Второго шанса не будет. Книга 1. Когда завидуют мертвым Второго шанса не будет. Книга 1. Когда завидуют мертвым Цивилизация погребена под пеплом ядерной войны. На Аляске уцелело сверхмощное оружие, и оно по-прежнему действует, подталкивая Землюк последней катастрофе. Николай Васнецов, боец отряда самообороны, отправляется в поход. Через царство рукотворного хаоса, обезумевшей природы и лютых врагов в облике человеческом и зверином Эксмо 978-5-699-44790-9
181 руб.
Russian
Каталог товаров

Второго шанса не будет. Книга 1. Когда завидуют мертвым

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (2)
  • Отзывы ReadRate
Цивилизация погребена под пеплом ядерной войны. На Аляске уцелело сверхмощное оружие, и оно по-прежнему действует, подталкивая Землюк последней катастрофе. Николай Васнецов, боец отряда самообороны, отправляется в поход. Через царство рукотворного хаоса, обезумевшей природы и лютых врагов в облике человеческом и зверином
Отрывок из книги «Второго шанса не будет. Книга 1. Когда завидуют мертвым»
1. СНЕГ
- Ну, вставай уже! Хватит дрыхнуть! - Слава Сквернослов еще раз толкнул спящего Николая. - Подъем!
- Да встаю уже, - раздраженно пробормотал Николай. - В чем дело?
- Как это? - усмехнулся Слава. - Наша смена. Пора на пост. - Он похлопал по прикладу своего Калашникова, который висел у него на шее. - Забыл что ли?
- Ах да. Конечно. - Николай Васнецов стал растирать заспанное лицо холодными ладонями. - Иду.
Они жили в одном подвале и делили это жилище еще с двумя десятками человек. Это были довольно комфортные условия для жизни. Хотя и ближе к окраине Надеждинска. Подвал обширный. Достаточно глубокий и в нем можно было выживать многие годы, что и старались делать люди последние двадцать лет, с тех пор, как случилось то, что положило конец всему. По странному и счастливому стечению обстоятельств, во время всеобщего конца, сам городок Надеждинск не пострадал. Ближайший ядерный удар пришелся по Калуге. А это сорок километров западнее. И бомба там была слабая. Во всяком случае, по сравнению с той, что рванула много севернее, в Москве. Николай практически ничего не помнил о том времени. Когда все началось, ему было три года. Сквернослову было девять и он, бывший воспитанник детского дома, иногда начинал рассказывать своему соседу, двадцатитрехлетнему Коле Васнецову, разные истории о жизни 'до того как' и о том что происходило, когда все началось. Славик был тот еще баламут и всерьез его рассказы Николай не воспринимал, однако всегда слушал с интересом и гордился тем, что он и этот молодой человек, помнивший совершенно другую эпоху, закадычные друзья. Коля часто спрашивал у друга, как вышло, что Надеждинск, в котором располагалась воздушно-десантная дивизия, военный аэродром и уйма военных складов, не пострадал от воздушного удара. У Вячеслава было три варианта ответа, которые зависели от его настроения. Когда у Сквернослова настроение было плохое, он говорил - 'просто нашего городка ни на одной карте не было'. Если он был чем-то озабочен и обеспокоен, то говорил - 'радуйся, дурак, что не ударили'. Если Сквернослову было весело, а это бывало довольно часто, то он хлопал друга по плечу и отвечал - 'так не успели они, мы по ним тоже шмальнули будь здоров!'. Такие ответы, впрочем, давал любой житель Надеждинска. И каждый понимал, что истинная причина, наверное, совеем иная. Или просто счастливая случайность. Во всяком случае, когда начался эпилог человечества, город уцелел. И по этой причине уцелели и его жители. Около девяти тысяч человек. И детдомовец Слава Сквернослов уцелел. В тот день приехала экскурсия с детьми из Калужского детского дома. Их привезли на большом желтом автобусе на экскурсию в ту самую дивизию ВДВ, где служил отец Коли. Было лето. Очень жаркое лето. Тогда все говорили о глобальном потеплении. И Николай из всех своих детских воспоминаний хорошо помнил только снег, который выпал на новый год. И все этому снегу очень радовались. То был последний новогодний праздник человечества. Снега тогда было мало. Нетипично для России и для этих краев мало. А лето потом, было нетипично жарким. После полудня весь городок заполонил шум самолетов с расположенного рядом военного аэродрома. По городу носились уазики, собирая всех военных, кто по разным причинам был не на службе. В Надеждинске, который по сути своей был военной базой и чье население так или иначе было связано с военной службой и деятельностью базы, поползли тревожные слухи. В Москве какой-то мощный взрыв. Террористы? Авария? Никто толком ничего не знал. Военные тщетно пытались связаться с генштабом. Но телевещание, радио, сотовая и всякая другая связь в одночасье перестали работать. Потом на аэродром вернулся первый самолет. Истребитель. Его выбросило с полосы на большой скорости. Тяжелораненого пилота сумели достать из горящей боевой машины. Когда скорая везла его в госпиталь, он повторял одно и тоже:
'Москвы нет больше! Там только огонь! В Обнинске огненный смерч! Калуги нет! Я видел гриб! Я его видел! Это конец!!!'
Когда скорая приехала в госпиталь, то на носилках, которые достали из машины, лежал уже мертвый пилот.
Николай все это знал из рассказов представителей более старшего поколения. Знал он, что в тот день вернулось еще несколько самолетов. Два разбилось при посадке. Люди потом поняли почему. От того, что пилотам довелось увидеть своими глазами, от того, что они осознали как страшную истину, они буквально сходили с ума. Те, кто все же благополучно приземлился, говорили одно и то же. Началась тотальная ядерная война.
* * *
Слава и Николай прошли мимо огороженных досками, кирпичом, или железными листами, кабинок, являвшихся квартирами людей. Молодые люди старались не шуметь. Была глубокая ночь, и жители подвала отдыхали. У входа в подвал их ждали три вооруженных автоматами человека. Вахтер, пожилой Игорь Леонидович. Бывший летчик. Один из тех немногих, кто видел своими глазами ядерный взрыв. Он охранял вход в это жилище. В каждом подвале Надеждинска были вахтеры. Двое других, это Эмиль Казанов и капитан Гусляков. Обоим было уже за сорок и оба из бывших десантников. С ними Николаю и Вячеславу выходить сегодня в дозор.
- Вы чего так долго, салаги? - хмуро произнес капитан, натягивая на лысую голову обшитый волчьим мехом капюшон своего бушлата. - Коля, ты что ли опять никак не проснешься?
- Проснулся уже, - проворчал Васнецов.
- Готовы? - в тоне капитана продолжало сквозить недовольство.
- Всегда готовы, - кивнул Сквернослов. Уже никто и не помнил, было это фамилией светловолосого и высокого Славы или прозвищем. Но его манера выражать свои эмоции нецензурной бранью объясняла все.
Они двинулись по прорытой в земле траншее, застланной сверху досками и вообще, чем попадется. Большинство домов Надеждинска соединялись между собой такими ходами, чтобы людям без особой нужды не приходилось перемещаться по улицам. В мире царила вечная зима и жгучий холод. Иногда выпадали химические или радиоактивные осадки. Ураганы были в порядке вещей. В такой обстановке, выходить на улицу, было очень опасно. Но людям приходилось делать и это. Нужно было охотиться. Добывать древесину для отопления. Искать всякие иные полезные вещи. Ходить к реке за рыбой. Ремонтировать ветряной генератор, дававший электричество. Иногда воевать...
Земляная траншея кончилась. Вернее она сворачивала к центру города. Дальнейший путь к блокпосту шел сквозь прорытый в покрывавшем землю трехметровом слое снега тоннеле. Капитан приказал остановиться и, поднявшись из траншеи, заглянул в снежный тоннель. Посветив в него фонариком, он махнул подчиненным рукой и пошел вперед. Остальные двинулись следом. В снежных тоннелях необходимо было соблюдать меры предосторожности. И дело тут не только в возможных обвалах. От них бывали пострадавшие, но никто еще не погиб. Была и другая опасность. Несколько лет назад к дозору с улицы Артиллерийской шла смена. Тоже четыре человека. Они двигались по такому же прорытому в снеге коридору, когда увидели, что в нем появилось ответвление. Их командир, взял с собой одного бойца и двинулся в этот новый, идеально ровный тоннель, приказав остальным идти на пост и ждать их там. Тех, кто пошел на разведку, больше никто не видел. И само ответвление исчезло, будто и не было его никогда. Поиски людей и неизвестного коридора не дали никаких результатов. Никто так и не узнал, что стало с двумя дозорными, и кем был вырыт этот странно исчезнувший ход. Больше такого не повторялось, но память об том случае пугала людей...
- Пароль! - послышался окрик из глубин снежного тоннеля.
- Курение вредит вашему здоровью! - ответил командир, - Отзыв?
- Прилежный ученик! Опаздываете, ребята!
Капитан Василий Гусляков со своими дозорными вошел в собранный из бетонных плит и отделанный изнутри звериными шкурами блокпост. Там, в тусклом свете горящей лучины их ждали четыре человека из предыдущей смены.
- Молодежь опять проспала, - махнул рукой начальник новой смены.
- Да ладно, не кусайте мне промежности, всего на пару минут задержались! - воскликнул Слава.
Все засмеялись. Только Эмиль поморщился и легонько толкнул Сквернослова ладонью по затылку.
- Ну, как обстановка? - спросил Гусляков у сменяющихся дозорных.
- Все спокойно. За шесть часов ничего не произошло. На том берегу видели стаю волков. Шесть особей. Не похоже было, что они охотились. Скорее всего, опять мигрируют из леса ближе к нам.
Капитан нахмурился.
- Что же в лесу происходит, если все звери в город бегут? Не нравится мне все это.
- Через пару дней искатели должны вернуться из рейда, - пожал плечам командир предыдущей смены, - Спросим у них, что там происходит.
- Если вернутся, - покачал головой самый молодой из меняющихся дозорных. Это был его первый дозор, поскольку ему только исполнилось шестнадцать лет.
- Сплюнь ушлепок! - рявкнул на него Сквернослов, - Еще беду накликаешь своим говнистым языком.
- Тихо! - повысил голос капитан. - Угомонись Слава. А ты, салага, мотай на ус, нельзя так говорить об искателях, когда они в рейде. Ясно? Вообще не говори так никогда.
- Ясно, - сконфуженно кивнул подросток.
Дозорные сдали Гуслякову, как и было положено, большой военный бинокль, ящик с гранатами и рацию. Бинокль был цел, гранаты на месте, рация исправна. Смена произошла.
- Тоннель чист, - сказал на прощание капитан уходящим дозорным.
- Спокойной вам смены, - ответили они и ушли.
Николай уселся на большой деревянный ящик и посмотрел сквозь узкую щель бойницы на внешний мир. Город накрывали сумерки. Но самого Надеждинска из этого блокпоста видно не было. Это был самый южный блокпост. По крайней мере, до того как все случилось, эта сторона была югом. А сейчас такие понятия как стороны света растворились в непонимании того, что случилось с магнитным полем планеты, если все имеющиеся у людей компасы показывали совершенно разные направления. Два компаса никогда не покажут в одну и ту же сторону, это люди знали. Но направление они называли по старинке южным, потому что были еще люди, которые помнили, где когда-то был юг, где север, где восток, а где запад.
Прямо за бетонной стеной начинался пологий берег замерзшей реки Оки. На другом берегу начинался лес. Небо было затянуто темно-серыми тучами. Так было всегда. Прошло совсем немного времени, после ядерного погрома и, наверное, весь земной шар был затянут в свинцовую мантию вечной и низкой облачности. Люди уже забыли, как светит солнце, как выглядят звезды и луна. Были только эти мрачные тучи над мрачным постапокалиптическом миром. С неба посыпались крупные снежинки. Сначала редкие, потом их стало больше. В отсутствие ветра, они падали медленно и эта картина умиротворяла. Снег был совершенно белый. Без оттенков. Это значило, что в нем не было токсинов и радиации. Хотя проверить, конечно, надо. Благодаря обилию снега, нехваткой пресной воды люди не страдали.
Николай снял с головы старую военную ушанку и почесал свои темные волосы. Надо после дозора ванную принять. Благо снег свежий и чистый падает. Совсем голова грязная. Чешется постоянно.
- Может, в картишки перекинемся? - Спросил Слава, достав из своего бушлата колоду потрепанных карт с голыми девицами.
- По шее получишь, - тихо ответил Гусляков, прильнувший к биноклю, - На посту или где находишься?
- Да ладно. Скукотища. - Вячеслав стал перебирать в руках карты и хмыкать над каждой картинкой. - Слышь, Колян, после вахты давай махнем в центр?
Васнецов понимал, к чему клонит его друг. В центре города жили старики женщины и дети. Там было более безопасно, чем на окраинах. Конечно, многие семьи жили и у границ этой маленькой цивилизации, но больше всего шансов найти себе какое-нибудь романтическое приключение было именно в центре. Там, где была наиболее высокая плотность населения. Где были большие подземные оранжереи, куриные и кроличьи фермы, где трудились женщины и девушки.
- Выйди на мороз на пару минут. Сразу дурные мысли из головы улетучатся, - пошутил капитан.
- Михалыч, а ты всегда так делаешь? - спросил у него засмеявшийся Сквернослов.
Казанов снова отвесил ему отеческий подзатыльник.
- Сейчас точно по шее получишь, - обернулся капитан.
- Уже получил, - вздохнул Слава, взглянув на Эмиля.
Николай почувствовал, что засыпает и, поднявшись, стал ходить по тесному помещению.
- Коль, ты чего?
- Да ноги затекли.
Васнецов не любил дозоры. Это действительно было скучно. Хотя это был редкий случай, когда ничего не надо было делать. Все остальное время совершеннолетних жителей Надеждинска было расписано нормами трудовой повинности. Работать должны были все, начиная с шестнадцати лет. А до того надо было усердно учиться и ограничиваться работами в своем подвале. От работ освобождались женщины с грудными детьми, которые должны были растить здоровое потомство. Николая угнетала рутина. Но и редкое безделье ему не нравилось. Он мечтал стать искателем. Как его отец. Необходимость в таком ремесле назрела почти сразу после катастрофы. Кто-то должен был отправляться в далекие рейды, исследовать то, что стало с миром, налаживать контакты с подобными оставшимися островками жизни и цивилизации. Выяснять, какие потенциальные опасности могут грозить общине. Его отец, майор ВДВ, был одним из первых искателей. Он уходил со своей группой в долгие рейды. Возвращаясь, он мало что рассказывал своему сыну. Коля только замечал, что с каждым разом в глазах отца появлялось все больше обреченности. Что такое обреченность во взгляде, Николай понял очень рано, когда после радиоактивного дождя, еще до начала вечной зимы, заболела его мать. Мальчика всегда интересовало, что же видел его отец в мире, что он все больше и больше замыкался? Когда он решался спросить, то отец всегда отвечал одно и тоже - 'ты, сынок, живешь в раю, и это главное'. А потом он не вернулся. Не вернулся никто из его отряда. И даже сейчас, по прошествии семи лет, Коля надеялся, что отец его жив. Может он просто в далекой колонии нашел себе женщину, завел семью и остался там? Ведь его сын жил в райском месте и заботился о нем детдомовец Слава, которого приютили после того страшного дня Колины родители и который стал ему старшим братом. Нет. Не мог он так поступить. Но он жив. Все равно жив. Просто он ушел в далекий рейд. Ему, наверное, Совет поручил очень важную и секретную миссию. И он все еще в процессе ее выполнения. Он вернется! Однако тот же самый разум говорил ему, что он сирота. И никого кроме Славика у него больше нет. Девушками он особо не интересовался, считая все это ненужными глупостями. Тогда что его держит в городе? Он очень хотел стать искателем. Это была работа для настоящих мужчин. Но Совет очень строго подходил к вопросу формирования искательских групп, и стать искателем было не просто. А если кто-то самовольно пытался покинуть город, то его могли наказать. Во-первых, за дезертирство. А во-вторых, за попытку вынести из общины оружие и снаряжение. Ведь никто в здравом уме не покинет общину без оружия...
- Стой, кто идет! Пароль! - Крикнул Эмиль, целясь автоматом в снежный тоннель, из которого они сюда пришли.
- А я пароля не знаю! Это я, Третьяков! Голос мой, не узнаете что ли? - послышался из коридора голос.
- Имя отчество назовите свое, - сказал Гусляков.
- Михаил Вениаминович. Адрес говорить?
- Заходите, профессор, - вздохнул капитан.
В помещение вошел пожилой и седой человек в очках и старой, бывшей когда-то весьма солидной, заячьей шубе. На голове вязаная шапочка. На ногах валенки в колошах.
- Михаил Вениаминович, - Гусляков покачал головой, - Опять вы режим нарушаете? Вам же Совет запретил покидать центр, тем более в ночное время.
- Ну, пока еще не ночь, а вечер. Да и сколько можно под домашним арестом находиться? - профессор присел на пустующий ящик.
- Ну, какой домашний арест, что вы говорите ей богу. Это же для вашей безопасности. Вы носитель стольких знаний и обладатель такого ума. На вас вся наша общеобразовательная система держится. Совет за вас беспокоится и правильно делает. Ваша жизнь и здоровье, очень важны для нашей общины.
- Каждый человек важен, - вздохнул старик. - Разве ты, Василий Михалыч, менее важен с твоей военной подготовкой? Или ребята вон? Они разве не важны? Я кстати, котлет вам горячих принес и чай в термосе.
Он достал из-за пазухи пакет и емкость с чаем.
- Спасибо, конечно, вам большое, - улыбнулся капитан, - Но и мы не с пустыми руками тут. Однако вы не просто покормить нас пришли?
- Да нет, конечно, - хмыкнул старик. - Я слышал, ваши предшественники засекли группу волков, шедших из леса.
- Однако быстро слухи распространяются. - Гусляков покачал головой. - Действительно были волки. Они вышли к реке, и пошли по тому берегу на запад.
- Вот то-то и оно. - Профессор оживился, - миграцию мы уже третий год наблюдаем. Сначала, как вы помните, единичные особи из леса в город приходили. Потом многие лоси да кабаны обосновались в пустынных районах города. Поначалу мы радовались. Дескать, на охоту далеко ходить не надо. Но охота на животных не отпугнула их из города. Они почему-то предпочитают соседствовать с людьми, но леса избегают. И миграция нарастает, сами знаете. А теперь еще и хищники.
- Ну, так они за добычей следуют. Это логично. - Пожал плечами Эмиль.
- Логично, конечно. Но в чем первопричина? Я очень хочу поглядеть на этих волков, если они появятся. Или на других. Мне интересно заметить что-то в их поведении. Почему звери уходят из леса? Что может заставить животных идти к самому страшному существу в природе?
- Что еще за страшное существо? - Сквернослов удивленно посмотрел на профессора.
- Человек, разумеется.
После этих слов все молча, взглянули на старика.
- Кто-то возразить хочет? - вздохнул профессор, - Разве я сказал неправду? Или кто-то забыл, что произошло на планете, населенной людьми, двадцать лет назад? - Старик говорил с горечью в голосе, - Мы, самые страшные чудовища, в природе. И это факт. Мы планомерно шли к той развязке, которая в итоге и случилась. Теперь конечно мы ближе к природе стали. Женщины уже не борются с целюлитом, - он усмехнулся, - Вспомнили, что это вовсе не болезнь или дефект, а защитная система для выживания в суровых климатических условиях. Природа берет свое. Делает так, как ею было задумано. Включает защитные механизмы человеческого организма. Словно второй шанс на выживание дает. Больше полагаться на инстинкты стали люди. Хватаются за тонкую соломинку выживания. Да только кто виноват в том, что стало с миром? Конечно, человек и есть самое страшное существо. А теперь выходит, что там, - он кивнул в сторону леса, - появился кто-то пострашней. Нашей хищнической монополии кто-то теперь угрожает. И я если честно, удивлен, что так долго этот кто-то не появлялся.
- Вы сгущаете краски, профессор. И пугаете молодежь. Я, как офицер, вынужден вам напомнить, что паникерство очень даже не поощряется в нашей общине.
- Сгущаю краски? - глаза старика расширились. Он снял очки и протер их мятым носовым платком. Затем снова одел и, подойдя к щели бойницы, посмотрел на падающий снаружи снег, - Что может быть гуще этого холода. Этих бесконечных туч. И той безысходности, в которой мы живем. Существуем вернее. Подумайте. Первое время на нас чаще нападали бандиты. Потом на нас чаще нападали людоеды. Потом мутировавшие крысы и прочие твари. Последняя война у нас была три года назад. Вам не кажется, что мирная пауза затянулась? Вопрос только в том, чьего нападения нам теперь ждать?
Снаружи стал дуть ветер. Как это обычно случалось, резко и с все нарастающей силой. Как будто совсем рядом включили огромную реактивную турбину и постепенно увеличивали ее тягу. Снег перестал падать вертикально и завертелся в вихре, не в силах достичь поверхности. Он залетал в бойницы и хлестал сидящих там людей по лицам. Капитан опустил стеклянные заслонки. Видимость стала практически нулевой и эффективность наблюдения с блокпоста сошла на нет. Однако можно было быть точно уверенным, что в такую погоду никто на город не нападет. Во всяком случае, никто из людей. А если и нападет кто-то, то это будет... Все сейчас думали о словах Третьякова. Чего боятся животные, бегущие из леса? И бежали ли от этого нечто, прошедшие днем волки, или они просто расширяли свой охотничий ареал? Было очевидно, что под воздействием радиации и климатического хаоса, должны появиться новые виды. Люди в Надеждинске уже сталкивались с крысами-мутантами. Крысы быстро двигаются, быстро живут, быстро размножаются. Естественно, что за прошедшие со времени того рокового дня годы, уже сменилось множество поколений этих грызунов. И естественно, что они по этой причине лучше приспосабливаются, так как быстрее эволюционируют. Новые крысы были крупнее. Шерсть у них была гуще. Хвосты короче и толще, для экономии тепла. Носы шире, для согрева вдыхаемого воздуха. Они нападали на одиноких людей, бродячих собак и даже на лосят. Они селились в снегу, выкапывая разветвленную сеть нор и галерей. Но едва ли они могли стать причиной все нарастающей миграции животных. Люди уже сталкивались и с новым видом волков. С широкими лапами для лучшего передвижения по снегу. С большими ноздрями и укороченными мордами. Они потеряли свой стайный инстинкт и по повадкам больше походили на росомах. Это были свирепые звери, но тоже не могли глобально влиять на расстановку сил в пищевой пирамиде обширных лесов вокруг Надеждинска.
- В такую погоду, профессор, волков вы не увидите, даже если они пройдут в паре метров от нас. - Сказал, наконец, Гусляков.
Все были рады, что хоть кто-то заговорил. Воющий снаружи ветер подавлял людей, словно напевая им жутким басом песню о том, что человек ничтожен пред силами природы и отжил уже давно свое на этой планете. Ветер затягивал в сумасшедший вихрь не только снежинки, но и мысли о том, что действительно нет ничего гуще этого холода, отчаяния и безысходности. Но слова капитана подействовали на замолчавших людей немного ободряюще.
- Так что зря вы пришли, Михаил Вениаминович. Но и уходить теперь вам не желательно. Дождитесь, пока непогода утихнет. Либо когда смена наша кончится. Одного я вас не отпущу.
- А я и не спешу никуда, - устало вздохнул старик.
Лучина догорела, и в бункере стало совсем темно. Завывания урагана продолжали усиливаться, словно настаивая на апатии и страхе людей слышавших его. И теперь к ним прибавился еще и рев.
- Что это было? - встревоженным голосом спросил Николай.
- Да это ветер, - послышался ответ Эмиля.
- Черта с два это ветер, - возразил Слава.
Рев повторился совсем рядом. Это был жуткий клич должно быть очень большого зверя. Все прильнули к стеклам, но они уже были залеплены снегом. Капитан осторожно поднял одно стекло. По лицам как плетка хлестнул ледяной ветер с острыми как осколки хрусталя снежинками. В безумном хаосе кружащего снега, прямо перед блокпостом, виднелась огромная белая фигура. Может это кучу снега просто намело? Нет. Фигура двигалась. И тут в ней разверзлась огромная черная бездна раскрытой пасти, и снова раздался рев. Даже такой бывалый и видавший виды человек, как капитан Гусляков, испуганно отпрянул от бойницы, отпустив стеклянную заслонку. Она хлопнула по смотровой щели, и только волчий мех, которым было отделано помещение, не дал стеклу разбиться от удара.
Содержание
Пролог после эпилога

Глава 1. СНЕГ

Глава 2. ПРИШЕЛЬЦЫ

Глава 3. ВСЕМИ ЗАБЫТЫЕ

Глава 4. НОВЫЙ ДЕНЬ

Глава 5. ВАРЯГ

Глава 6. РЕШЕНИЕ

Глава 7. В ПУТЬ ...,.

Глава 8. ГРАНИЦА СУМАСШЕСТВИЯ

Глава 9. ЗОНА ПОРАЖЕНИЯ

Глава 10. МОСКВА

Глава И. ПРИЗНАКИ ЖИЗНИ

Глава 12. МЕТРОПОЛИТЕН

Глава 13. ПЛЕН?

Глава 14. КВИНТЭССЕНЦИЯ ВОЙНЫ

Глава 15. СОН РАЗУМА

Глава 16. ВОЗВРАЩЕНИЕ5

Глава 17. ЛИСТОПАД

Глава 18. АМАЗОНКИ

Глава 19. АХИЛЛЕС И ПЕНТИСЕЛЕЯ

Глава 20. ДИССОНАНС

Глава 21. ЗАПИСНАЯ КНИЖКА

Глава 22. ДЕНЬ ИКС

Глава 23. ПИКНИК НА СНЕГУ

Глава 24. АРТЕЛЬ

Глава 25. ГОЛОСА МЕРТВЫХ

Глава 26. НЕБО

Глава 27. ГЕНЕРАТОР ЧУДЕС

Глава 28. ЦАРСТВО РЕНТГЕН

Глава 29. ПИСЬМА

Глава 30. ВАВИЛОН

Глава 31. У ТЕБЯ ЕГО ГЛАЗА

Глава 32. ТРИУМФ НЕНАВИСТИ

Глава 33. НЕДРА
Штрихкод:   9785699447909
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   506 г
Размеры:   205x 135x 35 мм
Оформление:   Тиснение цветное
Тираж:   8 000
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы Рид.ру — Второго шанса не будет. Книга 1. Когда завидуют мертвым
4.91 - на основе 11 оценок Написать отзыв
2 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
26.05.2011 10:03
Соглашусь с автором. Книга очень интересная, легко читается. Единственное что немного надоедает это главный молодой герой, мнящий себя мессией. Но это мелочь наряду с характерами других героев и всей сюжетной линией.
Нет 0
Да 2
Полезен ли отзыв?
4
25.12.2010 14:33
Несколько затянуто... В 1 книге (из 2-х) дошли от небольшого городка под Калугой до Уральских гор, через Москву. А им еще идти намного больше до ....места назначения, спасения человечества. Желания героев выглядят несколько выспренно, много дешевого ура-патриотизма, как в фильме "Подвиг разведчика". "Вы не сделаете этого". "Сделаю, генерал, сделаю"- говорит герой Кадочникова. Действительно много негуманных поступков у героев, хотя чувствуется, что автор им симпатизирует и пытается вызвать симпатию читателя. Глуповато-наивным выглядит Николай Васнецов с его вечными "приключениями".
НО! КНИГА ЧИТАЕТСЯ ОЧЕНЬ ХОРОШО, ЛЕГКО, ИНТЕРЕСНО! Придется покупать вторую...
Нет 0
Да 4
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 2
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Второго шанса не будет. Книга 1. Когда завидуют мертвым» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить