонок Джека.

– Папа, почему ты не можешь приехать?

– Я очень занят. Как твои кузены?

Последовала пауза.

– Карлотта не разговаривает со мной.

– Да? Почему?

Снова помолчав, он ответил:

– Не знаю.

Что-то загудело, и портьеры начали открываться. В комнату полился солнечный свет, за окном стояло прекрасное утро. Джо попрощался с Джеком, пару минут поболтал с Карен и, повесив трубку, лег, чтобы привести в порядок свои мысли.

Вчера он, Блейк и Мюррей обезглавили тело, являющееся предметом судебного предписания. По условиям контрактов «Крионита» они имеют право в необходимых случаях переводить пациентов из состояния полной криоконсервации в нейросуспензию, то есть в криоконсервацию отделенной от тела головы. Решение суда относилось к криоконсервации всего тела Джулиет. Забрав голову, они, по крайней мере, пусть и не особенно надежно, защитили ее. А может, разумнее вернуть ее на место. Еще не поздно, хотя приклеить ее назад трудно.

Кроме того, он дал обещание. Джо спросил себя: если бы роли поменялись, хотел бы он, чтобы Джулиет поступила с ним так же, и не колеблясь ответил «да».

Джо вылез из постели. К пяти вечера в «Крионит» заявится следователь, надеясь обнаружить там размороженное тело. А обнаружит обезглавленный труп и дьюэр с замороженной гипсовой головой, но она не поймет этого, пока не снимет целлофановую обертку, а это станет возможным не раньше чем через сутки, когда целлофан оттает. За это время они успеют подать апелляцию.

Джо натянул халат, сунул ноги в шлепанцы и спустился на кухню. На стене висел монтаж из фотографий Джека, кое-где валялись мальчишечьи игрушки. Сердце отца сжалось. Вместо того, чтобы ехать со своей семьей по дорогам Шотландии, он сидит здесь.

Оба термометра на нейроконтейнере показывали минус 196°, температуру жидкого азота. Она стабилизировалась, и теперь Джо не так часто бегал проверять ее. Почти весь день он проработал у себя в кабинете, стараясь занять мозги. В электронной почте добавилось еще несколько сообщений, теперь их скопилось уже свыше четырехсот, и все требовали ответа. Добравшись до любопытного послания, привлекшего вчера его внимание, подпись под ним гласила: «Почтовый ящик Возмужавшего Джунга», Джо прочел:

«Доктор Мессенджер, мне бы очень хотелось как-нибудь получить Ваш ответ».

Он часто получал причудливые письма, в основном от хакеров. Это было явно из их числа, и Джо стер его.

Часовая стрелка достигла пяти часов и двинулась дальше. В 6:30 Блейк позвонили сообщил, что все прошло без сучка без задоринки. Следователь не присутствовала. Приехавшие водитель и ассистент забрали тело Джулиет и нейроконтейнер, ничуть не удивившись. Блейк предостерег их, что емкость содержит жидкий азот под давлением и ее нельзя открывать без защитной одежды, на что они ответили, что вряд ли кто-то осмотрит тело раньше понедельника.

Джо позвонил Карен, долго болтал с Джеком. Сын рассказал, что в Эдинбурге видел скамью Артура, и спрашивал, почему она называется скамьей. Ведь никакой скамьи там нет. Джо объяснил, это, мол, потому, что она похожа на скамью, и еще по некоторым причинам, чем вызвал у Джека тоненькое «хи-хи».

Профессор приготовил себе в СВЧ-печке на ужин полуфабрикат фирмы «Маркс и Спенсер», рано лег спать и быстро уснул, успокоенный хорошими новостями от Блейка.

В кромешной тьме задребезжал звонок, разбудив Джо. Спросонья он подумал, что это будильник, и потянулся, чтобы утопить кнопку. Потом сообразил, что звонит телефон. Он приложил трубку к уху, на радиочасах в темноте светились цифры 2:44. Может, Карен? Что-то случилось. С Джеком? Или это Блейк? Или следователь?

– Алло, да? – произнес он, психологически приготовившись к дурным вестям.

В трубке засвистело, затем раздалась трель, перешедшая в высокий писк. Ошибочно подсоединился модем факса или компьютера. Этот звук он давно не слышал, чуть ли не со студенческих времен. Джо раздраженно повесил трубку и начал засыпать.

Звонок снова разбудил его.

Он чертыхнулся, включил прикроватный свет, сел. Услышав в трубке тот же электронный шум, он повесил трубку. Какой-то идиот не может передать факс.

Снова раздался звонок, и снова тот же звук. На долю секунды ему пришла в голову мысль: а не Карен ли это пытается связаться с ним? В трубке тренькало и пищало. Похоже, факс на автомате пытается передать сообщение. Джо вылез из постели и выдернул телефонный шнур. Теперь он может трещать и пищать всю ночь или же перезвонить и напищать на автоответчик. И Джо заснул.

Он проспал до начала десятого. Проснувшись, увидел, что комната залита дневным светом; АРХИВ допустил ошибку и раздернул портьеры.

«Благодарю, АРХИВ, – подумал Джо. – Большое спасибо! Мог бы подождать, пока я проснусь».

Тут он вспомнил, что отключил телефон, вставил вилку в розетку и пошел в ванную принимать душ.

Джо спустился в прихожую, поднял с пола воскресные газеты и пробежал заголовки. Английские газеты доставляли ему удовольствие.

Пройдя в кухню, он заметил, что на автоответчике нет сообщений. Должно быть, ночью заблудившийся факс бросил свое бесполезное занятие. Джо ложкой всыпал в фильтр кофеварки кофе, залил воду, включил ее и, присев к кухонному столу, начал читать. Кофеварка закипела и щелчком отключилась. Джо обернулся на часы за спиной. Отметив, что уже десять утра, он вспомнил о нейроконтейнере в погребе и решил сходить туда через минуту.

Он пролистал страницы газеты. Из сада слышалось странное щебетание птицы. Два писка, тишина, снова два настойчивых высоких писка. Нет, они исходили не с улицы, а откуда-то снизу.

Из погреба.

Джо подпрыгнул, отомкнул дверь и рванул ее на себя.

Бип-бип. Бип-бип. Бип-бип.

Боже. К нему рвался аварийный температурный сигнал. Джо ощупью включил свет и ринулся вниз, сердце в груди колотилось как сумасшедшее.

Бип-бип. Бип-бип. Бип-бип.

Здесь звук оглушал, резкий и негодующий. Над нейроконтейнером облако пара висело, как сигаретный дым. На градусниках минус 160°. Температура поднялась на тридцать шесть градусов. О боже!

Бип-бип. Бип-бип. Бип-бип.

Как же давно это происходит? От клапана под давлением тонкой струйкой поднимался пар. Джо присел, попытался подтянуть вентиль, но он уже был затянут до упора. Забыв про защитные перчатки и маску, Джо схватил баллон с азотом, откупорил вентиль и вставил наконечник в клапан нейроконтейнера. Противно зашипела и наружу вырвалась струя испаряющегося жидкого азота.

Джо обожгло руки, и он резко отскочил назад. Попробовал еще раз, но азот снова пошел наружу. Клапан не открывался. С третьей попытки он поддался. Джо держал баллон, заполняя контейнер, пока не перестало шипеть. Столбики термометров медленно двинулись вниз, указывая на понижение температуры. Джо поставил баллон обратно к стене и пробыл в погребе еще целых полчаса, наблюдая за продолжающимся процессом охлаждения.

Только после этого он поднялся по лестнице в кухню. Насыпав корм малышу карпу в аквариуме, он прошел в сад и покормил дюжину карпов покрупней, живущих в пруду, накрытом декоративной решеткой, чтобы туда не свалился Джек или кто-нибудь не выловил рыбок.

Покончив с этим, Джо переоделся в спортивный костюм и предпринял пятимильную пробежку к морю и обратно. Дома он еще раз заглянул в погреб, затем ополоснулся под душем и, как обычно, поработал в кабинете.

Во второй половине дня Джо отправился сделать себе сандвич. На кухне его встретил все тот же, похожий на птичий, писк.

Бип-бип. Бип-бип. Бип-бип.

Он бегом спустился в погреб и кинулся к нейроконтейнеру. Температура угрожающе поднялась до минус 172°. При последней проверке она была минус 182°. Профессор выругался, схватил газовый баллон и подсоединил его наконечник к клапану нейроконтейнера. Джо мгновенно окутало азотным туманом. Он выдернул наконечник, при этом клапан застопорился в открытом состоянии, из него рвался наружу пар. Джо испуганно отпрыгнул и грохнулся на кирпичный пол, споткнувшись о баллон.

С трудом поднявшись на ноги, он сгреб валявшуюся рядом рваную пыльную тряпку, обернул ею руки и сделал еще одну безуспешную попытку. Клапан не закрывался, и погреб начал заполняться густой пеленой пара. Не сумев разглядеть показания градусников, Джо поковырял гвоздем клапан, но только еще больше открыл его. Дьюэр быстро пустел. При такой скорости жидкий азот выкипит за считанные минуты.

Сохраняя спокойствие, Джо взбежал по лестнице и позвонил Блейку. После третьего гудка наступила пауза, и затем голос Блейка на автоответчике многословно сообщил, что хозяина нет дома, после чего Джо оставил ему просьбу срочно позвонить и повесил трубку.

Профессор мучительно искал выход. Крионит! Там на складе должен храниться запасной нейроконтейнер. Он застанет там Энди Уайта. У студента золотые руки, он все уладит. Даже если не окажется запасного нейроконтейнера, он сможет починить этот.

Неисправный контейнер Джо решил взять с собой. Прихватив кухонные рукавицы для горячего, он решительно спустился в погреб.

Оставить заявку на описание
?
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить