Пестрые рассказы Пестрые рассказы В этой книге вы прочитаете рассказы замечательного русского писателя А.П.Чехова - истории забавные, веселые и грустные. АСТ 978-5-17-067361-2
99 руб.
Russian
Каталог товаров

Пестрые рассказы

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
В этой книге вы прочитаете рассказы замечательного русского писателя А.П.Чехова - истории забавные, веселые и грустные.
Отрывок из книги «Пестрые рассказы»
ПАССАЖИР 1-го КЛАССА


Пассажир первого класса, только что пообедавший на вокзале и слегка
охмелевший, разлегся на бархатном диване, сладко потянулся и задремал.
Подремав не больше пяти минут, он поглядел маслеными глазами на своего
vis-a-vis, ухмыльнулся и сказал:
- Блаженныя памяти родитель мой любил, чтобы ему после обеда бабы
пятки чесали. Я весь в него, с тою, однако, разницею, что всякий раз после
обеда чешу себе не пятки, а язык и мозги. Люблю, грешный человек,
пустословить на сытый желудок. Разрешаете поболтать с вами?
- Сделайте одолжение, - согласился vis-a-vis.
- После хорошего обеда для меня достаточно самого ничтожного повода,
чтобы в голову полезли чертовски крупные мысли. Например-с, сейчас мы с
вами видели около буфета двух молодых людей, и вы слышали, как один из них
поздравлял другого с известностью. "Поздравляю, вы, говорит, уже
известность и начинаете завоевывать славу". Очевидно, актеры или
микроскопические газетчики. Но не в них дело. Меня, сударь, занимает
теперь вопрос, что собственно нужно разуметь под словом слава или
известность? Как по-вашему-с? Пушкин называл славу яркой заплатой на
рубище, все мы понимаем ее по-пушкински, то есть более или менее
субъективно, но никто еще не дал ясного, логического определения этому
слову. Дорого бы я дал за такое определение!
- На что оно вам так понадобилось?
- Видите ли, знай мы, что такое слава, нам, быть может, были бы
известны и способы ее достижения, - сказал пассажир первого класса,
подумав. - Надо вам заметить, сударь, что когда я был помоложе, я всеми
фибрами души моей стремился к известности. Популярность была моим, так
сказать, сумасшествием. Для нее я учился, работал, ночей не спал, куска
недоедал и здоровье потерял. И кажется, насколько я могу судить
беспристрастно, у меня были все данные к ее достижению. Во-первых-с, по
профессии я инженер. Пока живу, я построил на Руси десятка два
великолепных мостов, соорудил в трех городах водопроводы, работал в
России, в Англии, в Бельгии... Во-вторых, я написал много специальных
статей по своей части. В-третьих, сударь мой, я с самого детства был
подвержен слабости к химии; занимаясь на досуге этой наукой, я нашел
способы добывания некоторых органических кислот, так что имя мое вы
найдете во всех заграничных учебниках химии. Всё время я находился на
службе, дослужился до чина действительного статского советника и формуляр
имею не замаранный. Не стану утруждать вашего внимания перечислением своих
заслуг и работ, скажу только, что я сделал гораздо больше, чем иной
известный. И что же? Вот я уже стар, околевать собираюсь, можно сказать, а
известен я столь же, как вон та черная собака, что бежит по насыпи.
- Почему знать? Может быть, вы и известны.
- Гм!.. А вот мы сейчас попробуем... Скажите, вы слыхали когда-нибудь
фамилию Крикунова?
Vis-a-vis поднял глаза к потолку, подумал и засмеялся.
- Нет, не слыхал... - сказал он.
- Это моя фамилия. Вы, человек интеллигентный и пожилой, ни разу не
слыхали про меня - доказательство убедительное! Очевидно, добиваясь
известности, я делал совсем не то, что следовало. Я не знал настоящих
способов и, желая схватить славу за хвост, зашел не с той стороны.
- Какие же это настоящие способы?
- А чёрт их знает! Вы скажете: талант? гениальность? недюжинность?
Вовсе нет, сударь мой... Параллельно со мной жили и делали свою карьеру
люди сравнительно со мной пустые, ничтожные и даже дрянные. Работали они в
тысячу раз меньше меня, из кожи не лезли, талантами не блистали и
известности не добивались, а поглядите на них! Их фамилии то и дело
попадаются в газетах и в разговорах! Если вам не надоело слушать, то я
поясню примером-с. Несколько лет тому назад я делал в городе К. мост. Надо
вам сказать, скучища в этом паршивом К. была страшная. Если бы не женщины
и не карты, то я с ума бы, кажется, сошел. Ну-с, дело прошлое, сошелся я
там, скуки ради, с одной певичкой. Чёрт ее знает, все приходили в восторг
от этой певички, по-моему же, - как вам сказать? - это была обыкновенная,
дюжинная натуришка, каких много. Девчонка пустая, капризная, жадная,
притом еще и дура. Она много ела, много пила, спала до пяти часов вечера -
и больше, кажется, ничего. Ее считали кокоткой, - это была ее профессия, -
когда же хотели выражаться о ней литературно, то называли ее актрисой и
певицей. Прежде я был завзятым театралом, а потому эта мошенническая игра
званием актрисы чёрт знает как возмущала меня! Называться актрисой или
даже певицей моя певичка не имела ни малейшего права. Это было существо
совершенно бесталанное, бесчувственное, можно даже сказать, жалкое.
Насколько я понимаю, пела она отвратительно, вся же прелесть ее
"искусства" заключалась в том, что она дрыгала, когда нужно было, ногой и
не конфузилась, когда к ней входили в уборную. Водевили выбирала она
обыкновенно переводные, с пением, и такие, где можно было щегольнуть в
мужском костюме в обтяжку. Одним словом - тьфу! Ну-с, прошу внимания. Как
теперь помню, происходило у нас торжественное открытие движения по вновь
устроенному мосту. Был молебен, речи, телеграммы и прочее. Я, знаете ли,
мыкался около своего детища и всё боялся, как бы сердце у меня не лопнуло
от авторского волнения. Дело прошлое и скромничать нечего, а потому скажу
вам, что мост получился у меня великолепный! Не мост, а картина, один
восторг! И извольте-ка не волноваться, когда на открытии весь город. "Ну,
думал, теперь публика на меня все глаза проглядит. Куда бы спрятаться?" Но
напрасно я, сударь мой, беспокоился - увы! На меня, кроме официальных лиц,
никто не обратил ни малейшего внимания. Стоят толпой на берегу, глядят,
как бараны, на мост, а до того, кто строил этот мост, им и дела нет. И,
чёрт бы их драл, с той поры, кстати сказать, возненавидел я эту нашу
почтеннейшую публику. Но будем продолжать. Вдруг публика заволновалась:
шу-шу-шу... Лица заулыбались, плечи задвигались. "Меня, должно быть,
увидели", - подумал я. Как же, держи карман! Смотрю, сквозь толпу
пробирается моя певичка, вслед за нею ватага шалопаев; в тыл всему этому
шествию торопливо бегут взгляды толпы. Начался тысячеголосый шёпот: "Это
такая-то... Прелестна! Обворожительна!" Тут и меня заметили... Двое
каких-то молокососов, должно быть, местные любители сценического
искусства, - поглядели на меня, переглянулись и зашептали: "Это ее
любовник!" Как это вам понравится? А какая-то плюгавая фигура в цилиндре,
с давно не бритой рожей, долго переминалась около меня с ноги на ногу,
потом повернулась ко мне со словами:
- Знаете, кто эта дама, что идет по тому берегу? Это такая-то...
Голос у нее ниже всякой критики-с, но владеет она им в совершенстве!..
- Не можете ли вы сказать мне, - спросил я плюгавую фигуру, - кто
строил этот мост?
- Право, не знаю! - отвечала фигура. - Инженер какой-то!
- А кто, - спрашиваю, - в вашем К. собор строил?
- И этого не могу вам сказать.
Далее я спросил, кто в К. считается самым лучшим педагогом, кто
лучший архитектор, и на все мои вопросы плюгавая фигура ответила
незнанием.
- А скажите, пожалуйста, - спросил я в заключение, - с кем живет эта
певица?
- С каким-то инженером Крикуновым.
Ну, сударь мой, как вам это понравится? Но далее... Миннезенгеров и
баянов теперь на белом свете нет и известность делается почти
исключительно только газетами. На другой же день после освящения моста с
жадностью хватаю местный "Вестник" и ищу в нем про свою особу. Долго бегаю
глазами по всем четырем страницам и наконец - вот оно! ура! Начинаю
читать: "Вчера, при отличной погоде и при громадном стечении народа, в
присутствии его превосходительства господина начальника губернии такого-то
и прочих властей, происходило освящение вновь построенного моста" и т. д.
В конце же: "На освящении, блистая красотой, присутствовала, между прочим,
любимица к-ой публики, наша талантливая артистка такая-то. Само собою
разумеется, что появление ее произвело сенсацию. Звезда была одета..." и
т. д. Обо мне же хоть бы одно слово! Хоть полсловечка! Как это ни мелко,
но, верите ли, я даже заплакал тогда от злости!
Успокоил я себя на том, что провинция-де глупа, с нее и требовать
нечего, а что за известностью нужно ехать в умственные центры, в столицы.
Кстати в те поры в Питере лежала одна моя работка, поданная на конкурс.
Приближался срок конкурса.
Простился я с К. и поехал в Питер. От К. до Питера дорога длинная, и
вот, чтоб скучно не было, я взял отдельное купе, ну... конечно, и певичку.
Ехали мы и всю дорогу ели, шампанское пили и - тру-ла-ла! Но вот мы
приезжаем в умственный центр. Приехал я туда в самый день конкурса и имел,
сударь мой, удовольствие праздновать победу: моя работа была удостоена
первой премии. Ура! На другой же день иду на Невский и покупаю на семь
гривен разных газет. Спешу к себе в номер, ложусь на диван и, пересиливая
дрожь, спешу читать. Пробегаю одну газетину - ничего! Пробегаю другую - ни
боже мой! Наконец, в четвертой наскакиваю на такое известие: "Вчера с
курьерским поездом прибыла в Петербург известная провинциальная артистка
такая-то. С удовольствием отмечаем, что южный климат благотворно
подействовал на нашу знакомку: ее прекрасная сценическая наружность..." -
и не помню что дальше! Много ниже под этим известием самым мельчайшим
петитом напечатано: "Вчера на таком-то конкурсе первой премии удостоен
инженер такой-то". Только! И, вдобавок, еще мою фамилию переврали: вместо
Крикунова написали Киркунов. Вот вам и умственный центр. Но это не всё...
Когда я через месяц уезжал из Питера, то все газеты наперерыв толковали о
"нашей несравненной, божественной, высокоталантливой" и уж мою любовницу
величали не по фамилии, а по имени и отчеству...
Несколько лет спустя я был в Москве. Вызван был я туда
собственноручным письмом городского головы по делу, о котором Москва со
своими газетами кричит уже более ста лет. Между делом я прочел там в одном
из музеев пять публичных лекций с благотворительною целью. Кажется,
достаточно, чтобы стать известным городу хотя на три дня, не правда ли?
Но, увы! Обо мне не обмолвилась словечком ни одна московская газета. Про
пожары, про оперетку, про спящих гласных, про пьяных купцов - про всё
есть, а о моем деле, проекте, о лекциях - ни гу-гу. А милая московская
публика! Еду я на конке... Вагон битком набит: тут и дамы, и военные, и
студенты, и курсистки - всякой твари по паре.
- Говорят, что дума вызвала инженера по такому-то делу! - говорю я
соседу так громко, чтобы весь вагон слышал. - Вы не знаете, как фамилия
этого инженера?
Сосед отрицательно мотнул головой. Остальная публика поглядела на
меня мельком и во всех взглядах я прочел "не знаю".
- Говорят, кто-то читает лекции в таком-то музее! - пристаю я к
публике, желая завязать разговор. - Говорят, интересно!
Никто даже головой не кивнул. Очевидно, не все слышали про лекции, а
госпожи дамы не знали даже о существовании музея. Это бы всё еще ничего,
но представьте вы, сударь мой, публика вдруг вскакивает и ломит к окнам.
Что такое? В чем дело?
- Глядите, глядите! - затолкал меня сосед. - Видите того брюнета, что
садится на извозчика? Это известный скороход Кинг!
И весь вагон, захлебываясь, заговорил о скороходах, занимавших тогда
московские умы.
Много и других примеров я мог бы привести вам, но, полагаю, и этих
довольно. Теперь допустим, что я относительно себя заблуждаюсь, что я
хвастунишка и бездарность, но, кроме себя, я мог бы указать вам на
множество своих современников, людей замечательных по талантам и
трудолюбию, но умерших в неизвестности. Все эти русские мореплаватели,
химики, физики, механики, сельские хозяева - популярны ли они? Известны ли
нашей образованной массе русские художники, скульпторы, литературные люди?
Иная старая литературная собака, рабочая и талантливая, тридцать три года
обивает редакционные пороги, исписывает чёрт знает сколько бумаги, раз
двадцать судится за диффамацию, а все-таки не шагает дальше своего
муравейника! Назовите мне хоть одного корифея нашей литературы, который
стал бы известен раньше, чем не прошла по земле слава, что он убит на
дуэли, сошел с ума, пошел в ссылку, не чисто играет в карты!
Пассажир 1-го класса так увлекся, что выронил изо рта сигару и
приподнялся.
- Да-с, - продолжал он свирепо, - и в параллель этим людям я приведу
вам сотни всякого рода певичек, акробатов и шутов, известных даже грудным
младенцам. Да-с!
Скрипнула дверь, пахнул сквозняк и в вагон вошла личность угрюмого
вида, в крылатке, в цилиндре и синих очках. Личность оглядела места,
нахмурилась и прошла дальше.
- Знаете, кто это? - послышался робкий шёпот из далекого угла
вагона. - Это N. N., известный тульский шулер, привлеченный к суду по делу
Y-го банка.
- Вот вам! - засмеялся пассажир 1-го класса. - Тульского шулера
знает, а спросите его, знает ли он Семирадского, Чайковского или философа
Соловьева, так он вам башкой замотает... Свинство!
Прошло минуты три в молчании.
- Позвольте вас спросить, в свою очередь, - робко закашлял
vis-a-vis, - вам известна фамилия Пушкова?
- Пушкова? Гм!.. Пушкова... Нет, не знаю!
- Это моя фамилия... - проговорил vis-a-vis, конфузясь. - Стало быть,
не знаете? А я уже 35 лет состою профессором одного из русских
университетов... член академии наук-с... неоднократно печатался...
Пассажир 1-го класса и vis-a-vis переглянулись и принялись хохотать.
Содержание
Мыслитель Рассказ c. 5-10
Пассажир 1-го класса Рассказ c. 11-21
Злоумышленник Рассказ c. 22-28
Дочь Альбиона Рассказ c. 29-34
На чужбине Рассказ c. 35-41
Раз в год Рассказ c. 42-47
Отставной раб Рассказ c. 48-51
Шило в мешке Рассказ c. 52-58
Произведение искусства Рассказ c. 59-65
Орден Рассказ c. 66-70
Смерть чиновника Рассказ c. 71-75
Канитель Рассказ c. 76-79
Хирургия Рассказ c. 80-85
Капитанский мундир Рассказ c. 86-94
Восклицательный знак Рассказ c. 95-102
Пересолил Рассказ c. 103-109
Налим Рассказ c. 110-117
Певчие Рассказ c. 118-125
Хамелеон Рассказ c. 126-130
Клевета Рассказ c. 131-136
Шведская спичка Рассказ c. 137-167
Мелюзга Рассказ c. 168-173
Зеркало Рассказ c. 174-180
Старость Рассказ c. 181-188
Нахлебники Рассказ c. 189-198
Устрицы Рассказ c. 199-205
Тоска Рассказ c. 206-214
Егерь Рассказ c. 215-221
Штрихкод:   9785170673612
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   125 г
Размеры:   164x 103x 10 мм
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Авторский сборник, Рассказ
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить