Американский доктор из России, или История успеха Американский доктор из России, или История успеха Все русские эмигранты в Америке делятся на два типа: на тех, которые пустили корни на своей новой родине, и на тех, кто существует в ней, но корни свои оставил в прежней земле, то есть живут внутренними эмигрантами... В книге описывается, как русскому доктору посчастливилось пробиться в американскую частную медицинскую практику. Ничто так не интересно, как история личного успеха в чужой стране. Эта книга - продолжение воспоминаний о первых трудностях эмигрантской жизни, изданных `Захаровым` (`Русский доктор в Америке`, 2001 год). Захаров 5-8159-0363-9
129 руб.
Russian
Каталог товаров

Американский доктор из России, или История успеха

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Все русские эмигранты в Америке делятся на два типа: на тех, которые пустили корни на своей новой родине, и на тех, кто существует в ней, но корни свои оставил в прежней земле, то есть живут внутренними эмигрантами... В книге описывается, как русскому доктору посчастливилось пробиться в американскую частную медицинскую практику. Ничто так не интересно, как история личного успеха в чужой стране. Эта книга - продолжение воспоминаний о первых трудностях эмигрантской жизни, изданных `Захаровым` (`Русский доктор в Америке`, 2001 год).
Отрывок из книги «Американский доктор из России, или История успеха»
Предисловие

Все русские иммигранты в Америке делятся на пустивших корни в этой чужой стране и тех, которые проживают в ней, но корни свои оставили в родной земле. В 1978 году я в возрасте почти пятидесяти лет эмигрировал с семьей в Америку. Мы сумели пустить здесь корни. Сначала я приспосабливался к Америке, но, добившись успеха стал приспосабливать Америку к себе. На долгом пути было много интересных событий, встречалось много интересных людей — американцев и русских.
Первые годы нашего пребывания в США я описал в книге «Русский доктор в Америке» («Захаров», 2001). Многие читатели спрашивали: что с нами случилось дальше, смогли мы стать американцами? Пусть по этой моей новой книге читатели судят сами, кем мы стали. Ничто так не интересно, как личные истории, тем более — истории успеха.
Попасть в элиту частной медицины США непросто: американские доктора весьма неохотно принимают в свою среду коллег-иммигрантов. Они закономерно гордятся достижениями своей медицины и настороженно относятся к врачам с другим уровнем подготовки и оставляют им лечение иммигратов. В Соединенных Штатах проживают более двух миллионов иммигрантов из бывшего Советского Союза: широкое поле деятельности для докторов-соотечественников.
Мне посчастливилось быть свидетелем и участником взлета американской медицины в 1980—1990-х годах. Если больной может выбирать, лечиться ему лучше всего в Америке. Но вот вопрос: кто такой хороший специалист и кто такой хороший доктор? Можно быть хорошим специалистом, но не стать хорошим доктором. И, наоборот, хороший доктор — не обязательно хороший специалист. Специалист отличается глубиной знаний. Но практическая медицина — это самая человечная изо всех профессий: это и наука, и сложное искусство врачебного подхода к больному человеку. Хороший доктор — это носитель человечности медицины. Чтобы лечить болезни средней тяжести, больному нужен хороший доктор. Но когда состояние тяжелое, победить может только специалист.
Я много ездил по миру с лекциями и операциями и видел, что лицо медицины меняется повсюду: все больше хороших специалистов и все меньше хороших докторов. И, при всех успехах медицины, у меня сложилось впечатление, что чем она богаче лекарствами и инструментами, тем меньше в ней человечности отношений между доктором и больным.
Я старый врач, проработавший 25 лет в России и столько же в Америке. Я сумел сохранить в себе традиции русского доктора, но успел стать в Штатах специалистом нового типа. В этой книге я рассказываю, как непросто сочетать в себе эти черты.
Мемуары — социально-историческое повествование, отражающее личный опыт. В этой книге — весь мой личный опыт за годы, прожитые в Америке. Я заканчиваю ее рассказом о том, что думает старый хирург, оставаясь один на один с воспоминаниями.

Д-р Владимир ГОЛЯХОВСКИЙ,
Нью-Йорк, 2003 г.


Неожиданная улыбка судьбы

Когда мне невмочь пересилить беду,
Когда подступает отчаянье,
Я в синий троллейбус сажусь на ходу,
В последний, случайный...
Булат Окуджава

У всех бывает свой «синий троллейбус», последний, случайный, когда жизнь делает неожиданный поворот. Со мной такое случалось много раз и случилось в одно октябрьское утро 1987 года в Нью-Йорке.
Осень — это лучшее время года здесь. После надоевшего летнего зноя и влажности установились ясные теплые дни, ночи стали прохладными, деревья в парках и на бульварах окрасились великолепным багрянцем. Обычно в это время у меня становилось легко на душе и улучшалось настроение. Но в тот октябрь на душе лежала тревога и настроение было грустное: я совершенно не знал, что ожидало меня в ближайшем профессиональном, врачебном будущем.
В группе докторов, с которыми проходил пятилетнюю стажировку по специальности, я делал утренний обход послеоперационных больных в Бруклинском госпитале. Переходили от одного больного к другому, негромко обмениваясь замечаниями по ходу лечения, делали перевязки, записывали назначения в историях болезней. За окном сияло солнце, мои молодые коллеги выглядели расслабленнее, чем всегда, улыбались и заигрывали с молоденькими сестрами.
Я был старше их вдвое, и мне было не до улыбок. Девять лет иммиграции ушло у меня на то, чтобы снова стать доктором, теперь — в Америке.
В 1978-м я выехал из России, четыре года ушли на изучение английского, на работу ортопедическим техником и на сдачу экзамена, обязательного для всех иностранных докторов. Наконец мне удалось найти место в «Inner City Hospital» (что-то вроде «Госпиталя гетто»). Брали туда лишь иммигрантов, которых не приняли ни в один другой госпиталь, и я был в их числе.
Жилось трудно и грустно; какое-то время я подумывал совсем уйти из медицины. Куда? У меня была вторая профессия, писательская. Но быть в Америке русским писателем и этим зарабатывать на хлеб невозможно. В пятьдесят семь я был, наверное, самый старый врач-резидент в Америке. Ну кому нужен такой начинающий хирург?..
Хотя, по-настоящему, за плечами у меня был опыт
25 лет работы и положение профессора в Москве. Неужели я никому не нужен? — Это грустно.
Услышав мой русский акцент, заведующий хирургическим отделением, иммигрант из Гаити, сказал с французским акцентом: «Я могу поставить вас в список на очередь, и вызову, если будет свободное место ночного дежурного в приемном покое...»
Это была самая низкая врачебная позиция.
Между иммигрантами это называлось «очередью акцента»: все старались брать на работу своих. Госпиталей с явным преобладанием иммигрантов из России в Америке не было. Имелась, впрочем, возможность открыть частную клинику в районе, где густо селились русские, и пользовать их, потому что американцы к русским докторам не обращались. Многие наши так и делали, и это давало неплохой заработок. Но я всю жизнь простоял у операционного стола, умел и хотел делать не только деньги, но и операции, постоянно думал об этом и все больше мрачнел. Вдобавок меня раздражал частым писком биппер на поясе: операторы вызывали меня в другие отделения. Вот опять он запищал. На этот раз звонок был из города. Я услышал голос Уолтера Бессера:
— Владимир, в Нью-Йорк приезжает Илизаров!..
Он исказил фамилию, произнеся с ударением на втором слоге — Ил

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Предисловие 5

Неожиданная улыбка судьбы 7
Триумф профессора Илизарова 14
Предчувствия начинают реализовываться 17
Медицина и реклама 21
На новом месте 24
Наконец среди американцев 29
Новый прилив энергии 33
Американская стамина — особая выносливость 37
Советские иммигранты — наши больные 41
Новая встреча с Илизаровым. Ирина едет в Москву 45
Наш сын 53
Болезнь Илизарова 56
Вторая операция 67
Мечта старого русского доктора 73
Иринина лаборатория 78
Выступление в академии 80
Я стал глохнуть 84
Землетрясение в Армении 90
Москва, Москва... 94
Русский барин 107
Лас-Вегас — символ Америки 112
Мой последний экзамен 118
Ленинград 123
Рабочее место хирурга 134
Илизаровское удлинение 139
Курган 148
Бразилия 169
Начало частной практики 181
Чили 188
Консультация 198
Секретарша 201
Заработки 207
Технологическая динамичность Америки 214
Мой помощник 221
Гватемала 229
Акула Уолл-стрита 237
Я пишу учебник 246
Аризона, Великий Каньон и Колорадо 252
Моя русская клиника 259
Девяностолетие мамы 267
Ватерлоо Илизарова 275
Невидимые миру слезы хирурга 282
Венесуэла и Аруба 287
Второе профессорство 295
Сказка про перевернутые мозги 300
«Новые русские» в Нью-Йорке 305
Одесса гуляет... 309
Мишка-одессит 313
Человек из Жмеринки 319
Мои пациенты-американцы 321
Мой первый суд 327
Деньги делают деньги 340
Интеллектуальна ли Америка? 349
Внучка 356
Золотое десятилетие американской медицины 364
Индия 370
Невеселые новости 382
Хирург и Смерть 390
Притягательная сила Америки 397
Американки 405
Италия 410
Американская достоевщина 422
Томление от хирургии 427
Драконы Гонконга 432
Перед завершением карьеры 440
Есть ли недостатки в Америке
и в американской медицине 446
Все-таки нелегко оставлять работу 452
Последняя операция 458
Мысли о хирургии 466

Эпилог 473
Штрихкод:   9785815903630
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   430 г
Размеры:   206x 132x 29 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Биография
Сведения об издании:   2-е издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить