Наставники Наставники Борьба хладнокровного ученого Кроуфорда и веселого, добросердечного, но ничем не примечательного литературоведа Пола Джего за пост нового ректора Кембриджа - такова увлекательная сюжетная канва романа \"Наставники\", одного из самых ярких произведений цикла \"Чужаки и братья\". Это история, полная интриг, сделавших бы честь хорошему приключенческому произведению, выписана с тонкой иронией, которая обрамляет глубокие размышления автора о проблеме противостояния прошлого и настоящего, прогресса и традиции, интеллектуального выбора - и человеческой порядочности. АСТ 978-5-17-068194-5
86 руб.
Russian
Каталог товаров

Наставники

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Борьба хладнокровного ученого Кроуфорда и веселого, добросердечного, но ничем не примечательного литературоведа Пола Джего за пост нового ректора Кембриджа - такова увлекательная сюжетная канва романа "Наставники", одного из самых ярких произведений цикла "Чужаки и братья". Это история, полная интриг, сделавших бы честь хорошему приключенческому произведению, выписана с тонкой иронией, которая обрамляет глубокие размышления автора о проблеме противостояния прошлого и настоящего, прогресса и традиции, интеллектуального выбора - и человеческой порядочности.
Отрывок из книги «Наставники»
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СВЕТ В РЕЗИДЕНЦИИ



1. МЕДИЦИНСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Снегопад только что кончился, во дворике за моим окном было по-зимнему
тихо. К началу января жизнь колледжа почти полностью замирает, и тишину
нарушали лишь приглушенные снегом шаги привратника, заканчивающего
последний вечерний обход. Время от времени мягко позвякивали его ключи, и
этот негромкий перезвон слышался еще несколько секунд после того, как
затих шорох шагов.
Я рано задернул шторы и весь вечер просидел дома. Присланный мне ужин я
съел, читая книгу, на столике у камина. Огонь в камине ярко пылал весь
день, и сейчас, хотя было уже почти десять часов, я сгреб еще не сгоревшие
угли в кучу, подсыпал новых и сдвинул их к задней стенке камина, под тягу
дымохода, чтобы пламя подольше не заглохло. Из камина струился неистовый
жар, но зато кушетка, столик и два кресла, немного отодвинутые в глубь
комнаты, образовывали теплый, приветливый островок, окруженный холодной
полутьмой. На полированных панелях величественной средневековой комнаты с
высоким потолком играли веселые огненные блики, но сама комната оставалась
холодной. В морозный вечер такое жилище уменьшается до крохотного островка
возле камина, и островок этот кажется особенно ласковым, потому что его
окружает ледяной сумрак непрогретой комнаты.
Мне было тепло, покойно, уютно в мягком и удобном кресле. Никаких
срочных дол не предвиделось. Я зачитался, а поэтому не услышал шагов на
лестнице и даже вздрогнул, когда, после торопливого стука в дверь, на
пороге моей комнаты вдруг появился Джего.
- Вы дома? - проговорил он. - Слава богу, что я вас застал.
Он вышел на лестничную площадку, стряхнул с башмаков снег и,
возвратившись, сел в свободное кресло перед камином. На нем все еще была
мантия, и я понял, что ему пришлось задержаться в профессорской. Он
извинился за позднее вторжение - извинился как-то чересчур уж горячо, хотя
умел вести себя свободно и непринужденно.
Иногда, впрочем, ему было трудно начать разговор - и со мной, может
быть, даже трудней, чем с другими людьми, несмотря на то что мы искренне
симпатизировали друг другу. Меня давно уже не удивляли слишком сердечные
приветствия при встречах или, как в этот раз, чрезмерные извинения.
Сегодня, правда, они прозвучали особенно странно, потому что он был
взвинчен и угнетен.
Из-за лысины, обрамленной к тому же поредевшими седыми волосами, он
выглядел старше своих пятидесяти лет - но только на первый и поверхностный
взгляд. Высокий рост подчеркивал природную хрупкость его костяка, и даже
тучность не могла пригасить его живой, легкой энергичности. Да и лицо -
массивное, широкое, высоколобое, с навсегда, казалось бы, застывшим
выражением - стремительно преображалось, когда вспыхивала его белозубая
улыбка; я, пожалуй, ни у кого не встречал столь переменчивого лица. А
прикрытые толстыми стеклами очков небольшие пронзительные глаза смотрели
на мир с пристальным, почти юношеским интересом. Словом, под обликом
пожилого сенатора скрывался порывистый юноша - и всякий, кто с ним
сталкивался, обнаруживал это довольно быстро. Его поведение было так же
непредсказуемо, как его мгновенно вспыхивающая улыбка; во всех своих делах
он ощущал мир словно бы обнаженными нервами. Познакомившись с ним поближе,
люди напрочь забывали о сенаторской внешности: их поражала, а вернее,
отпугивала искренняя безыскусность его душевных порывов и любовь к
драматическим эффектам. Многих, правда, привлекала глубина его чувств, но
мало кто понимал, что он еще и неистово горд.
К тому времени, о котором я рассказываю - шел тысяча девятьсот тридцать
седьмой год, - он уже десять лет был в колледже старшим наставником. Я
познакомился с ним в тридцать четвертом году, когда Фрэнсис Гетлиф, зная,
что я хотел бы заняться теоретическим исследованием права, предложил
Совету колледжа принять меня на работу. Джего поддержал мою кандидатуру
(угадав со свойственной его живому воображению проницательностью, почему я
решил в корне изменить жизнь на пороге тридцатилетия) и с тех пор полюбил
меня, как обыкновенно любят своих протеже.
- Очень рад, что вы дома, Элиот, - сказал он, глядя на меня через
столик. - Мне обязательно нужно с вами поговорить. Я просто не уснул бы,
если б мне пришлось ждать до завтрашнего утра.
- А что случилось?
- Вам говорили о предстоящем медицинском обследовании ректора? -
спросил Джего.
Я кивнул:
- Завтра утром надо будет справиться о результатах у его родных.
- Мне уже все известно, - сказал Джего. И мрачно добавил: - К
несчастью.
Джего на минуту умолк, потом заговорил снова:
- Вчера вечером его положили в больницу. А после зондирования сразу
отправили домой. Результаты получены сегодня днем. Ни малейшей надежды.
Врачи сказали, что шесть месяцев - предельный срок.
- Что же они обнаружили?
- Рак. Оперировать бесполезно. - Лицо Джего искривила мучительная
судорога. - Надеюсь, мой конец будет не таким ужасным.
Я промолчал, думая о нашем ректоре, мне вспомнилась его дружеская,
только среди своих, язвительность и скромные, но утонченные вкусы,
искренняя религиозность и бесконечные споры с Джего.
А Джего, заметив, что я не отзываюсь на его последнюю реплику,
заговорил опять:
- Это совершенно невыносимо, Элиот, думать, что Вернона Ройса ждет...
Такая страшная смерть. Я не могу сказать, что мы всегда понимали друг
друга... Вы ведь знали о наших разногласиях?
Я кивнул.
- И все же он очень помог мне в прошлом триместре - не по службе, так
сказать, а по дружбе. У меня, если помните, была нездорова жена, а я, не
умея облегчить ее страданий, чувствовал себя никчемным, бесполезным и
никому не нужным: мне казалось, что я просто тяжкая обуза - для нее, для
себя самого, для всех... И вот однажды Ройс предложил мне прогуляться с
ним. Ему хотелось немного подбодрить меня. Он сказал, что часто думает о
моей жене, что его очень тревожит ее состояние. Он, наверно, догадался,
как меня огорчает та холодность, с которой к ней здесь относятся. Он
говорил совсем недолго - мы и дошли-то всего до Уотербича, - но его слова
растрогали меня почти до слез. Ведь беды наших любимых часто причиняют нам
самые горькие мучения. - Губы Джего внезапно тронула мягкая улыбка. -
Впрочем, вам ли это объяснять, Элиот? Я почувствовал, что нам одинаково
трудно, когда вы познакомили меня с вашей женой. Как только ей станет
лучше, вы обязательно должны пригласить меня к вам домой, в Челси, еще
раз. Она, видимо, слишком много перенесла в жизни. Но мне было очень
приятно у вас... - Джего на мгновение умолк и опять заговорил о ректоре: -
С того дня я стал совсем по-иному относиться к Ройсу. Надеюсь, вы
понимаете, как страшно потрясла меня сегодняшняя новость?
Потом он с горечью воскликнул:
- Подумать только, Элиот! Ведь мы гуляли с ним во второй раз всего
месяц назад! Я неважно себя чувствовал, а он по-обычному быстро семенил
вперед, и мне было трудно за ним угнаться. Тогда я был уверен - каждый был
бы уверен! - что он гораздо здоровее меня.
Джего помолчал и добавил:
- Сегодня врачи вынесли ему приговор.
Он глубоко, искренне, пылко сочувствовал умирающему. Но слишком
откровенно показывал, что ощущает себя участником драмы, - именно такая
откровенность и коробила многих людей. По-настоящему сдержанный человек не
должен страдать напоказ.
- Да, врачи вынесли ему приговор, - повторил Джего. - Но я слышал еще
одну чудовищную новость. Есть человек, который даже не догадывается об
этом.
Он опять умолк и после паузы закончил:
- Сам больной. Ему ничего не сказали.
У меня вырвалось удивленное восклицание.
- По-моему, это бесчеловечно, - сказал Джего. - Врачи скрыли от него
правду. Больше того, уверили, что через месяц или два он поправится. И
когда мы будем навещать его, нам придется поддерживать эту ложь.
Он поглядел мне в глаза и отвернулся к камину. Я оставил его на минуту
одного и спустился в кладовую, чтобы принести кувшин с водой, сифон и
бутылку виски. Мороз крепчал, вода в кувшине казалась ледяной. Когда я
вернулся с подносом в комнату, Джего стоял у камина, опустив голову и
опершись локтями на мраморную каминную доску. Пока я подходил к столику,
ставил поднос и устраивался в кресле, Джего не шевелился. Потом повернул
голову, посмотрел на меня сверху вниз и сказал:
- Я просто не могу опомниться, Элиот. Не могу представить себе, что же
нас теперь ждет. - В этих его словах явственно прозвучала тяжкая тревога.
Он сел. Его лицо, обагренное отсветами огня, казалось застывшим и
печальным.
Я разлил виски по бокалам. Джего поднял свои бокал и несколько секунд
глядел сквозь полупрозрачную жидкость на языки пламени в камине.
- Просто не могу опомниться, - повторил он. - Не могу представить себе,
что же нас теперь ждет. - И, неожиданно повернувшись ко мне, спросил: - А
вы, Элиот?
- От этого так скоро не опомнишься, - ответил я, покачав головой.
- Но вы хотя бы отчасти представляете себе возможные последствия? -
спросил Джего. Он пристально посмотрел на меня. Его взгляд был
вопрошающим, почти просительным.
- Пока нет.
Он немного подождал. Потом проговорил:
- Мне пришлось сообщить эту новость кое-кому из наших коллег - за
обедом, в трапезной. Там и возник разговор о последствиях, которые
необходимо обдумать, пока еще есть время, - мае-то поначалу ничего
подобного даже в голову не пришли.
Он снова немного переждал и торопливо добавил:
- Через несколько недель... через несколько месяцев, в крайнем случае,
нам придется выбирать нового руководителя.
- Видимо, так.
- Когда придет время выборов, думать будет поздно, - сказал Джего. -
Нам надо решить заранее, кого мы хотим выбрать ректором.
Я предчувствовал - уловив его тревогу, - что он об этом заговорит, но
не был готов к такому разговору. Джего хотел услышать от меня, что новым
ректором должен стать именно он, что я в этом решительно уверен и буду
голосовать за него. Ему хотелось, чтобы я заговорил о выборах сам; чтобы
ему даже не пришлось о них упоминать. Для него было бы мукой не получить
от меня твердой поддержки в ответ даже на самый осторожный намек. И однако
он уже не мог остановиться, его несло. А мне было мучительно неловко
видеть, как унижается этот гордый от природы человек.
И все же нынешним вечером я ничего не мог ему пообещать. Несколько лет
назад я сказал бы "да" не раздумывая. Он мне нравился как человек, я
уважал его и считал самым достойным кандидатом в ректоры. Однако мне давно
уже приходилось обуздывать свою непосредственность: слишком чувствительно
била меня жизнь, и я поневоле научился сдерживаться.
- В общем-то, у нас еще довольно много времени, - сказал я.
- К сожалению, при такой болезни все может кончиться даже быстрей, чем
предсказывают врачи, - возразил Джего. - Вы подумайте, как дьявольски
трудно выбрать себе руководителя - причем из своей же среды и без всякой
подготовки - людям, которые крайне разобщены.
- А вы уверены, - осторожно спросил я, - что мы так уж разобщены?
- Еще бы! - Джего мимолетно улыбнулся. - Нас четырнадцать человек, и о
чем бы мы ни заговорили, у нас неминуемо возникают разногласия; а тут нам
придется выбирать руководителя.
- Пожалуй, вы правы, - согласился я. И добавил: - Если нам придется
выбирать руководителя, нас останется только тринадцать.
Джего печально склонил голову. А потом резко, отрывисто проговорил:
- Элиот, я хочу сообщить вам кое-что еще. Мне предложили принять очень
важное для меня решение. Я должен решить, согласен ли я, чтобы на этот
пост выдвинули мою кандидатуру.
- У меня никогда не было сомнений, - ответил я, - что, если место
ректора освободится, вам обязательно предложат баллотироваться на этот
пост.
- Вы верный друг, Элиот, - воскликнул Джего, - но, знаете, до
сегодняшнего вечера мне и в голову не приходила мысль об этой должности.
Порой он совершенно беззащитен перед жизнью, подумал я; порой он таился
от самого себя.
Немного погодя Джего посмотрел прямо на меня и сказал:
- Вас, наверно, еще рано спрашивать, на ком вы остановили свой выбор?
Я медленно поднял голову и глянул ему в глаза.
- Вы правы, Джего. Но я сразу извещу вас, как только на что-нибудь
решусь.
- Я понимаю, Элиот. - Вымученная улыбка Джего была все же теплой и
дружелюбной. - Я понимаю. И уверен, что вы откровенно скажете мне о своем
решении, каким бы оно ни было.
Потом мы еще долго беседовали - легко и по-дружески; когда я провожал
Джего, часы на Резиденции ректора начали бить полночь. Пока Джего
спускался по лестнице, я подошел к окну и раздвинул шторы. Небо
прояснилось, луна серебрила недавно выпавший снег. Четко прорисовывались
очертания противоположного дома, ярко сверкала заснеженная островерхая
крыша. Черные стекла многократно отражали лунный диск, и только в парадной
спальне Резиденции горел электрический свет. Окна спальни мягко и уютно
поблескивали в безмолвной ночной темноте.
В морозном воздухе замирали последние отзвуки курантов. По
неистоптанному снегу дворика шел к воротам Джего. Длинная мантия
колыхалась в такт его стремительным и легким шагам.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Часть первая
1. Медицинское заключение
2. Ректор говорит о будущем
3. Радостное событие
4. Важное дело
5. Успех и зависть
6. Оттепель
7. Ядро будущей партии
8. Три взгляда на власть
9. Спор с приятелем
10. Первое собрание
11. Противники Джего
12. Джего кружит по дворику
Часть вторая
13. Ректору становится хуже
14. Поминовение основателей
15. Переговоры после праздника
16. Унижение
17. «Мы все обречены на одиночество»
18. Тревога
19. «Прекрасная небольшая компания»
20. Честолюбие
21. Пропагандистская война
22. Цветение акации
23. Несчастье
24. Спор в летних сумерках
25. Усмешка стороннего наблюдателя
26. Тупик
27. Ультиматум
28. Гаерство и гордыня
29. «Должность ректора освободилась»
Часть третья
30. Джего вспоминает юность
31. «Сегодня у нас счастливый день»
32. Добродетели противников
33. Чувства, которые умирают последними
34. Долг любви
35. Благоразумие Кроуфорда
36. Визит к великому знатоку
37. Шесть дней неизвестности
38. Оппозиционная фракция
Часть четвертая
39. Ночная дискуссия
40. «Моя жизнь сложилась неудачно»
41. Разговор о звездах
42. Последний вечер
43. Одиночество побежденных
44. Стыд и отчаяние
45. Выборы
46. Ректор занимает председательское место
Отзывы Рид.ру — Наставники
5 - на основе 1 оценки Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
16.09.2011 11:36
Великолепная книга. Льюис Элиот (рассказчик) необыкновенно точно характеризует каждого героя, отмечает сильные и слабые стороны каждого. Наиболее симпатичны были Браун, Калверт, Льюк и сам Элиот, хотя о себе он говорит не так много, но как-то проникаешься к нему симпатией. Джего потрясающе описан.
Просто образец классической литературы.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Наставники» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить