Бесприданница Бесприданница Вечная история об обманутой любви, несбывшихся надеждах, справедливо названная в кино \"жестоким романсом\", - такова пьеса А.Н.Островского \"Бесприданница\". Написанная в XIX веке, она ничуть не устарела. Как и все остальные знаменитые пьесы замечательного драматурга, составившие эту книгу. Эксмо 978-5-699-34989-0
286 руб.
Russian
Каталог товаров

Бесприданница

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Вечная история об обманутой любви, несбывшихся надеждах, справедливо названная в кино "жестоким романсом", - такова пьеса А.Н.Островского "Бесприданница". Написанная в XIX веке, она ничуть не устарела. Как и все остальные знаменитые пьесы замечательного драматурга, составившие эту книгу.
Отрывок из книги «Бесприданница»
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ



ЛИЦА:



Харита Игнатьевна Огудалова, вдова средних лет; одета изящно, но смело
и не по летам.
Лариса Дмитриевна, ее дочь, девица; одета богато, но скромно.
Мокий Пармевыч Кнуров, из крупных дельцов последнего времени, пожилой
человек, с громадным состоянием.
Василий Данилыч Вожеватов, очень молодой человек, один из
представителей богатой торговой фирмы; по костюму европеец.
Юлий Капитоныч Карандышев, молодой человек, небогатый чиновник.
Сергей Сергеич Паратов, блестящий барин, из судохозяев, лет за 30.
Робинзон.
Гаврило, клубный буфетчик и содержатель кофейной на бульваре.
Иван, слуга в кофейной.

Действие происходит в настоящее время, в большом городе Бряхимове на Волге.

Городской бульвар на высоком берегу Волги, с площадкой перед кофейной;
направо от актеров вход в кофейную, налево - деревья; в глубине низкая
чугунная решетка, за ней вид на Волгу, на большое пространство: леса, села и
проч.; на площадке столы и стулья: один стол на правой стороне, подле
кофейной, другой - на левой.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ



Гаврило стоит в дверях кофейной, Иван приводит в порядок мебель на
площадке.

Иван. Никого народу-то нет на бульваре.
Гаврило. По праздникам всегда так. По старине живем: от поздней обедни
все к пирогу да ко щам, а потом, после хлеба-соли, семь часов отдых.
Иван. Уж и семь! Часика три-четыре. Хорошее это заведение.
Гаврило. А вот около вечерен проснутся, попьют чайку до третьей
тоски...
Иван. До тоски! Об чем тосковать-то?
Гаврило. Посиди за самоваром поплотнее, поглотай часа два кипятку, так
узнаешь. После шестого пота она, первая-то тоска, подступает... Расстанутся
с чаем и выползут на бульвар раздышаться да разгуляться. Теперь чистая
публика гуляет: вон Мокий Парменыч Кнуров проминает себя.
Иван. Он каждое утро бульвар-то меряет взад и вперед, точно по
обещанию. И для чего это он себя так утруждает?
Гаврило. Для моциону.
Иван. А моцион-то для чего?
Гаврило. Для аппетиту. А аппетит нужен ему для обеду. Какие обеды-то у
него! Разве без моциону такой обед съешь?
Иван. Отчего это он все молчит?
Гаврило. "Молчит"! Чудак ты. Как же ты хочешь, чтоб он разговаривал,
коли у него миллионы! С кем ему разговаривать? Есть человека два-три в
городе, с ними он разговаривает, а больше не с кем; ну, он и молчит. Он и
живет здесь не подолгу от этого от самого; да и не жил бы, кабы не дела. А
разговаривать он ездит в Москву, в Петербург да за границу, там ему
просторнее.
Иван. А вот Василий Данилыч из-под горы идет. Вот тоже богатый человек,
а разговорчив.
Гаврило. Василий Данилыч еще молод; малодушеством занимается; еще мало
себя понимает; а в лета войдет, такой же идол будет.

Слева выходит Кнуров и, не обращая внимания на поклоны Гаврилы и Ивана,
садится к столу, вынимает из кармана французскую газету и читает. Справа
входит Вожеватов.


ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ



Кнуров, Вожеватов, Гаврило, Иван.


Вожеватов (почтительно кланяясь). Мокий Парменыч, честь имею кланяться!
Кнуров. А! Василий Данилыч! (Подает руку.) Откуда?
Вожеватов. С пристани. (Садится.)

Гаврило подходит ближе.

Кнуров. Встречали кого-нибудь?
Вожеватов. Встречал, да не встретил. Я вчера от Сергея Сергеича
Паратова телеграмму получил. Я у него пароход покупаю.
Гаврило. Не "Ласточку" ли, Василий Данилыч?
Вожеватов. Да, "Ласточку". А что?
Гаврило. Резво бегает, сильный пароход.
Вожеватов. Да вот обманул Сергей Сергеич, не приехал.
Гаврило. Вы их с "Самолетом" ждали, а они, может, на своем приедут, на
"Ласточке".
Иван. Василий Данилыч, да вон еще пароход бежит сверху.
Вожеватов. Мало ль их по Волге бегает.
Иван. Это Сергей Сергеич едут.
Вожеватов. Ты думаешь?
Иван. Да похоже, что они-с... Кожухи-то на "Ласточке" больно приметны.
Вожеватов. Разберешь ты кожухи за семь верст!
Иван. За десять разобрать можно-с... Да и ходко идет, сейчас видно, что
с хозяином.
Вожеватов. А далеко?
Иван. Из-за острова вышел. Так и выстилает, так и выстилает.
Гаврило. Ты говоришь, выстилает?
Иван. Выстилает. Страсть! Шибче "Самолета" бежит, так и меряет.
Гаврило. Они идут-с.
Вожеватов (Ивану). Так ты скажи, как приставать станут.
Иван. Слушаю-с... Чай, из пушки выпалят.
Гаврило. Беспременно.
Вожеватов. Из какой пушки?
Гаврило. У них тут свои баржи серед Волги на якоре.
Вожеватов. Знаю.
Гаврило. Так на барже пушка есть. Когда Сергея Сергеича встречают или
провожают, так всегда палят. (Взглянув в сторону за кофейную.) Вон и коляска
за ними едет-с, извозчицкая, Чиркова-с! Видно, дали знать Чиркову, что
приедут. Сам хозяин, Чирков, на козлах. - Это за ними-с.
Вожеватов. Да почем ты знаешь, что за ними?
Гаврило. Четыре иноходца в ряд, помилуйте, за ними. Для кого же Чирков
такую четверню сберет! Ведь это ужасти смотреть... как львы... все четыре на
трензелях! А сбруя-то, сбруя-то! - За ними-с.
Иван. И цыган с Чирковым на козлах сидит, в парадном казакине, ремнем
перетянут так, что, того и гляди, переломится.
Гаврило. Это за ними-с. Некому больше на такой четверке ездить. Они-с.
Кнуров. С шиком живет Паратов.
Вожеватов. Уж чего другого, а шику довольно.
Кнуров. Дешево пароход-то покупаете?
Вожеватов. Дешево, Мокий Парменыч.
Кнуров. Да, разумеется; а то, что за расчет покупать. Зачем он продает?
Вожеватов. Знать, выгоды не находит.
Кнуров. Конечно, где ж ему! Не барское это дело. Вот вы выгоду найдете,
особенно коли дешево-то купите.
Вожеватов. Нам кстати: у нас на низу грузу много.
Кнуров. Не деньги ль понадобились? Он ведь мотоват.
Вожеватов. Его дело. Деньги у нас готовы.
Кнуров. Да, с деньгами можно дела делать, можно. (С улыбкой.) Хорошо
тому, Василий Данилыч, у кого денег-то много.
Вожеватов. Дурное ли дело! Вы сами, Мокий Парменыч, это лучше всякого
знаете.
Кнуров. Знаю, Василий Данилыч, знаю.
Вожеватов. Не выпьем ли холодненького, Мокий Парменыч?
Кнуров. Что вы, утром-то! Я еще не завтракал.
Вожеватов. Ничего-с. Мне один англичанин - он директор на фабрике -
говорил, что от насморка хорошо шампанское натощак пить. А я вчера
простудился немного.
Кнуров. Каким образом? Такое тепло стоит.
Вожеватов. Да все им же и простудился-то: холодно очень подали.
Кнуров. Нет, что хорошего; люди посмотрят, скажут: ни свет ни заря -
шампанское пьют.
Вожеватов. А чтоб люди чего дурного не сказали, так мы станем чай пить.
Кнуров. Ну, чай - другое дело.
Вожеватов (Гавриле). Гаврило, дай-ка нам чайку моего, понимаешь?..
_Моего!_
Гаврило. Слушаю-с. (Уходит.)
Кнуров. Вы разве особенный какой пьете?
Вожеватов. Да все то же шампанское, только в чайники он разольет и
стаканы с блюдечками подаст.
Кнуров. Остроумно.
Вожеватов. Нужда-то всему научит, Мокий Парменыч.
Кнуров. Едете в Париж-то на выставку?
Вожеватов. Вот куплю пароход да отправлю его вниз за грузом и поеду.
Кнуров. И я на днях, уж меня ждут.

Гаврило приносит на подносе два чайника с шампанским и два стакана.

Вожеватов (наливая). Слышали новость, Мокий Парменыч? Лариса Дмитриевна
замуж выходит.
Кнуров. Как замуж? Что вы! За кого?
Вожеватов. За Карандышева.
Кнуров. Что за вздор такой! Вот фантазия! Ну что такое Карандышев! Не
пара ведь он ей, Василий Данилыч.
Вожеватов. Какая уж пара! Да что ж делать-то, где взять женихов-то?
Ведь она бесприданница.
Кнуров. Бесприданницы-то и находят женихов хороших.
Вожеватов. Не то время. Прежде женихов-то много было, так и на
бесприданниц хватало; а теперь женихов-то в самый обрез: сколько приданых,
столько и женихов, лишних нет - бесприданницам-то и недостает. Разве бы
Харита Игнатьевна отдала за Карандышева, кабы лучше были?
Кнуров. Бойкая женщина.
Вожеватов. Она, должно быть, не русская.
Кнуров. Отчего?
Вожеватов. Уж очень проворна.
Кнуров. Как это она оплошала? Огудаловы все-таки фамилия порядочная; и
вдруг за какого-то Карандышева... Да с ее-то ловкостью... всегда полон дом
холостых!..
Вожеватов. Ездить-то к ней все ездят, потому что весело очень: барышня
хорошенькая, играет на разных инструментах, поет, обращение свободное, оно и
тянет. Ну, а жениться-то надо подумавши.
Кнуров. Ведь выдала же она двух.
Вожеватов. Выдать-то выдала, да надо их спросить, сладко ли им жить-то.
Старшую увез какой-то горец, кавказский князек. Вот потеха-то была! Как
увидал, затрясся, заплакал даже - так две недели и стоял подле нее, за
кинжал держался да глазами сверкал, чтоб не подходил никто. Женился и уехал,
да, говорят, не довез до Кавказа-то, зарезал на дороге от ревности. Другая
тоже за какого-то иностранца вышла, а он после оказался совсем не
иностранец, а шулер.
Кнуров. Огудалова разочла не глупо: состояние большое, давать приданое
не из чего, так она живет открыто, всех принимает.
Вожеватов. Любит и сама пожить весело. А средства у нее так невелики,
что даже и на такую жизнь недостает...
Кнуров. Где ж она берет?
Вожеватов. Женихи платятся. Как кому понравилась дочка, так и
раскошеливайся. Потом на приданое возьмет с жениха, а приданого не
спрашивай.
Кнуров. Ну, думаю, не одни женихи платятся, а и вам, например, частое
посещение этого семейства недешево обходится.
Вожеватов. Не разорюсь, Мокий Парменыч. Что делать! За удовольствия
платить надо, они даром достаются, а бывать у них в доме - большое
удовольствие
Кнуров. Действительно удовольствие - это в правду говорите.
Вожеватов. А сами почти никогда не бываете.
Кнуров. Да неловко; много у них всякого сброду бывает; потом
встречаются, кланяются, разговаривать лезут! Вот, например, Карандышев - ну
что за знакомство для меня!
Вожеватов. Да, у них в доме на базар похоже.
Кнуров. Ну, что хорошего! Тот лезет к Ларисе Дмитриевне с
комплиментами, другой с нежностями, так и жужжат, не дают с ней слово
сказать. Приятно с ней одной почаще видеться, без помехи.
Вожеватов. Жениться надо.
Кнуров. Жениться! Не всякому можно, да не всякий и захочет; вот я,
например, женатый.
Вожеватов. Так уж нечего делать. Хорош виноград, да зелен, Мокий
Парменыч.
Кнуров. Вы думаете?
Вожеватов. Видимое дело. Не таких правил люди: мало ль случаев-то было,
да вот не польстились, хоть за Карандышева, да замуж.
Кнуров. А хорошо бы с такой барышней в Париж прокатиться на выставку.
Вожеватов. Да, не скучно будет, прогулка приятная. Какие у вас
планы-то, Мокий Парменыч!
Кнуров. Да и у вас этих планов-то не было ли тоже?
Вожеватов. Где мне! Я простоват на такие дела. Смелости у меня с
женщинами нет: воспитание, знаете, такое, уж очень нравственное,
патриархальное получил.
Кнуров. Ну да, толкуйте! У вас шансов больше моего: молодость - великое
дело. Да и денег не пожалеете; дешево пароход покупаете, так из барышей-то
можно. А ведь, чай, не дешевле "Ласточки" обошлось бы?
Вожеватов. Всякому товару цена есть, Мокий Парменыч. Я хоть молод, а не
зарвусь, лишнего не передам.
Кнуров. Не ручайтесь! Долго ли с вашими летами влюбиться; а уж тогда
какие расчеты!
Вожеватов. Нет, как-то я, Мокий Парменыч, в себе этого совсем не
замечаю.
Кнуров. Чего?
Вожеватов. А вот, что любовью-то называют.
Кнуров. Похвально, хорошим купцом будете. А все-таки вы с ней гораздо
ближе, чем другие.
Вожеватов. Да в чем моя близость? Лишний стаканчик шампанского
потихоньку от матери иногда налью, песенку выучу, романы вожу, которых
девушкам читать не дают.
Кнуров. Развращаете, значит, понемножку.
Вожеватов. Да мне что! Я ведь насильно не навязываю. Что ж мне об ее
нравственности заботиться: я ей не опекун.
Кнуров. Я все удивляюсь, неужели у Ларисы Дмитриевны, кроме
Карандышева, совсем женихов не было?
Вожеватов. Были, да ведь она простовата.
Кнуров. Как простовата? То есть глупа?
Вожеватов. Не глупа, а хитрости нет, не в матушку. У той все хитрость
да лесть, а эта вдруг, ни с того ни с сего, и скажет, что не надо.
Кнуров. То есть правду?
Вожеватов. Да, правду; а бесприданницам так нельзя. К кому расположена,
нисколько этого не скрывает. Вот Сергей Сергеич Паратов в прошлом году,
появился, наглядеться на него не могла; а он месяца два поездил, женихов
всех отбил, да и след его простыл, исчез, неизвестно куда.
Кнуров. Что ж с ним сделалось?
Вожеватов. Кто его знает; ведь он мудреный какой-то. А уж как она его
любила, чуть не умерла с горя. Какая чувствительная! (Смеется.) Бросилась за
ним догонять, уж мать со второй станции воротила.
Кнуров. А после Паратова были женихи?
Вожеватов. Набегали двое: старик какой-то с подагрой да разбогатевший
управляющий какого-то князя, вечно пьяный. Уж Ларисе не до них, а
любезничать надо было, маменька приказывает.
Кнуров. Однако положение ее незавидное.
Вожеватов. Да, смешно даже. У ней иногда слезенки на глазах, видно,
поплакать задумала, а маменька улыбаться велит. Потом вдруг проявился этот
кассир... Вот бросал деньгами-то, так и засыпал Хариту Игнатьевну. Отбил
всех, да недолго покуражился: у них в доме его и арестовали. Скандалище
здоровый! (Смеется.) С месяц Огудаловым никуда глаз показать было нельзя.
Тут уж Лариса наотрез матери объявила: "Довольно, - говорит, - с нас
сраму-то; за первого пойду, кто посватается, богат ли, беден ли - разбирать
не буду". А Карандышев и тут как тут с предложением.
Кнуров. Откуда взялся этот Карандышев?
Вожеватов. Он давно у них в доме вертится, года три. Гнать не гнали, а
и почету большого не было. Когда перемежка случалась, никого из богатых
женихов в виду не было, так и его придерживали, слегка приглашивали, чтоб не
совсем пусто было в доме. А как, бывало, набежит какой-нибудь богатенький,
так просто жалость было смотреть на Карандышева: и не говорят с ним, и не
смотрят на него. А он-то, в углу сидя, разные роли разыгрывает, дикие
взгляды бросает, отчаянным прикидывается. Раз застрелиться хотел, да не
вышло ничего, только насмешил всех. А то вот потеха-то: был у них как-то,
еще при Паратове, костюмированный вечер; так Карандышев оделся разбойником,
взял в руки топор и бросал на всех зверские взгляды, особенно на Сергея
Сергеича.
Содержание
Бедность не порок Пьеса
c. 5-57
Доходное место Пьеса
c. 58-132
Гроза Пьеса
c. 133-192
На всякого мудреца довольно простоты Пьеса
c. 193-268
Бесприданница Пьеса
c. 269-347
Лес Пьеса
c. 348-440
Волки и овцы Пьеса
c. 441-539
Таланты и поклонники Пьеса
c. 540-617
Штрихкод:   9785699349890
Бумага:   Газетная
Масса:   438 г
Размеры:   208x 135x 42 мм
Оформление:   Тиснение золотом, Частичная лакировка
Тираж:   2 000
Литературная форма:   Авторский сборник, Пьеса
Тип иллюстраций:   Фронтиспис
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить