В наше время В наше время Сборник рассказов и новелл, в котором дар Хемингуэя - мастера \"малой прозы\" проявляется с максимальной остротой. Большинство произведений сборника носят не просто лирический, но откровенно автобиографический характер и повествуют о личностном становлении автора, увиденном через призму нелегкого взросления в пламени Первой мировой, навеки наложившей свою печать на мироощущение Хемингуэи. Детство и юность, проведенные вдали от шума и суеты больших городов... Ужас войны, в котором наивные мальчишеские мечты о героизме быстро сменяются цинизмом и горечью... Возвращение - и обреченные попытки \"вписаться\" заново в мирную, уже совсем чужую жизнь... АСТ 978-5-17-068841-8
69 руб.
Russian
Каталог товаров

В наше время

В наше время
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Сборник рассказов и новелл, в котором дар Хемингуэя - мастера "малой прозы" проявляется с максимальной остротой.
Большинство произведений сборника носят не просто лирический, но откровенно автобиографический характер и повествуют о личностном становлении автора, увиденном через призму нелегкого взросления в пламени Первой мировой, навеки наложившей свою печать на мироощущение Хемингуэи.
Детство и юность, проведенные вдали от шума и суеты больших городов...
Ужас войны, в котором наивные мальчишеские мечты о героизме быстро сменяются цинизмом и горечью...
Возвращение - и обреченные попытки "вписаться" заново в мирную, уже совсем чужую жизнь...
Отрывок из книги «В наше время»
Эрнест Хемингуэй В порту Смирны

Очень удивительно, сказал он, что кричат они всегда в полночь.

Не знаю, почему они кричали именно в этот час. Мы были в гавани, а они все на молу, и в полночь они начинали кричать. Чтобы успокоить их, мы наводили на них прожектор. Это действовало без отказа. Мы раза два освещали мол из конца в конец, и они утихали.

Однажды, когда я был начальником команды, работавшей на молу, ко мне подошел турецкий офицер и, задыхаясь от ярости, заявил, что наш матрос нагло оскорбил его. Я заверил его, что матрос будет отправлен на борт и строго наказан. Я попросил указать мне виновного. Он указал на одного безобиднейшего парня из орудийного расчета. Повторил, что тот нагло оскорбил его, и не единожды, а много раз: говорил же он со мной через переводчика. Мне не верилось, что матрос мог так хорошо знать турецкий язык, чтобы сказать что-нибудь оскорбительное. Я вызвал его и сказал:

– Это на случай, если ты разговаривал с кем-нибудь из турецких офицеров.

– Я ни с одним из них не разговаривал, сэр.

– Не сомневаюсь, – сказал я, – но ты все-таки ступай на корабль и до завтра не сходи на берег.

Потом я сообщил турку, что матрос отправлен на корабль, где его ждет суровое наказание. Можно сказать – жестокое. Он чрезвычайно обрадовался, и мы дружески разговорились. Хуже всего, сказал он, – это женщины с мертвыми детьми.

Невозможно было уговорить женщин отдать своих мертвых детей. Иногда они держали их на руках по шесть дней. Ни за что не отдавали. Мы ничего не могли поделать. Приходилось в конце концов отнимать их, и еще я видел старуху – необыкновенно странный случай. Я говорил о нем одному врачу, и он сказал, что я это выдумал. Мы очищали мол, и нужно было убрать мертвых, а старуха лежала на каких-то самодельных носилках. Мне сказали: «Хотите посмотреть на нее, сэр?» Я посмотрел, и в ту же минуту она умерла и сразу окоченела. Ноги ее согнулись, туловище приподнялось, и так она и застыла. Как будто с вечера лежала мертвая. Она была совсем мертвая и негнущаяся. Когда я рассказал доктору про старуху, он заявил, что этого быть не может.

Все они теснились на молу, но не так, как бывает во время землетрясения или в подобных случаях, потому что они не знали, что придумает старый турок. Они не знали, что он может сделать. Помню, как нам запретили входить в гавань для очистки мола от трупов. В то утро у входа в гавань мне было очень страшно. Орудий у него хватало, и ему ничего не стоило выкинуть нас вон. Мы решили войти, подтянуться вплотную к молу, бросить оба якоря и открыть огонь по турецкой части города. Они выкинули бы нас вон, но мы разнесли бы город. Когда мы вошли в гавань, они обстреляли нас холостыми зарядами. Кемаль прибыл в порт и сместил турецкого коменданта. За превышение власти или что-то в этом духе. Слишком много взял на себя. Могла бы выйти прескверная история.

Трудно забыть набережную Смирны. Чего только не плавало в ее водах. Впервые в жизни я дошел до того, что такое снилось мне по ночам. Рожавшие женщины – это было не так страшно, как женщины с мертвыми детьми. А рожали многие. Удивительно, что так мало из них умерло. Их просто накрывали чем-нибудь и оставляли. Они всегда забирались в самый темный угол трюма и там рожали. Как только их уводили с мола, они уже ничего не боялись.

Греки тоже оказались милейшими людьми. Когда они уходили из Смирны, они не могли увезти с собой своих вьючных животных, поэтому они просто перебили им передние ноги и столкнули с пристани в мелкую воду. И все мулы с перебитыми ногами барахтались в мелкой воде. Веселое получилось зрелище. Куда уж веселей.
1

Все были пьяны. Пьяна была вся батарея, в темноте двигавшаяся по дороге. Мы двигались по направлению к Шампани. Лейтенант то и дело сворачивал с дороги в поле и говорил своей лошади: "Я пьян, mon vieux[1], я здорово пьян. Ох! Ну и накачался же я". Мы шли в темноте по дороге всю ночь, и адъютант то и дело подъезжал к моей кухне и твердил: «Затуши огонь. Опасно. Нас заметят». Мы находились в пятидесяти километрах от фронта, но адъютанту не давал покоя огонь моей кухни. Чудно было идти по этой дороге. Я в то время был старшим по кухне.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
В порту Смирны
(переводчик: Вера Топер) Рассказ c. 5-7
Индейский поселок
(переводчик: Ольга Холмская) Рассказ c. 8-14
Доктор и его жена
(переводчик: Наталия Волжина) Рассказ c. 15-21
Что-то кончилось
(переводчик: Наталия Волжина) Рассказ c. 22-27
Трехдневная непогода
(переводчик: Наталия Волжина) Рассказ c. 28-43
Чемпион
(переводчик: Наталия Волжина) Рассказ c. 44-57
Очень короткая история
(переводчик: Ирина Доронина) Рассказ c. 58-60
Дома
(переводчик: Нина Дарузес) Рассказ c. 61-72
Революционер
(переводчик: Наталия Волжина) Рассказ c. 73-74
Мистер и миссис Эллиот
(переводчик: Мария Лорие) Рассказ c. 75-80
Кошка под дождем
(переводчик: Ирина Доронина) Рассказ c. 81-86
Не в сезон
(переводчик: Ирина Доронина) Рассказ c. 87-98
Кросс по снегу
(переводчик: Вера Топер) Рассказ c. 99-107
Мой старик
(переводчик: Нина Дарузес) Рассказ c. 108-128
На Биг-Ривер I
(переводчик: Ольга Холмская) Рассказ c. 129-142
На Биг-Ривер II
(переводчик: Ольга Холмская) Рассказ c. 143-157
L'envoi
(переводчик: Ольга Холмская) Рассказ c. 158-159
Штрихкод:   9785170688418
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   90 г
Размеры:   165x 105x 7 мм
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Авторский сборник, Новелла, Рассказ
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Холмская Ольга, Волжина Наталья, Дарузес Нина, Лорие Мария, Доронина Ирина, Топер Вера
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить