Признания авантюриста Феликса Круля Признания авантюриста Феликса Круля Роман «Признания авантюриста Феликса Круля» привлекает внимание читателя острым сюжетом, блистательным стилем и прежде всего ярким образом антигероя — обаятельного юного циника, свято верящего в силу обстоятельств, преступника-интеллектуала, который, несомненно, нарушает закон, но тем не менее удерживает авторские симпатии благодаря своему противостоянию унылой законопослушности буржуазного общества, которое он отвергает и которому противопоставляет свой принцип личной свободы. АСТ 978-5-17-066884-7
159 руб.
Russian
Каталог товаров

Признания авантюриста Феликса Круля

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Роман «Признания авантюриста Феликса Круля» привлекает внимание читателя острым сюжетом, блистательным стилем и прежде всего ярким образом антигероя — обаятельного юного циника, свято верящего в силу обстоятельств, преступника-интеллектуала, который, несомненно, нарушает закон, но тем не менее удерживает авторские симпатии благодаря своему противостоянию унылой законопослушности буржуазного общества, которое он отвергает и которому противопоставляет свой принцип личной свободы.
Отрывок из книги «Признания авантюриста Феликса Круля»
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ



1


Сейчас, когда я взялся за перо, чтобы на досуге и в полном уединении
(я, кстати сказать, еще здоров, хотя и чувствую себя усталым, очень
усталым, так что писать придется понемногу, с передышками), итак, когда я
собрался четким, красивым почерком, который мне дан от бога, поверить
долготерпеливой бумаге свою исповедь, меня вдруг взяло сомнение -
достаточно ли я просвещенный и образованный человек, чтобы справиться с
этой задачей. Но поелику я собираюсь рассказывать о своей собственной
жизни, своих собственных страстях и заблуждениях, то материал, разумеется,
мне знаком досконально, и сомневаюсь я лишь в своем умении с должным
изяществом и тактом излагать события; хотя тут, по-моему, законченное
образование играет меньшую роль, нежели прирожденные способности и
светское воспитание. А таковое я получил, ибо происхожу, из, что
называется, "хорошей", хотя и непутевой, бюргерской семьи. Я и моя сестра
Олимпия довольно долгое время находились под присмотром гувернантки из
Веве, которой впоследствии пришлось покинуть наш дом по причине чисто
женского соперничества, возникшего между ней и моей матерью. Дело касалось
моего отца. Мой крестный Шиммельпристер (*1), с которым меня связывали
самые дружеские отношения, был весьма уважаемым художником, и в нашем
городишке его неизменно величали господином профессором, хотя этот
почетный титул вряд ли был официально ему присвоен. Отец же мой, несмотря
на свою тучность, отличался удивительной легкостью движений и очень
заботился об изысканной ясности своей речи. В его жилах текла
унаследованная от бабки французская кровь; годы учения он провел во
Франции и уверял, что знает Париж как свои пять пальцев. Ему нравилось
вставлять в разговор словечки вроде: "c'est ca", "epatant" или
"parfaitement" [это так; удивительно; чудесно (франц.)], - произношение у
него было великолепное; любил он и обороты вроде "О, я это гутирую" - и до
конца своих дней оставался любимцем женщин. Но возвращаюсь к моим
врожденным стилистическим способностям; на них я полагался всю свою жизнь
и думаю, что могу положиться и сейчас, при этом первом своем выступлении
на литературном поприще. Вообще же свои заметки я буду писать с полнейшим
чистосердечием, не страшась упреков ни в тщеславии, ни даже в бесстыдстве,
ибо что проку в воспоминаниях, ежели они не откровенны!


Я родился в Прирейнской области, в благословенном краю, где мягок не
только климат, но и рельеф местности не знает резких переходов, в краю
густонаселенном, обильном веселыми городами и деревушками и едва ли не
самом очаровательном на земле. Здесь, в сиянье полуденного солнца,
защищенные рейнскими горами от суровых ветров, цветут и зеленеют селенья,
при одном имени которых радостно бьется сердце бражника: Рауэнталь,
Иоганнисберг, Рюдесгейм; здесь же приютился и почтенный городок, где за
несколько лет до славного основания Германской империи я впервые увидел
свет. Расположенный чуть западнее колена, образуемого Рейном у города
Майнца, и знаменитый своими шипучими винами, он насчитывает около четырех
тысяч жителей и является главным местом стоянки пароходов, снующих вверх и
вниз по течению.
До веселого Майнца оттуда рукой подать, так же как и до прославленных
курортов Висбадена, Гамбурга, Лангеншвальбаха, а до Шлангенбада и вовсе не
больше получаса езды по узкоколейке. В погожие дни мои родители, сестра и
я часто совершали поездки в экипаже, на пароходе или по железной дороге в
направлении всех стран света, ибо красоты природы привлекали нас не
меньше, чем достопримечательности, созданные рукой человека. Как сейчас
вижу отца: в клетчатом просторном костюме он сидит вместе с нами под
навесом какой-нибудь харчевни, довольно далеко от стола - брюшко мешало
ему придвинуться ближе - и с наслаждением уписывает крабов, запивая их
золотистым вином. Крестный Шиммельпристер тоже частенько ездил с нами и
сквозь круглые очки зорко вглядывался в местность и в людей, равно
принимая великое и малое в свою артистическую душу.
Мой бедный отец был владельцем фирмы "Энгельберт Круль", выпускавшей
шипучее вино марки "Лорелея экстра кюве", ныне уже позабытой. Погреба
фирмы находились на берегу Рейна, неподалеку от причала. Мальчиком я
нередко бродил под их сумрачными сводами, погруженный в задумчивость,
прохаживался меж высоких стеллажей и рассматривал полчища бутылок, которые
в наклонном положении громоздились одна над другой до самого верху. "Вот
вы лежите, - думал я (хотя, конечно, в ту пору еще не облекал свои мысли в
столь точные слова), - лежите, окутанные сумраком подземелья, а в вашей
утробе потихоньку зреет колючий золотистый сок, который со временем
участит биение многих сердец, заставит просветлеть не одну пару глаз.
Сейчас вы нагие, невзрачные, но придет день - и, великолепно разубранные,
вы покинете подземный мир, чтобы на празднике, на свадьбе, в отдельном
кабинете задорно выстрелить пробкой в потолок и вселить в захмелевших
людей радостное безрассудство". Мальчиком я и вправду говорил что-то в
этом роде и не без основания: фирма "Энгельберт Круль" придавала
огромнейшее значение внешнему виду своих бутылок, то есть тому, что на
языке виноделов называется "прической". Пробки, окрученные серебряной
проволокой и позолоченными веревочками, были залиты красным лаком; мало
того, сбоку на золотом шнуре болталась торжественная круглая печать, как
на папских буллах или старинных имперских грамотах; горлышко щедро
обертывалось станиолем, а ниже красовалась золотообрезанная этикетка,
эскиз которой, по заказу фирмы, сделал крестный Шиммельпристер. На ней,
кроме многочисленных гербов и звезд, вензеля моего отца и вытисненного
золотыми буквами названия "Лорелея экстра кюве", была еще изображена
женщина, всю одежду которой составляли браслеты и ожерелья. Закинув ногу
на ногу, она сидела на утесе, держа гребень в высоко поднятой руке, и
чесала свои золотые волосы. Надо сказать, что качество вина не вполне
соответствовало этому блистательном оформлению.
- Круль, - говаривал отцу крестный Шиммельпристер, - я не хочу вас
огорчать, но полиции следовало бы запретить ваше вино: неделю назад я
соблазнился, раскупорил полбутылки, и вот мой организм еще и по сей час не
оправился от этой авантюры. Скажите на милость, какую дрянь вы туда
добавляете - керосин или сивуху? Короче говоря, вы отравитель. Бойтесь
правосудия!
Мой бедный отец конфузился: он был слабый человек и пасовал перед
резкой критикой.
- Вам легко насмешничать, Шиммельпристер, - отвечал он, по привычке
поглаживая свое брюшко кончиками пальцев, - а мне надо выпускать дешевый
товар. Очень уж у нас сильно предубеждение против отечественной продукции.
Одним словом, я потчую людей тем, чего они от меня ждут. Вдобавок меня еще
и конкуренция душит, я уж и так едва держусь. - Вот что обычно отвечал мой
отец.
Мы жили в одной из тех очаровательных вилл, что во множестве лепятся по
отлогим берегам Рейна и так красят прирейнский ландшафт. Сад наш,
спускавшийся к реке, был щедро изукрашен гномами, грибами и прочими
искусно сделанными из фаянса фигурками; среди них на постаменте покоился
большой блестящий шар, уморительно искажавший лица. Кроме того, в саду
имелись эолова арфа, несколько гротов и фонтан, струи которого мудрено
сплетались в воздухе и ниспадали в бассейн, где резвились серебристые
рыбки.
Внутри наш дом, в согласии со вкусом отца, был убран изящно и весело.
Уютные ниши и эркеры так и манили к отдыху; в одном из них даже стояла
настоящая прялка. На бесчисленных этажерках и плюшевых столиках каких
только не было безделушек: стаканчики, раковины, полированные шкатулки,
флакончики с ароматическими веществами; по диванам и кушеткам были
разбросаны подушечки, пестро расшитые шелками, - отец любил понежиться;
карнизы на окнах имели форму алебард; в дверных проемах висели легкие
занавеси из тростника и разноцветных бисерных нитей - те, что на первый
взгляд кажутся сплошной стеной, но при первом прикосновении расступаются с
чуть слышным стуком и шелестом, чтобы тотчас вновь сомкнуться за вошедшим.
В прихожей над входными дверями у нас имелось хитроумное устройство:
покуда дверь, сдерживаемая особым пневматическим приспособлением, медленно
закрывалась, оно тоненько выводило начало песни "Жизни возрадуйтесь!"



2


В этом доме в дождливый и теплый майский день - кстати сказать, в
воскресенье - я появился на свет. Отныне я постараюсь не забегать вперед,
а неукоснительно придерживаться хронологии. Рождение мое, если верить
рассказам домашних, протекало медленно и даже не без искусственного
вмешательства, к которому прибег тогдашний наш врач, доктор Мекум, главным
образом потому, что я - если только я вправе так обозначать то далекое и
вовсе чужое мне существо - вел себя очень бездеятельно и безучастно, почти
не разделяя усилий матери и не выказывая ни малейшей охоты явиться в тот
мир, который впоследствии мне суждено было столь страстно полюбить. Тем не
менее я оказался здоровым, крепким ребенком, которому безусловно шло на
пользу молоко заботливо выбранной кормилицы. Раздумывая над странной своей
вялостью и явной неохотой сменить мрак материнского лона на дневной свет,
я пришел к выводу, что все это стоит в прямой связи с моей удивительной
сонливостью, я бы даже сказал - с даром сна, проявившимся у меня еще в
младенчестве. Говорят, что ребенком я не был ни крикуном, ни непоседой, а,
напротив, к вящему удовольствию моих нянек, очень любил поспать или, на
худой конец, подремать.
И хотя впоследствии меня так влекло в мир, к людям, что я являлся им
даже под различными именами, ночь и сон всегда были как бы второй моей
жизнью; я легко засыпал, даже не будучи усталым, впадал в глубокое темное
забытье и когда просыпался после десяти - двенадцати, даже четырнадцати -
часового сна, то чувствовал себя куда более бодрым и счастливым, чем после
дневных впечатлений и радостей.
Это необычное упоенье сном, казалось, стоит в прямом противоречии с тем
неутомимым влечением к жизни и любви, которое владело мной и о котором я
еще буду говорить в свое время. Как сказано, я не раз возвращался мыслью к
этому странному явлению и временами даже ясно осознавал, что эти две мои
особенности не только не противоречат одна другой, но, напротив,
неразрывно между собою связаны. Теперь, когда я - всего только
сорокалетний человек, но состарившийся, утомленный и утративший жадное
любопытство к людям - живу в полном уединении, "дар сна" начинает изменять
мне. Сон мой стал кратким, неглубоким, чутким, тогда как в свое время в
тюрьме, где для сна была пропасть времени, я спал даже крепче, чем на
мягких постелях Палас-отеля. Но я опять согрешил и забежал вперед.
Мои домочадцы часто твердили мне, что ребенок, родившийся в
воскресенье, - счастливец. И хотя я рос в семье, чуждой всякого суеверия,
но этому обстоятельству, в сопоставлении с именем Феликс (*2) (меня
нарекли так в честь крестного Шиммельпристера) и моей располагающей
внешности, я почему-то приписывал особое таинственное значение. Да, вера в
свое счастье, в то, что я любимец богов, постоянно жила во мне и, несмотря
ни на что, меня не обманула. Странная особенность моей жизни - все
страдания и муки, выпавшие мне на долю, я воспринимал как нечто случайное,
мне не предопределенное, и сквозь них для меня неизменно мерцало солнечным
светом мое истинное предназначение... Я отклонился в сторону, но сейчас
уже перейду к воссозданию (хотя бы в общих чертах) картины моего детства.
Отъявленный фантазер, я постоянно веселил своих домашних всевозможными
выдумками и затеями. Мне помнится, правда, может быть, по рассказам
взрослых, что совсем еще малышом, в платьице, я любил воображать себя
кайзером (*3) и часами с необыкновенным упорством играл в эту игру. Сидя в
колясочке, которую моя няня возила по саду или по обширной прихожей нашего
дома, я, почему - неизвестно, силился как можно больше опустить нижнюю
губу, отчего верхняя растягивалась чуть ли не до ушей, и так часто моргал
глазами, что слезы набегали на них, впрочем, не только от быстрого
движения век, но и от внутренней моей растроганности. Притихший,
потрясенный сознанием своего старческого величия, я сидел в колясочке, а
нянька рассказывала всем встречным и поперечным о том, кого она катает,
так как пренебрежение моей ребячьей выдумкой меня бы страшно огорчило.
"Вот везу гулять кайзера", - объявляла нянька и прикладывала ладонь к
виску, - так по ее представлению отдавали честь, - в ответ на что прохожие
отвешивали мне поклоны. Крестный Шиммельпристер любил мне подыгрывать, чем
еще больше укреплял меня в сознании моего величия. "Смотрите-ка, вот едет
наш седовласый герой", - восклицал он при встрече и склонялся передо мной
чуть ли не до земли. Затем он становился на моем пути следования,
изображая народ, кричал "виват", подбрасывал в воздух шляпу, трость, даже
очки и смеялся до колик в животе, видя, как от избытка растроганности
слезы скатываются у меня по растянутой верхней губе.
Этой игрой я увлекался и в более поздние годы, когда уже не мог
рассчитывать на поддержку взрослых. Впрочем, я в ней и не нуждался, а
скорее даже радовался самовольной независимости моей фантазии. Так,
например, я просыпался утром с твердым намерением весь день быть
восемнадцатилетним принцем по имени Карл и твердо держался этого решения
не только до вечера, но много дней подряд.
Неоценимое преимущество этой игры состояло в том, что ее можно было ни
на мгновение не прерывать, даже во время невыносимо скучного сиденья в
классе. Я рядился в снисходительное величие, вел остроумные и любезные
разговоры с гувернером или адъютантом, которых выдумывал себе в помощь, и
был неописуемо счастлив и горд тайной своего возвышенного августейшего
существования. Какой дивный дар фантазии, какие наслаждения" она нам
доставляет! Глупыми и жалкими казались мне другие мальчишки, явно лишенные
этого дара, а следовательно, и скрытых радостей, которые я без каких бы то
ни было внешних приготовлений, одним только сосредоточением воли извлекал
из него! Впрочем, обыкновенным мальчишкам, со щетинистой шевелюрой и
красными руками, было бы уж очень не к лицу воображать себя принцами. У
меня же были редко встречающиеся у мужчин белокурые шелковистые волосы,
которые в сочетании с серо-голубыми глазами так странно контрастировали с
золотистой смуглостью моей кожи, что на первый взгляд никто не мог даже
определить - блондин я или брюнет, и меня с одинаковым успехом принимали
то за того, то за другого. Я очень рано начал следить за своими руками, не
слишком узкими, но приятной формы, которые, кстати сказать, не потели,
оставаясь всегда умеренно теплыми и сухими; ногти мои тоже радовали глаз
своим изяществом. В голосе у меня, еще до того, как он установился, было
что-то ласкавшее слух, и наедине с собою, во время долгих и занимательных
разговоров с невидимым гувернером на изобретенном мною тарабарском
наречии, я с удовольствием прислушивался к его звуку. Подобные внешние
преимущества - вещь довольно невесомая; определению здесь поддается разве
что эффект, ими производимый, - говорить же об этом трудно, даже человеку,
свободно владеющему словом. Так или иначе, но мне было очевидно, что я
создан из более благородного материала, чем мои сверстники. Говоря это, я
не страшусь упрека в самовлюбленности. Меня такой упрек задеть не может, я
был бы лицемером или дураком, если бы оценивал себя как дюжинный товар.
Поставив себе за правило неукоснительно держаться истины, я повторяю, что
был создан из благороднейшего материала.
Подрастая в одиночестве (сестра Олимпия была на несколько лет старше
меня), я питал склонность к необычным, мудреным занятиям, примеры которых
сейчас приведу. Во-первых, мне вздумалось на самом себе изучать и
наблюдать силу человеческой воли, таинственную силу, способную к
проявлениям почти сверхъестественным. Всем известно, что зрачок наш
сужается и расширяется в зависимости от силы света, попадающего в него. И
вот я вбил себе в голову подчинить это непроизвольное движение своенравных
мускулов моей воле. Я становился перед зеркалом и, стараясь выключить
любую другую мысль, сосредоточивал всю свою душевную силу на приказе
зрачкам - сузиться или расшириться по моему усмотрению. И смею заверить,
что мои настойчивые упражнения увенчались полным успехом. Поначалу,
несмотря на внутреннее напряжение - такое, что пот выступал у меня на лбу
и кровь отливала от лица, - зрачки мои только неравномерно мерцали; но со
временем я действительно научился приказывать им суживаться до крохотных
точек или расширяться до больших блестящих черных кругов. Удовлетворение,
которое я испытывал от такого успеха, уже граничило со страхом; я
содрогался, думая о тайнах человеческой природы.
Другая фантазия, очень меня занимавшая и поныне еще не утратившая для
меня известного смысла и обаяния, состояла в следующем. "Что желательнее,
- спрашивал я себя, - видеть мир малым или великим?"
Мысль моя шла так: для великих людей - полководцев, крупных
государственных умов, прирожденных завоевателей и властелинов, мощно
возвышающихся над толпой, мир, должно быть, выглядит малым, как шахматная
доска, иначе у них недостало бы жестокости и спокойствия духа на то, чтобы
дерзко и беззаботно подчинять своим планам счастье и горе отдельных людей.
Но, с другой стороны, подобная ограниченность кругозора, несомненно, может
сделать человека никчемным, ибо тому, кто рано научается пренебрежению и
ни во что не ставит мир и человечество, грозит опасность увязнуть в
безразличии, вялости и воздействию на людские души хмуро предпочесть
собственный покой. Я уж не говорю о том, что бесчувственность такого
человека, его безучастность и неподвижность, на каждом шагу оскорбляя
людское самолюбие, отрежут ему путь даже к случайному жизненному успеху.
"Не разумнее ли, не лучше ли, - спрашивал я себя, - видеть в мире и в
человеке нечто прекрасное, важное, достойное любых усилий, самого трудного
служения, чтобы, в свою очередь, добиться известного почета и доброй
славы? Но против такого уважительного виденья мира говорит то, что оно с
легкостью может привести к недооценке себя, к преувеличенной
застенчивости, и тогда жизнь с насмешливой улыбкой пронесется мимо робкого
и почтительного юнца в компании более мужественных любовников. Но, с
другой стороны, благоговейная вера в жизнь дает человеку значительные
преимущества. Ибо тот, кто все и всех принимает всерьез, не только будет
приятен людям и, таким образом, добьется известного успеха в жизни, но
самые его мысли и поступки неизбежно станут серьезными, страстными,
ответственными, что, конечно, возвысит его в глазах людей, внушит им
уважение и будет способствовать его значительному продвижению на жизненном
поприще". Так я размышлял, взвешивая все "за" и "против".
Сам я непроизвольно, просто в соответствии со своей натурой,
пользовался только второй возможностью; для меня мир, великий и бесконечно
привлекательный, всегда был дарителем несказанно сладостных блаженств,
достойным любых усилий, заслуживающим самых страстных домогательств.



3


Такие философские эксперименты внутренне отобщали меня от моих
сверстников и школьных товарищей, которые предавались развлечениям, более
принятым в нашем городишке; с другой стороны, всех этих мальчиков, сыновей
помещиков-виноделов и чиновников, родители предостерегали против меня и,
как вскоре выяснилось, даже запрещали им со мной водиться. Один из них,
которого я попробовал пригласить к себе, сказал мне прямо в лицо, что
дружить со мной и бывать у меня ему запрещено, так как наш дом
недостаточно благоприличен. Меня это больно задело, и дружба с ним, в
общем ничем не привлекательная, стала казаться мне весьма и весьма
заманчивой. Но, по правде говоря, мнение, сложившееся в городке о нашем
доме, было небезосновательно.
Я уже в самом начале упомянул о расстройстве, внесенном в нашу семейную
жизнь гувернанткой из Веве. Отец действительно приволокнулся за нею и
достиг вожделенной цели, отчего между моими родителями возникла размолвка,
в результате которой отец на несколько месяцев уехал в Майнц - это
случалось уже не впервые - передохнуть и пожить холостяцкой жизнью. Вообще
же моя мать, женщина мало интересная и не особенно умная, была неправа,
столь сурово обходясь с отцом, ибо сама, так же как и моя сестра Олимпия
(толстая и весьма плотоядная особа, впоследствии не без успеха
подвизавшаяся на опереточной сцене), в нравственном отношении стояла
ничуть не выше его; только легкомыслию отца было присуще известное
обаяние, тогда как в их упорной жажде наслаждений оно начисто
отсутствовало.
Мать и дочь связывала на редкость интимная дружба; однажды, например,
мне довелось видеть, как старшая сантиметром измеряла объем бедер младшей,
сравнивая их со своими; я потом несколько часов кряду ломал себе голову
над тем, что бы это могло значить. В другой раз, когда я уже смутно
разбирался во всех таких делах, хотя ничего еще не мог определить словами,
я стал тайным свидетелем того, как они обе донимали игривыми приставаниями
работавшего у нас маляра - темноглазого паренька в белой блузе - и наконец
до того его разгорячили, что он, не смыв зеленых усов, которые эти дамы
ему намалевали масляной краской, как одержимый гнался за ними до самого
амбара, где они укрылись с отчаянным визгом.
Так как мои родители смертельно скучали друг с другом, то к ним часто
наезжали гости из Майнца и Висбадена, и тогда в доме становилось шумно и
парадно. Общество у нас собиралось самое разношерстное; несколько молодых
фабрикантов, актеры и актрисы, один армейский лейтенант болезненного вида,
позднее сватавшийся к моей сестре Олимпии, еврей-банкир с супругой,
которая удручающим образом выпирала из своего расшитого стеклярусом
платья, журналист в бархатной жилетке и с прядью, упадающей на лоб, всякий
раз приводивший с собой новую подругу жизни, и множество других. Обычно
гости съезжались к обеду, подававшемуся в семь часов; тогда шум, звуки
рояля, шарканье танцующих, смех и взвизгивания уже не смолкали всю ночь
напролет. Но высшей своей точки буря веселья достигала на масленицу и во
время сбора винограда. В такие дни мой отец, очень искусный и сведущий в
пиротехнике, собственноручно пускал великолепные фейерверки; фаянсовые
гномы, залитые магическим светом, выступали из-за кустов, а прихотливые
маски, в которые рядились собравшиеся, способствовали еще большей
распущенности. Я в то время был учеником реального училища, и когда утром,
часов в семь или в половине восьмого, только что умывшись холодной водой,
я шел в столовую завтракать, гости, расслабленные, помятые, щурясь от
дневного света, еще сидели за кофе и ликерами; меня приветствовали
громкими криками и усаживали за стол.
Подростком я уже присутствовал на обедах и увеселениях, которые за ними
следовали, наравне с моей сестрой Олимпией. У нас в доме вообще был
хороший стол, и отец за обедом всегда пил шампанское пополам с содовой
водой. Но при гостях подавалось бесконечное множество яств, великолепно
приготовленных первоклассным поваром из Висбадена с помощью нашей кухарки;
пикантные, возбуждающие аппетит кушанья умело чередовались с освежающими,
"Лорелея экстра кюве" лилось рекой, но, кроме него, пили и хорошие вина,
например "Бернкаслер доктор", букет которого был мне особенно приятен. В
более зрелые годы я отведал еще немало превосходных вин и научился с
небрежным видом заказывать "Гран вэн Шато Марго" и "Гран крю Шато Мутон
Ротшильд".
Я люблю вспоминать, как отец со своей седой остроконечной бородкой, в
неизменном белом жилете, плотно облегавшем его брюшко, председательствовал
за столом. У него был слабый голос и привычка со сконфуженным выражением
опускать глаза, но довольство явно читалось на его красном лоснящемся
лице. "C'est ca, - говорил он, - epatant, parfaitement", - и изящными
движениями пальцев с чуть загнутыми кверху кончиками орудовал бокалами,
салфеткой, ножами и вилками. Мать и сестра в это время предавались
бессмысленному кокетству и хихикали, прячась за своими веерами.
После обеда, когда сигарный дым уже плавал вокруг газовой люстры,
начинались танцы и игра в фанты. Поздним вечером меня отсылали в постель,
но так как музыка и шум все равно не давали мне уснуть, то я обычно
вставал, набрасывал на себя красное шерстяное одеяло и, живописно в него
драпируясь к великому удовольствию женщин, возвращался в столовую.
Всевозможные вина, закуски, жженка, лимонады, селедочные паштеты и винные
желе сменяли друг друга до самого утреннего кофе. Танцы становились
непристойными, фанты служили предлогом для поцелуев и других интимных
прикосновений. Женщины в низко вырезанных платьях со смехом перегибались
через спинки стульев, волнуя кавалеров выставленными напоказ прелестями,
но высшей точки все это достигало, когда кто-нибудь внезапно гасил свет:
тут уж кутерьма поднималась невообразимая.
Эти-то веселые сборища, или, вернее, связанные с ними расходы, и
вызывали в городке подозрительное отношение к нашему дому; поговаривали
(увы, с полным на то основанием), что дела моего бедного отца из рук вон
плохи и что дорогостоящие фейерверки и обеды безусловно вконец разорят
его. Такое недоверие общества, которое я при моей чуткости довольно рано
обнаружил, в соединении с некоторыми странностями моего характера,
обрекавшими меня на одиночество, причиняло мне немало горя. Тем больше
радости доставило мне одно приключение, которое я и сейчас с удовольствием
припоминаю во всех его подробностях.
Мне было восемь лет, когда вся наша семья выехала на лето в близлежащий
знаменитый курорт Лангеншвальбах. Отец лечился там грязевыми ваннами от
приступов подагры, время от времени ему досаждавших, а мать и сестра
обращали на себя внимание публики преувеличенно модными шляпами.
Там, как, впрочем, и везде, компания, группировавшаяся вокруг нас,
приносила нам мало чести. Жители ближних мест нас избегали;
аристократические иностранцы скупились на завязывание знакомства и
держались особняком, как и положено аристократам. Те же, что разделяли с
нами свой досуг, никак не могли считаться сливками общества. И все-таки
мне было хорошо в Лангеншвальбахе; я всегда любил пребывание на курортах и
впоследствии неоднократно избирал их ареной своей деятельности.
Спокойствие, беззаботная и размеренная жизнь, встречи с холеными
аристократами на спортивных площадках и в парках - все это мне по душе. Но
в то лето ничто не привлекало меня больше, чем ежедневные концерты
отличного курортного оркестра. Я всю жизнь был фанатическим поклонником
музыки - этого обворожительного искусства, хотя сам и не выучился играть
ни на одном инструменте. Уже тогда, совсем еще ребенок, я не в силах был
уйти из павильона, где одетые в изящную форму оркестранты под управлением
маленького капельмейстера с цыганским лицом исполняли всевозможные попурри
и отрывки из опер. Часами сидел я на ступеньках этого изящного храма
музыки, завороженный прелестным хороводом упорядоченных звуков, и в то же
время следил горящими глазами за движениями исполнителей, так по-разному
обходившихся со своими инструментами. Больше всего меня поражали скрипачи.
И дома, вернее - в гостинице, я развлекал своих тем, что при помощи двух
палок - подлиннее и покороче - старался как можно более похоже
воспроизвести повадки первой скрипки: зыбкие движения левой руки,
заставляющей инструмент издавать прочувствованные звуки, мягкий переход,
стремительная беглость пальцев при виртуозных пассажах и каденциях, точный
и ловкий прогиб правого запястья при ведении смычка, самоуглубленное,
напряженно вдумчивое выражение лица, щекой прижимающегося к деке, - все
это я проделывал с таким совершенством, что мои домашние, и в первую
очередь отец, покатывались со смеху. И вот однажды, будучи в отличнейшем
расположении духа, вызванном благотворным действием вина, отец вдруг
отзывает в сторонку длинноволосого и почти безгласного капельмейстера и
уговаривается с ним разыграть маленькую комедию. По дешевке приобретается
небольшая скрипка, смычок тщательно смазывается вазелином. В обычное время
на мой внешний вид никто особого внимания не обращал, но теперь мне купили
матросский костюм, шелковые чулки и блестящие, как зеркало, лакированные
туфли. Однажды в воскресенье, в часы гулянья, излюбленные курортной
публикой, я стоял во всех своих обновках рядом с маленьким капельмейстером
у рампы нашего храма музыки, участвуя в исполнении венгерского танца. Это
участие выражалось в том, что я своей скрипкой и навазелиненным смычком
проделывал в точности то же самое, что и двумя палками. Успех я имел
неслыханный. Публика - избранная и та, что попроще, - валом валила со всех
сторон и толпилась у павильона. Все глазели на вундеркинда. Бледность и
самозабвенное выражение моего лица, кудрявая прядь, то и дело спадавшая
мне на глаза, детские руки, выглядывавшие из синих рукавов, широких у
плеча и сужающихся к запястью, - одним словом, вся моя трогательная и
необычная фигурка умиляла сердца. Когда я кончил, широким и энергичным
жестом коснувшись всех струн зараз, бурная овация, мешающаяся с криками
"браво", потрясла здание. Меня стаскивают на землю - маленький
капельмейстер уже успел припрятать мою скрипку и смычок. На меня сыплются
дождем похвалы, ласки, нежные прозвища. Аристократические дамы и господа
гладят мне волосы, щеки, руки, называют меня чертенком и ангельчиком.
Русская княгиня, старуха с толстыми седыми буклями, затянутая в
бледно-лиловые шелка, протягивает унизанные кольцами руки, сжимает мою
голову и целует меня в покрытый испариной лоб. Затем она судорожно
отстегивает сверкающую бриллиантами брошь в форме лиры и, не переставая
что-то бормотать по-французски, прикалывает ее к моей курточке. Подходят
мои родители; отец называет свое имя и спешит оправдать несовершенство
моей игры моим еще совсем детским возрастом. Меня тащат в кондитерскую. За
тремя столиками наперебой потчуют шоколадом, закармливают пирожными.
Маленькие аристократы, красивые дети богача графа Зибенклингена, на
которых я частенько посматривал с тоской, получая в ответ лишь удивленные,
холодные взгляды, учтиво просят меня сыграть с ними партию в крокет, и,
покуда наши родители вместе пьют кофе, я, разгоряченный, опьяненный
счастьем, с бриллиантовой булавкой на груди, иду с ними на крокетную
площадку.
То был один из лучших дней моей жизни, если не самый лучший. Многие
считали, что я должен выступить еще раз, даже дирекция курорта обратилась
к отцу с этой просьбой. Но отец ответил, что дал свое согласие только
однажды, вообще же публичные выступления не соответствуют моему положению
в обществе. К тому же и наше пребывание в Лангеншвальбахе идет к концу...
Перевод заглавия:   Bekenntnisse Des Hochstaplers Felix Krull
Штрихкод:   9785170668847
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   220 г
Размеры:   165x 105x 14 мм
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Манн Наталья
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить